и была радость бытия


… И БЫЛА РАДОСТЬ БЫТИЯ
12 августа 1980 года в Уфе произошло, на первый взгляд, обычное, а на самом деле историческое событие: родились дети, своим криком возвестившие миру о том, что их город стал «миллионером» и может быть отныне причислен к мегаполисам – крупнейшим городам Европы и Америки.
С тех пор прошло 36 лет. В столице Башкортостана семь административных районов. Уфимцы привыкли к ним. Кажется, так было всегда. Всегда был проспект Октября, соединяющий север и юг города, «Восьмиэтажка», улица Первомайская, Салават Юлаев на вздыбленном коне...
Но если дать волю воображению, то за далью столетий можно увидеть совсем другую Уфу: деревянную и одноэтажную, карабкающуюся по склонам оврагов, с куполами церквей.
Город строился, матерел, рос вширь и ввысь. Год от года развивалось его хозяйство, прибавлялось жителей. В 1936-м в Уфе проживало свыше 200 тысяч человек. Возникли трудности в управлении. И тогда было решено разделить город на два административных района. Одному дали имя Ленина, основателя первого в мире государства рабочих и крестьян. Другому - Кирова, руководителя ленинградских коммунистов. Позднее в Уфе появятся Сталинский, Молотовский, Ждановский районы. Политическая конъюнктура, ХХ съезд КПСС сотрут с карты города эти имена. Ленин и Киров устоят.
Ленинский не был похож ни на один район города. Особое географическое положение, специфика предприятий, обосновавшихся на его территории, быт и нравы коренных, выросших на его почве жителей, делали его в своем роде уникальным.
Эта уникальность проглядывалась во всем. Что ни микрорайон, то своя удивительная история. Чего стоит только одна Нижегородка! В начале ХIХ века ее землю заселили крестьяне графа Шереметева из Нижегородской губернии. В предреволюционные годы здесь была спичечная фабрика, один лесопильный, 7 кожевенных и 10 кирпичных заводов. На современников Нижегородская слобода производила хорошее впечатление: крепкие, добротные дома говорили о трудолюбии и достатке их хозяев. По вероисповеданию население ее было достаточно пестрым. Согласно переписи от 19 апреля 1886 года здесь проживали 832 православных, 434 раскольника, 424 магометанина и 6 иудеев.
Трудящийся народ был неоднороден. Партия большевиков создавала нового человека, и здесь у нее были несомненные трудности. Так, в Промторге «имели место» хищения и растраты на сумму 23900 рублей. Работники прилавка не читали доклад товарища Сталина о Конституции и саму Конституцию.
На обувной фабрике председатель фабкома при переезде из одного помещения в другое растерял часть индивидуальных договоров социалистического соревнования.
В общем, создание нового человека затягивалось, «родимые пятна» капитализма не выводились. Руководству района приходилось жить и работать с обыкновенными людьми. Они знали горечь бед и утрат, однообразие буден, радость праздников. Они могли просто так, ради куража, поставить трудовой рекорд и прогулять ввиду похмельного состояния рабочую смену. Их надо было воспринимать такими, какими они были, со своими достоинствами и недостатками.
В 1936 году, как, впрочем, и сейчас, одной из самых острых проблем была жилищная. В среднем на одного жителя района приходилось около 4-х квадратных метров. Но Ленинский район строился. В первую очередь возводили школы, родильные дома, детские ясли.
В 1937–м году исполнялось 20 лет Великой Октябрьской социалистической революции. Существовал неписаный закон: к знаменательным датам, кровь из носу, надо делать трудовые подарки. И они, конечно же, готовились.
Предполагалось подать в город воду по новому водопроводу, продолжить трамвайную линию...
Улицы одевались в асфальт. На содержание скверов и аллей, посадку новых деревьев выделяется 45 тысяч рублей.
Стиль жизни и одежды в 30-е годы был полувоенный. Руководители Коммунистической партии и Советского государства носили гимнастерки, кители, сапоги. В коридоры исполкомов проникла полувоенная терминология. Бытовало такое понятие, как мобилизация средств. (Сегодня мы бы сказали «сбор налогов»). План мобилизации средств включал: подоходный налог, культсбор, земельную ренту и налог со строения. Судя по отчетам, собираемость хромала на обе ноги. В одном квартале план был выполнен на 88,3 процента, в другом - всего лишь на 33,8 процента.
Одна из самых ярких примет довоенного времени - рабфаки и школы для взрослых. В Ленинском районе было З рабфака - педагогический, сельхоз и «Востокстали» - и 30 школ для взрослых. Тысячи людей, не сумевших получить систематического образования, тянулись к знаниям. Возраст учеников значения не имел: за одной партой в пятом классе могли оказаться молодая мать и седоусый рабочий.
Люди жили трудно, голодно, но не бездумно. Они влюблялись, справляли свадьбы, рожали детей, праздновали новоселья. Была «ежовщина», репрессии, и при этом была радость бытия. Мирная жизнь казалась незыблемой, вечной.
...В марте 1941-го в Ленинском районе проходил слет стахановцев. Через три месяца многие его участники добровольно отправились на фронт: началась война, которая впоследствии будет названа очень точно Великой Отечественной.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 12.05.2018 юрий КОВАЛЬ
Свидетельство о публикации: izba-2018-2272032

Рубрика произведения: Проза -> Очерк












1