Моя комната


Моя комната
Так назвал своё последнее сочинение Иван Сергеевич СОКОЛОВ-МИКИТОВ - выдающийся мастер слова, певец русской природы и морских просторов, неутомимый путешественник. Он никогда не придумывал, писал лишь о том, что видел и пережил. Его проза - редкий сплав документальной точности, художественной изобразительности, поэтического восприятия мира.

Последние годы писателя были омрачены полной потерей зрения. Но память, воображение продолжали работать, и старик не мог удержаться от творчества. Короткие письма друзьям пытался писать сам, а более крупные вещи диктовал жене Лидии Ивановне. Так появились в 1971 своеобразные очерки рабочего кабинета писателя "Моя комната". Соколов-Микитов доживал в своём любимом селе Карачарово Калининской области, недалеко от Москвы. Он знал каждого жителя, каждую избу, каждое дерево в окрестностях. А последнее путешествие совершил в собственном кабинете, перебирая привычные вещи скромной обстановки.

Известно, что вещи довольно полно выражают своего владельца - его занятия, увлечения, вкусы и даже мировоззрение. Не случайно в мемориальных музеях всегда ощущается присутствие хозяина, его душа словно переселилась в обстановку, о нём рассказывают его вещи. Соколов-Микитов не стал ждать, когда чужие люди будут ворошить его жизнь и жилище. Он сам приглашает читателей на экскурсию по дому. Под его опытным пером вещи оживают. Писатель даёт их запоминающуюся характеристику, разнообразные предметы кабинета представлены выпукло, всесторонне, в неразрывной связи с людьми. Мы узнаём их происхождение, материал и облик, значение в жизни писателя. Короче говоря, на наших глазах совершается чудо: вещи обретают судьбу.

Конечно, на первом месте оказывается ПИСЬМЕННЫЙ СТОЛ, выписанный особенно любовно. Стол сделан из морёного тёмного дуба, и Соколов-Микитов подробно рассказывает, как поднимали со дна реки дубовые стволы, сушили и распиливали на доски. На всю жизнь он запомнил деревенского столяра Петра, сделавшего прочный красивый стол, описывает, как стол путешествовал из смоленской деревни в Ленинград и Карачарово, как писались за ним ранние рассказы. Так обыкновенный стол разрастается до образа семьи, детства, родной земли с её народом и природой.

Такой же художественный приём расширения писатель использует при описании других вещей кабинета - они перерастают в историю людей. Маленький детский лапоток сплёл деревенский пастух Прокоп, мужик с добрым сердцем и ласковым нравом. В тот год у писателя родилась дочь Арина, и чуткий пастух подарил малютке эти лапоточки из вязовых лык. Дочь рано умерла, и крестьянская обувка сохранила о ней память на многие годы.

Корзинку-кузовок из бересты подарил писателю лопарь-оленевод Артамон в Лапландском заповеднике. И для этого человека находит писатель душевное слово, вспоминает, как Артамон заготовил дров больше, чем требовалось для костра, и сложил их на берегу озера: "Кто-нибудь после нас придёт и воспользуется для ночёвки в лесу". Далеко нам до этого северного человека, он делал добро для неведомых ему людей.
Руки писателя касаются самых дорогих ему вещей, и раскручивается нить памяти. Заплечный кошель-котомка, в которой носили на покосы рыбные пироги, пойманную рыбу. Круглая деревянная порошница из таёжного Заонежья. Старинная шпора, выпаханная на поле. Женские височные кольца из археологических раскопок. Средневековые монетки-копейки..
.
И каждый раз Соколов-Микитов с особенным удовольствием отмечает красоту, изящество, непогрешимый вкус самых простых вещей. Их делали народные мастера-художники.
"Глядя на них, я вспоминаю давние счастливые времена, встречи и приключения, стараюсь представить далёкую, непонятную нам жизнь".





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 39
© 12.05.2018 Игорь Рудой
Свидетельство о публикации: izba-2018-2271900

Рубрика произведения: Проза -> Очерк












1