Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Некондиция /продолжение/.


Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Некондиция /продолжение/.
Некондиция.

- Опять Вы! Уговаривать пришли? Предупреждаю взяток не беру! - встретил ничего не обещающими словами начальник отдела сбыта уже во второй раз за день, пришедшего к нему Георгия.
- У нас другое предложение, - интригующей фразой попытался Георгий успокоить сбытовика, пришедшего, в связи с его появлением, в сильное раздражение.
- Слушаю Вас. Только покороче! - строгим голосом предупредил сбытовик Георгия, о том, что его время ограничено его первым словом - каким оно будет, таким будет и продолжительность встречи.
- Некондиция! Нам нужна некондиция, мы забираем её всю! - произнёс Георгий то, что сбытовик не ожидал услышать.

"Сотрудничество! Что это такое, как оно возникает, почему из миллионов и даже миллиардов вариантов взаимодействия одного с другим из множества, оживает только один? Почему "да" одного предназначено только для одного? Почему очевидное для всех видно только одному? Почему мне так повезло, и этот сбытовик-динозавр сейчас сказал мне: "Да, это интересно!" - Почему я такой счастливый!" - ликовало всё, что было внутри Георгия, после того, как он понял, что то, о чём он попросил начальника отдела сбыта деревообрабатывающего комбината, свершилось.

* * *

Цена за некондиционный лист ламинированной древесно-стружечной плиты была просто мизерной, а самое главное - она была в наличии, и её было много, а что главнее всего, так это то, что Георгий и Александр оказались первопроходцами в вопросе сбыта некондиционной продукции на облюбованном ими деревообрабатывающем комбинате. Несколько недель, безраздельного пользования сложившейся на заводе ситуацией и распоряжения бракованным товаром, позволили им провернуть подряд несколько крупных оптовых сделок и заработать на них сотни процентов прибыли. По понятным причинам проворливость коммерсантов не осталась незамеченной работниками отдела сбыта готовой продукции:

- Георгий Андреевич, нам необходимо с Вами согласовать стоимость некондиционной плиты, - вот такими словами однажды встретил Георгия начальник отдела сбыта готовой продукции, когда он вместе с Александром зашёл к нему, чтобы подписать акты по уже оплаченной и загруженной в фуры некондиционной продукции предприятия.
- Что-то поменялось? - сдержанно отреагировал на неприятную новость Георгий, не выказывая при этом охватившего его волнения.
- Да. Цена. Она стала выше, - сообщил о существенных изменениях в договорных отношениях представитель завода.
- То есть нам нужно заключить новый договор. Правильно я понял? - попросил о разъяснении сказанного Георгий
- Да, правильно. Он готов. Зайдите в бухгалтерию и распишитесь в нём, один экземпляр Ваш, моя подпись и виза директора там уже стоят, - подтвердил начальник отдела сбыта выраженную во фразе Георгия мысль таким тоном будто не сомневался, что припёртый им к стенке коммерсант тут же пойдёт и подпишет заготовленный для него, но без него договор.
- Хорошо, спасибо, я сейчас зайду. Мне надо ещё акты подписать по старому договору и накладные на вывоз. Машины загруженные стоят, - отчётливо выговаривал предложение за предложением Георгий, кладя на стол начальника отдела сбыта документы для подписания. Привычный ритм его сердцебиения в тот момент изменился: пульс замедлился, кровь от лица отлила, в ушах возник звенящий шум.
- Оплата полностью произведена? - как всегда с недоверием спросил начальник отдела сбыта.
- Да полностью, конечно, наличными рассчитались, деньги ваша бухгалтерия приняла и оприходовала, вот квитанция к приходному ордеру, - показал Георгий документ о приёмке у него денег за товар.

Начальник отдела сбыта несколько секунд сосредоточенно вглядывался в прямоугольный клочок бумаги с оттиском половины печати деревообрабатывающего комбината и с подписью главного бухгалтера на нём, а затем снял трубку стоящего на его столе телефона и набрал номер бухгалтерии: "Слушай, тут эти, ну коммерсанты эти, они тебе всё по отгруженной некондиции заплатили. Ладно. Всё. Ничего. Потом скажу", - выяснил он историю происхождения половинки приходного кассового ордера в руке Георгия, и только затем придвинул к себе акты выполненных работ и товарно-транспортные накладные и начал их подписывать.

* * *

- Пять минут! Пять минут тебе, чтобы за воротами проходной вместе с машинами оказаться! Давай! Потом всё, потом! Я тут время в бухгалтерии буду тянуть. Беги, Саша, беги! Вот тебе накладные, акты, беги, на нашем месте за переездом встанешь, там жди меня, - прошептал Георгий важные указания Александру, тот понял серьёзность момента, взял из руки товарища документы, молча кивнул головой и быстрым шагом направился к выходу из заводоуправления.

* * *

Натужное гудение тягача КАМАЗ с загруженными древесно-стружечной плитой прицепами, два конуса света, идущих от фар автопоезда и обозначающих в тёмном пространстве мартовской ночи движущийся механизм, видимое белое и видимое чёрное, первое - это в освещённом пространстве лежащий на земле снег, а второе - это неосвещённое пространство с тенями и силуэтами, тепло в кабине грузовика и сумрак в ней, подёргивание на приборной панели стрелочек спидометра и тахометра, датчиков температуры, давления масла в моторе и уровня зарядки аккумуляторной батареи, и пощёлкивание крутящихся на одометре колёсиков с циферками, отсчитывающих пройденные машиной метры и километры создавали настроение умиротворённости - в происходящем движении был смысл и точка назначения, ощущение того, что жизнь прекрасна, а желания в ней сбываются охватило Георгия и Александра, от этого и тому и другому захотелось поделиться недавними переживаниями:

- Он с тобой как с подчинённым разговаривал, - сказал прежде всего Александр о том, что беспокоило его в наибольшей степени после случившегося на заводе.
- Так и есть. Сознание за день не меняется. Презирает он нас. Всё ещё думает, что начальников назначают, что скоро старая жизнь вернётся, и что нас снова не будет, - сообщил Георгий о своём знании и понимании пренебрежительного отношения людей к таким как он и Александр.
- Это точно! Раздражаем мы его сильно, он даже не пытается это скрыть, - поделился Александр своими безрадостными наблюдениями с Георгием.
- Это и опасно для нас. Каждая сделка как последняя. Какое тут доверие сторон друг к другу и долгосрочное сотрудничество! - проговорил Георгий за Александра недосказанное им.
- Ты подписал новый договор? - проявил-таки Александр интерес к тому, как поступил Георгий после ультиматума сбытовика.
- Нет, - как само собой разумеющееся, произнёс отрицание Георгий.
- Я почему-то так и думал, что ты не станешь подписывать его. Знаешь, давно так не бегал как сегодня. Подбежал к машинам весь запыхался, а там как раз карщица твоя стояла, как увидела меня, побледнела, думала с тобой что-то случилось. А я ей: "Да всё в порядке с твоим Жорой!" - а сам водителям машу, по машинам мол, быстро, быстро, показываю, что уезжать надо, а парни-то сообразительные - прыг, прыг в кабины, моторы взревели, а тут твоя зазноба румянощёкая: "А где он?" - а я ей: "Да не беспокойся ты, в бухгалтерии он с бабами лясы точит", - а она мне: "Как теперь мне не беспокоиться!" - и прыг за руль своей электрокары, так и поехали: она к заводоуправлению, к тебе, надо полагать, а я со своим поездом из КАМАЗов к проходной и подальше от неё, кстати, остальные-то машины уже как несколько часов в пути - сказал им, чтобы сами до Москвы добирались, бумаги им на груз дал, ехать знают куда, так что пока мы едем, они уже разгрузятся, правильно, неправильно сделал, не знаю. Да, между нами говоря, видел её, карщицу-то свою? - закончил Александр вопросом о личном своё эмоциональное повествование о вывозе ламинированной плиты с территории предприятия, вознамерившегося обмануть коммерсантов и заставить их заплатить за товар ещё одну цену равную той, что они уже уплатили за него.
- Правильно ты всё сделал! А карщицу мою я видел, успели мы как надо перед прощанием повидаться, - похвалил Георгий друга за инициативность и утолил его любопытство, рассказав о том, что у его романтической истории с девушкой, показавшей ему дорогу на склад некондиционной продукции, имелся финал.
- Я так и понял, долго тебя не было. Вот женщины! Чутьё у них! Всё знают не зная! К ней что-ли ходили? - обрадовался Александр тому, что встреча Георгия с его знакомой карщицей произошла и попросил друга поделиться с ним её подробностями.
- Не так это важно, важно то, что всё обошлось и на этот раз, и все расстались без ненависти друг к другу, и даже можно сказать кто-то и полюбовно, - рассказал Георгий о том, какие непростые думы беспокоят его.
- Расстались? Больше не приедем сюда? - показал товарищу понимание его переживаний Александр.
- Не в эту эпоху, - сказал Георгий о завершении бизнеса, связанного с некондиционной древесно-стружечной плитой.
- Осторожный ты, - отметил Александр то, насколько его друг не доверяет настоящему, хотя и живёт в нём.
- У природы учусь. Ты знаешь, что у медведя в тайге нет соперников, никто ему причинить вреда не может, а только ведёт он в ней себя так, будто и нет его: ни в драку напрасно не полезет, даже с тем, кто его слабее во много раз, ни специально выказывать себя другим не будет, а уж если где, в каком месте с ним неприятность приключилась, так он уж там больше никогда не появится! Ты хоть раз, Александр, видел медведя у нас в лесу? - спросил Георгий об ощущении опасности Александра.
- Ни разу! - сказал ему Александр.
- А вот тебя, как только ты туда заходишь, он видит каждый раз! Вот и подумай об этом, - дал другу совет Георгий, после чего в нём тут же возникли внутренние вопросы: "Хотя могу ли я, имею ли я право учить кого-либо тому, чему меня научил мой опыт? Может быть у каждого он свой?"

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 11.05.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2271319

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1