Втиснутые в снег зверьими когтями.


Втиснутые в снег зверьими когтями.
Руки выворачивали из шкафа, разбрасывали книги по комнате.
Рот брызгал слюной в бешеном, длинном крике.
И он, он там… в Париже… мое счастье… моя мгновенная молодость… Молодой.
Он во внуки ей годится.
Ему ж лет двадцать, не больше!
Одна-а-а-а… Растерзав весь книжный шкаф, ужаснувшись содеянному, Елена села среди раскиданных книг на пол и закрыла ладонями лицо.
Оторвала ладони от лица.
Из темной воды громадного зеркала напротив на нее смотрела бешеными, пустыми, белыми глазами старая седая баба, с лицом в красных пятнах, с безумно, криво перекошенным, ненавидящим ртом, со швами от пластических операций под скулами и на лбу.
И раздался телефонный звонок.
И пустыми, неслушными ногами Елена подбрела к телефону, и трубку взяла, и к уху поднесла.
Вы уже вернулись из Парижа?..
Да-да-да… мы ждем ваш новый роман… да-да-да… гонорар вам на книжку?..
Приезжайте, дорогая, мы вас всегда так ждем!..
Худеть, надо похудеть, надо срочно похудеть, как можно быстрее, ведь он такой молодой, такой поджарый, а она такая толстая.
В студию потянулись люди, все почему-то немедленно захотели танцевать танго, и стар и млад, народ сначала, стесняясь, жался к стенам, молчаливо сидел на лавках вдоль зеркал, а потом осмелел народ, уже вертелся и крутился, уже парочки жадно, любопытно обглядывали свои отражения в зеркалах, а кто-то глупый, или, может, поддатый взял и плюнул в зеркало, которое он принял за окно.
Зеркала она заказала сама, в лучшем салоне дизайна.
Дорого заплатила, но все уже было неважно.
Аренда тоже была дорогая.
За уроки Елена брала дешево.
Она помнила расценки мадам Мартэн.
Она понимала: это нищая Россия, здесь такое не пройдет, да и не в деньгах было дело.
Танго, танго тянет меня, а я тяну вас всех за собой в танго.
Вы сойдете с ума, как я.
А вы знаете, что вся Европа сходит с ума от танго?
Да, что-то такое читали, слышали.
Да вся Россия тоже уже сходит.
А я брала уроки танцев в Париже.
Как, в самом Париже?!..
О-о-о-о-о… Ты слышал, Ленька, у нас Елена Афанасьевна в Париже уроки брала!
А что ж это, она, ну, копейки-то с нас?..
Мы не хотели вас… Мне шестьдесят три.
Хватайте воздух в легкие глубоко, как бегун, вы бежите длинную дистанцию, и вам надо добежать.
Если вы не будете хорошо и глубоко дышать, вы утонете.
А вы правда были в Париже?
У меня там семья.
А что ж вы-то… здесь, а?..
Она перестала есть жареное мясо.
Каркасный дом по канадской технологии Дорошенко Денис Владимирович К. С. Дрогобыцкая Архитектурные аспекты электронного правительства безруких м.м., филиппова т.а. азбука счета. 5–7 лет. учебное пособие Она перестала пить кофе с сахаром.
Она отказалась от масла, сметаны, от ветчины и салями.
Она то и дело вставала на напольные весы: отлично, еще пара килограмм долой!
Боже мой, Елена Афанасьевна, вы ли это!..
Ах нет, не все.
С вами что-то случилось!
Она сама себе признавалась в этом.
Она сама себе была смешна.
И ей самое себя было жалко до слез.
Она сама восторгалась собой, видя себя, исхудалую, тоненькую, как она и мечтала, в огромных своих, царских зеркалах.
Она действительно уже свободно влезала в кофтенки и платьишки пятнадцатилетней Прасковьи, и даже ее школьную форму пялила.
Ах, что это за большеглазая школьница глядит на меня из зеркала!
А, да это я сама.
Ух, это разве я?
Это кудрявая Пашка, это ее детство, а не мое.
Твои тут только зеркала.
Диалоги о музыкальной педагогике Ражников Владимир Крысы Содержание и уход Гасспер Георг г. п. шалаева русско-английский разговорник В шкафу, вместо растоптанных книг, теперь стояли фотографии великих танцоров и диски с музыкой танго.
В студию новички валили валом.
И это была настоящая Еленина слава.
Об ее бульварных книжонках никто, никогда и нигде не сбрехнул, не пропечатал ни слова, - а тут о Елене стали наперебой писать в газетах и журналах, стали ее хвалить и восторгаться ею: как, привезти в Нижний настоящее танго и научить ему всех желающих!
Весь город гудел: танго, танго!
Это она лепила их послушным кислым тестом.
Это она пряла их нежной пушистой пряжей.
Танго, кто и когда поведет за собой меня в танго?
Ты до всего дотерпишь.
Жизнь за тебя дотерпит.
А ты пока живи.
Она бегала в свою студию четыре раза в неделю.
Она ездила на танго-фестивали, принимала участие во всех известных и неизвестных милонгах в Москве, в Петербурге, в Смоленске и Самаре, в Новосибирске и Иркутске.
Она летала по свету с факелом своего любимого танго в руках.
Только вот до родного Хабаровска еще не долетела, - а так хотела!
Подружки, наверное, стали старыми толстыми тетками, утками в немодных ботах, в толстых вязаных кофтах.
Они пришли бы на ее милонгу и удивились бы: Ленка, ты ли это?!
Нет, это не ты!
И они раскрыли бы рты, как галчата.
И так бы стояли.
Или сидели, все равно.
т. б. вилкова - брокерская деятельность на рынке ценных бумаг Стройбат Сергей Каледин стерджен р. супертолковый илл. англо-рус. словарь делового жаргона Неужели это мы с тобой, старушка, когда-то снимали папиков в ресторанах?!
Ну да, со мной.
Не вернешь, это правда.
Она беззастенчиво выбирала себе молоденького петушка, делала ему глазки, как бы бездумно облизывала, как детский леденец, свой палец, когда показывала ему движенья танго, поднимала перед зеркалом ногу выше головы, чтобы он видел, какая она гибкая, и в постели будет такая же, - мальчик не сводил с нее глаз, Елена после занятий манила его за собой, он шел как телок на веревочке, безропотно садился с ней в ее машину, и она везла его к себе домой, и оставляла его у себя на вечер, а если получалось, то и на ночь.
Она спала с мальчиками, и она говорила себе: это для здоровья.
И еще она говорила себе: мало ли что он там в Париже делает, а с мужиками надо всегда держать фигу в кармане.
А еще она говорила себе: я же учу их, учу щенков любви, кто лучше научит, чем я!
А когда парень наутро исчезал, вставал раньше нее, одевался беззвучно, прокрадывался к двери и тихо отщелкивал замок, она, все это слыша чуткими, как у таежной рыси, ушами и все видя из-под дрожащих, и ночью накрашенных ресниц, переворачивалась на постели вниз лицом и дико, горько рыдала, царапая ногтями кружевную простынку, вцепляясь зубами в подушку, пачкая батист черной тушью.
Из столичного издательства звонили то и дело: у нас же договор!..
Елена криво усмехалась и неслышно плевала в трубку.
А вслух говорила: ах, я сейчас так занята!
Так занята, я так много работаю!
Все в жизни непредвиденно!
И, если я выберу время, то я, конечно, отправлю вам рукопись!
Но сейчас у меня времени нет!
И пи-пи-пи-пи… гудки… Прасковья звонила из Парижа, часами напролет мурлыкала о Мишеле, о девочках.
Это все твое танго?
Да, доченька, это все танго.
Ты женщина, дочь, а я девочка.
Ты стала мамашей, а я стала девочкой.
Ты выглядишь сейчас, после родов, толстая и огрузлая, старше меня.
Я пустила время вспять.
Оно вспять у меня пошло.
Да, да, у одной меня!
И это все из-за тебя.
Из-за тебя, смазливый молокосос.
Из-за тебя, раскосый поджарый зверь.
И ты не узнаешь меня.
И ты узнаешь меня.
Она прилетела в Париж через полгода.
Она склонилась над кроваткой Мишеля, но ей было не до внука.
обществоведение. схемы. таблицы. тестовые задания. материалы для подготовки к экзамену. в 3 ч. ч. 2 никонов н. епифань и. г. минералова детская литература. учебник и практикум Она поцеловала холодными, улыбчиво-равнодушными губами дочь, зятя и внучек, и они прекрасно поняли, что она целует не их.
Они молча отступились, стали рыться в ее сумках и подарках.
Елена процокала на каблуках в спаленку, которую всегда отводили ей по приезде.
Открыла шкаф, внутри блеснула зеркальная дверца.
Она закинула руки за голову.
О, и она сама себя не узнала.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 10.05.2018 Дмитрий Семенов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2270522

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня












1