Глава 4.3. Три буквы моего алфавита: "Я, J и S"


Вернуться в реальность мне помогает обычная жажда.

Хотя, о чем я говорю? Совершенно ДИКАЯ ЖАЖДА заставляет меня вынырнуть на поверхность. Вынырнуть на поверхность, спуститься с небес на землю, обрести твердую почву под ногами.. (не уверена, что с небес). Я в растерянности. Я обескуражена. Первый мой порыв - ощупать себя всю. Мне очень хочется себя проверить, мне просто необходимо убедиться в своей целостности, мне очень хочется себя ощупать, мне хочется ощупать себя всю. Цела ли я..

«Я цела?»

Мне кажется, что что-то изменилось. Я будто не пила несколько дней. Я словно не держала глотка воды во рту неделями, хотя прошло каких-то 6 часов, в течение которых я и человек без имени, внешнего облика которого я никогда не видела, внутреннего содержания души которого я никогда не знала, без передышки, без единой остановки, теряли самих себя в хитросплетении словесных оборотов, терзали друг друга в неиссякаемом потоке фраз, обменивались тонко отточенными колкими остротами, исполненными таким глубоким откровенным смыслом, наполненными столь обнаженным содержанием, что молниеносно отзывались в моем теле, впиваясь в сердце тысячью тупых иголок, скручиваясь в животе тугим узлом, и вынуждая кожу, раз за разом, покрыться изнутри холодной дрожью. Меня буквально РВАЛО НА ЧАСТИ от некоторых отправленных для моих глаз наполненных двусмысленностью фраз. Во мне бы бабочкам порхать..

(никогда не понимала, что это означает, но понять хотела всегда)

Бабочки во мне не летали, они бы там.. невыжили. Во мне рождались зияющие дыры, черные, грозящие втянуть в свою бездонную пугающую пустоту, во мне взрывались яркие сверхновые, ошеломляя своей апокалиптической неудержимой красотой, во мне, обескураживая сильный дух могуществом, кружились в танце многие небесные тела, носились яростно по мне кометы, и задевая внутренности горящими хвостами, обжигали, обжигали, ОБЖИГАЛИсобой изнутри.

С ним было сложно общаться нон-стопом (и это мне-то, фейерверк фантазии считавшей неоспоримым личным атрибутом, источник остроумия полагавшей неиссякаемым и вечным у себя, а исполин, ТИТАН СЛОВЕСНОСТИ, мнившей, живет где-то внутри и мирно дышит, расправив плечи, и не смыкая свой дальнозоркий правый глаз).

Вести с ним переписку в реальном времени, не имея минуты на то, чтобы отдышаться, собраться с мыслями элементарно, не говоря уже о том, чтобы как следует обдумать свой ответ, - все это требовало от меня феноменальной бдительности и внимания. В некоторые моменты это требовало от меня ТАКОЙ бдительности феноменальной, что заставляло БДИТЕЛЬНО следить за тем, как бы случайно не разбить свой телефон о стену, ибо в ТАКИХ КОЛИЧЕСТВАХ лестных характеристик во мне еще замечено не было. Тогда как он, казалось, развлекался.
Он из другой эпохи? Другой Вселенной? Других миров? Я не могла поверить, что он реально существует, что он имеет место быть. Еще более невероятным мне казался факт, что он настолько же мной одержим, насколько я могла быть одержима им.

J давно спал.

Я даже не заметила, когда он лег.

Закрыв глаза, и облизывая потресканные губы, лениво думала о том, что только что вернулась из пустыни. Из выжженной солнцем пустыни.. На сомкнутых и утомленных веках плясали буквы наших сообщений, точнее прокручивались сверху вниз сменяющие друг друга строгие строки из словесных линий.

Это был только первый раз, когда я выпадала из реальности. Точнее погружалась с головой в Реальность другую, в реальность с большой буквы «Л». Реальность, где возможно всё. Где возможно ВСЁ. Где есть только МЫ, мы сила и слабость друг друга, мы могущество, и это могущество, в своей обоюдной зависимости, становится только сильнее. Время пролетало незаметно. В буквальном смысле. С ним. Границы пространственно-временного континуума легко стирались. И вот, я уже с удивлением недоумевала, как оказалась в этой чужой для меня комнате, в этом чужом для меня городе, теперь, когда несколько мгновений назад была в родном для меня городе, в его городе, в его объятьях, в его постели. Я погружалась в это безумие, и уничтожила бы любого, кто вдруг посмел мне помешать. Вот это уже не в буквальном смысле, конечно.
Это был только первый раз, когда я выпадала из реальности, легко перемещаясь в царство грёз. Которые, как нам покажет практика, не так уж нереальны.

Это был только первый раз.

Теперь, с завидным постоянством я буду писать ему день ото дня. Он будет писать с завидным постоянством мне. Мы будем кружиться в этом танце. Мне нравится с ним танцевать. Мне очень нравится кружиться в этом танце. Ритм, музыка, круговороты слов, водовороты снов.. Моя вселенная. Моя стихия. Я буду отвечать ему, читать и ждать, что он напишет мне сегодня. Я буду раз за разом просыпаться, тянуться к телефону, рефлекторно. Вся моя жизнь вдруг ограничится одним прямоугольным миром. Мир-портал. Вай-фай, соц сети.. легко позволят мне войти в мой мир безумства. Мой мир благословений и проклятий. Мой мир триумфа и страданий. Мы с ним - не те, кто говорит одни приятности, в наших мирах.. там боль, там столько боли. И расщепляя разум, в который раз, я буду растворяться в этой боли. С ним. С источником моих страданий. С предметом моих мечтаний. С моим почти что богом. Королем.

«Мне нужна Моя Королева, а ты все еще чья-то Принцесса..»

Это был только первый раз, когда мы с ним столкнулись в пределах интернета, пространство Виртуальности. Легко представить, что произойдет, когда мы встретимся в Реальности?





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 09.05.2018 Сина д′Хайа
Свидетельство о публикации: izba-2018-2270161

Метки: любовный треугольник, одержимость, любовь, страсть, переписка, чувства, диалоги, жизнь, быт, пицца,
Рубрика произведения: Проза -> Любовная литература












1