Крысы


Крысы
 

Богатырь, великан, тёплой ночью лёг поспать в овраге. К нему подкрался его брат, карлик с длинной бородой. Карлик был так мал ростом, что едва доходил великану до колен. Карлик люто ненавидел брата за его большой рост. Он вынул меч великана из ножен и отрубил спящему голову (А. Пушкин, «Руслан и Людмила»).
- Отойдите! – крикнул подлец. – Все отойдите! Дайте его мне!
В руке подлец держал наган. Василий Губанов быстро встал с земли, отбросив с себя в стороны человек десять бандитов. Подлец выстрелил ему в спину.
- Лопухи вы, лопухи! – проговорил смертельно раненный Василий. (переводится: суки вы ментовские!)
Подлец ещё два раза выстрелил в Василия. Василий повернулся, сделал два шага к подлецу. Подлец испугался.
- Ааа! – крикнул он и, отходя, выстрелил в Василия ещё четыре раза (фильм «Коммунист»).
У меня был брат Сергей Генчу. Он скоро умрёт от перепоя под забором. Детство наше пришлось на 70-е. В начале тех годов я рисовал на тетрадной бумаге, как я их называл, фильмы: рисованные сюжеты. Иногда дарил свои рисунки приятелям. Бывший брат увидел, что я соседу подарил, и впал в истерику: почему я и ему не дал! Я вынес ещё несколько рисунков, подарил и ему.
Через час вошёл во двор его дома: мои рисунки лежали на земле, разорванные на маленькие кусочки.
В 1978-м году я вернулся из клиники посёлка Кодры. «Страстно любящий» меня брат бросил на порог квартиры моей матери несколько листов, запачканных в дерьме, с моими рисованными фильмами.
Когда Сергей учился в младших классах, учительница Арсентьева повезла его в чимишлийскую поликлинику – к психиатру И. Чеботарю.
- Он у меня получает одни двойки! - сказала Арсентьева.
- Только двойки? – задумался Чеботарь.
- Ещё и единицы! – прибавила Арсентьева. – Его надо отправить в школу для умственно отсталых: там, может быть, сумеют ему в голову что-нибудь вколотить.
- Нет! – выдал решение Чеботарь. – Дома для умственно отсталых и так переполнены. Везите его обратно, домой.
Когда Сергею стукнуло восемнадцать, на врачебной комиссии в районном военкомате его забраковали как негодного к военной службе. Как говорится: ни в вагину, ни в Красную Армию! Сергей очень огорчился, пустил слезу перед комиссией: пустите меня в Армию!
- Ладно! – подписал Чеботарь. – Пусть едет.
Брат Сергея, Валера, к тому времени уже отслужил.
- Без баб тебе там будет тяжело! – сказал он Сергею.
И, чтобы немного «разгрузить» брата, Валера привёл его к молодой девице.
- Красивая девушка была! – рассказывал мне Сергей после секса с нею.
- Если красивая – женись! – сказал я.
- А! – к чёрту! Эта только так!
В Красной Армии Сергею за два года службы ни разу не давали в руки автомат – ещё поранится или кого-нибудь невзначай убьёт. Два года он там пас овец – и эту работу кто-то должен был делать. Он так мастерски пас овец, что его даже отпустили в Екатериновку в отпуск. Более того, ему предлагали сверхсрочную службу, чтоб он там и дальше пас овец. В таких делах, в которых не нужно проявлять ни ума, ни фантазии, он всегда был хорошим специалистом.
Умственно отсталый, а он женился. Жену звали Олей. Её он бил. И хоть пословица гласит: бьёт, значит, любит, но Оля не вынесла такой «любви» и бросила его. Быстро у него нашлась другая невеста – Таня. Узнав, что Сергей первую жену бил, Таню передёрнуло. Но вскоре Сергей стал бить и её.
Проучившись в екатериновской школе 8 лет и пару лет в чимишлийском училище, Сергей вышел оттуда совершенно неграмотным: он не умеет ни читать, ни писать. Как говорится: 8 классов и три коридора. Телефона в начале 90-х Сергей не имел, и с Таней надо было переписываться. Кто-то ему читал письма от Тани. Чтобы ответить ей, он просил меня ей писать: я писал ему его письма к Тане. Она пишет Сергею: «Что за почерк, Сергей?! У тебя был другой почерк!» Да-а! Бедный карла с бородой!
Когда Сергей уже был женат на Тане, в 90-х они очень любили слушать кассету группы «Сектор Газа» с нецензурными песнями. Меня мутило от такой «духовности». Лучше бы они ходили в церковь.
- Я убью Рембо! – крикнул полицейский Уилл.
- Мне жаль тебя! – сказал полковник Траутман. – Он тебя убьёт.
Рембо, с факелом в руке, двигался по колени в воде в тёмной шахте. В выбоине стены ходили сотни толстых чёрных, волосатых крыс. Крысы прыгнули на Рембо, стали его кусать; он с криком отрывал их от себя и бросал (фильм «Рембо-1»).
Мэтрикс держал Салли за ногу над глубокой пропастью. Разжал свои пальцы и Салли полетел вниз. Мэтрикс вернулся к машине, сел за руль.
- А Салли где? – спросила юная подруга.
- Я отпустил его (фильм «Коммандо»).





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 51
© 09.05.2018 Василий Мустяца
Свидетельство о публикации: izba-2018-2270131

Рубрика произведения: Проза -> Сатира



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1