7 первых дней из 78, с последней Пасхой – К 100-летию подвига св. Царственных


7 первых дней из 78, с  последней Пасхой – К 100-летию подвига св. Царственных
                             От Сибири, чрез Урал
               

                                       К 100-летию
  Подвига святых Царственных страстотерпцев и великомучеников.
Скорбный Путь. Урал. Екатеринбург. Первые 7 дней из 78 последних.



"Российская история представляет единственный пример Христианского мученичества: многие Русские–
не только воины, но и архиереи, и бояре, и князья – приняли добровольно насильственную смерть для сохранения верности Царю:
потому что у Русского по свойству восточного Православного исповедания, мысль о верности Богу и Царю соединена воедино.
Русский Царь может сказать о себе то, что сказал о себе Святый Царь Израильский Пророк Давид: Бог покаряяй люди моя под мя».
                                                                                                                                                                                                       Святитель Игнатий Брянчанинов.

                                                                                                                           «Русь не поднимется, – пока не осознает, кто для нас был Царь Николай.
                                                                                                                                                Мы Им до сих пор только и живы». – отец Николай Гурьянов.
_______________________________________



Тобольск 1918 г.

Второй уж год как взаперти… Одна отрада
Для не привыкшего ко праздности: пилить…
И Он пилил, пилил дрова…. И – пахли садом,
Лесами пахли Его руки! Впереди:
«Свободы» улица…. И «Дом Свободы» рядом….
И – Он пилил… И видел в ко′злах Царь Руси –
Кресты Андреевские! – Два! – косые, – взглядом
Ся Осеняющего справа….

– Привезти
Живым, и сдать….!

Категорическое «нет»! – Сомнений муки:
Не с Брестским миром, связано ль?.. «Позор,
Самоубийство для России ж! Лучше руку
Отрезать дам, чем подпишу тот договор».

26 (13 апреля по ст. стилю) 1918 г.

Но, через родину умученного Друга,
Везут в Тюмень…. А дальше – вовсе не в Москву! –
Сначала в Омск, из Омска….

Янкель Мовшевич вздохнул,
…иль выдохнул…
Петля в руках – затянет туго.

И – поезд прибыл.
«Восемь-сорок». …Над Главой
Не «Самодержца уж Царя» – Сам Вседержитель,
И тучи черные, идущие грозой
На Православную Руси Святой Обитель.

Когда-то Царь земной Столыпину сказал:
«Нужна, быть может, для спасения России
И искупительная жертва – этой жертвой буду Я». –
Ибо – «Да будет воля Божия!»

…..………………………………………......
– … Нет! Я…….………………………….

– Приказ обязан выполнить хоть силой…
Не безпокойтесь, отвечаю головой
За вашу жизнь………………………………….

И – тайно вез состав, петляя,
Ко месту Лобному не просто «Николая».


30 (17 апреля по ст. стилю) 1918 года. – Остается 78 дней земной жизни. 

Великим Вторником, Тот Агнецна Страстной! –
Доставлен был в столицу «Красного Урала».
Апрель… Тридца….Да нет! – Семнадцатое. «О,
Это ужасное число»*….. – …Не изменяло;
И не изменит уж до самого конца
Оно Царю, – как и Распутину…. Уж скоро,
В объятьях тьмы, Июля ночь сойдет с лица;
Замрет заря, взвопит земля… И –
Содрогнутся горы.

А Он уверен был…. Москва ль, Владивосток,
«Я бы поехал хоть куда, куда угодно,
Не на Урал бы только …». Станция… «Шумок» –
В «броженье сильное»… «Сдал – Принял»…

Но сегодня,
С утра еще был «тоже чудный теплый день».

Ждал «дом Ипатьева», с Особым назначеньем:
«Дом, приготовленный для Насъ»! – бросая тень, –
Не на Святое – что под ним, где Вознесенья
Стояла церковь прежде Старая. Её,
Построив каменную рядом, разобрали,
И – переехала по бревнышку… Зато,
Само намоленное место там годами
Осталось: корнем вниз ушло, и – Дуб взрастет,
Востанет Храмом- на- Крови, Руси слезами…
А где Алтарь Святой был – «Жертвеник», еще
Тогда Часовня встала в рост. Теперь охраны
Там встала будка с красным бантом Октября,
Во ожидании «Кровавого». Напротив
Часовни этой – окна комнаты Царя,
Но вот забор…. От любопытных глаз ли сотен?..

А вот под комнатой Княжон Великих прям,
Змеею вползшего на Храма место дома:
И дно Подвала – в часть Голгофы Русской! – да
Вершина горки Вознесенской же и…

Тронул
Мотор. Поехали…. Куда ж, она везла
«Простого» Узника по улицам пустынным,
По Вознесенскому проспекту, та машина?..

Шел мелкий дождик… И так пахло… Пахло так… –
Не посевною на Руси, но – урожаем….
Вот и Ипатьевский…. Забор высокий. За ним – сад.
А вокруг дома, морем уж, толпа большая –
Кому-то ближе нет, кому совсем чужая…
«Эй, чрезвычайка!», и – народ разогнан был.

«Вы можете войти, – тут следом Шая
Сказал Романову, добавив «гражданин».
Осмотр – «таможенный»! «Под боком» – слишком людно:
Все караульные, в саду – цепь часовых.


1 мая (18 апреля по ст. стилю) 1918 г.


Среда Великая. Уж бес вошел в Иуду…
И из Кронштадта, «Революции красы
И гордости» – матросов, сколь здесь…. Будто
И не за окнами горланит «Первомай»,
А Царь Евангелие вслух читает… Пусто –
Не на душе…. Но, все же в воздухе – весна! –
(Дышал им «в форточку» земли Хозяин русской.)


2 мая (19 апреля по ст. стилю) 1918 г.


А в Четверток Великий капельки дождя
Унять пытались пыль, ибо – «носилась
По всему городу». Стоявшая вода
В очах Лишенного «возможности поститься,
Бывать на службах чудных», слыша дивный звон
Колоколов, мешать не смела и прочтенью
Святых Двенадцати Евангелий, – пред сном.
И караул еще ж был старый: на общенье
Шел с Государем, хоть запрет строжайший был.
С фронтовиками, хоть и бывшими, свободно
Вести беседы мог Царь, скрашивая дни.
Да и с утра «жгло в окна» солнышко сегодня,
И завтрак, хоть и поздно, – принесли….
Имел и радость искупаться в водах ДОНа,
Ибо хоть к вечеру, но воду привезли.


3 мая (20 апреля по ст. стилю) 1918 г.


Пяток Великий. «За ночь стало холоднее;
Вместо дождя перепадал порой и снег…».

«Или′, Или′!»* … «Настала тьма по всей земле и…»,
Христос отмучился же….. – Богочеловек.

А Человек – еще в саду… Древа большие…
Вчера «с часок» гулял, сегодня – … «полчаса».
А за «дощатым, трехметровым» – Та, и шире
Что не сыскать и! …Таял снег ли в очесах
Его бездонных?.. Грязь была же – под ногами…
И Он впивался взглядом в маковки церквей –
Над тем забором; во кресты под небесами,–
…еще вчера, поскольку в этот уже день
Забор двойным был. И теперь из-за второго
Дышалось много тяжелей… В той духоте,
Царь пил с макушки Вознесенского собора…
И – видел Сына, Что был распят на Кресте,
В слезах молящегося все до капель пота
Кровавых тех, когда все спали… …Спал ли Он,
Закрыв главу…
«Один…»…


4 мая (21) апреля по ст. стилю) 1918 г.


Великая Суббота.
Со снегом ветер шквальный. Холодно, серо…
Провел все утро, книгу Иова читая
Вслух, и Евангелие. Много размышлял,
Минут лишь двадцать всего нынче и гуляя,
Ибо уральским главарям-большевикам
Сам Председатель ЦИК товарищ Яков
Велел «порядком самым строгим содержать»,
Еще вчера же, «Николая». И ….
Однако…


5 мая (22 апреля по ст. стилю) 1918 г.


Господня Пасха.
К вящей радости, сказать,
Таки священника и дьякона впустили,
Служить заутреню, в ДОН. …«Скоро, хорошо
И отслужили. Утешение-то было
Хоть помолиться, в обстановке и такой»;
Услышать и, давясь слезой, «Христосъ Воскресе!»

Христосъ воистину Воскресе! Попран Ад!
И хоть не в сборе вся Семья здесь – Они вместе:
Не расставались! Не расстанутся и Там!

С Ним Его Аликс, вся больная, и Мария;
С Ним слуги верные и доктор – друг Семьи.

«Когда ж, когда приедут Дети остальные?...»

«Весь вечер и часть ночи слышен был
Треск фейерверка… Днем мороз стоял…» Серели
Заборы…. Рань… Невыносимо трудно ждать…
«Между собою похристосовались. Ели
Кулич за чаем, яйца красные… Достать
На Пасху пасхи не смогли… Гуляли…»
Дуло…

***

«А скоро май… И Ники скоро пятьдесят…
А Алексею – лишь четырнадцать, в июле….»

Она узнает только завтра… Ждать…Ждать…Ждать…
А Ея Сын уж выходил на воздух даже,
Пять дней тому назад! – …не знает Мать.

Царь с Украинцевым – у Боткина… « Когда же…»
Беседа долгой будет… Надо… Надо спать.

«А как Мария-то – Пасхальные молитвы…» –
За всех Сестер ли пела?... «Взрослая совсем,
Уж девятнадцать скоро… Бедный Бэби»… Видно,
И не заснуть Ей… «…пали жертвою в борьбе…», –
Поют, орут красноармейцы ль… Она плачет…
Сама-то здесь. А сердце…. Сердце Ея – там…

А Дети праздновали тоже, плача краче…
«Всё, - скажут,- есть, но нет Папа, Мама»


6 мая (23 апреля по ст. стилю) 1918 г.


И – Первый день седмицы Светлой.
День холодный.
Снежок. Три градуса мороза. «Взаперти
Вновь именины дорогой Моей сегодня,
Второй уж раз…»

Читал Евангелие и
В Тобольске начатую книгу Царь Никола,
Вслух, «об антихристе С. Нилуса, куда
Вошли евреев и масонов протоколы»;
Рех, «современное что чтение весьма».

Царица же в Тобольск писала Детям,
Что на полу спят, без кроватей, и едят
Вместе с прислугою. – Желали того вместе:
И Государь и Государыня. И да…

В саду гуляли днесь «при солнце и при крупе»,
Камин хотели затопить, вернувшись, но
Огонь пришлось Им загасить, бо даже руки
Пропахли дымом…
Кто пилил?...

А за бревно
Возьмется кто-то уже скоро под той кепкой,
На Первомай, в Кремле, и – понесет… Куда,
С рабочим!?.. – …в галстуке…

Пилил десницей крепкой,
С Крестом Георгия у сердца Русский Царь
Свои леса Своей Империи, – «Кровавым»…
Прогнил ли, лес? Не тот ли – у пилы?..
Но – ни Босфора те, и ни Святой Земли,
Да и в России всякий свой давно безправен….

А Царь святой наш Николай так и не смог,
Ни преклонить Своих колен, ни…, бо – убрали…
Константинополь… Палестина…. – на Востокъ! –
«Встречь солнцу» путь держал, – с Наследника!
А Дали,
Близки уж были, и венчал бы уж давно
Главу Софиюшки Святой Крест Православный,
Аки Рейхстаг – наш флаг Победный, что войной
Был перекрашен во Пасхальное яйцо…
Да и войне б той не бывать, при «Богу – Слава»!

Но – Век назад… Год восемнадцатый… А дни
России Данного не «батенькой», но – Отче! –
Уж сочтены: Урал… И – Семьдесят Один
День до заклания остался…

…Слышишь?..
Кочет…

Столица древняя Сибири, и без «бурга»,
Той стала крепостью для Батюшки-Царя –
Сибиряка молитвами и Друга! –
Что не убила! Хоть и не
                                                  уберегла…




______________________________________

*"О, это ужасное 17-е число, - писала Государыня из ссылки близким".
 17 октября 1907 года был дан злосчастный Манифест, 17 декабря 1916 года был умучен до смерти старец Григорий,
17 июля были злодейски убиты Государь Николай Второй и Его Семья.


*Или, Или. лама савахфани — Или, Или! лама савахфани? (Элои, Элои! ламма савахфани?)
Одно из речений Иисуса на кресте, цитата из Пс 21:2: "Боже Мой, Боже Мой! для чего Ты оставил Меня?"
(Мф 27:46; Мк 15:34).




Апрель 2018 г.


https://www.youtube.com/watch?v=EKyrEw61V4I
шнитке адажио






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 34
© 09.05.2018 Вера Гиоргадзе
Свидетельство о публикации: izba-2018-2270066

Метки: 100-летие, Царская Семья, Скорбный Путь, Сибирь, Тобольск, Урал, Екатеринбург, Романовы, День Победы, Православие,
Рубрика произведения: Поэзия -> Поэмы и циклы стихов



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1