Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Дрова /продолжение/.


Эрлов. Песня. Ч. 3. Сверхприбыль. Дрова /продолжение/.
Дрова.

"Зайду к Лизе на кафедру, время ещё есть. Узнаю чем Москва живёт", - решил Георгий встретиться со своей знакомой по институту повышения квалификации и отправился к ней в университет, полагая, что она должна была ещё находиться на работе. Он не ошибся, Лиза была там:

- Георгий, какой ты молодец, что зашёл! - обрадовалась она, увидев Георгия.
- Здравствуй, Лиза! Очень рад тебя видеть! - непроизвольно заулыбался Георгий, испытывая радость от встречи. Мужчина рассказал Лизе о своих проблемах и попросил у неё совета о том, куда можно было бы вложить деньги.
- Сейчас все деревяшками торгуют: дсп всяким, двп, ну и чем-то вроде этого. Теперь популярная тема - это мебель. В Москве много мебельных мастерских открылось, если надо я тебе телефончик одного коммерсанта дам, он активно этим делом занимается, - рассказала Лиза о том на чём в Москве делалась прибыль.
- Да, да! Дай, конечно! - ухватился Георгий за представившуюся возможность попробовать себя в новом деле. Он открыл дипломат, достал оттуда чистый лист бумаги - их было много в нём, и подал его Лизе, чтобы она написала там телефон коммерсанта, занимающегося мебелью.
- Жалко целый лист тратить на одну надпись, это ничего? - спросила Лиза.
- Ничего страшного, пиши, у меня их много, - как раз в этот момент зазвенел звонок, приглашающий студентов и преподавателей на учебное занятие.
- Пара у меня, идти надо. Оставался бы до завтра у нас, Георгий. Я тебе ключ от дома дам, дорогу знаешь, вечерком посидим, наговоримся, выпьем немножко, Петя будет рад. Успеешь со своими делами, их все не переделать, - предложила Лиза зайти к ней в гости.
- Спасибо, Лиза! Что не переделать, это точно, не переделать! Только дела сейчас другие, не отложить их, а как отложишь, так они тебя уложат, - извинился Георгий за свой отказ.
- Куда уложат? Пугаешь ты меня! - спросила с тревогой Лиза о недосказанном.
- Я и сам порой так пугаюсь, что всё чем занимаюсь тут же бы бросил! - попытался коротко объяснить свои переживания Георгий.
- Так и бросай! Не жди! Оставался бы, на бери ключ, - дала Лиза женский совет - жить не по правилам, а по чувствам и предчувствиям, а затем открыла имевшуюся у неё сумку, чтобы по всей видимости, достать оттуда ключ для Георгия.
- Вот загрузил тебя своими проблемами. Беги на пару. Приеду я ещё. Пока! - остановил Георгий поиски ключа и пообещал Лизе, что скоро снова будет в Москве.
- Пока, Георгий! Приезжай в любое время, всегда рада тебя видеть, - Лиза махнула ему рукой и пошла между двумя рядами дверей по длинному коридору.
- Я тоже! - крикнул Георгий на прощание, удаляющейся от него Лизе.

* * *

Очередное в жизни Георгия возвращение домой после очередного бегства из него из-за возникших в нём трудностей мало чем отличалось от его предыдущих начал одного и того же - это, то есть, значит попытки оторваться от него настолько, чтобы вовсе не зависеть от находящейся в нём, питающей его энергии - ему почему-то всегда хотелось доказать ей, что он прекрасно может обойтись и без неё, не отличались особой успешностью, да вот только безрезультатные старания мужчины добиться своего мало чему его учили: вера в то, что однажды ему удастся спеть свою, а не чужую песню жила в нём и давала ему надежду на собственный путь, на получение права выбора той судьбы, которой желало его сердце.

- Привет, Гера, рассказывай! - приятно прозвучали произнесённые Никитой слова: "Ах! Как хорошо! Я дома, моим друзьям интересно мое присутствие в этом мире, о чём ещё мечтать, может это и есть счастье?" - родилась в голове Георгия мысль, а за ней и то, что предназначалось для ответа на сказанное ему.
- Привет! Не торопись, Никита, всему свой черёд, - солидным голосом сообщил Георгий о том, что ему есть что сказать.
- Здравствуй, Георгий Андреевич! Как Москва? - выказал и Александр своё неравнодушие к поездке Георгия.
- Стоит Москва! Сто тысяч лет стоять будет! - заговорил Георгий о том в чём не сомневался.
- Что так мало? - обратил Никита внимание на имеющееся в утверждении Георгия ограничение во времени для существования тверди для русского сердца.
- И ещё сто тысяч раз по столько! - закончил после вопроса Никиты свою восторженную мысль Георгий.
- Вот это размах! - воскликнул Александр и улыбнулся - он получил на вопрос исчерпывающий ответ, а в придачу к нему ещё и частичку веры Георгия в то, во что он и сам верил.
- Смотрю, значит, выгорело наше дельце, раз такие речи толкаешь, - сделал уместное случаю предположение Никита.
- И не одно, а два! - похвастался Георгий. По-другому он поступить не мог - в нём имелась такая черта характера.
- О чём второе? - повёл себя гениально Александр, спросив для начала о последнем, а не о первом.
- Твоя любимая тема, - дал подсказку для вопрошающего ума Георгий.
- Рога и женщины? - озвучил свою блестящую догадку Никита.
- Что за наивность! Дрова! - пожурил Георгий друга за отсутствие желания смотреть за горизонт.
- В лес едем на заготовку дров? - совершил Никита ещё одно мозго-движение для раскрытия смысла слов Георгия о том, что используется как топливо.
- Нет же! Дсп и двп - это теперь наш хлеб. Для малопонимающих объясняю: дсп - это древесно-стружечная плита, а двп - это древесноволокнистая плита. Слушайте дальше: что то, что другое весьма и весьма популярно среди мебельщиков, которых в Москве развелось хоть ложкой черпай. Усекаете коллеги? - в этом месте своей речи Георгий поднял вверх правую руку с разогнутым указательным пальцем и направил его в сторону окна, Никита и Александр посмотрели в него, за ним виднелась крыша соседнего здания, покрытая снегом.
- А с металлом что? - спросил Александр после того, как посмотрел по велению Георгия на невыразительный и уже поднадоевший ему городской зимний пейзаж.
- С ним всё! Он стоит. Не нужен он сейчас никому. Всё что есть у нас, взяли военные, так что пронесло, ещё бы чуть-чуть и банкроты! Больше никакого железа! По крайней мере, пока, - кратко изложил Георгий свою точку зрения на сложившееся положение дел в, имевшем отношение к чёрным металлам, бизнесе.
- По плите уже договорился? - не скрывая охватившего его беспокойства, спросил Александр о том, насколько на этот раз проявила себя сноровистость Георгия.
- С одной стороной, - подтвердил Георгий подозрения Александра о начале жизни его идеи.
- С которой? - не удержал себя Александр от следующего вопроса о новом бизнесе, в котором ему, как он полагал: "Естественное дело!" - уготована далеко не последняя роль.
- С покупателем! - радостно сообщил его друг о наличии у него не просто информации о человеке с деньгами, а человека, желавшего отдать ему деньги за товар, которого пока у Георгия не было, опять же по понятным причинам: ну как тут всё успеть - и продать, и купить, чтобы продать то, что уже продано!
- Вот это подход! - восхитился Никита оборотистостью Георгия и захлопал, как когда-то его бизнес-поклонница Вера в ладоши.
- Куда? - смущённо спросил Георгий сам не зная о чём - выражение чувств насмешника Никиты растрогало его до состояния умоослабления.
- Он к чему, к вопросу, конечно же о деле: сначала ищешь покупателя, потом продавца - это ноу-хау, никак иначе! - хвалил и хвалил Никита сообразительность Георгия.
- Или наоборот. С металлом сначала продавец нашёлся, а с деревяшками сначала покупатель. И так, и так выходит схема работает, по ситуации смотреть надо, - проанализировал Александр формулу успешного подхода Георгия к решению возникавших перед ним задач, а точнее задачи - вечного дефицита денег.
- Точно, Саня! Это тоже ноу-хау! Сам, Гера, додумался или помог кто? - потребовал Никита признания Георгия.
- Страх помог! Что же ещё помогает выжить? - назвал Георгий причину собственной сметливости.
- Лиза! - напомнил Никита товарищу о том, что ум хорошо, а два лучше.
- Ещё Никита и Александр! - сказал за ним Георгий о наиважнейшем условии успеха: не имей сто рублей, а имей сто друзей - вот без чего невозможна удача!
- Раньше ещё Вера помогала, - с лёгкой грустью выразил Никита сожаление о покинувшей их компанию женщине, его замечание вызвало у Георгия одобрительный кивок головы, мечтательную улыбку, устремлённый в невидимое пространство взгляд и протяжное: "Да-а-а", - что касается Александра, так вот и он не смог скрыть возникших в нём чувств: несколько протяжных вздохов, несколько почёсываний затылка, теребение окладистой бороды, блеск голубых глаз, смотрящих в себя, в свои воспоминания, на ту, чьё имя Вера, всё это указывало на то, насколько значимо было для мужчины созвучие из четырёх его любимых букв.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 08.05.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2269138

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1