Контакт четвёртой степени.


Столбик показателя уровня топлива уже сполз до отметки 0.5. Этого не могла быть – он вылетел ровно 70 минут назад, за это время мотодельтаплан должен был израсходовать не более трети бака. Прибор ошибается? Или что-то случилось с двигателем, и он начал жрать как не в себя? Мелодия, которую напевал двигатель, вроде не изменилась, но что расслышишь, когда свист воздуха заглушает другие звуки?
Мартин немного сбавил обороты, скорость упала до 70 километров в час. Если в течение пятнадцати минут столбик топлива будет оставаться на месте, значит с двигатель в порядке.
Мартин начинал злиться за своё решение лететь через залив. Никогда ещё он не был на маршруте, большая часть которого – 160 километров – проходила над водой. И никто не просил – сам вызвался. Теперь вот ломай голову, что случилось.
Пятнадцати минут ждать не пришлось. Десяти минут хватило, чтобы столбик топливомера опустился ещё на одну чёрточку вниз. Теперь всего четыре чёрточки отделяли его от красной полосы со зловещей буквой «Е». Мартин с силой сжал перекладину трапеции левой рукой, а правой включил рацию.
-Мартин вызывает землю. Ответьте.
Прошло чуть ли не минута, пока Мартин услышал голос Рики:
- Земля, приём, вас слышу. Как дела, Мартин?
- У меня проблема. Показатель уровня топлива быстро падает. Полётное время 80, топливомер показывает ноль четыре. Либо прибор неисправен, либо двигатель жрёт в полтора раза больше, чем обычно.
-Проверь своё положение по навигатору.
Мартин глянул на прибор.
-Точка возврата пройдена. Сорок два, шестнадцать, до берега восемьдесят два. Скорость 75, высота 800.
- Прежде всего, подними скорость до 100-110 и набери высоту тысяч до двух. Дальше…
Рики замолчал, Мартин услышал, что диспетчер с кем-то советуется.
- Слушай варианты. Если неисправен топливомер, то проблема небольшая, но это лучший вариант, а исходить надо из худшего. Конкретно - проблема в двигателе или потёк топливопровод – и ты до берега не дотянешь. Поверни на курс 110. Несколько дальше до берега, но там морской порт. Значит, есть шанс встретить по пути какой-либо корабль. Если сухогруз с большой палубой – садись прямо на палубу по направлению движения. Если какая-либо яхта или катер – садись на воду около корабля. У тебя жилет есть?
-Есть.
-Молодец! Главное – не волнуйся .Мы сейчас свяжемся с портом, проверим, какие корабли на подходе к порту или на выходе. Сохраняй спокойствие и держи нас в курсе.
Легко сказать – держи в курсе. Мартин почувствовал, словно у него в груди всё сжимается. Только после разговора с Рики до него дошло, что ситуация нешуточная. Он представил себе, как отстёгивается от кресла при последних секундах полёта и, перевалившись через борт, падает в холодную воду залива. Сколько можно выдержать в такой воде? Впрочем, кто сказал, что холодная? Уже май. Вызвался на свою голову.
На заднем сидении мотодельтаплана был закреплён мешок с платьями для Алисы. Она готовилась к премьере – в любительской опере ей досталась партия Судзуки в «Мадам Баттерфляй». Может, сбросить его для облегчения веса? Каждый килограмм на учёте.
Мартин обернулся и окинул взглядом сумку-пассажира. Лучше и не пытаться отстегнуть – есть угроза потерять управление.
«Земля вызывает Мартина. Земля вызывает Мартина»- раздалось в наушниках.
-Мартин на связи.
- Мы готовим вертолёт. Если события будут разворачиваться не по лучшему варианту, то по остановке двигателя переходишь на планирование, тотчас сообщаешь свои координаты, и, при приближении к воде, расстаёшься с аппаратом и прыгаешь. Вода в заливе плюс двадцать. Вертолёт подберёт тебя. Это крайний случай, надеемся, что до этого не дойдёт. Сообщи скорость и высоту.
-Сто пять, высота 1900. Температура – плюс восемь.
- Держись. Мы ставим на стол большую бутылку виски, которую разопьём по твоему возвращению.
«Если вернусь», -подумал Мартин,- «Ящик виски за мной»
Теперь основное внимание он перевёл на поверхность залива. В прежних полётах он часто наблюдал сверху за кораблями, но сейчас – как назло - не было видно не одного. Впрочем, он никогда прежде не залетал так глубоко в пространство залива.
Столбик топливомера спустился на третью снизу черточку. Мартин вздохнул и продолжил всматриваться в бескрайние воды залива.
И вдруг он заметил впереди слева небольшую темную полоску. Чуть не дернул перекладину трапеции.
«Спокойно». Мартин сосчитал до трёх. Полоска не исчезла, и он перевёл аппарат на снижение, чтобы оказаться ниже облачной дымки, которая мешала рассмотреть корабль.
Когда он был уже на тысяче трёхстах метрах, и дымка исчезла, Мартин рассмотрел то, к чему он летел. Это был маленький островок.
Через три минуты он пролетел над островком, на высоте двухсот метров. Малюсенький островок – не более трехсот метров в длину и пятидесяти в ширину - по форме напоминал банан. Западная и восточная оконечности островка были скалистыми, из-за чего Мартин окрестил тут же островок «двугорбым». Настроение резко поднялось.
-Мартин вызывает землю. Мартин вызывает землю.
В наушниках появился треск – столь сильный, что пришлось уменьшить громкость. Ещё пара неудачных попыток связаться с Землей – и Мартин сосредоточился на посадке.
Седловина между двумя «горбами» - небольшими скалами – была неровной , усыпанной камнями и выглядела непригодной для посадки. Лишь после второго облёта Мартин усмотрел относительно ровный участок , начинавшийся от берега и продолжавшийся под углом вглубь островка на несколько десятков метров. Проблема была ещё в том, что эта полоска начиналась почти от западной скалы, и он боялся зацепиться крылом за камни.
Мартин снизил скорость до минимума, приблизился к площадке, подвернул влево. Колёса коснулись камня, аппарат подскочил. Понимая, что от гидротормоза на такой площадке толку мало, Мартин выключил двигатель.
Прыжки, удары. Его мотало из стороны в сторону, и в этот момент хотелось лишь одного – что бы это побыстрее закончилось. Последний удар и мотодельтаплан остановился.
Мартин вылез из кабины не сразу. Потребовалось некоторое время, что бы прийти в себя. Он вылез, осмотрел аппарат. На удивление, мотодельтаплан пострадал мало. Да, были вмятины на корпусе, правое колесо изогнулось «восьмёркой», конец левого крыла, коснувшийся несколько раз камней во время пробежки, был ободран. Но в целом – значительно лучше, чем следовало ожидать после той серии скачков и ударов, какие он испытал при пробежке.
Мартин вернулся к аппарату и попытался вызвать аэроклуб.
Опять сплошной треск. Попытался изменить настройки рации – это не помогло. Вспомнил о мобильнике, и попытался связаться через него. Но надпись «Сервис не доступен» не оставляла надежд.
Приключения не кончились. Мартин живо представил Рики у микрофона, кричащего в микрофон при скоплении других членов аэроклуба «Мартин, ответь!!!». Затем Рики дрожащими руками полезет в карман за мобильником, наберёт нужный номер и прочитает сообщение «Абонент не доступен».
Мартин достал из сумки инструменты и начал отвинчивать рацию. Затем пришлось повозиться, что бы снять аккумулятор. И со всем этим направился к ближайшей скале.
Идти по седловине оказалось не так просто, как это показалось вначале. При неспокойном море волны пересекали седловину, оставляя воду во всех углублениях. Кое-где камни были подёрнуты зелёной пленкой скользких водорослей.
Забраться на скалу, высотой с пятиэтажный дом оказалась проще, чем казалось вначале. Один из склонов был пологим, и это помогло Мартину. Хотя и пришлось в какой-то момент карабкаться вверх на четвереньках.
Рация включилась, но ничего кроме хрипов Мартин не услышал. Он последовательно перебирал все каналы, но ни по одному связаться не удалось. Мобильник также рассказывал, что «сервис не доступен». Нет приёма. Но может быть, они услышат его вызов?
Мартин прокашлялся , нажал на кнопку «мем1» и начал спокойным – как ему казалось – голосом:
- Мартин вызывает Рики. Мартин вызывает Рики. У меня всё в порядке. Приземлился на небольшой островок посреди залива. Самочувствие превосходное. Аппарат почти не пострадал…
Он ещё несколько раз повторил своё сообщение, Каждый раз что-то добавлял, что-то рассказывал иначе. Перебрал несколько каналов, менял параметры передачи.
Через полчаса Мартин в изнеможении лёг на спину. Последние события вымотали его до конца. Полчаса за радиостанцией обессилили больше, чем часы полёта. Если хоть кто-то принял сигнал – беспокоиться нечего. У них есть координаты последнего сеанса связи, от этой точки и начнут прочёсывать залив. Матери о происшествии, сообщат – куда им деться. Маме не нравилось его увлечение дельтапланеризмом, она постоянно выискивала сообщения об авариях и показывала Мартину убеждённая, что это такой довод, которым невозможно пренебречь. Она следила за его полётами, так что через час уже будет знать о происшествии, и начнёт звонить Алисе, которая должна была его встретить.
Мартин любил приключения, но не такие.
Лежать было жёстко, и это принудило его встать.
Он вернулся к мотодельтаплану и стал обкладывать тележку камнями, что бы волны – если разгуляются, - не смыли аппарат в море. Затем отсоединил крыло и потащил его к скале. Цветная раскраска крыла – белый, синий и зелёный цвета – делали крыло хорошо заметным, особенно на фоне чёрных камней. Размах крыла – десять метров – также позволял заметить с большой высоты. Тащить крыло оказалось несравненно сложнее, чем рацию, особенно из-за того, что Мартину не хотелось, что бы крыло пострадало. Чтобы крыло не унес случайный порыв ветра, Мартин обложил его камнями, которые тоже пришлось таскать снизу – на почти плоской верхушке скалы камней подходящего размера не оказалось. Напоследок он притащил чемодан с платьями, который вёз на месте пассажира и свою сумку. Если придётся ночевать здесь – из платьев можно сделать подстилку, чтобы не спать на голых камнях. Отвинтил фару и положил её возле рации. Если ночью услышит шум вертолёта или самолёта – то можно будет помигать фарой – её блеск будет виден издалека.
Мартин достал из сумки термос и сделал несколько глотков кофе. Он бы продолжил и более, но вспомнил, что на острове нет пресной воды, и если его в ближайшие часы не найдут, то придётся пить воду из радиатора двигателя.
После кофе Мартин попытался расслабиться. Получалось плохо. Стоило только закрыть глаза, как появлялся Рики, который отдавал всевозможные команды, какие же именно Мартин не слышал. Ребята из клуба начинали бегать вокруг ангаров и затем докладывали Рики, что там нет Мартина. Вы не там ищите – пытался кричать им Мартин, но не получалось. Он открывал рот, а звуки не вылетали. Сам он странным образом видел их сверху, словно висел над ними. Потом в аэроклубе появилась мама и стала требовать, что бы немедленно летели за её сыном, иначе она лично переломает все дельтапланы и самолёты, какие есть в клубе. Напоследок появилась Алиса и стала объяснять им, что если её брат не будет найден, то сорвётся представление «Мадам Баттерфляй». «Вам что важнее – найти брата или чемодан с платьями?» - спрашивал Рики. Алиса молчала, и это страшно злило Мартина – ей что трудно решить, что важнее – собственный брат и несколько театральных костюмов?
Это так разозлило Мартина, что он проснулся. Глянул на часы. Ого! Половина седьмого вечера. Казалось, что он прикрыл глаза на секундочку, а проспал почти два часа. Мартин потряс головой, отгоняя увиденные во сне кошмары, и попытался встать. Не получилось. И не потому, что отказали руки и ноги. А потому, что он увидел перед собой – всего в нескольких метрах – большого серого кота, спокойно смотревшего на него. Несколько секунд Мартин ошалело смотрел на кота, а затем подскочил, словно ошпаренный.
Как попал сюда кот? Упитанный, холёный, без малейших признаков беспокойства на мордочке. Он мог попасть сюда только с людьми! Корабль, яхта или ещё какое-то судно подплыло к острову, люди и кот высадились и сейчас гуляют по скалам – а он спит!
Мартин быстро осмотрелся. Но ни около острова, ни в отдалении от него – насколько охватывал взор – ни одного корабля видно не было. Ещё раз осмотрел береговую линию. Пусто. Мартин хотел уже сказать себе «смотри внимательнее», но остановился. Даже если подплыла просто лодка – то это не иголка, её длина будет не менее четырёх-пяти метров и даже маленькой лодке негде спрятаться.
-Кис-кис,- позвал кота Мартин.-Ты откуда?
Кот на «кис-кис» не среагировал. Мартин медленно – чтобы не напугать – протянул руку. Когда расстояние между пальцами и котиной мордочкой сократилось до нескольких сантиметров, кот привстал, потянулся вперёд и обнюхал протянутую руку. Запах, видимо, не показался опасным, ибо кот после обнюхивания вернулся в прежнее положение.
Кто-то подплыл к островку на катере или яхте, высадил кота и уплыл?
Мартин читал прежде о Робинзоне Крузо и об английском моряке Александре Селькирке, чья история легла в основу романа. Селькирк поссорился с капитаном и был высажен на необитаемый остров. «Через месяц тебя заберет другой корабль нашей эскадры» - сказал капитан. Но другой корабль торопился и решил на этот остров не заходить. В итоге месячное наказание растянулось на пять лет. Но там наказывали строптивого офицера за конкретные проступки, здесь же был простой кот. Предположение, что кота отвезли на несколько дней на необитаемый остров в наказание, выглядело сюрреалистическим. Решили таким образом избавиться от вредного кота и увезли его за 40 или 50 миль от земли? Тоже абсурд. Котов, которые оказываются в доме лишними, отдают в приюты. Тем более, таких симпатичных котов.
Кот действительно выглядел симпатичным. Серый, с черными полосками. Передние лапки были «обуты» в белые носочки. Мартин погладил кота. Коту это явно понравилось. Он встал и потёрся мордочкой о ногу Мартина.
«Совершенно домашний». И вдруг Мартина осенила – он ведь не видит, что по ту сторону второй скалы! Может быть, корабль там!
-За мной – скомандовал он и начал спускаться в седловину. Кот некоторое время молча наблюдал за ним, а потом двинулся следом, прыгая с уступа на уступ. Спускаться со скалы у него получалось гораздо грациознее.
Через две минуты Мартин был около западной скалы, которая была выше восточной – на которой он расположился, и гораздо менее привлекательной. Лезть наверх Мартин не решился – ни одного подходящего участка. Он разделся, сказал подошедшему коту «Охраняй» - словно это была собака и словно было, от кого охранять, и бросился в море.
Обплыть вокруг скалы оказалось делом не сложным. Во-первых, море было на удивление спокойным, во-вторых, не чувствовались придонные течения, которые в таких ситуациях бывают крайне неприятными, в-третьих за каменистым гребнем открылся столообразный выступ, по которому Мартин поднялся на невысокую площадку. С нее открывался хороший обзор, так как западная часть скалы была почти отвесной. Горизонт был чист. Вздохнув, Мартин вернулся назад.
Кот по-прежнему сидел около вороха одежды и, кажется , ничему не удивлялся. Мартин оделся.
- Пошли,- сказал он коту и направился к восточной скале. Кот – как и прежде – чуточку подождал, и побежал вдогонку. На место они добрались одновременно.
Мартин ещё раз попытался связаться с аэроклубом. Безрезультатно.
-Откуда ты? – с иронией спросил Мартин кота, когда тот начал тереться мордочкой о его ногу. Кот, разумеется, молчал и не желал рассказывать, ни как он попал на этот остров, ни чем питался, ни откуда брал питьевую воду. Мартин вспомнил о воде и достал термос. Сделал пару глотков кофе, наблюдая за реакцией кота. Нет, кот явно не жаждал. Может быть, на острове есть пресная вода? Тогда, наблюдая за котом, можно найти источник.
-Я бы дал тебе глоток,- объяснил он коту,- да ты же кофе пить не станешь.
Начинало темнеть, и Мартин соорудил себе постель из вороха театральных платьев. Одно, самое плотное решил использовать, как одеяло. Хоть он и был в курточке, но ночи в море холодные. Проверил фару и положил рядом с собой – что бы быстро включить, если вдруг услышит шум пропеллеров. Хотя – кто будет искать ночью…
Сон был странным. С одной стороны его не беспокоило твёрдое ложе, необычная для городского жителя свежесть и шум волн. С другой стороны очень боялся проспать, прозевать шум вертолёта или крики с палубы катера, который, как казалось ему во сне где-то рядом.
Мартин проснулся с первыми лучами рассвета. Открыл глаза. Напротив, на брошенной тряпке серым холмиком устроился кот. Он лежал этаким холмиком, подогнув лапки под себя и жмуря глаза от удовольствия, которое ему доставляли солнечные лучи. Мартин позавидовал беспечности кота и встал.
Спустился к воде – умыться. Окинул островок тем взглядом, каким король оглядывает свои владения – хоть и небольшие, да свои! Дельтаплан оставался на месте и теперь предстояло слить воду из рубашки охлаждения двигателя – для питья. Мартин прикинул, как это сделать, чтобы не пролить ни капли ценной влаги. Воду решил забирать из двигателя по частям, поскольку единственной ёмкостью, из которой можно было пить, являлся термос.
Мартин поднялся наверх, выпил последние глотки кофе. Кот лежал с довольным видом, не выказывал обеспокоенности из-за отсутствия еды или воды.
-Ты за водой пойдёшь? – полушутя-полусерьёзно спросил Мартин у кота. В ответ прозвучало довольное «Мур-р-р». Ага, диалог начался. Мартин хмыкнул этому сравнению, как вдруг заметил странную круглую коробку в полуметре от кота. Вчера её не было! Медленно – словно это не пластиковая коробка, а мина – Мартин приблизился к ней. Взял в руки. Внутри что-то было. Мартин покачал коробку. Жидкость. Аккуратно снял крышку.
Содержимое коробки по запаху и консистенции напоминало суп-пюре. Мартин ещё раз понюхал содержимое, затем макнул туда палец. Вытащил палец и слизал приставшие к пальцу капли. Действительно, суп-пюре, хотя и непривычного вкуса. Он ещё раз обмакнул, и поднёс его к кошачий морде. Кот принюхался к пальцу и начал осторожно слизывать приставшие капли.
Мартин отвинтил крышечку термоса и, используя её как ложку, зачерпнул из коробки. Пускай будет суп-пюре.
Ранее Мартин отгонял мысли о еде, хотя они и лезли в голову. Теперь можно было расслабиться. Он аккуратно съел несколько чашечек супа. Очередную чашечку поставил перед котом. Кот привстал и начал лакать. Не очень гигиенично кушать из одной чашки с котом, да нет выбора. Таинственное появление кота и такое же загадочное появление коробки со свежим супом-пюре связаны между собой – в этом у Мартина не было сомнений.
Вспомнился «Таинственный остров» Жуля Верна. Там, в огромной пещере под островом располагалась стоянка вымышленного «Наутилуса» с капитаном Немо. Значит, в одной из двух скал островка скрыта пещера, в который и спрятался таинственный хозяин серого кота, позаботившийся о завтраке для Мартина. Может быть, на острове прячется Секретная Военная База? Но если это Секретная Военная База, зачем им было выпускать Кота, который своим появлением рассекречивал Базу? Не проще ли было сообщить куда-нибудь – хоть в армию или полицию, что на острове высадился случайный человек – забирайте скорее, а то секрет увидит!
Логическая цепочка не выстраивалась.
Кот поел немного. Явно, не был голоден. Мартин вздохнул и доел не съеденное котом. Коробку закрыл и оставил подле чемодана.
- Не хочешь показать, где живёт твой хозяин? Передай ему благодарность за завтрак. И скажи, что я мечтаю с ним познакомится.
Мартин усмехнулся своему разговору с котом. Это ещё суток не прошло, а я уже с котом разговариваю. Как мало нужно, чтобы «съехать с катушек». В одном фильме, человек, оказавшийся на необитаемом острове, научился с мячиком разговаривать. Как с товарищем.
Мартин начал спускаться к дельтаплану. Кот пошёл следом. « Любопытно», - подумал Мартин,- «почему он не пошёл за мной, когда я ходил умываться?»
Перелить пол литра воды в термос с помощью тонкой гибкой трубки оказалось делом не сложным. Мартин сделал глоток. Неприятный привкус был, но не более. Если ограничить себя половиной литра воды в день – хватит на восемь дней. А если за это время приключится дождь, то можно продержаться более. За столько дней иголку в стоге сена найти можно.
Мартин демонтировал нижнюю перекладину трапеции. Эта трубка должна была служить древком для флага. В качестве флага он присмотрел ярко красное платье из тех, которые он вёз Алисе. Этим флагом он будет махать, если увидит вертолёт в небе или корабль в море.
С трубкой в одной руке и термосом в другой он возвращался на скалу. Кот на этот раз бежал впереди. Он ловко сочетал пробежки по пологим участкам скалы с прыжками на уступы, так что Мартин отставал. Ну вот. Последний уступ перед вершиной. Мартин остановился.
Неподалёку от чемодана, на большом камне сидел человек, закутанный в тканевый плащ бордового цвета. Под плащом виднелась оранжевая рубашка. Виднелись такие же оранжевые штаны и сандалии на босу ногу. Мартину этот человек напомнил буддийского монаха с картинок. Буддийский монах на этой скале? Мартин испытал такое же ощущение, какое испытала Алиса, когда увидела белого кролика, вынимавшего часы из жилетного кармана. Кот подбежал к монаху и ловко запрыгнул к нему на колени. Монах погладил кота и продолжил дружелюбно смотреть на Мартина.
- Кто вы? – спросил Мартин. Хотя, наверное, надо было спросить – откуда он.
- Я думаю, вас более интересует, как дать знать вашим родным и друзьям, что вы живы, здоровы и находитесь на этом островке.
Мартин смутился. Монах тем временем ещё раз погладил кота и продолжил:
- Будьте спокойны. О том, что вы здесь уже знают, и именно в эти минуты от пристани морского порта отходит спасательный катер, который и заберёт вас отсюда. Два-три часа – и вы распрощаетесь с нашим островком.
- Кто вы? – повторил Мартин. Теперь, когда он услышал, что спасатели уже в пути, вопрос прозвучал иначе.
Монах указал Мартину на другой камень, не очень удобный, но сидеть можно было.
- Если я скажу, что марсианин, вы мне поверите?
Мартин ожидал какого угодно ответа, но только не такого.
- Нет… На Марсе нет жизни, - растерянно ответил Мартин, пытаясь понять, к чему клонит монах – так он стал звать его в мыслях.- Крайне разрежённая атмосфера без кислорода, практически нет воды, холодно… И знаете, вы удивительно похожи на землянина!
Монах кивнул, выражая согласие.
- А если я скажу, что метеоролог, дежурящий на метеостанции?
- Метеоролог? Но здесь нет метеостанции!
- Может быть, вы просто её не видите?
Мартин бросил взгляд на другую скалу. Монах уловил этот взгляд.
- Хотите я вам расскажу историю, похожую на сказку? – И не дожидаясь ответа, начал:
- На некоторой планете жила-была цивилизация. Она успешно развивалась, и достигла такого уровня, при котором стали возможны межзвёздные путешествия. Одна из исследовательских экспедиций долетела до планеты, обитатели которой называют свою планету «Землёй». Экспедиция высадились на эту планету и начала наблюдения. Такое принимаете?
- С трудом. – Мартин пребывал в недоумении. Тема беседы не вязалась с действительностью. - Мне трудно представить, что бы инопланетный космический корабль сумел бы приблизиться к Земле, оставаясь незамеченным для тысяч радаров.
- А если они высадилась сто лет назад?
- Тоже плохо верю. За сто лет на планете было масса глобальных катастроф, называемых у нас войнами, так что любой, наделённый разумом и совестью, был обязан вмещаться - что бы остановить эти катастрофы.
- А если им запрещено вмешиваться? Каждое общество имеет право на собственную историю.
Мартин на минутку задумался. Беседа начала напоминать игру, но игру занятную.
-История дома останется историей дома даже после того, как вы потушите приключившейся там пожар. В ней просто будет на одну чёрную страницу меньше. И – обратите внимание – ни кто не будет сожалеть, что пожар потушили. Более того, поделюсь секретом, что на планете Земля есть специальные люди, задача которых – тушить пожары, не спрашивая, чей это дом.
- А если для них земная цивилизация тоже, что для вас муравьиная?
- Даже наша, очень молодая по космическим меркам цивилизация, достигла такого уровня, что муравейники в лесу не трогают. Если же случается необходимость, то переносят на другое место. Обкапывают на метр вглубь и переносят вместе с землёй.
- Тогда предложу следующую модель. Вы знаете, что такое избыточность информации? Прекрасно! Представьте себе, что живые существа начали между собой обмен информацией на таком уровне, какой существует в компьютерах. И вот, собираются вместе несколько существ, скажем три, что-то знающих о мире. Я имею ввиду, что они обладатели информации. Информация находится как бы в ячейках. Положим, в ячейке номер один у первого индивидуума находится что-то, что трактуется, как цифра «1», у второго в первой ячейке что-то, что трактуется как цифра «4», а у третьего – как цифра «2». Эти трое приглашают к себе четвёртого и вводят ему в первую ячейку что-то, что трактуется как «7» - это сумма значений ячеек номер один у трёх начальных индивидуумов. Что это даёт? Если один из индивидуумов выбыл – мало ли что может приключиться – то в коллектив вводят нового члена, в память которого сбрасывают вычисленное значение первой ячейки. От суммы, которая содержится в памяти четвёртого индивидуума – в нашем примере это «7» отнимают значения, содержащиеся в первых ячейках двух оставшихся индивидуумов и получают требуемое. Если утрачен четвёртый индивидуум – то ещё проще – нужно снова просчитать суммы по всем ячейкам. Понятно?
- В общем да, но человек – это же не машина. В голове ячейки памяти не пронумеруешь..
- Предположим, что можно. По-другому, но можно. Итак, у нас есть сообщество, в котором отдельные индивидуумы собраны в группки по 5-10 персон. Эти индивидуумы поделили свою память на две части: личную, к которой другим доступа нет, и общую, олицетворяющую собой коллективный разум группы. В каждой группке одна-две персоны как бы избыточны. Значит, выбывшего члена группы легко заменить – объём информации, которым обладает группка, не меняется. Почти бессмертие. Можно лететь куда угодно. Но можно иначе. Тот, кого добавляют в группу, может физически находиться очень далеко. Чудовищно далеко. Например, на другой планете. Причём неважно, как выглядят отправитель и получатель. Главное, что бы мозг получателя подходил бы для подобного обмена. Тогда это существо почти как инопланетянин на нашей планете. Чувствуете разницу? Для межзвёздного путешествия не нужно посылать какое-либо материальное тело. Достаточно установить мысленный контакт.
Мартин замялся. Ему нравилась эта неторопливая дискуссия, темп которой задавал этот «тибетский монах». Вместо перебирания чёток монах неторопливо поглаживал кота, поддерживая требуемый темп беседы.
- У Шекли есть такая книжка – «Обмен разумами». Там один человек так много раз обменивался собственным разумом с другими существами, что в конце концов забыл, кто он был.
- Такая опасность есть,- согласился монах.- Поскольку реальный разум есть сочетание общего и индивидуального, то каждый обмен меняет человека. Не читал этой книги, вы меня ею заинтересовали.
-Вы понимаете, что информация, о которой вы говорите, от других звёзд будет добираться до земли тысячи лет? Скорость света ограничена.
- Скорость света да, а что вы относительно использования квантовой неопределённости скажите?
- Ничего. Не моя специальность. Но незнание того, как использовать квантовую неопределённость, не мешает мне быть уверенным, что мозг напрямую не может принимать информацию. В повседневной жизни мы используем органы чувств. А так же всевозмлжные приборы – вроде радиоприёмников. Можно придумать и другие приборы. Но их нужно прежде доставить сюда. Но вернёмся в нашу скучную действительность. У меня такое ощущение, что вы хотите убедить меня , что являетесь инопланетятином.
- Я собирался объявить себя инопланетянином - но вы изумительно аргументировали, что это невозможно. Так что я в растерянности. – Монах сказал это с улыбкой, не позволявший понять – шутит он или серьёзен.
- Укажите на слабое место в моих рассуждениях.
- Пожалуй, одно. Для вас путешествия – это физические перемещения в пространстве. Как на вашем летательном аппарате. А если передавать мысли? Представьте, что удалось найти такой способ обмена информацией, при котором то, что вы видите, прямо из вашего мозга поступает в мой мозг. Согласитесь, что это эквивалентно тому, что я отправился в путешествие вместе с вами. Техническая аналогия: передо мной на столе несколько компьютерных экранов. Один из них – мой. Главный. А дополнительный – это ваше видение путешествия. И что примечательно – вы тоже можете подключиться ко мне. И при этом вам совершенно безразлично – молод я или стар, мужчина я или женщина – вы всего лишь видите то, что я открываю для вас. И вот у нас уже коллектив единомышленников, друзей, коллег, которые при этом могут быть разнесены на тысячи километров в пространстве.
Мартин улыбнулся.
- Забавно. Быть одновременно и здесь и там. Раздвоения личности при этом не происходит?
- Конечно, нет. Вы же можете смотреть телевизор, не отвлекаясь от того, что происходит в вашей комнате. Постепенно совершенствуясь, научитесь работать с несколькими коллегами.
- И что, уже проводились эксперименты?
Монах снова улыбнулся.
- Вам приятно играть роль Фомы Неверующего??
- Вы же не отвечаете на вопросы, которые я задавал.
- Попробую ответить. Начну с простого. Почему вы предполагаете, что никто не вмешивался в ход истории? Фантастический вариант. Начнём с самого простого – с машины времени. Предположим, вы хотите предотвратить Вторую мировую войну. Отправляетесь в 1915 год и там убиваете Гитлера. Радостный возвращаетесь домой и рассказываете с восторгом, что убили Гитлера. Но вас не понимают – в новой реальности никто не знает, кто это, и почему нужно радоваться гибели рядового солдата. В новой реальности, общество спаслись от страшной напасти. Но вы же не столь наивны, что бы полагать, что других напастей не будет. Нас беспокоит только пережитое. Предположим, что несколько умных, дальновидных и весьма могущественных существ, следящих за цивилизацией, начнут вмешиваться в текущие события. Иногда с пользой для общества. Но людей будет беспокоить не то, что сумел кто-то предотвратить, а то, что не сумели. Попытайтесь представить, что некто объявляет – если бы не я – вот этот большой дом сгорел бы, и погибло бы много людей. Сомневаюсь, что ему поверили бы. И уж совсем невероятно, что его будут слушать. Даже к советам, исходящим от тех, кого они давно и хорошо знают люди прислушиваются эпизодически.. А на советы незнакомца, уверяющего, что он связан особой связью с другой цивилизацией, находящейся в глубинах мирового пространства, внимание не обратят. Да ещё и сумасшедшим обзовут.
Даже если на Зеле появится кто-то трёхрукий – что бы ни у кого не было сомнений - инопланетянин – это станет сенсацией на неделю. Максимум на месяц. Потом всё вернётся на круги своя, и люди всё также будут крутиться со своими проблемами. Людям свойственно переоценивать значимость того, чего у них нет, и недооценивать значимость того, что у них есть.
Фантастика – это не когда братья по разуму решат все наши проблемы вместо нас. Фантастика – это когда все эти проблемы нам удастся решить самим.
А почему бы нам не считать, что высказанные мною сейчас мысли навеяны посланиями, полученными мною из других миров? И почему бы не предполагать, что вслед за посланиями прибудут и те, от кого эти послания исходили?
- Идея прилетела, но голова, в которой она была, ещё в дороге?
- Удачное сравнение. Помните Чеширского кота? Голова исчезла, а улыбка осталась. Ваши сомнения понятны – поставьте себя на место того, кто должен объяснить человеку из 18 века, что такое передача изображения на расстояние. Мне нравится, что вы пытаетесь понять и не отвергаете ничего «с порога»
- Вы умеете делать комплименты. И когда же голова догонит идею?
- Я вижу прогресс- любопытство взяло вверх над сомнениями. Ещё одна сказка – некоторое время назад на земле начали принимать сигналы откуда-то издалека. Сначала не понимали эти сигналы, но в некоторый момент группа энтузиастов нашла способ, как впитать эти сигналы – извините за не очень уж удачный термин – минуя привычные органы чувств. Так появилась небольшая компания из людей, частично являющихся посланцами другого мира. Количество поступающей информации постепенно растёт, и как говорил Гегель – скоро перейдёт в качество. Количество транслированной на Землю информации скоро приблизится к тому уровню, при котором впитавшие эту информацию люди станут более инопланетянами, чем землянами. При нашем участии, конечно. Предвкушаю – насколько интересным будет это событие.
- И что после этого станет с коренным населением Земли?
- Вы мня поражаете! Начитались бульварной фантастики, где отправляют экспедиции к другим планетам, что бы привести на Землю золота для обогащения? Так вот - на Земле добывают тысячи тонн золота в год, а в этой жёлтой прессе с Луны или Марса счастливы доставить несколько десятков килограмм. И не задумываются, что цена экспедиции в сотни раз выше, чем стоимость привезённого золота! Или начитались книг в духе «Войны миров» Уэллса? А вы не задумывались - как можно "владеть" – в кавычках - другим миром, находящимся вне пределов досягаемости? Шутки ради, попытайтесь представить как, группа решительно настроенных туземцев с острова Пасхи направится завоёвывать нашу скалу. Даже если доплывут – что они с этой скалой сделают? Подберут понравившийся камешек и повезут на своих пирогах домой? Ради бога – из уважения к тому путешествию, какое они проделали, лично погружу камень в их пирогу. Не улыбайтесь, в межзвёздных завоеваниях ещё меньше смысла. Тащить какую угодно ценность с одной планеты на другую, находящуюся в триллионах километрах – куда более бессмысленное занятие, чем везти на пирогах камень с этой скалы на остров Пасхи. Тем более, что мы живём не в средневековье, и знаем, что самое дорогое на свете – это информация, а всевозможные минералы. Колонизировать другую планету, что бы поселить на ней тысячи или даже миллионы переселенцев? Убого. Построить поселение на Марсе – близкой к нам планете – обойдётся в десятки раз дороже, чем создавать подобное поселение на начисто непригодном для жизни острове в океане, или, положим, в Гренландии. Вы же прекрасно осознаёте, что климат, например, в центре Гренландии лучше и мягче , чем на Марсе. Зимой – для справки - на Марсе средняя температура минус восемьдесят, а в Гренландии всего минус двадцать пять. Климат – самая простая из проблем при создании марсианских поселений. И ещё дешевле – добиться контроля над рождаемостью и позаботиться об окружающей среде. Будущая перенаселённость земли – это миф, к середине этого века численность населения Земли достигнет максимума – по оценкам учёных - 9 или 10 миллиардов, а затем начнёт сокращаться. Переселение ради спасения от космической катастрофы? Если уж будет катастрофа – скажем, взрыв сверхновой поблизости от Солнца – то Марсу достанется столько же, сколько и Земле. Нет, мой друг, экспедиция с другой планеты, если угодно – делегация с другой планеты – это своеобразное посольство со штатом из четырёх или пяти существ, знающих, что назад им уже не вернуться. Прилетающие из других миров будут знать, что у них в кармане билет только в один конец. И все отношения будут строиться только на доверии. Ничем, кроме информации, обмениваться нереально.
- А почему вы мне всё это рассказываете? Желание высказаться, какое бывает у человека, одиноко живущего на малюсеньком островке?
- Почему одиноко?
- Простите, с котом.
Монах улыбнулся.
- Ваше предположение неожиданно. Хотите, расскажу сказочную историю об этом коте?
И не дожидаясь ответа, продолжил.
- Некоторое время назад нашлись энтузиасты, которые поверили в реализуемость проекта трансляции разума методом, связанным и с использованием квантовой неопределённости. Построили лабораторию, из которой предприняли первые попытки подобной трансляции. А приёмник – по техническим соображениям поместили на малюсенький остров – так, что бы в радиусе нескольких километров не было бы ни каких внешний полей и помех. Взяли замечательного кота и привезли его на этот самый помехозащищённый остров. И провели первые опыты. Брали других котиков и транслировали отдельные моменты их кошачьих знаний и пониманий нашему коту на острове. И вы знаете, у котика стали появляться новые рефлексы. Кота взяли потому, что это животное, плохо поддающееся дрессировке. Даже если бы «дежурный по коту» и пытался бы чему-нибудь научить наше животное – ему бы вряд ли удалось. Кот попал сюда шести лет от роду, а в таком возрасте животные плохо обучаются новому. Котик же наш заметно поумнел и начал делать такое, чего прежде никогда не делал - он же собрал воедино в своей голове разум, умения, рефлексы нескольких котов. И даже научился даже выполнять кое-какие "собачьи" команды, после того, как ему транслировали фрагменты "собачьего интеллекта". Следует за тобой как собачка, приносит брошенный мячик и даже подаёт лапу – если хорошо попросить.
- И вы тоже… Как и котик?
- Вы сообразительны. Только часть моего сознания транслирована не с материка, а из более далёких мест. Занятная история?
- Следующий вопрос – зачем вы это мне рассказываете – становится более интригующим. В печати я о таких опытах не слышал, значит вы не торопились поделиться результатами опытов. И вдруг рассказываете случайно встреченному человеку.
- А вот теперь не сказочная история. Вчера под вечер мы вдруг обнаружили на нашем островке странный механизм, напоминавший кабину странного самолёта, причём крыльев у этого аппарата не было. Пристально осмотрели. Поняли, что это действительно кабина летательного аппарата. Но где крыло? Не мог же этот аппарат летать и приземлиться без крыльев. Пристально осмотрели островок и нашли вас спящим около крыла на вершине малой скалы. Хотели разбудить – узнать не нужна ли помощь, но сообразили – если вы сумели снять с дельтоплана крыло и затащить на вершину скалы, то явно здоровы. Связались со службой спасения и узнали о пропаже мототодельтоплана и так далее. Сообщили, что вы живы- здоровы и ждёте, пока вас заберут. Они хотели сразу же выслать вертолёт, но мы объяснили, что здесь сложно сесть, да и повреждённый аппарат вертолёт вряд ли сумеет забрать. Жалко бросать. Договорились, что утром отправят катер. Хотели разбудить и забрать вас в тесное помещение нашей станции. Потом решили, что можно обойтись и без этого – зачем лишние разговоры? Но ночью одному из нас захотелось побольше разузнать о пилоте, мирно спящем на скале в охапке театральных платьев. И выяснилось, что нам повезло встретить человека замечательного во всех отношениях. Талантливый учёный – мы уже знаем, что вы заканчиваете докторат, спортсмен и так далее. Вы же сами знаете – какой вы хороший человек. И вспомнили, что именно такого специалиста мы искали.
-Тот, кому захотелось побольше узнать обо мне – это кот?
Монах сделал вид, что иронии не заметил.
-Нет, кот охранял вас. Мало ли, что может случиться тихой летней ночью на необитаемом острове.
- Но если вернуться к вашим сказочным историям. Тот первый, кто стал приёмником разума, научился этому сам – или ему помогли?
- Сам. Вы слышали о самораскрывающихся файлах? В подходящей голове некоторые послания раскрываются сами.
- Это голова случайно не ваша?
Монах пропустил вопрос мимо ушей.
- Наша беседа заканчивается. Катер уже близко. Я предлагаю вам поработать у нас.
С этими словами он встал.
- Как вы знаете, что катер близко? – Мартин тоже встал.
- Вы невнимательно слушали мои сказочные истории. После раскрытия того самого файла я стал телепатом. И не только.
Монах подошёл вплотную к Мартину.
- Вот моя визитная карточка. Позвоните, когда придёте в себя. Поймите, у вас есть шанс. Вы умный, образованный, целеустремлённый. Если не нарвётесь ещё раз на неисправный дельтоплан, сделаете хорошую карьеру. Кстати, ночью я проверил ваш аппарат – потёк топливный насос. Счастье, что закончилось так хорошо. Так вот, у вас есть шанс. Я даю его потому, что вы мне симпатичны и потому что нам нужен ещё один сотрудник. Присоединившись к нашему научному братству, вы сумеете не только удвоить свои достижения, но и приблизить то время, когда откроются ворота в мир межзвёздного братства. Не тороплю вас, поразмышляйте.
Монах подхватил коробку с недоеденным супом и начал быстро спускаться. Кот побежал за ним. А Мартин остался на вершине скалы. Он не всматривался в морской горизонт, а почему-то внимательно изучал несколько кошачьих шерстинок, прилипших к его джинсам.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 08.05.2018 Владимир Смолович
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268925

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика












1