Мир - это война. Прогнозы американской разведки


Мир - это война. Прогнозы американской разведки
Новый доклад Национального разведывательного Совета США “Глобальные тренды: парадоксы прогресса” подготовлен офисом Директора национальной разведки в  2017 году для представления в Конгрессе США. Он носит явно антироссийский характер . Россию в докладе обвиняют во всех смертных грехах: в развязывании агрессии в различных регионах, кибератаках на США и другие страны, разжигании новой “холодной войны” и даже... в подготовке к мировой войне!
Эти положения доклада — на совести его составителей. Но в то же время нельзя обойти вниманием ряд положений доклада, которые являются плодами серьезной аналитики и представляют значительный интерес для концептуального осмысления проблем мировой безопасности и национальной безопасности России.

Многие выдающиеся ученые (Жак Аттали, Мэтью Барроуз, Элвин Тоффлер и др.) строили свои модели ближайшего будущего, исходя из того, что преступность и терроризм не только не уменьшатся, а станут реальными угрозами для человечества. На таких же позициях стоят многие исследовательские коллективы, делающие прогностические оценки в докладе разведсообщества США.
Авторы доклада, например, полагают, что, несмотря на технический прогресс последних десятилетий, глобальные тенденции указывают на темное и сложное ближайшее будущее. Преобладающая направленность изменений — это возрастание напряженности отношений в ближайшем будущем.
Меняется мировая экономика. В ближайшем будущем сохранится слабый экономический рост. Крупнейшие экономики столкнутся с сокращением рабочей силы и уменьшением прироста производительности труда. До настоящего времени странам G7 не удалось полностью восстановить экономическую ситуацию после финансового кризиса 2008-2009 гг. Они имеют большие долги, сохраняется слабый спрос. Население высказывает сомнения относительно глобализации. Низкие темпы экономического роста будут вести к социальной напряженности в развитых странах и увеличивать бедность — в развивающихся.

Технологии ускоряют прогресс, но усиливает противоречия. Быстрый технологический прогресс приведет к более быстрым изменениям и новым возможностям. Он также обострит противоречия между победителями и проигравшими в экономической гонке как внутри отдельных стран, так и в глобальном масштабе. Автоматизация и искусственный интеллект способны изменять экономику быстрее, чем система управления адаптируется к этим переменам. Прогресс искусственного интеллекта и робототехники ведёт к тому, что число рабочих мест, подлежащих автоматизации, намного превышает число вновь создаваемых рабочих мест, связанных с разработкой и обслуживанием сложной техники. Кроме того, автоматизация снижает зависимость развитых стран от миграционных потоков и затрудняет трансферт технологий и капитала для бедных стран.

Управление становится более трудным. Население потребует у правительств обеспечить безопасность и процветание. Однако невысокие доходы, недоверие, поляризация и разнородность запросов различных групп населения будут препятствовать деятельности правительства. Технологии позволят расширить круг игроков, которые смогут блокировать или обходить политические действия. Регулирование глобальных процессов усложнится, т. к. придется считаться с неправительственными организациями, корпорациями и небольшими группами. Это приведёт к переходу от международной системы управления и согласований к ситуационному решению по частным вопросам.

Изменится природа конфликтов. Риск возникновения конфликтов увеличится из-за расхождения интересов среди ведущих держав, увеличения террористической угрозы, длительной нестабильности в слабых государствах и распространения смертельных, разрушительных технологий. Разрушающие общества и несостоявшиеся государства станут более распространенным явлением. Они будут обладать высокоточным оружием дальнего радиуса действия, кибери роботосистемами для проникновения в целевые инфраструктуры издалека и более доступными технологиями для создания оружия массового уничтожения.

В течение следующих 20 лет настоящие и будущие тенденции будут вести в беспрецедентном темпе к увеличению числа и сложности проблем. Наиболее разрушительными из них будут кибератаки, терроризм и экстремальные погодные условия.
Демографические изменения повлияют на работоспособность, социальное обеспечение и социальную стабильность. Богатый мир стареет, в то время как большая часть бедного мира — нет. Все больше и больше людей живут в городах. Некоторые из них становятся все более уязвимыми в результате природных катаклизмов. Борьба за хорошую работу приобретает глобальный масштаб, в то время как технологии разрушают рынок труда. Технологии будут способствовать расширению возможностей объединения людей со стороны отдельных лиц и небольших групп. В то же время ценности, национализм и религия будут всё больше разделять их.

На национальном уровне разрыв между ожиданиями от правительственных действий и реальными действиями будет увеличиваться. Демократия уже не может быть принята как само собой разумеющееся явление. За её сохранение придётся бороться. На международном уровне концентрация власти в отдельных элитных группах ухудшит коллективное взаимодействие в преодолении глобальных проблем.
Растет риск возникновения конфликтов. Война будет всё меньше и меньше походить на войны прошлого. Сотрется разница между миром и войной, тылом и фронтом, между регулярными подразделениями армий и иррегулярными формированиями. Всё чаще конфликты будут происходить не на поле боя, а в киберпространстве, финансово-экономической и ментальной сферах. Хронические угрозы загрязнения воздуха, нехватка воды и изменение климата станут более заметны. Это приведет к серьёзным столкновениям. Среди крупных держав, элит и населения, чем дальше, тем больше, нет согласия в путях решения глобальных и региональных проблем. Динамика развития приходит в острое противоречие с расстройством системы глобального управления.

В некоторых африканских и азиатских странах средний возраст населения будет 25 лет или меньше. Это относится к Сомали, Пакистану, Афганистану, Ираку и Йемену. Это обусловлено одновременным действием трёх факторов. В странах Азии и Африки, особенно в тех, где население исповедует ислам, очень высокие темпы рождаемости. Авторитарные режимы, находящиеся у власти в большинстве африканских и азиатских стран, не делают ничего либо делают мало для развития здравоохранения и социальной помощи. Поэтому в этих странах очень высокий уровень смертности среди всех демографических групп и низкая продолжительность жизни. Наконец, это регионы, где практически не прекращаются войны, внутренние столкновения и очень высок уровень гражданского насилия. (А это означает, что именно эти регионы в опережающем темпе будут пополнять ресурсы террористов, наркомафии и других преступных образований.)

Большинство людей живет в городах. Демографические тенденции усилят давление на правительства, особенно в сфере услуг и здравоохранения. Половина населения земного шара в данный момент проживает в городах. К 2050 г. прогнозируется рост городского населения до двух третей от всего земного населения.
Стареющие страны, которые приспосабливают здравоохранение, пенсии, благосостояние, занятости и военные системы под новые обстоятельства, вероятно, успешно выдержат демографические тенденции, в то время как страны с молодым населением получат большую выгоду, если сосредоточатся на проблемах образования и занятости. (Это — в идеале, но, скорее всего, молодое население этих стран чаще будет связывать своё выживание с участием в бандах и террористических организациях.)

В ближайшие годы следует ожидать появление новых типов оружия массового уничтожения неядерного характера. Эти виды могут нарушить сложившийся военный баланс между ядерными державами. В этих условиях государства, обладающие ядерным оружием, будут стремиться к его наращиванию с тем, чтобы отразить риски появления новых типов. Определенную угрозу составляет бряцание оружием со стороны Северной Кореи, а также сохранившаяся неопределенность по поводу намерений и возможностей Ирана заполучить ядерное оружие.
Потенциально самой большой угрозой миропорядку является использование в качестве оружия достижений биотехнологий и синтетической биологии. Эти технологии практически недоступны для международного контроля в его сегодняшнем виде, а по разрушительной мощи не уступают ядерному вооружению. Имеются данные, что стремление овладеть подобного рода оружием наличествует не только у деструктивных государств типа Северной Кореи и Ирана и известных террористических организаций типа ИГИЛ и Хезболла, но и преступных группировок.

В ближайшие два десятилетия вполне возможен крах слабых государств, обладающих определенной научной базой, в том числе на территории Европы и Центральной Азии. Это откроет путь для овладения террористами и преступниками лабораториями и специалистами, способными произвести оружие массового поражения. Кроме того, возможна несанкционированная передача оружия массового поражения террористам и преступникам из государственных арсеналов в слабых и несостоявшихся государствах.
Конфликты в серых зонах. Размывание грани между войной и миром, между армиями национальных государств, ЧВК и различного рода иррегулярными формированиями, между полноценными военными действиями, спецоперациями и террористическими актами, между непосредственными войнами и прокси-конфликтами меняет динамику современного мира. Чем дальше, тем больше эта разница будет стираться. Многие силы в современном мире заинтересованы в последовательном расширении серой зоны конфликтов. Их наиболее точным определением будет являться состояние — ни войны, ни мира. Впервые этот термин применил Л. Троцкий в революционные годы.

Характерной чертой конфликтов в серых зонах является изменение соотношения между летальными и нелетальными компонентами конфликта. На протяжении всей истории сердцевиной, кульминацией конфликта выступало применение летального оружия. Именно это подчеркивало высказывание: “Война — это продолжение политики иными средствами”.
В ближайшие 20 лет наряду с традиционными военными конфликтами все большую роль будут играть конфликты, где применение летальных вооружений являются вспомогательным компонентом. Основные противоборства будут вестись в финансово-экономической, технологической, информационной, поведенческой, экологической сферах, и, конечно же, в киберпространстве.

При трёх основных сценариях климатической динамики в ближайшем будущем: соответственно похолодании, потеплении и усилении колебаний или неустойчивости климата в мире будет нарастать проблема обеспечения населения и экономики пресной водой.
Ожидается заметное усиление напряженности и конфликтности во всех регионах. Эта конфликтность будет носить как международный, так и внутристрановый характер.
На фоне расстройства мирового порядка и ослабления власти национальных правительств будет расти угроза со стороны терроризма и организованной преступности. Национальным государствам будет брошен вызов со стороны транснациональных корпораций на одной части спектра и малых высокотехнологичных групп — на другой.

Усиление напряженности скажется на государственной власти во всех развитых странах независимо от типа правления. В демократических странах у различных групп интересов и слоев населения будет углубляться недоверие к традиционным западным институтам политической власти из-за их неспособности обеспечивать в новых условиях учёт чаяний всех групп и новый социальный консенсус.
В авторитарных странах, в том числе с клановым капитализмом, сочетание экономических трудностей с нарастающими внешнеполитическими, в том числе террористическими угрозами приведёт к падению уровня жизни подавляющей части населения в сочетании с ужесточением авторитаризма правящих элит. Это безальтернативно закончится социальными волнениями, внутристрановой напряжённостью и расколом элит, чем не преминут воспользоваться внутренние деструктивные силы и международный терроризм.
В следующие пять лет будет нарастать напряжённость в международных отношениях, вплоть до начала новых межгосударственных и международных конфликтов.

В условиях ослабления внутренней политической власти, углубляющегося раскола элит и недовольства населения политическим классом будут возрастать масштабы и разрушительная мощь террористических сетей, преступных организаций и деструктивных малых групп. Вероятно, следующее пятилетие войдёт в историю как пятилетие глобального беспорядка. Он охватит всю мировую систему. В каждом регионе глобальный беспорядок будет иметь свои специфические черты.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 20
© 08.05.2018 Игорь Рудой
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268894

Рубрика произведения: Проза -> Статья












1