66. 1257 год, Александр Ярославич


Одной из задач Бориса Ростовского было получить в Орде помилования Андрею и Ярославу. Это ему удалось.
-Поганые поняли, что в противном случае князья-изгои станут наводить на Русь шведов, тевтонцев и литву, - говорил Борис Александру. - Нехристям нужно, чтобы мы прикрывали их тылы от латинян. Поэтому они поступили по принципу: не можешь поймать — прости!

Далее приятные новости заканчивались.

-Новым властелином поволжской орды считается другой сын Батыя — малолетний Улавчий, именем которого заправляет вдова Боракчин, - продолжил Борис. - Верховный царь прислал к ним своего представителя. Ходят слухи, будто этому наместнику поручено всю Русь перечесть до единого человека, чтобы с каждого вытрясать потом деньгу. При такой системе выйдет во стократ дороже, чем мы до сих пор отсылали...

Слухи подтвердились. Более того, кроме ежегодной подворной дани татары собирались забрать в свою армию каждого десятого мужчину для войны где-то далеко на юге. Князья были добиты этим сообщением. По возвращении на Русь они ожидали взрывов народного недовольства по всей земле — в том числе и против себя, так как царский наместник обязал русских правителей обеспечивать выполнение переписи.

-За срыв мероприятия своими подданными вы ответите по всей строгости, - предупредили татары.

Впрочем, вместе с князьями и чиновниками он отправил на Русь и воинские отряды. Не зря! Даже жители Владимиро-Суздальского княжества, помнившие Батыево и Неврюево нашествия, покорились не без локальных бунтов. А вот избежавший разорений Новгород (в основном, чернь) наотрез отказался от переписи. Василий поддержал бунтовщиков. Правда, открыто выступить против отца он не решился и перед прибытием Александра и переписчиков сбежал во Псков, что могло худшим образом отразиться на положении великого князя.

В итоге ни Александру, ни боярам не удалось смирить простой люд.

-Что с богатея, что с бедного — величина дани почему-то одна! - возмущались «меньшие». - Бояре да купцы при их доходах даже не заметят ущербу. А нам придётся последнюю рубаху с себя сымать. Нечестно! Тогда уж пусть со всех берут по уровню достатка. Ещё слыхали мы, быдто татары с кажного подворья по мужику забирают и в Орду уводят для пополнения собственного войска. Такому сраму у нас точно не бывать! Пущай спервоначалу нас одолеют!

Татарские чины, видя масштабы волнений (горожане даже Михалку Степанича — посадника! - убили за приверженность великому князю и его политике), поспешили выехать из Новгорода. Их щедро одарили, но Александр понимал, что так легко новгородцы не отделаются. Он думал спешить в Орду и просить милости у Улавчия. Однако оставалось ещё одно дело в северной Руси. Александр помчался во Псков. Он заковал непослушного сына в кандалы и велел доставить его в стольный град Владимир. С окружением же Василия князь расправился максимально жестоко: одних казнил, других бросил в поруб, предварительно вырвав глаза и ноздри.

-Теперь, слуги мои верные, собирайте дары побогаче! - приказал Александр. - Нужно умилостивить ордынских правителей, упросить их простить Василия и дать Новгороду вторую попытку.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ С ПОНЕДЕЛЬНИКА ПО ПЯТНИЦУ. ПРОИЗВЕДЕНИЕ БУДЕТ ВЫЛОЖЕНО ПОЛНОСТЬЮ





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 07.05.2018 Вадим Кириленко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268705

Метки: Александр Невский, монголо-татарское иго, Новгородская республика, численники, новгородское вече,
Рубрика произведения: Проза -> История












1