Несостоятельность Теории Относительности ч.4


С некоторой задержкой предлагаю вниманию читателей продолжение разоблачения Теории Относительности Эйнштейна, как масштабной фальсификации.

4. Относительность одновременности.

В главе, посвящённой относительности одновременности, Эйнштейн рассматривает пример с наблюдением одновременного разряда двух молний в двух разных точках железнодорожного полотна. Что ж, факт вполне вероятный. И потому представить это явление любому человеку, видевшему и слышавшему разряд молнии, совсем нетрудно. Молния бьёт в условные точки А и Б, находящиеся на железнодорожном полотне на некотором расстоянии.

Условно ставим точно посередине отрезка АБ точку М.

Далее Эйнштейн моделирует поезд и в нём некоторую точку М′, в которой находится гипотетический наблюдатель и которая в момент удара молний точно совпадает с точкой М.

И затем, используя такую умозрительную модель, Эйнштейн пишет: «Два события (напр., два удара молнии, А и В), одновременные по отношению к железнодорожному полотну будут ли также одновременны по отношению, к поезду? Мы сейчас убедимся, что ответ должен быть отрицательный».

То есть, Эйнштейн анонсирует вывод о неодновременности событий в разных системах отсчёта.

В этом месте отвлечёмся ненадолго, чтобы рассмотреть пример, который понадобится нам в дальнейшем для помощи в понимании рассматриваемой идеи.

Представим, что из города А один человек посылает своему родственнику письмо в город Б. Они пишет письмо на листке, заклеивает в конверт, подписывает адрес и бросает письмо в почтовый ящик. Условимся именно этот момент считать моментом события. Например, 5 января 2001 года.

10 января 2001 года родственник в городе Б достаёт это письмо из своего почтового ящика. Что мы наблюдаем и какой вывод делаем? – Тот вывод, что отправление письма и получение его - два разных события. Запомним этот факт и следим дальше за Эйнштейном.

Сам по себе умозрительный опыт, описанный Эйнштейном очень прост. Он даже излишне сложен на наш взгляд. Очевидно, что в начале 20 века уровень техники ещё не был таким, как сейчас. Мы, живущие в более технически развитое время можем легко заменить две молнии, которых ещё нужно дождаться (а уж чтобы дождаться одновременного удара двух молний, да ещё точно в одно время - это фантастика). Мы просто помещаем в точки А и Б, находящиеся рядом с железнодорожным полотном две яркие лампы. Кнопка включения - точно посередине расстояния между ними. Длина проводов одинаковая, так что лампы включаются одним выключателем максимально одновременно. Мы это знаем, потому что сами проверили схему в работе.

Устройство, подобное фотофинишу, включает лампы одновременно в тот момент, когда наблюдатель окажется точно в точке М - посередине расстояния между лампами. Снабдим лампы ещё и звуковым коротким сигналом. Для чего - станет понятно чуть позже. Определим расстояния АМ и МБ равными 1 километру. Скорость поезда – 100 км/час.

Итак, наблюдатель, едущий в поезде, оказывается в точке М. Датчик включает лампы. Наблюдатель продолжает ехать в сторону точки Б.
Используя простые формулы, мы можем вычислить время, когда наблюдатель увидит начало световых и услышит начало звуковых сигналов.
Логика и интуиция говорит нам, что световые сигналы до наблюдателя дойдут в разное время.

Проведём вычисления для света:

Свет от точки Б:
t´ 100 + t´ 10800000000 = 1
t´ 10800000100 = 1
t = 1:10800000100 = 0,00000000009259259173525

Свет от точки А:
t´ 300000 - t´ 100 = 1
t´ 10799999900 = 1
t = 1:10799999900 = 0,00000000009259259344993

Как видим – до наблюдателя свет от разных источников света долетит в разное время.

Но уж слишком мало расхождение по причине огромной разницы между скоростью света и скоростью поезда. Но мы уже знаем, что звук распространяется точно по такому же закону, что и свет – скорость звука зависит только от свойств среды. Поэтому заменяем лампы мощным звуковым импульсом. Остальные расчёты точно такие же:

Звук от точки Б
t´ 340 + t´ 27,7778 = 1000
t´ 367,7778 = 1
t = 1:367,7778 = 2,72 сек

Звук от точки А:
t´ 340 - t´ 27,7778 = 1000
t´ 312,2222 = 1000
t = 1:312,2222 = 3,2 сек

В этом случае разность времени приёма сигналов уже ощутимая.

То есть, никакого парадокса в действительности не наблюдается. Скорость света соотносится со скоростью любой движущейся ИСО точно так же, как и скорость звука – проявляется эффект Доплера, при котором в движущейся ИСО повышается частота звука и свет смещается в сторону фиолетового при движении навстречу. При движении же ИСО от источника - понижается частота звука и свет смещается в сторону красного. Всё. И больше никаких фантазий и парадоксов.

Теперь снова вернёмся к рассуждениям Эйнштейна об относительности одновременности. Вспомним, что он писал перед описанием рассмотренного опыта:

«Два события (напр., два удара молнии, А и В), одновременные по отношению к железнодорожному полотну будут ли также одновременны по отношению, к поезду? Мы сейчас убедимся, что ответ должен быть отрицательный».

Теперь приведём цитату из главы 8 «О понятии времени в физике». Рассуждая о возможности определения одновременности двух событий, в нашем примере – вспышек ламп или импульс звука Эйнштейн пишет: «Если теперь наблюдатель одновременно воспримет оба удара молнии, то значит они одновременны».

Вот здесь я прошу вас, читатель, сосредоточиться, чтобы не пропустить и понять самое интересное место в нашем исследовании. Мы видим, что Эйнштейн своими словами факт одновременности двух событий, в нашем примере – одновременной вспышки ламп или одновременной подачи звукового сигнала, ставит в зависимость от того, каким образом наблюдатель воспримет дошедший до него световой или звуковой сигнал.

Но мы-то уже в нашем опыте убедились, что сигналы, поданные заведомо абсолютно одновременно, до наблюдателя доходят в разное время. И получается, что, согласно логике Эйнштейна, лампы и звуковой сигнал включились не одновременно, хотя это заведомо не так.

И вот в этом месте можно бить себя по лбу и кричать: «как же так?!!!!! За сто лет никто не заметил этого ляпа?!!!! Из-за которого весь этот сыр-бор?!!!!! Кошмар!!!!!!!»

Что же мы видим, читатель? Мы видим, что великий физик отождествил в своих рассуждениях событие отправки сигнала с событием получения сигнала! Да это то же самое, как, вынув одновременно из почтового ящика два письма (вспомните пример с письмом) со штемпелем получения 10 января, мы делаем вывод о том, что они и отправлены нам одновременно. Хотя на штемпеле отправления писем могут стоять 3 января и 7 января. Или наоборот: получив одно письмо 10 января, а другое 15 января, мы сделаем вывод о том, что письма были отправлены в разные дни, хотя на обоих стоит дата одна отправки – 5 января.

Чтобы не думать, что это мы ошиблись в наших рассуждениях, а не Эйнштейн, перечитаем ещё раз его важное высказывание: «Если теперь наблюдатель одновременно воспримет оба удара молнии, то значит они одновременны». Ну, вы видите? Нет, мы не ошибаемся. Всё именно так – Эйнштейн утверждает, что одновременность или неодновременность двух событий определяет наблюдатель, получивший сигналы о событиях, а не сам объективный факт одновременности этих событий. Разве так можно?

На основании обнаруженных противоречий в тексте Эйнштейна мы уже можем утверждать, что в важнейшем пункте своей теории относительности лауреат Нобелевской премии допустил грубейшую логическую ошибку, которая фактически зачёркивает всю специальную теорию относительности. Потому что обнаружение этой ошибки опровергает утверждение Эйнштейна об относительности одновременности. На самом деле одновременность событий никак не может зависеть от мнения наблюдателя. Она зависит от самой одновременности событий.

Чтобы ещё больше уяснить всё сказанное, мы должны понять, что само произошедшее событие есть факт. Вторым фактом, проистекающим из первого, является тот, что помимо самого факта события существует информация, след о событии, который любое событие оставляет в пространстве. Это, в частности, могут быть свет или звук, как в нашем примере, волна на поверхности воды от брошенного камня и множество других примеров. При этом мы никак не можем смешивать и отождествлять само событие с той информацией, которую мы о нём получаем.

На наш взгляд эта мысль очень проста для понимания. И поэтому кажется невероятным, что ошибок в теории относительности Эйнштейна никто не заметил на протяжении целого века.

Но всё не так просто, как нам показалось.

В пятой главе «Принцип относительности (в более узком смысле)» Эйнштейн излагает совершенно правильную мысль: «если К′ представляет собой в отношении К равномерно и без вращения движущуюся систему координат, то все события природы протекают в отношении к К′ по точно тем же всеобщим законам, как и в отношении к К. Это утверждение мы называем «принципом относительности» (в более узком смысле)». Да, и мы полностью согласны с этим. Это действительно так: все законы, действующие во вселенной не зависят от любой системы отсчёта.

Но в том и дело, что дальше в этой же главе Эйнштейн пишет следующее: «Если принцип относительности недей­ствителен, то, значит, Галилеевы системы координат К, К’, К′′ и т. д., находящиеся по отношению друг к другу в состоянии равномерного движения, будут неравноценны для описаний явлений природы. А тогда почти необходимо пришлось бы допу­стить, что законы природы могут быть особенно просто и есте­ственно формулированы лишь при условии выделения из всех Галилеевых систем координат в качестве исходного тела именно какой-то одной (К0), обладающей определённым состоя­нием движения».

Мы обращаем ваше внимание на подчёркнутые нами слова. Сначала речь идёт о явлениях природы, но следом за этим – о законах природы. Но является ли это одним и тем же? Давайте поразмыслим: законы природы фундаментально определяют тот или иной определённый ход событий (явлений природы). И эти законы всеобщи для любой точки пространства вселенной и для любой ИСО. Но при этом сами события, явления природы в разных ИСО могут проходить или наблюдаться по разному.

Эту мысль нужно хорошо уяснить и глубоко усвоить. Ещё раз: законы природы едины для всех ИСО, но явления природы в разных ИСО могут быть наблюдаемы по разному. На примере звука в воздухе: скорость звука в воздухе постоянна и не зависит от СО источника звука. То есть, звук будет распространяться в воздухе со скоростью 340 м/сек независимо от того, исходит звук из неподвижной точки на земле, или из движущейся СО. Но восприниматься звук будет по-разному в разных СО: при приближении к источнику звука с заметной скоростью звук будет повышаться, а при удалении – понижаться.

То есть, сама относительность имеет место. Но не в том смысле, в каком её трактует Эйнштейн.

Вообще, всем людям буквально с детства знакома такая относительность восприятия событий. Когда мы в ночной темноте видим яркую вспышку молнии нас нисколько не удивляет, что звук грома мы слышим намного позднее. Так, звук грома от молнии, блеснувшей в километре от нас, мы слышим через три секунды. А кто-то в другом районе города услышит гром от этой же молнии через пять секунд. Но никто при этом не думает, что это были две разные молнии.

Значит, само явление относительности действительно имеет место в сфере нашей жизни. То есть, мы обосновано можем считать, что различия в восприятии событий всегда обусловлены относительным расположением в пространстве данного наблюдателя, а так же тем, находится он неподвижно на одном месте, или двигается. Причиной тому является может быть запаздывание светового луча, хотя это будет заметно лишь при огромных космических расстояниях.

Выше была названа причина этого. Восприятие действительности всегда зависит от конкретных условий наблюдателя. Это достоверный факт. И он принят нами безоговорочно.

Но теория относительности Эйнштейна утверждает совсем иное. В ней американский физик пошёл куда дальше нас.

Он сделал в пределах данной теории такие открытия, которые ... мы и пытаемся закрыть. Нашей задачей является разоблачение ошибочных постулатов и выводов, которые сделаны в рамках специальной и общей теорий относительности Эйнштейна.

В 9 главе своей книги Эйнштейн утверждает:

«События, которые одновременны в отношении к железнодорож­ному полотну, не одновременны в отношении к поезду, и наоборот (относительность одновременности). Каждое исходное тело (система координат) имеет своё особое время. Указание времени только тогда получает смысл, когда показано исходное тело, к которому оно относится.

До теории относительности физика всегда молчаливо прини­мала, что указания времени обладают абсолютным, т.е. незави­сящим от состояния движения исходного тела, значением».

Но мы теперь, разобравшись в том, что Эйнштейн совершенно неоправданно отождествил само событие с информацией о событии, распространяющейся в пространстве, можем твёрдо быть уверены в ошибочности и этого утверждения. То есть, любое событие, произошедшее в пространстве вселенной, одновременно для всей вселенной, то есть и для любой СО, даже неинерциальной. Но наблюдаться из разных СО это событие будет по-разному. В частности, в случае астрономических расстояний между СО и местом события, может иметь место запаздывание светового луча, так что событие будет воспринято с запаздыванием. Но мы, зная это, не можем теперь утверждать, что само событие может быть неодновременным для разных СО.
Справедливости ради мы не будем игнорировать некоторые высказывания Эйнштейна, которые встречаются в его работах и которые, собственно, соответствуют истине. Например, в работе 1905 года «К электродинамике движущихся тел» Эйнштейн пишет: «Итак, мы видим, что не следует придавать абсолютного значения понятию одновременности. Два события, одновременные при наблюдении из одной координатной системы, уже не воспринимаются как одновременные при рассмотрении из системы, движущейся относительно данной системы».

Видите, ясно сказано: «не воспринимаются как одновременные». Это совсем не то, как если было сказано: «не происходят одновременно». То есть, речь о субъективном восприятии происходящих событий. Следовательно, мы должны быть постоянно начеку и замечать, идёт ли речь о субъективном восприятии событий, или же о самих событиях. Если проще, то различать то, что происходит на самом деле и то, что нам кажется.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 49
© 07.05.2018 Илья Рассказов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268621

Рубрика произведения: Проза -> Эссе












1