Меня зовут Изольда (33)


33
Выйдя из больницы, Зоя некоторое время брела по улице, как сомнамбула. Очнулась только, когда кто-то, проходя мимо, довольно ощутимо задел ее плечом. Ощутив этот удар, Зоя пришла в себя и осмотрелась. Она стояла перед цирком. Странно… Что ее сюда занесло? Тысячу лет не была на представлении, а тут надо же, ноги сами пришли…
Денег в кошельке хватало на билет. До начала представления было еще полчаса. Подумав, Зоя решительно направилась к кассе. Если билеты еще есть, значит, она пойдет в цирк! Неспроста же она оказалась возле его дверей!
В холле цирка царил сильный запах животных. Судя по афише, вторая часть представления будет как раз с ними. Львы, тигры и даже слоны. Ну, что ж, посмотрим.
Пробираясь к своему месту, Зоя с любопытством осматривалась. А, правда, сколько же она не была здесь? Лет двадцать, наверное… Зое повезло – место ей досталось просто фантастическое – первый ряд, прямо напротив занавеса. Сев на покрытое лаком деревянное сиденье, она глубоко вдохнула в себя странный запах цирка. Удивительно, но мозг сразу же подтвердил ее догадку – здесь почти ничего не изменилось. Так же ровно и многоголосо гудит, словно пчелиный рой, зрительный зал. Так же благородно поблескивает бархат, укрывавший манеж. Роскошные тяжелые складки шитого золотом занавеса время от времени шевелятся как живые – видимо кто-то трогает их с той стороны. Над выходом на арену как всегда место для оркестра, и оттуда уже доносятся звуки настраиваемых инструментов.
Боже мой, какая же все-таки это сказка! Душу сразу же захлестнули странные чувства. Это была гремучая смесь: ожидание какого-то чуда, волшебства, и одновременно сладостные воспоминания, когда, еще будучи ребенком, Зоя ощущала, каким праздником был поход в цирк.
И вот, наконец, вспыхнуло освещение, разноцветные прожектора раскрасили арену, озорными лучами игриво пробежались по зрителям, метнулись под купол цирка, и в тот же миг резко упали вниз, одновременно сменив яркие цвета на привычный желтый свет и освещая только манеж и нарядный занавес.
В то же мгновение, когда оркестр заиграл первые аккорды, занавес раскрылся и представление началось.
Сначала все шло просто отлично. Совершенно забыв обо всем на свете, Зоя полностью погрузилась в волшебный мир цирка. Она смеялась над неуклюжим краснощеким клоуном, умилялась ловкости дрессированных кошечек и собачек. Временами, совсем по-дурацки раскрыв рот, следила за манипуляциями иллюзиониста. И ахала, когда посланные юным жонглером высоко-высоко серебристые шарики, казалось бы, вряд ли будут пойманы им…
В какой-то момент Зоя засмотрелась вдруг на один из шариков. Совершенно необъяснимым образом ей удалось выхватить его из нескольких, и, словно при замедленной съемке, она увидела его движение вверх, а потом вниз. И в тот самый миг, когда шарик стал падать, Зоя вдруг услышала вдруг в ушах странный шум. Сначала ей показалось, что она слышит звук падающего шарика. Но это было невероятно! Точнее сказать – этого просто не могло быть! Как можно услышать звук падающего шарика с расстояния около двадцати метров, да еще и при условии, что вокруг совсем даже не тихо: шуршат и перешептываются зрители, оркестр негромко играет музыку?
И тут стало происходить совсем странное. Зое почудилось, что она не только слышит звук падения, но и чувствует, как потоки воздуха обдувают бока падающего реквизита. В ушах заломило, грудь заложило так, что стало трудно дышать…, и наступил провал…
И в тот же миг Зоя пришла в себя. Похоже, отключалась она ненадолго, серебристые шарики все так же летали из рук жонглера, то выше, то ниже взмывали они вверх, и каждый раз все равно послушно возвращались в талантливые руки.
Зоя похлопала глазами, осторожно огляделась по сторонам. Нет, кажется, все в порядке, ее ощущения как всегда остались никем не замеченными. Но что же это все-таки было?
С этого момента Зоя чувствовала себя неуютно, для нее словно приглушили свет и убавили звуки. Вся радость, в волнах которой только что с детским восторгом она купалась, в один миг померкла. Теперь Зоя просто сидела и смотрела представление. Просто так, безо всяких эмоций.
В последнее время она знала, что такие вот «сдвиги» происходят с нею не просто так. Они всегда есть предзнаменование чего-то недоброго, что неизбежно должно случиться в дальнейшем. И она не могла ничего изменить. В тех двух случаях – с бабушкой и внучкой, посетившими библиотеку, с соседкой тетей Полей – она смогла их предупредить, и тем самым спасла. Когда сломались качели – Зоя успела сама схватить ребенка, и уберегла его как минимум от увечья. Кого же подстерегала опасность сейчас, кому нужно помочь, подать какой-то знак о беде – она не знала, просто не представляла.
Когда на арену вышел красивый юноша в серебристом трико, обтягивающем его мускулистое тело как вторая кожа, Зоя немного отвлеклась от своих дум, и невольно залюбовалась красавцем гимнастом.
Юноша работал с алым полотном. Длинный шлейф воздушной ткани упал откуда-то сверху, едва гимнаст встал в определенную позицию и вытянул вверх правую руку. То, что стало происходить дальше, невозможно было описать никакими словами. Зрители то в едином порыве восторженно ахали, то испуганно хватались за сердце.
В один миг весь цирк замер, когда гимнаст с огромной высоты словно сорвался вниз и, в мгновение превратившись в серебристый кокон, скользнул, к арене. Падение длилось какие-то доли секунды, но буквально в полуметре от губительной поверхности, гимнаст сделал неуловимое движение и замер, едва не коснувшись манежа. Некоторое время в цирке стояла гробовая тишина. И только потом, с трудом вынырнув из плотного страха, поняв, наконец, что все закончилось благополучно, зрители взвыли от восторга, подняв небывалый шум и разбивая ладони в овациях.
Через несколько минут все понемногу стихло, и гимнаст продолжил свой номер. Больше он таких страшных трюков не повторял, но и все равно каждое его движение было достойно восхищения. Красота и сложность номера настолько плотно переплелись друг с другом, настолько захватили всех и каждого, что не было в зрительном зале никого, кто мог бы оставаться равнодушным.
Под самое завершение выступления гибкая фигура снова взмыла вверх. Кульминация явно приближалась. Все сидели, задрав головы, и смотрели, как гимнаст, зацепившись одной ногой за красиво струящуюся ткань, начинает раскачивать полотно. Зоя, да и, наверное, многие зрители в глубине души уже ждали скорейшего завершения номера. Можно понять, как не просто артисту цирка дается эта работа, но и у зрителей нервы тоже не железные. Хотелось уже передышки.
Зоя и сама не знала, что в какой-то момент отвлекло ее от раскачивающегося на высоте гимнаста. Но она отвела взгляд, а, когда снова взглянула на то место, где должен был быть артист, то не увидела его. Зато вокруг раздался какой-то непонятный шорох, словно много-много человек одновременно глубоко вдохнули в себя воздух. И в ушах послышался тот самый свист падающего шарика. Только это падал вовсе не шарик. В гулкой, страшной тишине, воцарившей в цирке, раздался сдавленный стон и глухой удар чего тяжелого. Словно мешок с мукой уронили с высоты.
Но это был не мешок. И не с мукой.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 07.05.2018 Юлия Трофимова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268301

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1