Меня зовут Изольда (30)


30

А саму Зою, спустя несколько дней, ждал еще один сюрприз. Неожиданно позвонила Настя Болотова и попросила встретиться. Судя по голосу, коллега чувствовала себя нормально – это порадовало Зою. Уйдя в отпуск и в связи со всеми последними событиями, она и думать забыла и про работу и про Настю. А сейчас та сама позвонила. Зачем? Попросит подменить или еще что?
Но появившаяся на пороге девушка и не думала о чем-либо просить Зою.
- Я не знаю, Зой, как так получилось, но ты была права! Я нашла их, представляешь! Всех трех нашла!
Зоя стояла как истукан и смотрела на довольную Настю. Если честно, то о чем она ведет речь, Зое было совсем непонятно. А счастливо улыбающаяся коллега продолжала восторженно говорить о каком-то чуде, о волшебнице по имени Зоя… И вдруг, переполненная чувствами кинулась ей на шею, обняла и замерла, как ребенок, обнявший любимую мамочку.
- Я даже не знаю, как тебя благодарить, Зой! – прошептала девушка.
- Да за что хоть? – улыбнулась Зоя. – Объясни все толком!
И Настя, успокоившись, приступила, наконец, к рассказу.
- И, не поверишь, третья обезьяна тоже нашлась! – воскликнула она, поведав первые две истории.
- Да ну? – искренне удивилась Зоя, понемногу начиная понимать, что к чему.
- Да!
- И тоже на какой-нибудь картинке?
- Нет, не на картинке. Мы поехали к бабушке, папиной маме. У нее был день рождения, юбилей… Понимаешь, мы ей не говорили о том, что случилось, она старенькая, давление и так скачет. Вот папа и попросил маму съездить к ней всем вместе. Мама, конечно, не хотела, говорила, что рано или поздно, но ей все равно придется все сказать. Но потом бабушка сама ей позвонила и пригласила. Мне кажется, бабуля чувствовала, что что-то не так…
В конце концов находящееся на грани развала семейство погрузилось в машину и покатило в соседний город. Всю дорогу молчали и это было настолько тяжело, что даже Насте стало безумно тягостно, а мама где-то на полпути и вовсе вдруг, ни сказав ни слова, заплакала. Они с отцом испугались, увидев ее слезы, стали спрашивать, что случилось. Мама сказала, что не может притворяться и делать вид, что ничего не произошло, и попросила высадить ее. «Домой я сама вернусь, а вы езжайте. Там сами придумаете, что сказать!»
Настю словно ушатом холодной воды окатили. Этими словами мама окончательно давала понять, что она ни за что не пойдет на примирение. А Настя так надеялась, что эта поездка хоть чем-то им поможет…
Лицо отца стало бледным, как мел. Он свернул к обочине и остановил машину. Долго сидел молча, вцепившись руками в руль так, что даже костяшки пальцев побелели. В душе дочь понимала его состояние и чувствовала, что он просто физически не может вести машину.
Насте было страшно, очень страшно. Кажется, каждой клеточкой своего тела она ощущала, как рвется та незримая связь, что возникает между давно живущими вместе людьми. И эту связь будет невозможно восстановить уже ничем и никогда. Можно себе представить, что творилось сейчас в душе отца… Эх, если бы она только знала, как ему хотелось сейчас выскочить из салона и бежать куда глаза глядят!
Но не отец, а сама Настя открыла дверцу и вышла из машины. Развернулась и сказала родителям:
- Я, конечно, уже совсем большая девочка… Но мне тоже очень больно, поверьте.
Она отошла от машины, стараясь не разреветься. Поймать попутку и уехать обратно домой? Скорее всего, и отец с матерью последуют ее примеру - и к бабуле никто из них не поедет. Это, конечно, было бы проще всего, но бабушка… Она-то чем виновата? Почему она должна сидеть и ждать своих родных людей, выслушивать их вранье о том, что помешало им приехать к ней, а потом встречать свой день рождения в одиночестве?
Рассудив так, Анастасия осталась возле машины, в которой тяжело, словно застоявшиеся без дела, сильно заржавевшие и даже закоксовавшиеся шестеренки, начинало двигаться колесо общения в пух и прах рассорившихся супругов.
И все-таки примирение состоялось. Поборов свой страх, отец заговорил с мамой первым. С огромным трудом, но они все-таки взяли тайм аут в своих разборках, и, посадив дочь обратно в машину, Болотовы поехали на юбилей.
- Пап! Пап! Останови! - неожиданно закричала Настя через некоторое время.
Машина резко затормозила; хорошо ни с боку, ни сзади не оказалось никакого транспорта, а то столкновения вряд ли удалось бы избежать.
- Ты чего? – хором всполошились родители.
А Настя, не слушая их, выбралась из машины, где она сидела сзади рядом с матерью, быстро пересела на место рядом с отцом и рывком сорвала висевшую ниже центрального зеркала маленькую мягкую игрушку и выкинула ее в канаву.
Ничего не объясняя, Настя вернулась на заднее сиденье, и машина тронулась с места.
В кювете осталась лежать сшитая из коричневой ткани небольшая фигурка большеротой длиннохвостой обезьянки.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 25
© 07.05.2018 Юлия Трофимова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268295

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1