КТО-ТО ХОДИТ ПО МИРУ ВОКРУГ ПОДБОРКА СТИХОВ 147



КТО-ТО ХОДИТ ПО МИРУ ВОКРУГ
ПОДБОРКА СТИХОВ 147





. . .


Кто-то ходит по миру
вокруг
открывает все время
тяжелые двери
перед теми
кого я увидеть хочу
убирает запреты
как злобных собак
на цепи
разрешает быть
очень веселым и нежным
и любить
так как я захочу
только тех
кого стоит любить
целовать только тех
кто и создан
для жарких твоих
поцелуев
и расстаться со всеми
кто зол или глуп
и не хочет быть
рядом с тобой
на рассвете.













. . .

А облака
это такие звери
они идут по небу
как по лесу
и шевелят
пушистыми хвостами
как белые
и сытые коты
а мы за ними
гонимся по морю
на радостной
волшебной колеснице
которую везут
взлетая
чайки
над синей
словно сказочной
водой
и вместе с нами
в колеснице
счастье
а вслед за нею
рядом
мчатся боги
в своей карете
солнца
золотой.










. . .
Каждой осенью
мы расстаемся
и ты засыпаешь
но весной ты приходишь
ко мне по ночам
и становишься
нежной луной
на распахнутом небе
всегда обнаженной
и тебя очень сладко
опять целовать
обнимая твое
оголенное тело
без стеснения или стыда
ведь никто не увидит
что я обнимаю луну
среди темного неба
как будто она
молодая царевна
вдруг сорвавшая
белое платье
на всю ночь
для меня одного.









. . .

Выбросил я прошлое
на свалку
посох взял
ушел
в другие времена
где мечта
ходила взад-вперед
сутками
по берегу печали
и красиво
плыли
льдины зла
по реке
обычных
серых буден
и чужая истина
жила
в хижине
из старых обещаний
что не в силах выполнить
никто.








. . .

Нырнуть под воду
и увидеть рыб
взлететь под облака
увидев птиц
небесных
и схватить
за хвост
испуганное солнце
и на нем
спуститься
как на парашюте
прямо в лес
дремучий и таинственный
где сосны
шумят шумят
как злые голоса
и стонут пни
скрипучие седые
как стонут мертвецы
когда умрут.










. . .

И на мосту
стояла тишина
и бросившись с моста
упала в реку
и поднялся тогда
великий крик
кружились волны
и кружились чайки
над вспененной
испуганной водой
а тишина
молчала как всегда
легла на дно
и притворилась
мертвой
и люди все
бросали ей цветы
которые
уплыли ночью
в море.






. . .

О будущем я знаю
только то
что оно лучше прошлого
как день
светлее ночи
и утро ясное
прекраснее чем вечер
хотя красив был может
и закат
но все что расцветает
веселее
как будто счастье
у него в руках
так в лепестках цветов
хранится нежность
как в шкатулке
в лесу дремучем
сказочные тайны
таятся по ночам
а у тебя в глазах -
волшебная любовь
без берегов и дна
в которой тонут
так легко и просто
как в омуте глубоком
навсегда.










. . .

А ты опять
неведомо кому
все пишешь письма
этой странной ночью
когда кругом
мучительно темно
и мудрая луна
над головой
склонилась словно врач
и яркие
большие
как широко
раскрытые глаза
чужие звезды
смотрят на тебя
так удивленно
будто ты
и сам
упал с небес
как лунный камень
что умеет
нежно говорить
слова любви
тому кого не знает.












. . .

Что-то есть
то о чем мы не знаем
оно тихо
присутствует в мире
и меняет
события судьбы
и так часто
заходит в твой дом
и не видишь ты
что это
только
сам его невзначай
призываешь
представляя желанное
рядом
за распахнутым настежь
окном.








. . .

Не на просьбы твои
откликается мир
а на знание что
все желанное - будет
словно он так боится
что все отдает
что ты хочешь
и лишь только представишь
своим
оно вдруг появляется
рядом в окне
и становится явью
такой же простой
как деревья у дома
дорога ведущая вдаль
и на ней
одинокая девушка
с тихой улыбкой
которую встретишь
цветами.










. . .

Я все забыл
а вот тебя
я помню
так в чистом небе
пролетает птица
где ничего и нет
давным давно
лишь ночью
звезды
утром - облака
и изредка
испуганная птица
летящая
неведомо куда
с пронзительным
таким далеким криком
который
ты запомнишь
навсегда.








. . .

И птицы осенью
зачем-то не поют
а пели бы
про будущую слякоть
про то
что улетают все
на юг
и оставляют
листья на панели
лежать
как груды мертвецов
которые
от смерти почернели
и их сгребает
ветер
в странный ком
оставшийся
от прожитого лета.












. . .

Что я найду
на улице ночной
она - как поезд
в темноте промчится
перед глазами
яркими огнями
горящих окон
и немых витрин
и станет
снова пусто
в этом мире
кровать и стол
за шторой
тишина
и только лампа
молча
дышит светом
у мертвого
холодного окна.







. . .

Я вот он берег
полный белого песка
и лодка
упирается в него
как человек
ногами
в край кровати
чтобы встать
вздохнуть
увидеть сосны
и увидеть небо
такое близкое
как близок тебе тот
с кем жил и жил
как будто плыл
по морю
среди огромных волн
которым
несть числа.






. . .
.
Дни становятся
проще и злее
и бегут
как солдаты
во время
тяжелой войны
а душа
как была одинокой
так и ныне
стоит среди сосен
словно тень
тех
кого уже нет
и ее провожают
суровые тучи
и встречает
усталое солнце
словно старая мать
свою дочь.












. . .

За нами
в этой жизни
все следят
и море синее
и небо голубое
и тишина
которая стоит
привратником
привычно
у крыльца
и ветер
что гоняется
по крышам
за голубями
и всегда
шумит
и роща старая
ее ведь
скоро срубят
поэтому
ей хочется
пожить
и нас еще
не один раз
увидеть.









. . .

И будет ночь нагая
за окном
и тени будут с ней
так долго целоваться
луна воздушным шаром
пролетит по небу
среди пушистых
белых облаков
и плюхнется
в волшебный пруд
рассвета
и в нем утонет
словно навсегда
и мы останемся с тобой
ласкать друг друга
в этом странном мире
где света будет больше
чем тепла.










. . .

Я знаю
что получится красиво
как будто по песку
ведут следы
к таинственному озеру
в котором
всегда купаются
те нимфы молодые
что ищут
упоительной любви
и предлагают
сказочные ласки
всем тем
кто их увидит в темноте
чудесно обнаженными
такими
какими родились они
когда-то
из белой пены
голубых морей.















. . .

Все стало вдруг таким
как ты того хотел
как будто мир
преобразился
на арене цирка
как фокусник
и вмиг помолодел
на сотни лет
и все что было прошлым
воскресло
став нежнее и чудесней
чем когда-то
и множество
красивых юных лун
скатилось с неба
словно ожидая
волшебной
упоительной любви.











. . .

Иногда жизнь становится
странно щедра
словно любит тебя одного
и во всем помогает
как добрая мама
а ты - маленький мальчик
которому дарят
игрушки конфеты
и множество ласковых слов
будто дует
таинственный ветер
и приносит их
в ворохе листьев
и в сиянии яркого солнца
что уже не уйдет никогда.











. . .

Я тебя встречу
так
как встретил осень
закружатся
слова мои
как листья
и упадут
к твоим ногам
бесшумно
и среди них
что я тебя люблю
как я люблю
прохладный день
и солнце
лежащее
там
на его вершине
оно нам светит
грустно
словно счастье
и я его
оставлю
для тебя
себе возьму
лишь только
твою нежность
и поцелую
ласковые руки
и буду жить
как призраки живут.













. . .

И я живу
как птицы
и как рыбы
как облака
плыву
как дерево
качаюсь
на ветру
и все люблю
что вижу
на земле
люблю тебя
люблю
и эту осень
и листья желтые
и лужи
во дворе
и буду жить
обычно
и счастливо
как и живут
все люди
в октябре.








. . .

А синим облаком
назвать нам лучше
грусть
она на облако
так сказочно похожа
и вызовет конечно
ливень слез
где радость с горем
будут жить в обнимку
и танцевать
как капли на стекле
ну а потом
к утру
о них забудут
и станет жизнь
улыбкой солнца
на рассвете
когда легко
смеяться и любить.










. . .

Чем больше
желтых листьев
на душе
тем старше ты
тем ближе
твоя осень
и будешь ты
глядеть
на небо
в лужах
из синего
прозрачного стекла
и вспоминать
как мимо
пролетали
стрижами годы
и рекой текла
вода твоей
обычной
тихой жизни
и уходила в море
навсегда.











. . .

Свет в окне
как будто солнце -
лампа
без абажура
и слепит глаза
и выключить ее
позволено
лишь богу
там
в синем небе
в белых облаках
где плавают
как призраки
лишь души
по воздуху
в голубоватой дымке
и плачут
о покинутой земле.








. . .

У жизни спутников
всего лишь два
разлука и печаль
и каждый из них
хочет
чтобы ты жил с ним
и его любил
как любят дети
маму
или папу
как они ждут
когда же он придет
погладит голову
и тихо улыбнется
своей улыбкой
что была всегда
с тех пор
как ты родился
в этом мире.














. . .

Ты у меня
и светлая как день
и нежная
как души этой ночи
они танцуют
на глазах у сна
в своих прозрачных
легких синих платьях
и ты всегда
летаешь среди них
совсем одна
и юная такая
как поцелуй
и как изгиб ноги
в коротком
и прозрачном платье.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.








Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 07.05.2018 Сергей Носов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2268194

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1