Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Житейские рассказы.


Житейские рассказы

                                                                                                 Отец.

         Не знаю когда когда впервые поняла, что я , это я и никто более - может в лет пять.Помню высокую деревянную кроватку, зеленый , железный горшок с облупленными краями,помню старый шкаф в зале где я пряталась, выцветшие обои и сизый дым папирос" Беломорканал", которые курил отец.
        Семья моего отца была многочисленна , е го отец - мой дед  со старшими  детьми был сослан в республику Коми с Украины в середине войны , как неблагонадежный элемент , отец деда был бывшим махновцем, а деда в армию не брали из-за проблем с ногами, да и смутного, темного прошлого.
Мой отец родился уже тут на севере, но замечательно говорил по-украински, и по-коми - знал, много украинских песен, которые помню до сих пор.Он был в молодости очень красив,темные волосы, карие,смеющееся глаза...
После  из молодого крепкого мужчины,он превратиться в подобие Папы Карло - лысый, с рыжими прокуренными усами над губой,и красным картофелеобразным носом старого пьяницы. 
         Мой отец был удивительным рассказчиком,он так ловко переплетал вымысел и правду ,что все его рассказы словно повесть временных лет помню до сих пор.
Я тогда была ребенком ,а его живые , дивные сказания - которые он выдавал нам детям под сизый дым папирос  "Беломорканал" - греют душу мне и сейчас.
И смех его помню - такие рванные хрипы, старого курильщика. 
Нашу семью все время сопровождали маленькие,рыжие собаки - которых отец называл Боцманами.Где он их брал,не знаю но помню двоих - Боцман один ,и Боцман два.Боцмана первого помню плохо , но вот Боцю второго, рыжего наглого пса запомнила хорошо.
Каждый раз летом я приезжала на каникулы домой к отцу. Шла с чемоданом по широкой дороге ведущей к дому,и замечала ко мне несется рыжий огненный шар, визжа на всю округу.Он подбегал ко мне  и  падал у ног ,  страдальчески повизгивал от нестерпимой собачьей радости.Морду он имел наглую ,  а натуру воровскую.Таскал с кухни сырую курицу,и вообще все что плохо лежало .Мое детство - это я идущая по дороге,и рядом рыжий пес , который всегда сопровождал меня ,как преданный слуга Санчо Панса.
Однажды отец рассказывал кому то о своей охоте на зайцев.Охотником и рыболовом он был страстным, рассказывал что  крался сквозь чащу леса как партизан, вместе с Боцманом.Вдруг на него, из кустов вышел медведь на задних лапах...
Слушатели в предвкушении ,торопили отца.  
-Ну а ты то что?Ты то как? 
-А никак - спокойно отвечал тот...
- Боцман его сожрал! - Гомерический хохот стоял еще долго...
Помню его рассказ о орленке,который выпал из гнезда ...
 
Отец работал тогда экспедитором в тайге,и по дороге обнаружил выпавшего орленка.Он принес его в рабочий поселок и стал прикармливать ,но гордая птица все отвергла, кроме банки борща.Раньше его продавали в стеклянных банках,да и сейчас можно его увидеть в магазине.Так вот, ничего кроме борща орленок не ел,и с его слов вымахал не слыханных размеров.Летал как небольшой аэроплан над поселком,и дико кричал выпрашивая банку борща.Отец так убедительно показывал все его виражи над поселком,что у меня даже кружилась голова от восторга и высоты.И вот орел пропал,не прилетал больше...
Отца послали в это время в тайгу, на болота на своем бульдозере.Как всегда рассказывая, отец отчаянно при этом жестикулировал.
Вот приехал он в тайгу ,и вдруг застрял его бульдозер в болоте...
Стал тонуть в болотной жиже, отец уже по шею ушел в нее , и вдруг о чудо!  - воспарила над ним великая птица орел, когтями вцепившись в бульдозер подняла его высоко ,высоко и вынесла отца  из болота, прямо к рабочему поселку.На прощанье громко крича, сделал орел круг над головой и навсегда улетел.Я потом долго лазила по деревьям , пытаясь найти орлиное гнездо ,так хотелось приручить орленка.
Мое детство - мой дом, улица Овражная , небольшая заболоченная речушка , лопухи у дороги и земляника в темном бору. Все так дорого сердцу и душе.Запах хвои - -кедровый край .Северные , холодные зори по утрам и вкус теплого хлеба,который мы обгрызали по дороге из магазина.Это вечные окрики из окон.
- Ира домоооой!
- Маша домой!
Наше крепкое дворовое братство.
04 05 2018 
                                                                                                
                                                                                        Молитва.

Мне было восемь лет,и я готовилась идти в первый класс.Но пока было лето,стоял август  и листья на деревьях желтели то тут ,то там.Ранняя северная осень, она всегда приходила внезапно,еще сегодня ты гуляешь в кедах, а на утро уже первые заморозки.В тот год мне было не просто , я уже многое понимала, каждый раз дрожа от нервного потрясения ,слыша пьяные крики отца,и звона бьющейся посуды.Мои родители спивались,отец - от постоянной нужды и не хватки денег,мать -  от тяжелой работы ,и детей - на которых, не было ни времени, ни сил...
      Нас было пятеро ,младшему только что исполнилось четыре года ,три брата и сестра...
Моя семья, которую словно ураганом захватило и вышвырнуло на берег жизни, лишив их всяческой надежды на спасение.Пили родители  страшно,помню свою радость по поводу того, что отец купил пиво а не водку, водку я научилась ненавидеть уже тогда.Отец пил пиво,значит опьянеет  не столь сильно и можно спокойно вздохнуть , и ночь спать спокойно.Мое детское измерение, степени алкогольного угара отца, сводилось к одному. - будет  он хвататься за топор или нет.
     Когда запой достигал недельного апогея, никто в доме не спал.Он гонял ночами мать, по комнатам квартиры,сестра ревела в голос,а повзрослевшие братья бегали за отцом ,пытаясь вырвать топор из рук.Наши соседи тоже не спали и вызывали милицию.Отца забирали на пятнадцать суток и мы довольно сносно доживали до его следующего запоя.Но было больше но. - когда забирали отца в милицию,в запой уходила мать.
Если к запоям отца, можно было привыкнуть ,то запой матери вызывал большие проблемы.Моя сестра - уже взрослая, жила своими интересами,  и часто неделями жила у теток, она отдалилась от нас, стыдясь своей семьи ,  от нее отгораживаясь.Братья уже тогда пристрастились к гулянкам ,и ночевкам вне дома,где они были, никто не ведает.Только после смерти матери,среднего брата отправили в спецшколу для малолетних преступников, а старшего в лтп на лечение от алкоголизма. Нам же с младшим братом, деваться было совершенно некуда. 
Мы грызли сухие макароны,и черствый хлеб,пока мама пропадала где-то на задворках вселенной.
Через несколько дней ,ее принес в дом , наш дальний родственник  - она лежала на дороге с пробитой головой . 
  Приходили родственники , мать увещевали, ругали отца, но остановить эту колесницу уже никто не мог. В один из дней когда,матери не было дома ,да и отец задерживался на работе , на меня навалилась, черная, беспросветная тоска - предвестник чего то плохого.Это происходило внезапно - уже ребенком я чувствовала эту сосущую сердце тоску, горечь словно к моему сердцу прилепили пиявку, и которую не отодрать вовсе.
Я пошла на кухню,там в закопченном углу стояла старая, бабушкина иконка Богородицы.Не зная как  , я стала молить Бога, своими детскими словами... 
  Встала на колени и стала говорить пред образом обо всем,что меня ранило и пугало...
.-Боженька - говорила я... 
-  Не дай папе напиться,пусть придет трезвым - повторяла я много, много раз,читая просьбу как мантру...
Я качалась в каком то полузабытье, на меня снизошла какая то неведомая благодать,теплая волна окутала мое сердце.Никогда в жизни я не ощущала такой любви - любви которой я никогда не знала.Мне стало так легко на душе и спокойно.
Через час пришел совершенно трезвый отец, я пытливо вглядывалась в его лицо,но он стыдливо отводил от меня взгляд,словно в нем что то проснулось, им  давно убиваемая совесть . 
Потом я со временем узнала ,он мне сам рассказывал, как в первый и последний раз его страшно отвернуло от водки...
- Сидели на работе с мужиками, купили беленькую, все пьют стаканами,а я не могу,ну никак .
- Мне не то что не охота,просто смотреть на водку не могу,отвернуло ...
- Беру стакан , поднесу в раскрытый рот,и  тут же ставлю на место.
- Мужики смеются надо мною,а поделать ничего не могу , не пьется мне словно горло свинцом залили -  он рассказывал мне это , наливая в граненный стакан очередную порцию водки.Мне было лет двенадцать , и я приехала на лето домой  к отцу , но жила у тети Юли.
Я смотрела на его трясущиеся руки ,на оплывшее лицо алкоголика и думала ...
-Как жаль,что тебя не отвернуло от водки навсегда. 
         
                                                                                                            Мама. 
Моя мама  - русская красавица с зелеными глазами, хохотушка и проказница, бабушкина любимица.
Она родилась в забытой Богом деревеньке под Вологдой .Там у всех по- деревенски скроены лица, широкие носы, русые волосы и ресницы, а мама родилась с особой красотой  - можно сказать аристократической. Я часто вглядываюсь в старые фото своей матери,всегда улыбается,всегда счастлива.Темно-русые волосы высоко подняты над головою,и белоснежная улыбка - я ее такой помню.
После окончания школы,она пошла на курсы то ли поваров,то ли продавцов,и по распределению попала в республику Коми в далекий, северный поселок.Там встретила отца веселого, черноглазого балагура и вышла замуж. 
У меня было старое фото где они вдвоем , молодые , красивые  отец и мать.
Поженились они и дали им квартиру на Печорской улице,в новом доме с выкрашенными в ярко-зеленый ядовитый цвет стенами.Дом был двухэтажный с высокими потолками,но из удобств только туалет с дырой по середине.Воду привозила водовозка и у дома у каждой семьи, стояли подготовленные для этого жестяные бачки с закрывающейся крышкой.Помню встанешь ночью попить воды в темной прихожей,а зима и толстый слой льда намерз сверху.Разобьешь железной кружкой лед и пьешь холодную воду ,стуча зубами о край ее , от холода.
Морозы в моем северном поселке не шуточные  под минус сорок.Печи приходилось топить постоянно,но и те держали тепло плохо, придешь со школы и стоишь в валенках у печи на кухне греешься.
Школу я не любила , пошла в восемь лет маленьким недоростком ,кудрявая черноволосая девочка с огромным портфелем в руках,я была самая маленькая в классе и всегда стояла последней на физкультуре, но за себя постоять всегда умела  - дралась головой ,  с разбегу  врезаясь в живот обидчика.
А как же иначе  , когда дома у тебя два брата и сестра и небольшое жизненное пространство.
В школе сразу же пристрастилась к чтению и во втором классе прекрасно читала большую ,толстую книгу Киплинга.Но все что касалось математики старалась обходить стороной,хотя голову имела не по годам светлую . Учительница долго билась надо мной,ругала страшно и тыкала  меня в затылок толстым перстнем, да так что стукалась я лбом об парту, но все бестолку, не хотела я зубрить таблицу умножения и возненавидела я математику на всю жизнь,хотя  в старших классах, все таки  уравнения прекрасно решала.
Приходилось летом учительнице оставлять меня на неделю в школе, что-бы научить хоть чему-то. 
После школы я часто приходила к матери на работу.Работа у ней была просто прекрасная в кондитерском цехе.Они делали петушки - леденцы на палочках,фруктовый сахар и конфеты- помадки.В белом крашенным известью домике они варили карамель и делали леденцы,запах стоял необыкновенный.Рядом было помещение поменьше,там в огромных деревянных бочках квасили капусту и огурцы.Но я не любила там бывать мне нравился кондитерский цех,и запах горячей карамели.Мама работала до вечера потом мы шли домой по пути заходили в детский сад , за братом. 
Последнего поскребыша она родила поздно ,когда ей было 36 лет. Родился он слабым и недоношенным ребенком.Он постоянно плакал и требовал больше всех- маминого внимания,а ее на нас не хватало.
Средний брат стал рано выпивать,связался с плохой компанией и маму постоянно таскали в школу на собрания, сестра жила своей какой-то неведомой мне жизнью ,пропадая у теток  или своих подруг.Она огородилась от нас невидимой стеной и стеснялась нашей семьи и меня.
Однажды я встретила ее на прогулке и бросилась к ней в какой-то щенячьей радости,но она была с подругами и  она не подала вида ,что знает меня.Прошла мимо даже не взглянув в мою сторону,потому что я была в грязном выцветшем платье и стоптанных рванных сандалиях.Мне всегда доставались обноски сестры,и первые красивые зимние бурки мне купили когда я пошла в школу,- красивые,зеленные они стояли передо мною и я не могла на них налюбоваться. 
В 78 году у матери обнаружили опухоль в груди и нас с братом и мамой  на вертолете  ,отправили в  областную больницу в городе Сыктывкаре. 
Операция была сложной и долгой ,а детей оставить не с кем,старших детей сестру и брата взяли к себе тетки,а нас младших , пришлось отправить с мамой в больницу.
Город поразил меня ,нас везли на скорой куда-то  , а я смотрела в промерзшее окно и удивлялась сказочной красоте за стеклом, море огней ,много машин и большие красивые здания . 
Нас с братом положили в детское отделение,предварительно обрив от вшей - наголо.Помню в первый день я разбила градусник и катала ртуть по полу , пока мне не дала подзатыльник нянечка, в больничной палате было многолюдно,мы с другими детьми рисовали , лепили из пластилина,нами занимались воспитатели,а по воскресеньям водили нас в кино,после полудикого поселкового воспитания для меня началась новая прекрасная жизнь... 
Наконец-то со мной кто-то занимался,и заботился обо мне, я  прибавила в весе и подросла за четыре месяца проведенных там. 
И когда наступила пора возвращаться  домой я плакала горькими слезами ,   в машине дяди Паши, который отвозил нас в аэропорт. 
Он всю дорогу спрашивал меня почему я плачу, но мама молчала , она прекрасно понимала  причину моих горьких слез... 
Она понимала , что упустила то золотое время   , большой материнской любви к своим детям,а в особенности ко мне,уставшая от многочисленной семьи и беспросветного советского  быта ,она в последнее время топила свою тоску в водке или самогонке.
Да уж этот советский быт, где единственной мечтой моей матери была ванная комната с титаном,как у моих теток,-  ох уж и намаялась она с нами тогда.В моих густых черных волосах ,вечно гнездились жирные крупные вши,которые нашли там постоянное убежище,и  каждое лето меня стригли на лысо ,поэтому на всех детских фотографиях у меня ультра - короткая стрижка.
Наступило лето 1982 года.я  закончила  второй класс и на лето, мы с мамой и младшим братом поехали к бабушке  Ирине,в деревню под Вологдой.Почти трое суток на поезде , потом  город Череповец.Нас встретила мамина сестра , тетя Лида которая жила в доме у вокзала.
Семьи она не имела  и жила  одна в однокомнатной квартире ,у  ней мы были всего дня два , наше шумное семейство - она   не могла  долго переносить,тем более я в первый же день , разбила ее цветок в горшке,над которым она долго  плакала , как над убиенным . 
Утром мы приехали на речной вокзал , и купили билет на "Ракету"  большое  пассажирское судно. 
Как было здорово мчаться на ее крыльях вдоль берега ,и смотреть в широкое окно на вспененные волны под его брюхом. 
До деревни мы плыли часа три,потом на пристани  нас  встречал мамин брат , молчаливый и конопатый  дядя Коля.Мы уставшие от дороги садились в его моторную лодку и еще минут десять плыли до прогнивших мостков бабушкиного дома. 
В то памятное лето  восьмидесятого   года  мамы не стало.Помню я смотрела вечером телевизор у дяди Коли , детский фильм про дружбу выдры и мальчика.Когда выдра погибла я плакала и жалела ее бедную.Какая-то странная тишина стояла тогда на улице, когда я вышла из дядиного дома. 
Небо стало черным,молнией прорезало все небо и загрохотало так,что заложило уши.Я в страхе прибежала домой ,от дождя мокрая насквозь. 
Спали мы с мамой и братом на полу , я проснулась рано от какой-то неясной сосущей тоски под сердцем.В доме начинало светать и я увидела лежащую поперек матраса маму , в изодранной сорочке.Удар ее хватил ночью , боль была такой сильной,что руками она срывала ее с себя.Но речь уже отнялась ,на губах  присохла розовая пена ,а в зеленых глазах стояли слезы.Она смотрела на меня ,я  на нее ,потом я пошла зачем-то на кухню и долго стояла у рукомойника дрожа от страха.Потом я разбудила бабушку и та причитая , с приехавшей недавно тетей Лидой стали обмывать ее обмякшее,безжизненное тело.Маму отвезли в деревенскую больницу ,а я с подругой пошла гулять на речку.Там надо мной вдруг стала летать огромная чайка , громко крича.Я дразнила ее и кричала в ответ , смеясь над ее причитанием.Не душа ли моей бедной матери прощалась тогда , со своим не разумным дитя.Когда я пришла домой у бабушкиного дома стояли люди,они молча расступились передо мной ,кто-то погладил меня по голове сказал тихо-Сиротинка.А в доме распластавшись на полу рыдали в голос бабушка и тетя Лида.
Вызвали отца с поселка телеграммой ,послали телеграмму сестре , которая училась в техникуме в Сыктывкаре,и старшему брату в армию.  
Собралась наконец-то семья вместе ,но не на праздники а на похороны родного человека. 
Я сидела на траве у дома дяди Коли и смотрела как тот строгает доски и сколачивает гроб  для своей родной сестры.Работал он молча иногда смахивая с конопатого носа , нечаянную слезу.Мама умерла от кровоизлияния в мозг , как напишут в свидетельстве о смерти.
Умерла она вечером , а утром ее привезли на носилках дядя Коля и его сын Василий.Они внесли ее укрытую белой простынью в дом,и долго стояли над ее телом в молчаливом недоумении -Был человек,и нет человека.Когда они ушли бабушка с теткой обмыли ее , и одели в новое красивое платье.Потом при помощи дяди положили ее  в гроб, зажгли церковные свечи.Я боялась оставаться с ней в комнате,из носа у ней шла черная густая  кровь , которую тетя Лида изредка вытирала платком. 
Когда приехали все  я бросилась к отцу с криком и слезами.-Поплачь ,поплачь легше станет - говорил он мне и гладил шершавой рукой меня по стриженной голове. 
Меня на похороны не брали, а утром к дому подъехала машина с высоким бортом и гроб погрузили внутрь под причитание  бабушки. Меня собирались мыть в бане и я как есть босой бежала за машиной и громко кричала. Пока средний брат перегнувшись через борт не схватил меня за руки и не втащил в машину.Мы сидели в кузове грузовика на скамейке ,  и смотрели как гроб  колотится и бьется о дно кузова  ,когда колеса наезжали на очередной деревенский ухаб. 
Там на кладбище я стояла на холодной земле босою и переминалась с ноги на ногу.Ветер трепал на мне старое летнее платье и отец ругался ,что я поехала сними.Когда гроб засыпали землей сестре стало плохо, и молоденькая фельдшер стояла над ней и капала на вату нашатырный спирт. 
Так не стало моей матери. Мы уезжали из бабушкиной деревни в конце августа,ранним утром.К  речным мосткам  , дядя Коля пригнал свою моторку, мы все погрузились в нее молча.С бабушкой мы уже попрощались и когда отплыли от берега, еще долго видели ее силуэт в серой дымке  тумана. 
Видели как ведут ее под руки к дому ,  две мои двоюродные сестры ее внучки , и до сих пор я вижу ее образ там на берегу,одинокую фигуру в черном платке,бредущую к дому. 
 

                                                                                        Бабушка. 
 

Моя бабушка Ирина осталась вдовой рано.В 1942 году ее мужа,моего деда Василия убили под Ленинградом и похоронили в братской могиле в деревне Дубки.Ему было сорок пять лет, бабушка на пять лет младше.Пришлось ей тогда очень тяжело,наверное как и всем женщинам тогда в деревне.Когда забрали на войну кормильцев и опустели многолюдные дворы , и в доме уже не стоял сизый дым и запах крепкого табака свернутого в козью ножку.
Опустела деревня , в колхозах по полям бродили потерянные бабы ,на себе пахали черную землю ,поливая ее горькими слезами.
А у бабушки четверо детей , старшему лет тринадцать и тот в колхозе пропадает, работает за пастуха , ходит в старом ватнике , курит махорку как взрослый мужик и бьет кнутов тощих с зимы еле живых коров.
Как войну пережили сама не понимает,но бережное отношение к хлебу хранила строго.Ругала нас сильно за недоеные куски,сушила в печки сухари и складывала их в чистую наволочку , мало ли что.
Дом ее старый , стоял почти у дороги.По ней летними вечерами водили стада коров,которые возвращались с пастбища.Рыжие,черные ,белые они шли утробно мыча мимо наших окон , и не было им конца ,этому живому потоку .Я росла внучкой вредной, непоседливой.Бабушка не могла усмотреть за мной постоянно била меня вицей по ногам , не зло ругалась.Когда она уставала от моих капризов ,она вытаскивала свои вставные челюсти , ложила их на стол и говорила :
-Вот шалить будешь утащат тебя мои зубы в тьму тараканью !
Я страшно боялась ее зубов и какое-то время в доме было тихо и спокойно.Пока бабушка куда нибудь не уходила.
Тогда я залезала на чердак и рылась в ее старом сундуке пропахшим нафталином.Мне было запрещено открывать его,но разве удержат меня запреты,когда там столько интересного.Я нашла там похоронку на деда,старые письма и несколько орденов ,завернутых в тряпицу,которые бабушка отобрала у меня и больно выдрала меня за уши.Я сидела в углу комнаты и зло ревела , про себя ругая бабушку.
-Вот Бог -то услышит-грозила она мне пальцем.
Она была верующей и каждое утро молилась перед старой иконой Богородицы ,которая стояла на полке на кухне.
Она и мне старалась привить любовь к Богу,но я не хотела учить молитву "Отче Наш" плакала и просилась отпустить меня на улицу.Но я запомнила ее сидящей с Евангелием за обеденным столом
.Очки со сломанной дужкой , перевязанной лейкопластырем , висят на кончике носа,а она читает про себя , шепчет что то блеклыми синими губами.
Помню запах хлебной опары , которая поднималась в большом чугунке,запах ее пирогов с грибами.Кладовку - где в деревянном бачке всегда можно было поживиться малосольным пузатым огурцом, или лизнуть деревянную ложку которая торчала из банки меда.
Как же я ждала розовых пенок , когда она варила во дворе малиновое варенье на старой керосинке.А самовар который каждое утро со двора заносили в дом,запах горящей лучины и индийского чая,который я могла выпить две кружки сразу,в прикуску с желтым колотым сахаром .Чай я с важным видом наливала в блюдце,дула в него и пила взахлеб прямо со стола,под хохот взрослых.
Время - время, что же ты делаешь с нами, как же ты быстро пролетаешь оставляя дорогие , любимые лица где-то там на задворках памяти.
Я любила то время,когда бабушка приезжала к нам в северный поселок.
Она приезжала зимой на месяца два и в доме становилось как-то теплее и лучше.Мама приходила трезвой ,отец тоже почти не пил, такое мнимое благополучие , хотя бы на два месяца.В доме перед Новым годом устанавливалась высокая ель, мы наряжали ее в радостном предчувствии праздника.Помню пришла со школы, бабушка сидит в кресле у печки вяжет,Мама вешает новые занавески на окна,а на полу стоит ведро - полное желтых апельсинов.Для меня эти месяцы с бабушкой были лучшими в моей жизни.Тогда мне подарили огромную куклу Машу,которую можно было кормить с ложки, и ходить с ней за руку по дому.Отец с премии купил в дом большой теннисный стол и ракетки, и у нас теперь собирался почти весь двор ребятни,всем хотелось поиграть в пинг-понг.
Потом я буду долго вспоминать то время , засыпая на казенной постели школы- интерната в Ухте.Но это уже совсем другая история ,а пока я сидела в ногах бабушки и слушала ее рассказ про Леших и Русалок,которые она знала множество.
Один раз я обидела свою бабушку очень сильно.Мы сидели и обедали всей семьей,когда я попросила подать мне хлеба.Бабушка первая откликнулась на мою просьбу и взяла кусок хлеба для меня с тарелки,но я брезгливо оттолкнула ее руку и сказала,что бы хлеб мне дала мама,а то у бабушки руки все в венах.
Милая , родная сейчас я бы перецеловала твои натруженные руки ,смочила бы их слезами моля о прощении,но время ,время -разве воротишь все назад.
Когда бабушка уехала,долго еще меня царапало в сердце чувство тоски и отчаянья.Я ревела в подушку и просила маму вернуть бабушку обратно.
После смерти матери бабушка прожила еще года два, и умерла тихо , в своей постели.До последнего дня оплакивая свою младшенькую дочь,свою любимицу Наденьку.
Память - она избирательно выбирает самое лучшее что было в жизни,все плохое отходит на второй план.
Вот и я помню бабушку стоящей на берегу речки , сложив руку козырьком смотрит она в даль ,поджидая когда причалит моторная лодка дяди Коли к прогнившим мосткам . И она обнимет нас причитая и плача от радости.
11.02.2019.
Ирина Резникова. 
 
Без семьи. 

После смерти матери нам наконец-то дали квартиру с ванной и титаном, в старом двухэтажном доме . Дом на улице Овражной двухэтажный ,выкрашенный зеленой краской ,( видимо у жилконторы все другие краски закончились.) - дом в который я так стремилась приехать к отцу на летние каникулы.
Дом из которого однажды я уеду навсегда, что бы больше никогда не вернуться.
Помню наш переезд на новую квартиру, сестра с грустью в голосе говорила о том , как бы была рада мать новой квартире с ванной, будь она жива.
Остаток лета я с младшим братом провела у тети Юли. Сестра вскоре уехала в Сыктывкар поступать в зоотехнический техникум , старший брат продолжал служить в армии ,а среднего брата вскоре отправили в спецшколу -Так как он совсем от рук отбился - как говорила тетя Лида, родная сестра моего отца.
Лето пролетело быстро , осенью мы вернулись к отцу, я готовилась идти в 3 класс.Но в школе я была всего два дня, младшего брата отправили в дом ребенка в городе Сыктывкар поближе к сестре ,а меня отправили в школу- интернат в городе Ухта.
Помню как меня за руку вела к автовокзалу старая школьная учительница , которая должна была отвезти меня туда.Я шла за ней в замешательстве , прижимая к себе резиновую куклу со всклоченными волосами и провонявшую резиной. Все лицо куклы было разрисовано чернилами, кто-то впопыхах сунул мне ее на прощание .
Помню наш небольшой автобус советский пазик, желтого лимонного цвета.До города нужно было ехать четыре часа, по размытой осенним дождем дороге .Эта дорога ...
Сколько раз в жизни , мне придется проездить по ее ухабам и ямам в предвкушении радостной встречи с отцом и своим домом .
Дорога была долгой ,пару раз мы останавливались на обочине и все разбегаясь по ближайшим кустам как зайцы.Но я никуда не выходила,смотрела в серое окно и прижимала к себе страшную куклу.
Наконец-то мы приехали в город , в который я с жадностью вглядывалась через мутное стекло автобуса.Мы вышли из него , пересели в другой автобус побольше и вскоре меня уже вели по гулким коридорам школы-интерната № 1.
Там старая учительница вместе со мной передала большую папку подшитых документов, о чем-то пошепталась со строгой директрисой и попрощавшись со мной она ушла , оставив меня одну в кабинете директора.
Та посмотрела на меня поверх очков и принялась читать папку с бумагами.
В кабинет зашла пожилая худая женщина , которая на целый год станет моим воспитателем в группе.Она взяла меня за руку и повела вниз в полуподвальное помещение , где я оставила на полке свой чемодан .
Потом она молча ни о чем не спрашивая привела меня в свою группу , где в небольшом помещении носились и прыгали другие дети .
Они шумно кричали а я вжавшись в угол смотрела на них ,только сейчас понимая ,что я осталась совершенно одна в незнакомом мне городе, среди чужих людей.Ночью я плакала в подушку , осознав всю горечь своего положения.

Тот год пролетел быстро, в тот год меня приняли в пионеры, в тот год умер Брежнев . Молоденькая учительница плакала и отпустила нас с уроков.
Мы смотрели похороны нашего старого вождя по телевизору , но почему то никто из детей не проронил слезы . Просто мы их давно выплакали ...

В тот год я подружилась с Лариской К....о, с которой нас судьба сведет еще не один раз вместе.В тот год я стала сильнее и крепче.
Я научилась драться отчаянно и зло, и больше никогда не давала себя в обиду.
Год пролетел и весной за мной заехал старший брат Василий,который возвращался со службы в армии.Наконец-то я возвращалась домой ...
Мы сели в ранний утренний поезд и под перестук колес я думала о том ,как наконец -то увижу свой старый дом, отца и свою подружку Маринку Чиркову.
В то лето дома я наслаждалась своей свободой ...
Предоставленная сама себе, я лазила по косогорам за первой пахучей земляникой, ломала кусты дикой малины и купалась в Печоре . В середине лета привезли младшего брата и мы вместе с ним лазили по бельевым веревкам во дворе , играя в десантников . Соседи ругались из-за оборванных веревок , а мы продолжали играть в войнушку.
Отец в то лето почти не пил, приехал на каникулы  средний брат Андрей и они с Василием часто где-то пропадали. Мы с младшим братом ходили обедать то к тете Юли ,то к тете Ане. К тете Лиде идти боялись из-за ее мужа дяди Лени, который нас не любил и которого мы люто ненавидели.

Однажды мы обедали у тети Ани за небольшим обеденным столом , когда пришел ее муж дядя Вася.Он прошел в кухню и зло посмотрел на нас.
- Что б я вас последний раз тут видел - сказал он громко , со злостью в голосе.Я замерла над тарелкой супа , и посмотрела на него в испуге.
Тетя Аня мыла посуду и ничего не сказала.
Я потянула за рукав младшего брата и глотая слезы выбежала вон из дома.

Потом уже когда я повзрослевшей приеду к ним в гости , дядя Вася будет суетиться на кухне , приглашая меня к столу. Словно пытаясь загладить вину, за те слова сказанные мне в детстве.Но я научилась не обижаться на них , на моих родственников.С детства я чувствовала какую-то ущербность перед ними . С двоюродными сестрами почти не общалась , сдружилась только с Татьяной в которой почувствовала родственную душу и в доме которой я жила некоторое время.
С детства я остро чувствовала несправедливость по отношению к нам.
Мы для них , всегда были только бедными родственниками.И особо запомнился случай , остро ранившее мое сердце.
Мне семнадцать лет и я приехала в гости к тете Ане , но остановилась у двоюродной сестры Татьяны ее дочери.Тетя Лида тогда уже жила в Сыктывкаре и прислала тете Ане , модное зеленого цвета пальто для меня .
Та охая от восхищения распаковала его из бандероли , и бросилась к своей дочери Татьяне,что бы та примерила его.Я стояла и молча смотрела на это , горько улыбаясь.
Татьяна перехватила мой взгляд и сказала матери - Что это пальто для Ирины , на что тетя Аня ответила - , что вещи красивые носить я не умею - и она набросила мне на плечи свой старый коричневый плащ.
Но Татьяна была непреклонна и пальто не взяла , и строго отсчитала мать за ее поступок.Тетя Аня раздосадованная отказом дочери отдала мне пальто , в сердцах бросив мне - На забирай! - словно она отдала мне свою вещь.

За это я полюбила свою двоюродную сестру Татьяну еще больше , честная , принципиальная , она не боялась отсчитывать свою мать за проступки.В ее лице я нашла верного друга и близкого мне человека.

А пока было лето , мне было десять лет . Счастливое беззаботное детство .
В августе за нами приехала сестра Светлана , что бы на долгих три года увезти меня в новый интернат , который находился в Сыктывкаре, в районе под названием Орбита.Где я познакомилась с дядей Пашей и его семьей.
                                                                                          
 
 
Орбита.

В начале сентября 1983 года , сестра Светлана везла меня поездом в город Сыктывкар, в интернат № 2 , в интернат который станет мне домом на долгих три года.
Осень уже вызолотила верхушки старых кленов , у вокзала большого города.Совсем недавно прошел дождь и асфальт блестел под скупым осенним солнцем.
Сыктывкар город большой , который разбросан районами по левому берегу реки Сысолы.Эжва, Орбита, Париж...
Да , да есть в Сыктывкаре такое место с названием старинного Французского города.Городская легенда гласит , что в феврале 1814 года в городе Усть-Сысольск (так раньше назывался Сыктывкар) прислали 100 французских военнослужащих, попавших в плен во время Отечественной войны с Наполеоном. Пленных разместили в северной части города в казарме, в которой имелся лазарет. По окончанию военных действий они имели возможность вернуться во Францию. А за местом, где располагался их лагерь, закрепилось название Париж.

Но французского колорита в городе было совсем мало, одно название.
В Сыктывкаре как и в других северных городах было много новостроек, но рядом с ними ютились по обочинам , Богом забытые , бараки да обветшалые , старые дома еще со времен царя гороха.
Город был разномастным, разношерстным как старая дворняга, что лежит кольцом свернувшись у дома и не каждого пустит внутрь.
Но в этот город я влюбилась сразу и в юности часто гуляла по его улицам , высматривая в старинных , узорчатых окнах русского севера , прошлое родного края.

Мы ехали с вокзала до района Орбита автобусом.
Название района происходит предположительно от располагающейся там параболической антенны телевизионной системы «Орбита».Я видела ее после, удивлялась этой огромной серебристой тарелке , думала ,что она посылает сигналы в космос и ищет инопланетян в космосе.Каких только страшилок мы не насочиняли про нее в детстве.

Перед поездкой сестра меня обрила наголо, и на пороге интерната я появилась совершенно лысой . в больших резиновых сапогах и длинной клетчатой юбке до пят.В большом фойе школы- интернанта , в его зеркалах , отражалась маленькая лысая девочка , с удивленным взглядом серых глаз.
Директриса с недоумением смотрела на меня как на маленькую ручную обезьянку.Я сидела в высоком кресле и болтала ногами,а она читала мое дело и что-то выспрашивала у сестры.
Сестра взяла меня за руку и поцеловала меня в стриженную макушку ,пообещав в ближайшие выходные , забрать меня к себе в общежитие сельхозтехникума . После смерти матери она доучивалась там еще два с половиной года.Потом пришла воспитательница и меня повели в четвертый класс , так как было утро и уже шли уроки.
Как сейчас помню шел урок истории , я появилась в дверях класса и с порога крикнула в отчаянной радости - Ларисаааа!
Так как я узнала свою подругу с которой сдружились еще в Ухте.
Потом будут долго вспоминать мои одноклассники мою лысую голову , клетчатую юбку и дикий крик на весь класс - Ларисааааа!

Постепенно я втянулась в жизнь школы, в распорядок дня и правил.У нас были две воспитательницы одна молодая, а вторая Антонина Михайловна уже в годах, немолодая женщина, строгая но справедливая . Мы ее боялись и уважали за ее твердый и бескомпромиссный характер.Она была замечательным педагогом и добрым человеком.

В хлопотах прошла осень, сестра иногда по выходным забирала меня к себе в общежитие, где я слушала неприличные анекдоты , и отборную матерную ругань , которая неслась с верхних этажей большой общаги. Там среди сизого дыма сигарет и орущего магнитофона гуляла советская молодежь .
Но в последнее время брать меня сестра перестала , ей было некогда со мной возиться , да и ребенком я была непоседливым.Однажды напугала свою сестру до ужаса , своей неудачной шуткой.
Мы играли с ней в прятки и я забежала в туалет , где было открыто окно.
Не зная где спрятаться я перегнулась через него и увидела маленький цветочный карниз , который крепился железными болтами под внешним отвесом окна.
Не придумав ничего лучше я перелезла через подоконник и присела на цветочном карнизе, а это был пятый этаж. Сестра забежала в туалет и стала искать меня , она звала меня , а я хихикала , радуясь своей шутке.Когда она встала у окна я высунулась со стороны улицы и крикнула ей - Ку , ку...
Сестра обернулась и побелела от ужаса , я стояла на карнизе и даже не держалась за подоконник.
Она отлупила меня тогда как сидорову козу, я ревела , а она только и кричала - Дура, дура несчастная !

Наступила зима, в выходной день я каталась на катке , который был рядом со школой. Мы с одноклассником которого тоже не забрали домой в воскресенье, играли в хоккей , смеялись и дурачились как могли.
К нам подбежала девочка и спросила - Ты Ира Резникова?
Я кивнула и она сказала - К тебе приехали ...
О эти заветные слова, которые вызывают столько радости в детском сердце.Я летела по снегу на коньках к дверям интерната , а там стояли тетя Лида, и дядя Паша , и улыбались мне .
- Тетя Лидааа- крикнула я и упала в ее объятия, рыдая от счастья... 
 
 
 
 
  
 Тетя Лида.

Моя тетка Лида для меня всегда была самой любимой тетей.Детей ей Бог не дал , но дал большое любящее сердце.Она всю свою жизнь опекала нашу семью, и после смерти матери надолго станет ангелом-хранителем для нас .Работала она бухгалтером в почтамте.Я помню как в детстве бегала к ней на работу на почту ,которая была в старинном доме какого-то купца .Старое добротное здание в два этажа , с широкими перилами и лестницей , с почерневшими от времени массивными дверями.Дом стоял у самого обрыва , над рекой Печорой и было жутко смотреть в окно , в низ огромного осыпающегося провала.

Вскоре построили новую почту в центре поселка , а старый купеческий дом растащили на бревна ...
Летом когда я приезжала на каникулы я любила бегать к ней на работу.
В небольшом кабинете сидели три женщины, били пальцами по костяшкам старых счетов,писали что-то в большие толстые книги. Вскоре появились калькуляторы , но моя тетя по привычке частенько пользовалась громоздкими счетами. В обеденное время она кормила меня супом , взятым из дома, который носила в стеклянной банке. Поила горячим чаем с сушками . До сих пор помню ее смех и добрые смеющееся глаза.
Одевалась она всегда со вкусом , любила золото и носила на пальце огромный перстень с алмазом.Моя тетя была очень рациональным человеком, умела считать деньги и знала им цену.Так как в детстве жила с семьей в нужде , и с малых лет умела ценить каждую копейку.
Она часто рассказывал мне, как подростком подрабатывала на складе,
выбивая мешки от угольной пыли . Она была бережлива , но не скупа.
Когда я закончила школу она отдала мне сберкнижку , с круглой суммой денег , которые она копила все это время , с маминой пенсии.
Не считая того, что все это время она всегда посылала мне посылки и деньги в интернат, покупала мне вещи и обувь.
Всю свою жизнь она помогала не только мне , но и моим непутевым братьям . Покупала им продукты и отправляла вещи в места не столь отдаленные.Она говорила мне иногда с болью в голосе , что выросли они совершенно никчемными людьми, ленивыми до работы.
Дядя Леня ее муж , никогда не одобрял ее доброты к нам, ненавидел нас и ругался страшно , когда видел меня с братом у себя дома.
Когда была жива наша мать , она часто приходила к нам в гости, дарила подарки, конфеты и мы дети , всегда радовались ее приходу.
После смерти матери , она взяла на себя роль опекуна, доставала справки, ходила по райсоветам с заявлением о нашем дальнейшем устройстве.
В повседневной жизни она стала нашим проводником, помощником и учителем, хотя старшие братья уже катились по наклонной дорожке вниз, но даже тогда , она никогда не отказывала им в помощи.

Письма которые она писала мне мелким подчерком, храню до сих пор и изредка их перечитываю.

Той зимой она приехала ко мне, со своим младшим братом дядей Пашей.
Когда у тети Лиды умерла мама , моя бабушка , ее брату Павлу было лет пятнадцать.Он был инвалидом с детства, переболел ребенком полиомиелитом , и получив после него осложнение, всю дальнейшую жизнь проведет на костылях.Тетя Лида не оставит его в доме инвалидов , будет ездить с ним в Ленинград , выбивать через партком путевки в разные советские профилактории.Когда уже станет ясно ,что Павлику на ноги уже не встать , она будет помогать ему , когда он поступит в Ленинградский архитектурный институт.Они всю жизнь будут связанны друг с другом , какой-то невидимой нитью.Из всех братьев и сестер , именно с сестрой Лидой , дядя Павел будет всегда поддерживать особо теплые родственные отношения.Ведь когда-то она ему заменила мать.
Дядя Паша всегда напоминал мне чем-то Пушкина, черные кудри, умные глаза на одухотворенном , смугловатом лице.Он в каком-то роде , в своей семье был белой вороной.С помощью тети Лиды получил образование , приехал в Сыктывкар и стал ведущим архитектором этого города.Его скульптуры и памятники в городе знал каждый.
Я с тетей бывала у него в офисе, когда в 90-х он открыл свое дело, архитектурное бюро. Огромный деревянный стол и везде на стенах , висят проекты церквей и новых зданий.
А пока что я ехала с тетей Лидой , и дядей в его зеленом "Москвиче " и радовалась, что увижу наконец новых родственников , познакомлюсь с женой дяди Паши и своим двоюродным братом. 
 
 Дядя Павел.

Запах детства...Сливочное мороженное в картонном стаканчике,лимонад - который пахнет сладким сиропом и шипуче стреляет в нос , газировкой.Горьковатый запах ландыша в весеннем лесу, запах новогодней ели и мандарин.Запах хлеба - который пекла бабушка.Мы все окружены запахами , и запахом прошлого тоже...
Я помню запах своего первенца , молочный аромат его волос и кожи...
Память хранят пожелтевшие от времени фото, черно-белые, выцветшие от времени...Все что осталось у меня с того времени , несколько фотографий моей семьи.На одной из них сфотографирована большая семья Резниковых.
Дедушка с бабушкой, их дети, внуки...
Моя мама - молодая и красивая , дядя Паша обнимающий ее за плечи , а она улыбается в камеру , положила ему , свою голову на плечо.Давно ушедшее время, разметавшее всех , словно осколки кривого зеркала - разбившегося в дребезги.

Дядя Павел женился поздно ближе к тридцати годам.В жены взял черненькую ,глазастенькую Алку, которая работала уборщицей в их архитектурном управлении.Его сестры всю жизнь будут говорить между собой после ,что она ему не ровня , по их рассуждениям он должен был женится на заморской принцессе.А мне Алка нравилась ,своей простотой и веселым характером.Когда я часто буду приходить к ним в дом ,мы будем вместе пить чай на кухне и разговаривать обо всем на свете.У дяди Паши был сын Максим, почти мой ровесник и родился совсем недавно , второй сын Антон .Жили они в центре города в большой двухкомнатной квартире, в которой было множество интересных книг и цветной телевизор.
Тетя Лида и я неделю будем жить в просторном зале его квартиры,и спать на широком диване.Мы будем все вместе кататься по городу в его машине,навещать дальних родственников и его друзей.Где на узких , тесных кухнях, взрослые будут пить водку , и рассуждать о смысле жизни...
Я быстро сдружилась с его семьей и Аллой.После того как тетя Лида уедет, я буду плакать ночью на разложенном диване и Алла подойдет ко мне и молча вздохнув, погладит меня по голове.

Дядя Паша как и мой отец был страстным рыбаком и охотником.Когда он приезжал к нам в поселок ,они с моим отцом часто выбирались в тайгу , на охоту или рыбалку.В юности как-то мы с тетей Лидой, Аллой поехали с дядей Пашей по грибы.В сосновом лесу он тут же разложил костер,поставил котелок и заварил вкусный чай, романтиком он был страшным .Обожал посиделки у костра , и неспешные разговоры с чашкой чая в руках.
Он даже взял с собой ружье , с которого мы с ним стреляли по пустым банкам в лесу...
Он был добрым ,отзывчивым человеком, мнение которого для меня всегда много значило...
В будущем он разведется с Аллой , которая окончательно сопьется и исчезнет из его жизни.Женится во второй раз и уедет в N...
Жалко одно ,что за столько времени мы больше не виделись с ним, я видела его только на фото - старика на костылях с белой бородой и такими же белыми,седыми волосами . Мне так хотелось бы расспросить его о многом, об отце , о матери, но он исчез , растворился во времени ... как и многие другие...
Я переписываюсь с его сыном,узнаю новости о нем издалека и понимаю, что в этой жизни навряд ли мы сможем с ним еще увидеться.
Он огородился стеной от всех, даже на свадьбу сына Антона приезжал ненадолго.
Дядя Павлик , может ты когда нибудь узнаешь о том,что благодаря тебе ,твоей доброте я нашла в себе силы жить,творить, любить...
Маленькая девочка,которая сидит на диване твоей квартиры , и у которой ты просишь прощения - за что? Может за то,что когда то ты любил женщину, ее мать, и у тебя не хватило не сил ,ни желания увезти ее из той жизни, из того омута пьянства и опустошения. За что ты просил у меня тогда прощения дядя Павел? Но кто мне ответит на этот вопрос...
Только старое фото , где он обнимает мою мать за плечи, а она склонила ему голову на плечо...
17.03.2019.

 
 
      





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 75
© 04.05.2018 Ирина Резникова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2266268

Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


















1