Иосиф в тюрьме отгадывает сны Гл 40


Случилось потом - виночерпий царя
(Египетские нравы строгие)
В тюрьму прохиндей загремел почём зря -
Процесс нарушал технологии,

Лил в выжимку гад неочищенный спирт,
Чтоб позже продать за креплёное.
С народа Египта еврейский наймит
Снимал барыши миллионные.

По делу врачей осудили, о чём
Пришло предписанье заранее,
Хоть не был евреем, тем паче врачом,
А просто попал под кампанию.

За бытность свою начерпал он вины,
Что боты худые в распутицу.
На нарах теперь протирал он штаны
Сложением дел в совокупности.

А следом за ним загремел хлебодар -
Цурюпа, нарком без провизии,
Тот самый, кого шандорахнул удар
При мысли одной о ревизии.

Пайки нарезая с дворцовой шпаной,
Он верил в программу чудесную -
В отдельной стране рай устроить земной
В расчёте на манну небесную.

В полях не особо махал он серпом,
В цехах не размахивал молотом,
При мельнице власти молол языком
И сам был на ней перемолот он.

(Народного счастья отец и коваль
Свой вывел закон гравитации:
Отвесная власти ведёт вертикаль
В тюрягу и без апелляции.

Наверх карьерист через задний проход
Как глист проползёт, не замажется.
Но верит народ, что моральный урод
В местах отдалённых окажется.

Сорвётся он вниз, как мужик со столба,
Что салом натёрли заранее.
Подобная ждёт казнокрада судьба,
И нет воровству оправдания.)

В Египте, суму кто свою набивал
На ниве отчизне служения,
Позорил тот власть и потом отбывал
Пожизненное заключение.

Прогневался очень тогда фараон
На тех пионеров коррупции,
С высоких постов заточил в бастион
(А следовало бы – шпицрутеном).

Рука руку моет. Начальник тюрьмы,
Куда царедворцев забросили,
По части политики тот ещё хмырь,
Служить к ним приставил Иосифа.

Записки тот нёс от придворных их шлюх,
Жимолости запах и подлости.
Лицом доверительным стал у ворюг
Иосиф без скидки на молодость.

Высокопоставленных этих персон
Гарсон ублажал и обхаживал,
Носил по утрам им Абрау-Дюрсо,
Под вечер Смирновскою баловал.

Когда виночерпий, а с ним хлебодар
Однажды винцом нахреначились,
Увидели сны в эту ночь господа,
У каждого сна своя значимость.

Пришёл к ним Иосиф наутро, глядит,
Чины пребывают в смущении -
Сон вещий о том, что их ждёт впереди,
Большое имеет значение.

Лишь дело за малым - сон растолковать.
Найти бы провидца бывалого.
Иосифа разве за малым послать,
Да где ж отыскать того малого?

Не надо шманать за провидцем тюрьму -
Иосиф Иакович лечит их,
Сон, если от Бога, то это к нему
(Ведь он у нас Богом отмеченный).

Сновидец в отчизне у нас не пророк,
А как обстоит с толкованием
В Египте тех снов? И подвергнет ли рок
Провидца своим испытаниям?

Последствия сна, что братьям рассказал,
Ещё не подёрнулись плесенью,
Но, видно, как следует, не увязал
Причину Иосиф со следствием.

Когда б получил не отложенный штраф,
А сон рассказал - и по роже враз,
Наверное, впредь наш провидец-жираф
Со снами бы был осторожнее.

А может, в тюрьме будущий интриган
Знакомства завязывал нужные,
Хотел разобраться - кто будет пахан,
Кого ублажать после ужина?

В ту ночь виночерпий увидел во сне
Лозу над собою нависшую,
Три ветви на ней дали цвет по весне
И ягоды чуть забродившие.

С похмелья стоит фараон у дверей,
За притолоку еле держится.
Тех ягод нажал виночерпий скорей,
Вина предложил самодержцу он.

«Три ветви - три дня, и мученьям конец -
Иосиф даёт толкование -
На прежнюю должность тебя во дворец
Назначат без голосования.

Своим ремеслом снова будешь лечить
Сановника и алкоголика.
Над тем, что пришлось тебе здесь пережить,
Смеяться ты станешь до колик аж.

Стоять на разливе твой будет удел
Прислужником змея зелёного,
Хоть ты виночерпий, а не винодел,
Ответишь за водку палёную.

Когда ж воровать тебе будет судьба
Цистернами спирт обезвоженный,
Замолви два слова царю за раба
Иосифа, крестника Божьего.

По первому слову украден я был
С земли, что евреям обещана.
По слову второму, гримаса судьбы -
Невинно страдаю за женщину.

Формальные ты заверши пустяки,
Справляя свои удовольствия,
Из мёртвого дома меня извлеки,
Поставь во дворце на довольствие».

На речи такие запал хлебодар,
Подобное ждёт предсказание,
Иосифа просит он за гонорар
Дать сну своему толкование:

Несёт три корзины он на голове
Царю-фараону, наполненных
Съестным провиантом, и вдруг соловей
На пищу летит, за ним вороны

Из верхней корзины усердно клюют
Вареники с клюквой и с вишнею,
Из средней корзины наливочку пьют
И гадят усердно на нижнюю.

Иосиф ему: «Три корзины - три дня,
Потом фараон, друг твой давешний,
На дубе повесит тебя у плетня,
Зачем-то твой труп обезглавивши.

Окрестные птицы склюют твою плоть,
Как клюквенные те вареники.
Дожрут твои вишни до косточек вплоть
Наследники Эники-Беники».

Иосиф три дня просидел под ведром,
Чтоб с тем хлебодаром не встретиться,
Который провидцу хотел под ребро
Заточкой при встрече отметиться.

Но здесь подошёл день рожденья царя,
Когда предсказанья сбываются.
И два штрафника друг за другом подряд
К царю на ковёр вызываются.

На место своё виночерпий встаёт,
Черпает вино мерой полною
И в руки царю чашу передаёт -
Иосифа слово исполнилось.

Висит при дороге другой, хлебодар,
Болтается грушей зловещею.
Башка, подтверждая пророческий дар,
Лежит в стороне, как обещано.

Иосиф как прежде в темнице сидит,
Сомненьями мрачными грузится -
Забыл виночерпий, вассал, сателлит
Два слова замолвить за узника.

Иосифа кинул тот винный барон,
Ликёрный завод строит в Ступино.
А тот, кто повешен у царских ворот,
За Осю уже не заступится.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 40 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 403
© 12.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-226560

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1