Таинственный Город. Выбранный путь. (Продолжение 17).


          - Ты что уснул на ходу, что ли?! – с укоризной и с радостью одновременно обратился Молчун ко всему вымазанному грязью, мокрому, в лохмотьях тины и болотной ряски Степану.
           - Да нет. Мошкара проклятущая заела, да ещё от багульника голова аж трещит, всё кругом плывёт.
           - Ну, ни чего, ни чего. Искупался, освежился, чуть к водяному в гости не сходил! Теперь, пожалуй, повнимательнее будешь. А? – Молчун тряхнул Степана за плечи и пристально взглянул ему в глаза. Он хотел это сделать как можно строже, но у него не получилось. Уж больно он сам переволновался за этот короткий миг опасности. Шутка ли, утопить своего напарника впервые же дни пути. В это мгновение он корил самого себя, что недоглядел за парнем, хотя умом и понимал, что его вины тут особо то и нет.
            - Какого лешего мы попёрлись через это болото – то? Можно подумать другой дороги нет? – Степан всё не мог отдышаться. Его мутило от жижи, которой он изрядно глотнул во время своего невольного купания. Пробормотав это, он согнулся в три погибели и его вырвало.
           - Дорога, то есть, – Молчун похлопал Степана по спине ладонью – но только обходить это болото дней пять. Понимаешь? А нам с тобой сейчас каждый день дорог! – Молчун выдержал паузу, – очень я боюсь Катерину потерять!
           - Так всё ж таки она тебе нравиться?
           Молчун утвердительно кивнул головой и грустно так улыбнулся.
          - Пошли, – добавил он, – и держись за мной следом, не хватало ещё утонуть в самом начале пути, горе спасители.
Весь оставшийся путь Степан шёл по пятам своего проводника, крепко сжимая жердь и не отводя взгляда от его спины. И уже ни жара, ни многочисленный гнус, ни казались ему таким надоедливым и страшными. А Молчун всё ступал и ступал то по кочкам, то по воде одного из многочисленных сибирских болот, большинству которых нет даже и названий. И лишь было слышно, как он с завидной точностью считает шаги в одному только ему известном направлении: « … триста восемьдесят четыре, триста восемьдесят пять, триста восемьдесят шесть…», всё точно так же, как двадцать лет назад показал ему его наставник Мудрый.
             Солнце было ещё довольно высоко, но уже явно клонилось к закату, когда болото стало плавно переходить в реденький сосновый и кедровый лесок, жижа под ногами уже не хлюпала и они ступали по мощному одеялу мхов, слегка притопленому чёрной водой. Вот уже и остатки воды под ногами исчезли. Мох перешёл в траву, стали попадаться кустарники черники и голубики, а кривые деревца сменились высокими кедрами и соснами. Степан уже начал подумывать, о том, что пора бы уже и отдохнуть, и было даже, набрался смелости спросить об этом у Молчуна, как вдруг перед ним предстало необычайной красоты зрелище. Лес расступился, и они оказались на берегу огромного лесного озера. До самого горизонта простиралась вода и лишь там, вдалеке было еле – еле заметно чёрно – зелёную щетину леса. Солнечные блики покачивались на невысоких волнах, которые с тихим шелестом набегали на песчаный пологий берег. Молчун торжественно обернулся:
              - Ну как, красиво? – спросил он Степана. Ответ конечно не требовался. У любого человека, при виде такого зрелища захватило бы дух.
              - Ух ты! – восхищённо выдохнул Степан. Он был на столько потрясён увиденным, что дар речи покинул его. Ведь ему ещё ни разу не доводилось видеть сразу столько воды. Все те речки, ручейки, озёра и пруды, которые когда - либо он встречал на своём пути, были ничтожны по сравнению с этим величественным зрелищем.
             - Ладно, пошли к ночлегу, – хмыкнул Молчун и зашагал бодрым шагом вдоль берега. Степан воодушевлённо последовал за ним. Сама мысль что они оставили позади топь, что он чудом спасся из цепких лап трясины предавала ему сил. Вдобавок, завораживающее озеро только своим одним видом сняло усталость с путников. Несколько раз Степан останавливался и подходил к воде что бы, наконец, то умыть лицо и руки от налипшей грязи, а так же утолить жажду после трудного перехода. И каждый раз, стоило приблизиться к самой кромке воды, он замечал как быстрая тень то щуки, то окуня, то стаи серебристой сороги неспешно отплывала чуть поодаль и застывала всего в нескольких шагах, оставаясь видимой на фоне песчаного дна в этой удивительно прозрачной воде. С трудом отрываясь от этого завораживающего зрелища, он, прибавив шаг, догонял Молчуна и снова шагал вместе с ним размеренным шагом.
                Начало темнеть и верхушки леса уже стали гасить последние отблески зари, вдруг впереди замаячило, что то большое и тёмное. Сначала Степан не мог понять – что же это, как ни вглядывался. Но потом, когда его глаза уже привыкли к сумеркам, и цель приблизилась, он понял - это был дом. Но только дом был не обычный. Не такой как все те дома, что он видел, когда либо – этот дом был таким же большим, как и озеро, на берегу которого он стоял. Его высокая остроконечная крыша доходила до середины деревьев, и на её поверхности ещё нет - нет, вспыхивали отблески последних лучей пробивавшихся сквозь лесную крону. А огромные окна отражали гладь воды и от этого казались тёмно – тёмно синими, как грозовые тучи в мае. Не смотря на то, что дом был заброшен, густая трава плотно подступала к его каменным стенам, видно было, что изредка он принимает гостей – к нему вела тропинка, и около высокого крыльца было более – менее чисто.
               - Ну, вот теперь и ты побываешь у меня в гостях, – обернулся к Степану Молчун.
              - Ты здесь живёшь? - удивился тот.
               - Не часто. Бываю изредка, да в самые холода отсиживаюсь.
              Молчун поднялся на крыльцо своего жилища и, отодвинув кованый засов, открыл тяжёлую железную дверь. Изнутри повеяло прохладой. Он шагнул в тёмный дверной проём и оттуда донёсся голос: «Проходи – не бойся. Сейчас будет гораздо светлее». Степан вошёл внутрь дома. После уличных сумерек там была кромешная тьма. Он лишь слышал, как уверенно ходил по дому Молчун, потом раздался щёлкающий звук и в дальнем углу вспыхнул небольшой огонёк, мгновенно осветив неясные очертания жилья. Потом казалось, будто огонёк померк на пару секунд и вот он стал разрастаться, послышался треск загорающейся бересты, береста разожгла аккуратную стопку щепы и уже через минуту яркое пламя, горевшее в каменном очаге, освещала всё вокруг. Это было большое помещение, отделанное блестящим сероватым камнем, с причудливым узором, выложенным из не менее блестящего чёрного камня. В стенах то тут, то там были видны ниши. В некоторых из них стояли красивые фигурки, изображавшие различных зверей. Степан потерял дар речи. Стоявшая рядом с ним каменная собака была как живая. Тяжёлая морда грозно смотрела на него исподлобья, как будто решая, пустить ли незванного гостя в дом. И все эти животные - орёл, вставший на дыбы соболь, осетр, выпрыгнувший из окаменевшей волны, рысь, лукаво прищурившаяся каменными глазами и какое - то неведанное животное раззявившее пасть похожую на капкан казалось, замерли лишь на мгновение, готовые вот – вот разбежаться по углам, кто куда. Отблески пламени, пробегавшие по ним, усугубляли эту картину. Да и сам очаг, в котором плясали языки огня, был сделан не менее искусно. Две огромные каменные змей сплелись между собой, что бы своими могучими спинами сверху поддерживать массивную каменную полку. Неподалёку от очага на невысоком возвышении лежали звериные шкуры. Там легко могло разместиться несколько человек.





Рейтинг работы: 4
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 66
© 02.05.2018 Максим Черняев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2264152

Рубрика произведения: Проза -> Фантастика


Николай Мальцев       29.06.2018   21:07:44
Отзыв:   положительный
Рад хоть на вечер оторваться от деревенских летних забот и провести его в Вашем Городе!
Максим Черняев       30.06.2018   00:07:50

Рад Вашему визиту. Для того и писал Город, что бы хорошим людям было интересно.
М.В.
Такая одна       03.05.2018   10:41:43
Отзыв:   положительный
Ух...на одном дыхании.... жду продолжение!
Максим Черняев       03.05.2018   10:57:59

Заходи. Почитай. Выкладываю.))
М.В.

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1