В МЕЧТАХ И НАЯВУ


В МЕЧТАХ  И НАЯВУ


Когда я была совсем молоденькой - подростком 11-13 лет, я часто мечтала.
Увижу идущую навстречу молодую женщину - высокую, стройную, с замечательной фигурой, голубоглазую блондинку и думаю:
"Вот я лет через 5-6 буду такой же красавицей и все встречные будут на меня оглядываться!". И, приободрённая такими мечтами, гордо задрав нос, худенькая, светловолосая и слегка конопатая, невольно подражала походке сногсшибательной красавицы...

Взрослые смеялись, глядя на мои ужимки, и называли меня "артисткой".
А я действительно жутко любила (и люблю!) театр и кино, хотя в первом бывала редко, только с классом, а большинство пьес видела по телевизору. Зато в кино ходила с братом и сестрёнкой каждую субботу - это у нас в семье правило такое - суббота, 9.00 - наш сеанс в кино!

Фильмы я воспринимала довольно непосредственно - хохотала до слёз, когда смешно, и плакала навзрыд, когда жалко... А вот с фильмом "ВИЙ" особая история.
Надо отметить, что я любила сидеть в кино на первом ряду. Во-первых, я - маленькая и за головами впереди сидящих мне было плохо видно экран, а во-вторых - я хотела чтобы между мною и чудом никого посторонних не было!

Так вот, когда Панночка в гробу вдруг проснулась и открыла глаза, я задохнулась, затаив дыхание, а по залу пронёсся тихий вздох... Когда Ведьма села в гробу, я завизжала от страха и мой визг слился со всеобщим визгом. (Я не уточнила, что в кино мы ходили, естественно, на детские сеансы). А уж когда позвала Панночка ВИЯ и он стал приближаться с жутким грохотом, я от ужаса, даже ещё не увидев чудовище, вскочила с места и с криком бросилась прятаться за портьеру у двери выхода. Ор в кинозале стоял ужасный - дети кричали, наиболее смелые и взрослые пацаны свистели, малыши плакали... Удивляюсь, что не остановили показ.
Но любопытство пересилило страх и я продолжила смотреть фильм, на всякий случай, держась за дверь... Велика сила Искусства и фантазии.

Вообще-то, с детских лет в страшных местах фильмов я зажмуриваю глаза и пытаюсь на слух угадать, когда закончится ужасная сцена.
Если бы моё детство выпало на сегодняшние дни, я, наверное, в большинстве фильмов сидела бы с зажмуренными глазами или стояла, держась за ручку двери выхода!

Но, всё же о мечтах. Надо сказать, что частично по поводу внешности они сбылись. Правда, роста я выросла среднего, зато фигура у меня была на зависть многим, волосы из белобрысых стали пепельными, а глаза... Это особая статья - как сейчас бы сказали - "хамелеоны"! Они у меня серо-голубые, со способностью менять цвет от пронзительно-синего до фиалкового... И лицо не подкачало - если не накрашена - милая девушка скромной наружности, а стоит чуть подчеркнуть брови, глаза и контур губ или просто загореть - яркая красавица. Вообще внешность у меня, как сказал однажды театральный гримёр - "универсально классическая", из меня легко сделать и старуху и богиню, очень удобное для театра лицо.

Но красилась я в те годы, сами понимаете, лишь тайком - только реснички, а с разрешения мамы - с 16 лет! Одевалась как все в школе - форма, переднички, бантики, ничего особенного. Жили мы бедновато - трое детей, родители - шофёр на "пикапе" и выдавальщица чистого белья в пункте прачечной, не разбежишься!
Но тоски, горя, уныния не было... А были перешитые мамины платья (кстати, очень модненькие фасончики получались!), были будни, были выходные с любимыми пирожками с капустой и домашними котлетами. Были праздники с лимонадом и винегретом, а, главное, с походами семьёй в Парк Победы - катанье на аттракционах, прогулки и пироженые "эклер"!

Так вот о мечте...

Я почему-то очень любила Индию. Обожала индийские фильмы, запоминала мелодии песен и пела потом на придуманном "языке" эти песни, отчаянно жестикулируя, "как в кино!".
Но показывала я эти песни-танцы только своим младшим сестрёнке и брату - они были в восторге! Маме тоже мои представления нравились, она даже где-то раздобыла ситец "огурцами и купоном", синего цвета с оранжевыми и желтыми завитками (т. н. "огурцы") и широкой каймой, замысловатого восточного рисунка и сшила нам с сестрой платья, которые мы называли "индийскими" и очень любили.
Вот я и мечтала быть индианкой - это значит ходить с длинной чёрной косой с вплетёнными в неё цветами, с точкой на лбу, петь, танцевать и плакать о возлюбленном... Честно говоря, тогда для меня "возлюбленный" - это нечто эфемерное, на белом коне скачущий вдаль...

По нынешним временам, наверное, девчонки 13 лет представляют вполне "конкретного" молодого человека при деньгах и при машине, как минимум...
Сочувствую!

А я мечтала красиво, сказочно. Еще мои мечты знала подруга Наташка.
На уроках часто мы с ней рисовали своё "кино" - лист бумаги, расчерченный на квадраты-кадры и, как в буриме, один продолжает кадры другого... Какие только истории мы не сочиняли и сколько двоек и замечаний в дневники мы зарабатывали за наши художества!

Знаете, у Наташки тоже была мечта - она хотела быть балериной! А была она дылда с довольно красивой, но упитанной фигурой. Ни возраст - 13 лет, ни семья - мать алкоголичка, не позволяли воплотить мечту наяву, но... Мы оставались в школе после уроков, нянечка к нам благоволила и разрешала закрываться на этаже в холле - двери стеклянные с обеих сторон и все наши "представления" на виду. Так вот, мы закрывались, снимали тапочки, завязывали волосы в пучок - это обязательно - все балерины с пучками! И... начинался балет! Мы бегали по кругу на цыпочках, вскидывали руки обручем, махали "крыльями" и прыгали "оленем" при этом громко напевая что-то вроде "тата-тита-там, тата-тита-там!", причём каждая свою мелодию... Ещё мы пытались кружиться в прыжке - это самый сложный элемент наших танцев - и часто мы шлёпались на пятую точку и взвизгивали от боли, но... тяга к прекрасному заставляла подниматься, забывая про боль и под " тата-тита-там, тата-тита-там!" вновь летать, кружиться, парить.
Не знаю, каких высот достигло бы наше мастерство балета, если бы не переезд Наташки и уход из нашей школы. Я пыталась продолжать балет в одиночку, но всё было не то... скучно и бессмысленно. Мы подпитывались фантазией друг друга, выкрикивая в азарте - "А тут появляется Злой Волшебник! Ага!", "А Она превращается в Лебедя и улетает!!!".
Почему-то всегда наши фантастические истории упирались в этого Злого Волшебника и Лебедя... О, великий Пётр Ильич!

Я, конечно же, не стала танцовщицей и, даже не пошла в бальные танцы, куда меня приглашали, но самостоятельно танцевать я научилась довольно-таки хорошо - в компаниях девчонки мне завидовали. Как-то, уже будучи замужем, отдыхая с мужем в доме отдыха, мы получили приглашение в Филармонию на просмотр наших танцев! В этом доме отдыха поправляла здоровье администратор Филармонии и, после недельного наблюдения за нашими ежедневными танцевальными "спектаклями", (а надо сказать, мой муж обожает танцевать, и делает это с энтузиазмом и фантазией, особенно хороши и выразительны у него руки!). Так вот, Администратор решила, что нас стоит показать профессионалам, она думала, что наши танцы - заготовленные номера, а мы просто танцевали-дурачились, были счастливы и любили друг друга! (Любим и по сию пору, правда, танцуем редко, зато поём постоянно!)

Да, причудливо Жизнь распоряжается нашими мечтами...

Была ещё одна мечта - летать!
Не на самолёте, не в ракете, а просто, как Катерина ("поднять руки и полететь...").

Почему-то именно зимой, может потому что небо глубже и звёзды ярче, после катания на лыжах возле нашего многоэтажного дома - по газонам там специально для детей прокладывали лыжню.
И вот, после катания, когда уже темно, но не поздно, мы - я и брат, любили, сняв лыжи упасть на спину в снег. Лежать, глядеть на звёзды и мечтать (мечты наши были очень личные, мы так и не признались друг другу, о чём мечтали тогда под звёздами). До сих пор помню это ощущение поглощаемости тебя глубиной бархатного, чистого неба с мерцающими, как сказочные очи, звёздами. Мне казалось, что я уже лечу, не небо падает на меня, а я лечу к звёздам!
Когда мы поднимались, то на снегу оставались два вдавленных силуэта - побольше и поменьше - контуры человечков с раскинутыми руками... Я позже пыталась мужа приучить падать в снег и глядеть на звёзды, но он не выдерживал и пары минут - хохотал и вырывался...

Продолжения у этой мечты почти что не было. Вот, разве что - я люблю фотографировать небо! Любое - ласковое и светящееся, грозное и хмурое, чистое и в облаках... любое.

Какое счастливое детство было у меня! Семья, школа, друзья, кружки, пионерский лагерь и мечты...

И как изобретательна жизнь - что-то она просто отметает, что-то воплощает по-своему, а что-то превосходит ожидания... Но с детских лет ощущение счастья от своего присутствия на этой земле только укрепляется и к нему добавляется благодарность случаю, родителям, судьбе!

Апрель 2007 г.





Рейтинг работы: 0
Количество отзывов: 0
Количество просмотров: 600
© 07.02.2008 Марина Агафоничева

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ
Оценки: отлично 0, интересно 0, не заинтересовало 0












1