Зря косматого обидели Гл 36


В Ханаане Исав Исаакович
Жил безвыездно, был богат
И радушен, словив Иакова,
Не убил, а напротив рад

Был он брату единоутробному.
Лишь однажды смог обойти
Прохиндея он беспардонного
На коротком своём пути

Из утробы. Крик доисторический
Маму бедную оглушил,
А Иаков, боясь панически,
К свету яркому не спешил.

Но и это своё преимущество
Прогулял Исав, уступил,
Жил, не мучаясь, как получится,
Спал под небом в глухой степи,

Прикрываясь одной лишь попоною,
В головах - лук, колчан и плеть.
Даже двух лесбиянок жёнами
Он позволил себе иметь,

Презирал родовые условности.
(Не введу вас в обман, друзья,
Про некрасящие подробности
Из контекста додумал я.)

По своей первозданной увечности
Зуб не чистил и рук не мыл,
Но за запах костра, беспечности
Был особо папаше мил.

Правда, с мамкой слегка не заладилось.
За Иакова, за сынка
Вероломно она позарилась
На достоинство старика.

Улучил брат Иаков мгновение
(Так сыграл - не научит МХАТ),
Скрал отца он благословение.
Благо, папа был слеповат,

Не нашёл патриарх смолы с перьями,
Часом позже раскрыв обман…
(Лохотронщики на доверии
От Иакова пришли к нам.)

Брат Исав - человек дикой жуткости,
Нравом вспыльчив, весьма космат -
Был уступчив, но не по глупости,
Коим выставил его брат.

Брат Иаков, на ощупь весь гладенький,
Источал благой аромат,
Но по замыслам был он гаденьким,
А по выходкам - подловат.

У библейских времён на обочине
Хитрость облачена в гранит.
Сказки кто изучал восточные
Про жестокость их подтвердит.

В них старушек насилуют с радостью,
На престоле сидит бандит…
(Парадокс, но ущербных грамотность
Добродетели лишь вредит.

Может рано бомжей из «Метелицы»
Научила читать страна?)
Если нынче такое деется,
Что найдём мы в те времена?

С восхищеньем взирают на жуликов
Малахольные сопляки,
А деревья, приют для путников,
Лишь пустили свои ростки.

Скот питался остатками щавеля,
У баранов трещали лбы.
Земля странствия не вмещала впредь
Всех желающих на ней быть

(Как сказала бы очень известная,
Образованная зато
Света, трижды деликатесная -
Я про землю, а вы про что?).

Марсельеза с полей не доносится,
Но взорвётся народ в момент,
Слишком много когда накопится
Пастухов на квадратный метр.

(Змей-Горыныч, враг, пьёт и не лечится,
Всё терзает свою гармонь.
Спирт внутри, как в реторте, плещется,
Разжигает в душе огонь.

Срок придёт, когда лёгкими полными
Пламя выдохнет Макашов,
И попадают опалённые
Воробьи со своих кустов.)

А пока в тех степях за околицей
В Палестинских краях глухих
Всё сильней меж собою ссорятся
Первобытные пастухи.

Уступить кто-то должен и бросив всё
В незнакомую даль уйти.
(Крепостные бегут по осени,
Юрьев день им как свет в пути.

Пожелаем мы им с их Прасковьями
Из постылых свинтить дверей.)
Но могу ли сказать такое я
Про Исава, отца царей?

Не юродствую, но в благородство я,
Не поверю, не тот типаж.
Видно купленный первородства акт
Передал братан в арбитраж,

Тоже купленный и перепроданный.
Почему так Исав космат,
Докопался, гад, обнародовал
На косматого компромат.

Скотоложством продажные олухи
Прессанули, наверняка,
Щелкопёры-политтехнологи
Ухандокали мужика,

Написали про брак с хеттиянками
И как лыко вплели в строку
То, что были те лесбиянками,
А Исав при них наверху.

Однополые все отношения
Бог рассматривал как позор,
Гормональные отклонения
Препаратом лечил «Гоморр».

(Это нынче срамную дав трещину,
Мир в неё с головой залез.
Секс-меньшинства, как братьев меньших, мы
Любим силами СПС.

С ними «Яблоко», хоть в белых тапочках,
Но в обиду своих не даст.
Говорят, кстати, в гузку яблочко
Для пикантности в самый раз.

Мы Исава простим заблуждения,
Ведь законы он не ваял,
И вопрос семьи разрушения
В Думе был не в кустах рояль.

Не приказ, а скорей суждение
Затерялось в глуши веков -
Деградации, вырождению
Подвергать страну дураков.)

В референдуме на отделение
Были собраны голоса
И в кампании с отселением
Проиграл, как всегда, Исав.

Собирает Исав сыновей своих,
Жён берёт, с ними атлас стран,
И от происков прохиндеевых
Покидает свой Ханаан.

Прочь уходит долой с глаз Иакова,
Тесно стало им. Пастухи
Друг на друга орут по всякому,
Как бойцовые петухи

Обзываются и хорохорятся,
Кулаки скоро пустят в ход,
И пока не дошло до подлости
Совершает Исав исход.

Из того, что Исава обидели,
Род его основал анклав.
След оставил не только в Библии
Идумеев отец, Исав.

Всех царей и старшин родом-званием
Не смогу перечислить здесь,
Но любое возьми восстание,
Их потомков не перечесть.

Густошерстные и бородатые
Мира будущность пошерстят…
Зря Иаков тогда косматого
С головой опустил в ушат.

Из книги Лучше всех или завоевание Палестины, Бытие, Гл. 36 (Персональный сайт Валерия Белова http://belovbiblevirsh.ru/catalog_02.php?id=6&opencat=1)





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 393
© 10.10.2010 Валерий Белов
Свидетельство о публикации: izba-2010-225482

Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


Зинаида Маркина       10.10.2010   10:30:36
Отзыв:   положительный
Все очень верно
Валерий Белов       10.10.2010   10:32:43

Это потому что очень близко к тексту... и не только к нему.
Спасибо

Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  











1