Сонетная Рапсодия по строке Цурэна. Венок сонетов


Миоль
СОНЕТНАЯ РАПСОДИЯ

по строке Цурэна Правдивого
Из романа А. и Б. Стругацких «Трудно быть богом»

Рапсодия - музыкальное произведение, написанное в СВОБОДНОМ, «импровизационном» стиле.

Прелюдия

Захочется молчание нарушить
И выплакать когда-нибудь о том,
Как лист увядший падает на душу,
И детством пахнет деревянный дом,
Антоновкой морозной одурманен…

Рассветной болью снится пустота…
И вроде бы живёшь не без креста,
Но «Слёзной»* век от века лечишь раны.

Безмолвие захлопывает клети…
Настало время, чтоб ему ответить,
Давно пришла пора вставать с колен.

Тебе и твоему стихотворенью
Протягивает ниточкой спасенья
Игру литературную Цурэн.

Венок сонетов

«Как лист увядший падает на душу...»

"Горы пены прохладной…"
Цурэн Правдивый

Магистрал

Игру литературную Цурэн
Однажды кинул миру на прощанье.
Поэты получили… завещанье,
Строкой заветной попадая в плен.

Ещё один исполненный сонет
Как лист увядший падает на душу…
Ни рифмы новой, ни созвучья нет, -
Не отыскать их в океане суши.

Взывающий к звезде, в ночной тоске,
Напишешь Слово на сыром песке,
Но горы пены не оставят следа.

Из века в век занятная игра,
Желая обуздать полёт пера,
Кого-то избирает для беседы.

1.

Игру литературную Цурэн
Тебе подарит золотом молчанья,
Когда не будет слов для покаянья
И боль потери потечёт из вен.

Захочешь видеть вопреки всему,
Как лист увядший падает на душу,
И ветер гонит серую волну,
И память вырывается наружу.

А ты сидишь, пустынник-златоуст,
Не понимая, что сосуд твой пуст:
В его утробе – пестрота стенанья.

Который год завидуешь тайком:
Пусть он – не Бог, но россыпь звуков он
Однажды кинул миру на прощанье.

2. Диптих

1.
1.
Однажды кинул миру на прощанье
Цурэн Правдивый свинговый этюд,
И до сих пор поэты воду льют
На мельницу сонетного признанья.

Дождливый полдень, как увядший лист,
Теплом осенним, очень элегантно,
Упрятывая грусть небес в легато,
Особенным звучаньем серебрист.

Сонетом новым пробуя перо,
Опять стихи поставишь на крыло,
Не отдавая Слово на закланье.

Виниловая музыка твоя –
Завет Цурэна… Из небытия
Поэты получили завещанье.

2.

белый 3D сонет



однажды кинул миру на прощанье
Цурэн Правдивый свинговую осень
как лист увядший, что к душе стремился
дождливый полдень прятался в легато
часы перебирая, словно чётки
сонетом белым говорила полночь
не оставляя следа после встречи
минуты утекали в неизвестность
часы с кукушкой беспощадно врали…

Другое время колосилось в строчках
но всякий раз желали менестрели
всё той же розы алой и победы
в турнире долгом затупились шпаги:
поэты получили завещанье.

3.

Поэты получили завещанье
И пишут, соревнуясь, кто о чём.
И сам Цурэн давно уж ни при чём,
Да и строка, как будто – наказанье,
Как лист увядший, падает на душу…
Бог знает что творится в голове:
Сегодня лучше вышло, завтра – хуже,
Но вот уже гербарий на столе –
Сонетная рапсодия поэтов…

Сама попалась в этот раз на этом,
Не понимая до конца, зачем,
Увлечена сонетным монологом,
Узнать пытаюсь, трудно ли быть Богом,
Строкой заветной попадая в плен.

4.

Строкой заветной попадая в плен
Азартного сонетного желанья,
Спускаешься в глубины подсознанья,
Желая что-то получить взамен.

Хранит черновиков густая сеть
Ошибочностью лёгкого признанья
Свидетельство былых переживаний,
Не позволяя слову умереть.

Как лист увядший, падает на душу
Былое откровение… Потушен
На перекрёстках межсезонья свет.

Вновь поманит улыбкой искушенья,
Поставив точку добрым отношеньям
Ещё один исполненный сонет.

5.

Ещё один исполненный сонет
Вплетается в историю чужую.
Осенний вечер тени лессирует
И собирает прошлое в букет.

Предзимнее последнее тепло,
Согреть пытаясь, дремлет в клумбах сада.
Кленовым цветом тропки замело
Под тихий блюз ночного листопада.

Мольберт, палитра, синие цветы
Какой-то небывалой красоты…
Удары сердца глуше,
--------------------------глуше,
----------------------------------глуше…

Исписанное жизнью полотно…

Ты видишь в приоткрытое окно,
Как лист увядший падает на душу…

6.

Как лист увядший падает на душу
Попробуй рассказать самой себе
Под вальс-бостон на старенькой трубе,
В осенний дождь танцующий по лужам.

На тихую мелодию рассвета
Переложи историю свою,
И зазвучат переживанья лета
Проникновенным трепетом «люблю…»

Увядший лист – легато-арабеском –
Падёт под ноги на проспекте Невском,
Исполнив свой прощальный пируэт.

Но ты ещё надеешься на чудо,
Хотя и знаешь, что в пустом сосуде
Ни рифмы новой, ни созвучья нет.

7.

Ни рифмы новой, ни созвучья нет…

Как параноик, мучимый кошмаром,
Выходит на арену Клоун старый,
Валяет по привычке сальный бред
И бьётся головой о пустоту,
Как лист увядший, рассыпаясь пылью.
Ему уже давно невмоготу
Примерить на себя квадрат могильный…

Мечтает Рыжий покорить Парнас,
Хотя давно устал его Пегас
И седока совсем не хочет слушать.

Подковы счастья сброшены в пути…
Удастся ли замену им найти?
Не отыскать их в океане суши…

8.

Не отыскать их в океане суши,-
Друзей, когда-то изгнанных тобой…
Как лист увядший, шелестит прибой,
Ты сам себе давно уже не нужен,
Но что-то пишешь суетой сует,
Воспоминаньем отдаваясь неге,
Хранишь в кармане выцветший билет
Туда, где никогда доселе не был.

Усталостью пролистывая ночи,
Боишься, что кукушка напророчит,
Когда судьба висит на волоске
И не напиться вешними дождями…

Останешься проросшими стихами,
Взывающий к звезде в ночной тоске.

9.

Взывающий к звезде, в ночной тоске,
Ваятель, неудачник от природы,
Решил на поэтические своды
Накинуть немощь, но ушёл в пике.

Как лист увядший, сморщенная плоть
Души его, некчёмностью распятой,
Желает, но не может побороть
Беспомощной беззвучности проклятой.

Споткнувшийся на знаках символизма,
«Хрущёвки» строит в поле футуризма –
Безликий праздник в сереньком носке.

Его однообразьем пахнут стены…
Что возведёшь, когда трезвучья немы?
Напишешь слово на сыром песке.

10.

Напишешь слово на сыром песке,
Приходишь ночью для беседы к морю,
Как лист увядший… Силы нет поспорить
С волной озябшей в древнем городке.

Веками разговоры ни о чём:
День завтрашний – счастливей, чем сегодня.
Не сглазить чтобы, плюй через плечо
Или у гроба посиди господня.

Усвоив с детства, сколько дважды два,
Полезно сомневаться иногда
В том, что, казалось бы, давно изведал.

Ко всем вопросам подобрав ответ,
Захочешь на песке оставить след,
Но горы пены не оставят следа.

11.

Но горы пены не оставят следа
И смоют откровенья прошлых чувств.
Стакан наполовину станет пуст,
Чтоб наполненья нового отведать,

Пресытившись им через полчаса,
Как лист увядший…
Падает на душу
Холодную – горячая слеза,
Пытаясь растопить седую стужу.
Не удаётся…
Бес попутал что ли,
Захлопнув крышку вековой юдоли,
Перемешав «сегодня» и «вчера».

Воркует новый день интеллигентно,
Надежды нет, но тянется зачем-то
Из века в век занятная игра.

12.

Из века в век – занятная игра…
Не о тебе ли Бёрн поведал миру? *
Ты отдал под процент тщеславья лиру,
Себе оставив пошлый маскарад.

«Что наша жизнь – игра!» - пропел другой,*
Как лист увядший падая на душу…
От всей души подыгрывал гобой,
Фальшивой темой проникая в уши.

И крутится волчок, меняя лики,
Но оставляет за собой улики,
Желая суп сварить из топора.

Ты знаешь: врут о том, что в реку – дважды
Входить нельзя, не утоляя жажды,
Желая обуздать полёт пера.

13.

Желая обуздать полёт пера,
Строку Цурэна примеряют снова.
Найдётся ли единственное слово
В рассыпавшейся горсти серебра,
Когда ты попадаешь в эту сеть
Пытаясь на лету поймать удачу?

Один с трудом пытается взлететь,
Другой решает лёгкую задачу.

Листом увядшим пахнут октябри,
И тёплый свет исходит изнутри,
Но день-деньской одолевают беды…

Цурэновая магия строки
Потоком необузданной реки
Кого-то избирает для беседы.

14.

Кого-то избирает для беседы
Господь ли, Дьявол… Поиграй и ты:
Узнай литературный вкус победы
Божественной уловкой сатаны.

Как лист увядший падает на душу,
Так ищешь ты в опустошеньи дней
Среди миров болезней и страстей
То, что покой поможет твой разрушить.

Ты одинок, раздавлен и… смиренен,
И хочется без боли потрясений
Предательство испить в тени измен,

Но… Больше смерти неизвестность гложет,
Что предложить взамен тебе не сможет
Игру литературную Цурэн.

Магистрал

Игру литературную Цурэн
Однажды кинул миру на прощанье.
Поэты получили… завещанье,
Строкой заветной попадая в плен.

Ещё один исполненный сонет
Как лист увядший падает на душу…
Ни рифмы новой, ни созвучья нет, -
Не отыскать их в океане суши.

Взывающий к звезде, в ночной тоске,
Напишешь Слово на сыром песке,
Но горы пены не оставят следа.

Из века в век занятная игра,
Желая обуздать полёт пера,
Кого-то избирает для беседы.

30.03. – 16.04. 2018

***

Прелюдия к венку

«Слёзной»* век от века лечишь раны.
Моцарт. Lacrimosa (Слёзная)

4.
«Сонетная рапсодия поэтов…»
Рапсодия - музыкальное произведение, написанное в свободном, «импровизационном» стиле.

12.

Не о тебе ли Бёрн поведал миру?
Эрик Берн. "Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры".
Книга американского психолога и психиатра Эрика Берна, опубликованная в 1964 году, в основе которой лежит его работа, посвящённая трансакционному анализу.

«Что наша жизнь – игра!» - пропел другой – ария Германа в опере П.И.Чайковского «Пиковая дама»

Авторским голосом
http://clck.ru/DBvQR





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 48
© 18.04.2018 (Миоль) Ольга Мищенкова
Свидетельство о публикации: izba-2018-2252909

Рубрика произведения: Поэзия -> Твердые формы













1