В поисках прайда, глава 5


Глава 5. Неплохо

Прошло две недели с последней встречи Макса с Ларисой Викторовной, всё это время его отношения с Ириной имели свои отливы. Рознично и оптом он выдавал своё внимание к ней, иногда и вовсе забывал о её существовании, что не касалось мечтаний ночных о предстоящей встрече с женщиной, сделавшей его мужчиной. Но порой вкрадчиво, ажурно, елейно вкрадывалась шатенка с длинной косой Ира Смурнова, хотя бы, потому что шесть раз в неделю Макс сидел с ней бок о бок на лекциях. Ирина тоже изменилась: в поведении её появилась жеманность, мечтательность, даже кокетство, что не могло не срывать выбранную им линию лицедейства, выраженную в показном равнодушии. Сегодня, на практических занятиях по кристаллографии, друг Макса выдал резюме:
-Товарищ Акулов, тебе бы податься в «Мосфильм» - куда там Крючкову до твоих сценических экспериментов.
-Игорь, ты о чём?
-Наблюдаю, как ты влюбляешь в себя Ирку, но не ведаю к чему.
-Я сам не знаю. Что, мои успехи на лицо?
-Более чем. Когда ты выходишь на перерыв, она забывает, что ей надо быть гордой и неприступной, не отрывает взора от выходных дверей.
-Я и на лекциях ловлю её косяки, но по поводу актёрского мастерства, Игорь, замечу, что Иру быстрее возьмут в «Мосфильм». Кстати, мы давно мы не были на Московской….
-Ты киношку имеешь в виду?
-Конечно. Жду от тебя инициативу.
-И она перед лекцией меня о том же просила. Ладно, побуду ещё свахой. С Олиной матерью давно не встречался?
-Дней пятнадцать. Имею намерение в воскресенье к ней заскочить, порой гиря в паху от сильного желания, но разница в возрасте удерживает, не пускает. Иногда из-за её возраста дохожу до идиотизма: всё бросить и жениться на какой-нибудь школьнице.
-Не поможет.
-Почему?
-Оговариваешься….
-Ты о чём?
-Ты уже несколько раз называл Ирку Ларочкой.
После занятий троица двинула в «Комсомолец» повторно на «Мистер Икс», кутаясь в воротнички от пронизывающего ветра. Расплатился за всех Макс, заработавший в минувшее воскресенье кругленькую сумму на мелькомбинате. В кромешном зале Ирина давила на естество Макса, одне прижимаясь, как бы невзначай, к его правой ноге, что не помешало ему, на повороте к трамвайной остановке, лукаво зевнуть с протяжным: пока, ребята.
На следующий день после занятий состоялось комсомольское собрание факультета со сквалыжной темой: недостойное поведение комсомолки Ольги Кутеповой, позорящее имя советского человека. Вёл собрание секретарь комсомольской организации горного факультета Юра Виктюков, маркшейдер четвёртого курса. Он нагнал такую тоску на комсомольцев факультета, что вынужден был прийти секретарь геолого-разведовательной кафедры Виктор Суриков, член бюро института. Поначалу Макс лениво слушал пространную речь Виктюкова, состоящую из лозунгов и идеологических штампов, но когда распоясались комсомольцы факультета, призывающие отчислить Олю из института, он поднял руку. В это время Суриков смотрел именно в его сторону, знаково недовольный ходом собрания. Виктор прервал очередного оратора, занимающегося очернительством поникшей Ольги, и дал слово своему коллеге. Макс продолжительное время стоял с поднятой рукой, ожидая завершения дискуссии на местах. Замолчали. Товарищи! – начал Макс, сделал ещё паузу, и понёс околесицу совсем не по теме. Понял, что заблудился. Небольшая пауза. И начал громить выступающих, тыча в каждого пальцем, ернически комментируя ошибки в речи и лозунговый подход к ерундовому делу. Шум в зале. Посыпались оскорбления в адрес Максима. Он словно этого и ждал; улыбался и молчал. Так получилось, что ранее выступавшиесовсем забыли о теме собрания, понося Макса. Он стоически выдержал нападки и в паузе кинул руку в сторону Виктюкова со словами, через паузу: во всём виноват он! Суриков улыбнулся, поняв игру Макса. Виктюков растерялся от сотни пар глаз, устремлённых на него. Подняться ему Макс не дал, объяснив собранию, что секретарь лишь мстит Оле, отвергающей уже полгода его ухаживания. Так как большинство горняков знали этот факт, Виктюкову было нечего возразить. Потом слегка оправившись, всё же добился от товарищей наказать комсомолку Ольгу Кутепову с формулировкой: поставить на вид. Ввиду того, что комсомольцы устали, проголосовали большинством за формулу секретаря. Суриков протиснулся через толпу почитателей Макса, пожал ему руку: ну ты и артист, молодец – так держать!
Победитель задержался на остановке с наказанной «родственницей», благодарившей его как бога. Игорь не стал слушать это славословие, попрощался с обоими и отчалил на Хотунок. Ирина, постояв, постояв, всё же не подошла к беседующей парочки, обозлено направившись на квартиру. Пришлось Максу провожать Ольгу, прилипшую к его руке, хотя ему ехать в противоположную сторону. На конечной «трампарк», кто-то взял Макса за руку, прервав их разговор, уже не по теме. Макс обернулся, и потому что Оля выпучила глаза.
-Лариса Викторовна! Вы!
-Не стала тебе мешать, - не обращая внимания на дочь, изрекла любовница, игриво улыбаясь.
-Ну…. Ну, - промямлил Макс, целуя ей руку, хотя это дело считал буржуазным предрассудком.
-Не туда целуешь, цыплёнок.
-Мама, постеснялась бы людей, - вмешалась было Оля, увидев руку матери в опасной близости от интима парня.
-Пусть отвернутся. Цыц, малявка. Пойдёшь к нам в гости?
Оля тоже присоединилась к приглашению, имея в виду распитие водки за знатное заступничество однокашника. Так и получилось. Только вместо неё водку пил дед. Ввечеру Лариса Викторовна затащила Макса в свою комнату, не дав ему сомкнуть глаз до четырёх ночи. На следующий день он направился на лекции прямо от любовницы, наевшись пред этим холодного ресторанного жаркого.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 17.04.2018 Getera Volshebnaya
Свидетельство о публикации: izba-2018-2252262

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1