Декабрьские притчи


ПРИТЧА О БЕЗОПАСНОМ ПИТИИ
На кухне в безвестной медвежьей берлоге стояла чашка, из которой любил пить хозяин семьи - медведь. Он считал эту чашку своей и никому не дозволял пользоваться ею. Но поскольку медведь часто уходил из дома по делам охоты или сбора ягод, а то и вовсе засыпал на целую зиму, посасывая лапу, то чашка стояла на кухне без пригляда.
В моменты бесприглядности чашкой медведя-хозяина спокойно пользовались другие медведи, случайно заходившие на кухню. Они попивали из этой чашки разные вкусные напитки, причмокивали и нахваливали, поглядывая в окно, чтобы хозяин чашки не застал их за этим преступным питием, если, конечно хозяин бродил по лесу, или прислушиваясь к храпу, если хозяин спал, чтобы проснувшись и выйдя из спальни, тот не застал их с чашкой в руках.
Все бы ничего, но иногда медведь-хозяин, попивая из своей чашки, заболевал, в том числе, и стыдливыми непростудными болезнями. Но поскольку медведь-хозяин не знал, что его чашкой пользуются другие, он долгое время недоумевая ругался:
- Как же так, вроде ни с кем..., и опять заболел?! Может, в малине подцепил?
- Конечно, конечно, - примерно так и ответила бы чашка, если бы могла говорить, а так как она была молчалива, то отвечала, как могла, то есть всем своим видом и делом выражала невинность, кротость и заботливое участие в судьбе медведя, которого втихомолку не отличала от других вовсе.
Конечно, такая ситуация иногда продолжается вечно, как в частных владениях, так и в публичных заведениях вроде столовых, где собственно никто и не претендует на владение столовыми приборами, но в нашем случае у героя повествования прозрение наступило. Медведь, в конце концов, сообразил, что чашкой его пользуются другие, пока он не видит. Как он это узнал, об этом история умалчивает: то ли заметил следы употребления, то ли чашка оказалась не на том месте, то ли стала излишне чистой, то ли излишне грязной, то ли санитарные врачи взяли смывы... Но в любом случае, с той поры медведь предпочитает пить из стерильных разовых стаканчиков, а то и просто из своих ладоней.
Мораль состоит в том, что если уж домашнюю чашку невозможно сохранить только для себя, то, что говорить о людях, каковыми являются, например, супруг или супруга, а тем более друзья и подруги.

ПРИТЧА ОБ ОТНОШЕНИИ К БЕСПЛАТНОМУ
Один наследник получил прекрасное богатое наследство, а поскольку цену, какой это наследство создавалось, он не знал, и получил его, не прилагая никаких усилий, то принялся тратить...
Праздники, наслаждения, увеселения, азартные игры... и подготовка к этим мероприятиям вошла для наследника в обычный круговорот событий…
Наследник тратил и тратил, пока не стал испытывать нужду, которая как обычно возникла внезапно... Тогда наследник принялся экономить, чтобы сносно жить на оставшиеся средства, и искать возможности заработка, что было для него затруднительно, поскольку наследник привык тратить, а не зарабатывать.
Так наследник заблаговременно привел себя к нищенскому состоянию, хотя, если бы изначально тратил разумно, то мог бы жить и жить...
Наследство в данной притче - это здоровье, данное родителями. Поскольку здоровье в молодости кажется многим неисчерпаемым и даже тем, о чем думать не стоит, то многие чрезмерно тратят его на заработки, на наслаждения и удовлетворение страстей. Однако, здоровье любого человека не неисчерпаемо и приходит в негодность особенно при невоздержанной его трате. Жаль, что осознать ценность здоровья, можно, только лишаясь.

ПРИТЧА О ЖЕЛАНИИ СТАТЬ ЧЕЛОВЕКОМ
Как-то в одном диком лесу звери захотели стать людьми. Они научились ходить на задних лапах, исполнять команды, служить и прислуживать, научились хорошо выглядеть и следовать модным тенденциям, научились создавать и ценить искусство. Они научились даже изъясняться лаконично и в пределах полномочий. Они научились соблюдать субординацию и многому, многому другому. Они придумали даже конкурс "Человек года". Однако все равно при ближайшем рассмотрении в новоявленных людях и даже победителях конкурса обнаруживалась звериная морда.
Мораль состоит в том, что если не родился человеком, то никогда им и не станешь.

ТОСТ О ЗАЛЕТЕ
Одна птичка очень любила летать, она летала среди лесов и среди полей, среди гор и среди зданий… Она весело пела и танцевала прямо на лету. Летала, летала, но однажды залетела в скворечник и до того в этом скворечнике было сытно и тепло, что птичка перестала летать и петь, а начала делать ремонты в скворечнике, устилать его пухом, выводить и растить птенцов, заниматься еще множеством дел, о которых понятия не имела, когда просто летала. И до того увлеклась она скворечником, что забыла о полетах и пении, танцах и природе..., все заменил ей скворечник.
Так выпьем же за то, чтобы в своих полетах мы никогда не залетали так далеко и безвозвратно, как эта птичка.

ПРИТЧА О БЕССМЫСЛЕННОСТИ СПОРОВ С ХИЩНИКАМИ
Как-то одному барану волки вынесли нелепый приговор и оттяпали правую лапу так, что баран смог ходить только на трех. Не помню, за что оттяпали, суть не в этом, а в том, что тот баран вместо того, чтобы зализывать раны и оставить волков в покое, чей естественный аппетит и заключался в том, чтобы лишать баранов не только частей тела, но и жизни, принялся жаловаться на них.
В поисках справедливости, которые начал этот баран, не было ничего предосудительного, но начал он жаловаться на волков, тем же самым волкам, которые имели более высокое положение в стае.
Смешно, конечно, объяснять волку, каким бы положением тот ни обладал, что грешно кушать баранов, в то время, когда волки баранами и питаются. Ну не умирать же им всем, не лишаться же пищи и кормушки?! Однако надежда у барана была, и заключалась надежда в том, что баран рассчитывал найти среди волков, образно говоря, барана, который бы пожалел его, наказал бы волков, безвинно наказавших его, и вернул бы ему его лапу.
Баран - он и есть баран, что с него взять? Уж каким образом баран рассчитывал вернуть себе лапу, причем, давно съеденную, - об этом баран не думал, но ему казалось, что ее можно где-то найти и как-то пришить. Вот такой баран был этот баран, и как всякий баран он был очень упорным в достижении цели.
Писал, писал, писал наш баран... пока с подачи какого-то слегка оголодавшего волка, которому надоела переписка, ему не отгрызли еще одну лапу.
С той поры баран ползает по земле на двух лапах... Правда, он считает себя уже не бараном, а, как пострадавший за правду, кем-то духовно ближе к человеку, чем раньше, поскольку вышел на человеческий уровень хотя бы по количеству лап, но проклинает тот день, когда стал спорить с системой и тратить на это силы, поскольку остался бы тогда хотя бы с третьей лапой.
Мораль состоит в том, что чем меньше споришь с теми, кто решает твою судьбу, и чем меньше их злишь, чем меньше обращаешь на себя внимание, тем сохраннее остаешься, правда, на четвереньках.

ПРИТЧА О ТОМ, КАК БОМЖ ПРОВОЦИРОВАЛ ЛЬВА
Как-то закостенелый хулиганский бомж, пребывая на железнодорожном вокзале, встретился глаза в глаза со Львом Толстым в одном закутке, какие присутствуют на вокзале. Вполне естественно, что бомж не читал произведения Льва Толстого, не знал его графского положения, но по простой одежде, какую носил Лев Толстой, и неухоженной бороде его, бомж признал в нем своего, причем такого своего, с которого, пока не видит полиция, можно что-то и поиметь. Поэтому бомж тут же сказал следующую вызывающую на драку фразу:
- Ну, ты и дебил, бородач! Еще тот дебил! Таких дебилов, как ты, учить надо!
Бомж хотел спровоцировать Льва Толстого на возмущение, а потом навешать тому и обобрать. Такие оскорбления, конечно, любой человек воспринял бы вызовом, но только в данном случае бомж имел дело не с обычным человеком…
Лев Толстой, пока бомж говорил свою тираду, молча прошел мимо, будто и не заметил. И правильно сделал, потому что у бомжа в кармане был нож, и много чести было бы этому бомжу, если бы на него обратил внимание Лев Толстой.
В результате Лев Толстой написал еще много чего интересного, а тот бомж так и остался безвестным бомжом, не то, что Дантес, убивший Пушкина.
Мораль состоит в том, что если вы в чем-то мастер и имеете имя, не стоит обращать внимание на слова тех, кто ниже вас по статусу.

ПРИТЧА О ЗАНЯТОСТИ
Как-то один инструмент, который точил детали и видел в этом смысл своей жизни, остался без дела и заскучал. Может, постарел и износился, может, предприятие его ликвидировали, может просто забыли о нем, а может еще какая оказия приключилась, но остался инструмент без дела.
- Как жить не пойму, помогите, - просил он всех, кто был рядом.
- Займись, наконец, собой, - посоветовал ему кто-то.
Задумался инструмент и последовал совету: занялся собой, но ничего не получилось, потому что любой инструмент предназначен, чтобы заниматься другими. Так он и мучился, пока его не взяли на какое-то другое предприятие, а может, мучился и в дальнейшем…
Мораль состоит в том, что коли, работая на других или заботясь о других много лет, вы стали в своем роде инструментом, то переучиться и полностью заняться собой, даже при отсутствии потребности в заработке, вряд ли получится, надо искать тех, на кого вы могли бы работать.

ТОСТ ЗА НЕЗНАНИЕ
Корова родилась на мясной ферме, но пока была теленком, то не задумывалась о будущем и радовалась каждому прожитому дню, но время шло, и она познавала мир. Познавая мир, она поняла, что живет здесь только для того, чтобы стать куском мяса на чьем-то столе. С этого дня в ее жизнь вошли: печальное доживание, которое не могло изменить даже жевание сена, и беспокойное ожидание смерти, когда любое неприятное прикосновение казалось исходящим от лезвия лишающего жизни ножа...
Так выпьем же за того, чтобы размышления о конечности нашего бытия никогда не захватывали нас, а понятие смерти оставалось неведомым даже при ее наступлении.

ПРИТЧА О ЖАЛОСТИ К СЕБЕ
Одна тучка очень жалела себя и печалилась о своей незавидной участи. Она: то страдала от жаркого солнца, то огорчалась, что природа сделала ее легковесной, наделила ее слишком малым состоянием, то она злилась на соседей, которые ее обжимали, оттирали, или стремились отхватить от нее кусок…
Тучка страшилась того, что в скором будущем она вовсе исчезнет, как, впрочем, и все тучи... А такие чувства до добра не доводят: они бледнят и проливаются слезами. Так и эта тучка пролилась дождем и исчезла с неба преждевременно.
Мораль очевидна: не надо жалеть себя, в каких бы прискорбных обстоятельствах вы бы не оказались. Жалость к себе еще один дополнительный урон.

ПРИТЧА О БЛИЗКИХ ОТНОШЕНИЯХ
В одном горшке рос цветок, рос, рос да разросся. Разросся настолько, что перестал помещаться в одном горшке. Будущее у этого цветка могло быть печальным, потому как хоть и говорят: в тесноте да не в обиде - но всякий цветок не любит тесноту и гибнет.
Цветок разделили на два и рассадили.
И вот: сок от сока, побег от побега этого цветка стал жить в другом горшке. Время шло, цветы в обоих горшках разрастались. Первый горшок они заполнили опять, а второй просто заполнили, и заполнили настолько, что места в горшках не осталось. Причем в первом горшке не осталось места не только под новые ростки, но и под те, что жили в нем раньше.
Жить по отдельности хорошо, но иногда тем родственным цветам, что росли раньше вместе в одном горшке, хотелось ощутить некую общность, они поглядывали друг на друга с надеждой…, но под общность уже не осталось и места.
Мораль состоит в том, что чем дольше люди находятся в разлуке, тем меньше остается для них места там, где они когда-то были родными.

ПРИТЧА О ВРЕДНОСТИ СПОРОВ
Как-то один умный заяц вступил в препирательство с глупым волком. Этим он до того разозлил серого, что тот обычно по глупости пробегавший мимо этого зайца, приложил все силы, чтобы того поймать, и поймал и съел. И все поняли, что глупый волк куда умнее умного зайца.
Мораль состоит в том, что никогда не надо спорить с дураками, особенно если те сильны.
- Но как же истина? - спросит читатель и продолжит. - Хоть в каких-то ситуациях ее надо отстаивать. Хотя бы, когда противник слабее.
Хорошо, пусть противник истины будет слабее…
Как-то сильный и умный медведь вступил в препирательство с глупым и слабым волком. Этим он до того разозлил волка, что тот позвал на помощь волчью стаю и вместе они задали такую отменную трепку сильному и умному медведю, что весь лес потом только и говорил:
- Какой все-таки дурак сильный и умный медведь.
Мораль состоит в том, что нельзя спорить с дураками даже, если они слабы, поскольку они могут позвать на помощь.
- Но неужели истину совсем нельзя защищать? - спросит огорченный читатель. - Как же истина проживет без нашей защиты?
А действительно: как истина проживет без защиты?…
Как-то один умный волк не вступил в препирательство с глупым волком по поводу капканов, которые глупый волк в силу своего малого опыта, необразованности и глупости считал подарками судьбы. Он думал, что приманка внутри капканов посылается самим Богом, что надо ее брать быстрее и не думать о последствиях.
Умный волк, видя уверенное упорство глупого волка, не стал того переубеждать. В результате, глупый волк попался в капкан, а умный волк помог ему выбраться. Так умный волк не только сохранил хорошие отношения с глупым, но и улучшил эти отношения, поскольку глупый волк теперь был обязан жизнью умному.
Мораль состоит в том, что спорить вообще не надо, а если глупец является непреклонным, то надо оставить его в покое, жизнь сама научит.

ПРИТЧА О ЗЕМНОМ И НЕБЕСНОМ
Жили-были два дерева. Одно думало о земных радостях и для этого укрепляло связи с землей, наращивая корни, в ущерб кроне, выглядевшей весьма скромно. Назовем его земным деревом. Другое дерево думало о небесных радостях и для этого укрепляло связи с небом, вытягивая все выше и выше ствол, делая его изящным, удлиняя ветви, умножая их и протягивая к небу, создавая большую и душевную крону. Назовем его небесным деревом.
Разразилась буря. Земное дерево, как говорится, крепко стояло на ногах, спокойно пережило бурю благодаря крепкому стволу и мощным корням, благодаря тому, что оно тихо и малозаметно для бури скрывалось, пошептывая что-то неразборчивое. Оно осталось стоять на земле, понеся мелкие потери в листьях, которые, впрочем, быстро выросли вновь.
Небесное дерево, наоборот, громко шуршало листьями, возмущаясь поведением стихии, теряя вместе с листьями ветви, оно сдерживало ветер, мешая ему крушить и пылить. В общем, небесное дерево боролось с системой, что с точки зрения земного дерева было полнейшей глупостью.
В результате небесное дерево не пережило бурю, из-за сильного напора, который приняла на себя его обильная крона, сыгравшая роль паруса... Оно упало на землю, а душа его, если, конечно, приписывать деревьям душу, улетела на небеса, куда и тянулась всю жизнь. К слову сказать, душа и земного дерева тоже куда-то улетела, потому как иной перспективы для душ нет, но гораздо позднее.
Завершая эту притчу, осталось только упомянуть, что когда закончилась буря, которую пережило земное дерево, а любая буря заканчивается, то оказалось, что без небесного дерева мир стал менее красив.
Мораль очевидна: отзывчивые, сердечные, душевные люди создают красоту этого мира, но слишком ранимы и становятся первыми жертвами любых общественных потрясений…

ПРИТЧА О КОТЕ
На гладкой крыше дорогого автомобиля, стоявшего на анархической автостоянке возле подъезда многоэтажного элитного дома, лежал мордастый пушистый котяра, ничем не хуже своих соплеменников эрмитажных котов, живущих на полном довольствии и при должности. Котяра этот был таков, что при случайном соприкосновении взглядов, по покою разлитому в его глазах, сразу поймешь, что этот котяра знает секрет счастья.
Об автомобиле, на котором лежал котяра, мечтали многие, вглядывались в него завистливо и уважительно, когда проходили мимо, но не это заботило котяру. Тот лениво и беззаботно мечтал о чем-то своем. Ему нравилось то, что крыша автомобиля была не такой холодной, как вся окружающая его, увядающая осенняя природа, нравилось, что никто не докучал ему в этот почти полуденный час, когда все жильцы, в том числе и владелец машины, были на службе или при работе.
Котяра думал о рядом живущих кошках, с которыми бы не помешало закрутить роман, о том, где бы ему хоть что-нибудь перекусить, потому что желудок уже напоминал, а иногда он, словно проснувшись, а, может, услышав подозрительные шумы, стремительно посматривал по сторонам и вообще ни о чем не думал, но готов был покинуть крышу машины по первому требованию.
Сложно понять мысли котяры, который не может говорить, но можно сказать уверенно, что он не завидовал владельцу автомобиля, из-за его восхитительного авто, он не завидовал ни одному из жильцов подъезда, из-за их заработных плат или должностей, он не завидовал сытым ленивым кошкам, проживавшим в подъезде на полном обеспечении своих хозяев, он вообще не завидовал никому и ничему человеческому, потому что ему все это было либо не нужно, либо недоступно. Так он и прожил хорошую кошачью жизнь.
Мораль состоит том, что не мешало бы и человеку в чем-то походить на этого котяру и довольствоваться тем, что имеет по праву, конечно, стремиться к лучшему, но никогда не завидовать и не усложнять свою жизнь излишними претензиями.

ПРИТЧА О ПРОИЗВЕДЕНИИ
Природа, что может быть волшебней и красочнее девственной природы? Ничего. Так вот в одном месте Земли природа создала один живописнейший уголок. Нет, конечно, таких уголков по всей Земле много, но речь идет только об одном. Там все было, как в фильме с Ди Каприо "Пляж".
В этом живописнейшем уголке был и отличный пляж с мелким белым песком, как на тайских островах, и уютная чистая акватория прозрачно-голубого моря, защищенная от стихии скалами. Там были роскошнейшие пальмы, чистейшей зелени травы, яркие красочные цветы, нежные кустарники и прочее, прочее, что усиливает впечатление от живописнейшего уголка.
Была лишь одна беда: мало кто мог увидеть всю эту красоту, потому что и добраться в этот живописнейший уголок было сложно, и жить здесь было непросто, из-за отсутствия комфорта, к которому привык любой городской человек, и присутствия мелких опасностей в виде насекомых, пресмыкающихся и даже хищников.
Так бы и остался живописнейший уголок природы счастьем единиц, если бы какой-то предприниматель не построил в этом живописном уголке курорт, если бы не проложил дороги и тропинки, если бы не окультурил природу и не извел бы опасных насекомых и пресмыкающихся. С этого момента живописный уголок обрел настоящее признание.
Мораль состоит в том, что природа любого писателя может создать шедевр, однако, чтобы этот шедевр обрел признание публики, он должен быть отредактирован, как участок дикой природы, он должен быть, если хотите, усреднен до уровня, на котором публика привыкла понимать произведения искусства, и, наконец, донесен...

ПРИТЧА О ВСЕПРОЩАЮЩЕМ ЛОДОЧНИКЕ
Однажды некий лодочник связал свою жизнь с лодкой навсегда, то есть влюбился он сверх всякой меры, потеряв разум. Лодка же тоже любила его, когда он плавал на ней, чинил ее, обхаживал..., но тут надо сказать, что она, скорее всего, любила не лодочника, а свои приятные ощущения, возникавшие, когда она скользила по волнам, свои счастье и эйфорию, и себя более красивую…
Пришло время, когда в эту лодку сел другой лодочник, а может и не лодочник, а просто угонщик. Угнал он эту лодку, а лодка ничуть не сопротивлялась, плыла, как и при прежнем хозяине, отдаваясь радостям общения с волнами, получая не меньшее счастье. На самом деле, какая разница лодке, кто на ней катается, если ее интересуют ощущения почти не связанные с конкретным лодочником?
Угонщик покатался, износил лодку и бросил. Лодка загрустила, но пришел ее лодочник, он ее починил, подлатал и поплыл. Лодка опять пришла в хорошее настроение. Так продолжалось длительное время: лодка отдавалась и тем и другим, а лодочник возвращался…, но как-то лодочник не заметил течи в лодке, лодка стала тонуть, лодочник принялся ее спасать, да так и утонул вместе с лодкой, повинуясь понятию чести и своей любви, как тот капитан, который не покидает тонущее судно…
Мораль состоит в том, что если партнер позволяет всем кататься на себе…, то не надо ревновать, а надо относиться к нему, как к неодушевленному предмету, то есть использовать и бросать, когда вздумается, а не тонуть вместе с ним, но как это иногда сложно…

ПРИТЧА О ПОБЕДЕ МЕЛОЧИ НАД ЗНАЧИТЕЛЬНЫМ
Как-то два брата, близкие по рождению, детству и воспитанию, повзрослев и обзаведясь семьями, ячейками общества, по определению, ощутив себя в них Главами, и пожив какое-то длительное время поврозь, как отдельные государства, захотели встретиться вновь. Дело, вроде бы, немудреное. Однако каждый из братьев уже привык к иному, чем раньше, образу жизни. Каждый считал свой образ жизни и мыслей единственно верным. Поэтому каждый предлагал свой вариант встречи, в котором определялось время и место, удобное только для одного или в удобной и понятной только для одного формулировке, вроде: как-нибудь надо встретиться или в любое время, конечно… Далее ситуация развивалась, как в старой песне «Неудачное свидание»:
- Я буду ждать тебя у аптеки, - говорил один.
- Нет, давай встретимся в кино, - настаивал на своем другой.
Конечно, кино и аптека выбраны символично, как уже имевший место казус, на самом деле места встречи были самыми разными. Но даже, если братьям и удавалось выбрать одно и то же место встречи, то они никак не могли договориться о времени...
Причина была банальна горделивая. Каждый считал себя в чем-то более старшим, в чем-то более мудрым, а свое мнение более достойным, поэтому каждый до того крепко стоял на своей позиции, что они не встретились никогда. Так желание встретиться оказалось куда меньше желания настоять на своем.
Мораль состоит в том, что если принципиальные споры возникают с кем-то из-за пустяков, то вы не так уж и близки с этим человеком, каким бы родным он ни казался.

ПРИТЧА О БОЖЕСТВЕННОСТИ
Как-то один человек, одетый то ли в трирский хитон, прошитый золотыми китайскими нитями, и в сандалии; то ли в летние штаны, легкую хлопковую рубашку и кроссовки; то ли в официальный костюм и туфли, прошел по воде, и не по мелкой луже, а по самой настоящей поверхности моря над громадной его глубиной, и не утонул. Более того, этот человек даже не замочил одежды. Этот из ряда вон случай породил средь людей идею его божественности.
Мораль этой короткой притчи состоит в том, что божественным становится тот, кто совершает наказуемые обычно деяния, но никак от этого не страдает.

ПРИТЧА О БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТИ
Как-то один богатый человек вздумал делиться с нищими. Он подавал им понемногу того, что было у него в достатке. Нищие принимали, благодарили, на том их отношения и заканчивались. Однако, богатый подавал не просто так, он думал, что нищие от того и нищие, что им не хватает так называемого "стартового капитала", что нищие, получая от него благо, сумеют понемногу выбраться из нищеты.
Через какое-то время богатый решил оценить результаты своих трудов, пройтись по улицам и внимательно посмотреть: сколько нищих исчезло с улиц от его благодеяний. Прогулявшись, он сильно огорчился увиденному, оказалось, что нищих стало еще больше.
Нищие благодеяния богатого использовали не для того, чтобы избавиться от своей нищеты, а чтобы обрести удовольствие и развлечение. Чем больше богатый давал, тем больше нищие кутили и развратничали. Более того, видя, что быть нищим выгодно, многие стали рядиться в нищих.
Мораль состоит в том, что когда из благотворительности или милосердия раздаешь деньги, не контролируя, на что они тратятся, часто творишь зло, а не благо.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 16.04.2018 Андрей Дробот
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251915

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра












1