Мечта наивной девчонки



Валерий Столыпин

    Зинка мечтала о свадьбе: до икоты, до колик, до судорог внизу живота. Она грезила об этом днем и ночью, на работе и дома, даже в магазинной очереди ее не отпускали загадочные видения, от которых становилось тепло и уютно.
    Грезы были абсолютно нереальные, обозначенные лишь контурами событий и эмоций, но до чего усложняли жизнь, в которой ничего подобного не случалось. Ну, когда же, когда?!
    Свадьба. Она все продумала до мелочей: наряды жениха и невесты, число гостей, список был заготовлен; блюда, которыми будет угощать; нашла телефон самой лучшей в городе тамады, отыскала классного фотографа, договорилась о фейерверке и многом другом, не называя даты мероприятия. Она видела свою точеную фигурку в тисках свадебного корсета, платье от кутюр, восхитительные туфельки и море цветов... Еще приобрела несколько пар сногсшибательного нижнего белья и крутилась в нем перед зеркалом, убеждаясь, какая же она прехорошенькая. Богиня! Даже купила свадебные кольца: себе по мерке, а жениху - среднестатистического размера и спрятала их в потайную коробочку, где хранила деньги "на черный день".
    Не видела лишь одного — жениха. Этой детали она не придавала значения, поскольку мужиков, на самом деле, терпеть не могла: курят, пьют, потом воняют, матерятся...
    Сказать откровенно - хотелось ей вовсе не свадьбы, а секса, этой изысканной сладости так подробно и в деталях описанной множеством подруг. Они рассказывали про эмоции и ощущения подобных которым иным способом получить невозможно, обязательно нужен партнер: мужчина, муж.
    Для чего он так нужен, подруги не объясняли, в физиологический процесс не посвящали, считая это все само собой разумеющимся и вовсе не важным. Придет время - сама все увидит, пощупает и распробует. Главное замуж выйти, а там... дальше только любовь и сплошной сексуальный позитив.
Почему-то все подружки были замужем. Некоторые повторно, но чтобы ни разу - таких девушек в ее окружении, кроме ее самой, не было. В этом и заключалось самое обидное: ну почему у всех все есть, а ей достается в последнюю очередь.
    Секса без свадьбы, не смотря на любовную лихорадку, поразившую ее до мозга костей, Зинка не признавала. Девочки сказали, что без свадьбы не стоит - могут проблемы возникнуть. И опять не объяснили какие. Да и мама все время ворчит, — смотри не нагуляй, только посмей в подоле принести. Чего Зинка должна ей принести? Ну, да ладно. Поживет - увидит. Если нужно - принесет.
    Время идет, а женихов нет. Да и откуда им взяться, если Зинка с работы домой, из дома на работу. Все остальное время лежит на диване и мечтает. О свадьбе мечтает. Точнее про секс этот проклятущий, без которого нет ей никакой жизни.
    Скорее бы. Совсем девчонке невмоготу: эмоции распирают, сказочные ощущения: головокружение, полет, оцепенение - чего там еще подружки рассказывали? А, эти самые, оргазмы, сотрясающие все тело до самого основания. Видно здорово вставляют, не по детски. Одним бы глазком взглянуть.
Зинка улеглась удобнее и представила себе сладкий до невозможности оргазм, который она съест целиком после свадьбы. Но как он выглядит? В книжках искала: слово есть, описание состояния полета, эйфории, чего-то еще непонятного, а на что похоже и где его искать - об этом ни слова, ни строчки.
Странные эти влюбленные. Все у них секреты. А если не смогла влюбиться, тогда что — всю жизнь ни единого оргазма не попробуешь. Девчонок спрашивала, те хохочут как потерпевшие: — жениха спросишь - он достанет. Или доставит. Это смотря сколько накопить успеет, а то, бывает, все до свадьбы раздаст. И опять со смеха угорают.
    Обидно. Хоть бы намекнули, где их продают и отчего только мужикам. Индивидуалистки, эгоистки бессердечные.
    Зинка не такая, когда у нее свои будут, она со всеми поделится. Может у мамы спросить? Но ведь это про любовь, стыдно. Придется замуж идти.
Девчонки, поголовно, Зинке завидуют: любовь любовью, а свобода... спать может сколько угодно, времени личного, безотчетного, вагон, никаких тебе обязанностей, в том числе супружеских.
    Оргазмов ей видите ли захотелось. Да сказки все это, сами не знают, как те выглядят. А Зинке хорошо - притворяться не нужно, да и дуру включать незачем. Впрочем, ей и придуряться ни к чему, само собой все замечательно выходит.
    Опять же жизнерадостная, если не брать во внимание эту ее дурацкую мечту о сексе, о котором она и знает только то, что он существует.
Как скажут ей о преимуществах холостой жизни, ее, Зинкиной, беззаботности и смешливости, начинает плакать, что это не оптимизм и не радость, а самая настоящая истерика, тоска по неизведанному. Им то что, наедятся вдоволь мужских подарков и спят, а ей, Зинке, приходится фигуру соблюдать, от лишнего кусочка торта со слезой в глазу отказываться.
    У всех подружек есть заветное место, дотронувшись до которого можно подарить ей вселенную, полную гармонии и счастья, сами рассказывали, а ей даже сказать не хотят откровенно и честно. Смеются над ней, мол, не ищи, дурочка, это душа, а не какой-то там примитивный орган, который нужно мять да массажировать. И вообще, мужикам что от женщин нужно: бесплатный секс по желанию заказчика, уважения к себе любимому и возможность обманывать. И все в одни ворота, когда туда входит, а обратно - можно и поспать.
    Врут, наверно. Думают наивная простушка, а у нее просто тонкая душевная организация и немного завышенная потребность во внимании.
Им невдомек, что одиночество - наказание. Подружки не в счет, они сами у своих мужиков выпрашивают оргазмы, когда те уставшие с работы приходят. С ней ни разу не поделились.
    Зинка приступила со свойственным ей напором и ответственностью к поиску кандидатуры жениха: чтобы не очень руки распускал, спиртным не увлекался чтобы секс свой до свадьбы не растратил, а ее любил тихо и не отягощал претензиями. Только где такого найти, если нигде она не бывает.
Подружки говорят, — на танцы иди, в кафе или ресторан. Там тебя живо приметят. Только остерегайся - слишком много охотников задарма попользоваться женскими ласками.
— Это еще какими?
— Эротическими, конечно.
— А это как?
— Как обычно: сначала в уши заливать будут, потом напоят и в постель.
— А заливать- то чего?
— Ну, Зинка, ты просто звезда: петь будут партизанские песни о самом главном, чтобы ты уши развесила и не заметила как тебе ноги раздвинут.
— Вы, девки, какими-то загадками все. Давайте подробнее. Мне же подготовиться нужно. Куда я уши должна развешивать и зачем? А ноги обязательно раздвигать, я что, этот самый секс с пола пробовать буду? Что-то не нравится мне жениха в кафе искать. Давайте предлагайте другой способ, чтобы ни развешивать, ни раздвигать ниченго не нужно. Я ему штамп в паспорте - он все остальное. И чтобы в культурной обстановке: лирика там, музыкальное сопровождение. Ладно уж, пусть целует, обнимает, только без рук.
— Это как, ногами что ли? Зинка, ты мороженое съесть хочешь или трахаться? Определись. Если пожрать, то этим можно и дома заняться, для этого муж не нужен.
— Трахаться не хочу. Мне секс нужен, волшебный и восхитительный, чтобы голову снесло от сладострастия. И кусочек оргазма. А потом пусть проваливает. Не хватало мне всю жизнь с мужиком в одной квартире жить.
— Так не бывает.
— Почему?
— Потому, что одноразовый секс — это проституция и разврат, этим за деньги занимаются. Чтобы на жизнь заработать. Мужик большие чувства меняет исключительно на стабильные отношения, желательно на всю жизнь. Правда до свадьбы он об этом не догадывается, тоже думает как ты: пару месяцев секса, немного усилий, много удовольствия. Но не тут-то было. Мы, бабы, тоже не дуры. Пока он свою торпеду вставляет, мы ему мозг выносим и подготавливаем к длительному счастью. От секса, особенно с оргазмами, дети родятся.
— Дети это хорошо. Я тоже девочку хочу. Но нафига мне такое счастье, если оно одно на всю жизнь? Человек должен развиваться, для этого надобно везде побывать, все увидеть и перепробовать. А тут муж. Приходишь домой - он на твоей кровати валяется. Ты себе можешь такое представить? Я - нет.
— Тогда рано тебе еще, Зинка, замуж. Жди, когда с мужиком жить захочется.
— Еще чего! Больно нужно. Мамка моя всю жизнь без мужика живет и ничего - меня родила. Я тоже хочу так.
— Ты вначале сориентируйся: секс без последствий ненормален, мужчина живую плоть хочет, а не резиновую женщину. Девушка любит мужчину, чтобы было на что жить и с кем детей воспитывать. Если тебе только один оргазм нужен - закажи жиголо. Он тебя оттрахает, деньги получит и никакой тебе любви, а чтобы ничего такого не вышло - покупаешь изделие номер два и надеваешь мужику на то, чем он любит.
— А чем любят-то? Откуда мне знать. И что за изделие, которое он надеть должен. Мне тоже в изделии ходить нужно? Девчонки, да вы мне голову морочите. Давайте я для начала с кем-нибудь из ваших мужей попробую, вдруг мне не понравится.
— Понравится - понравится. Еще как. За уши потом не оттащишь. Только кто же тебе свою единственную радость отдаст, такая корова нужна самому? Мужики - снаряд индивидуального использования, вроде как именной. Если другую попробует: считай пропало - придется имущество делить, искать нового ухажера. Слишком много проблем. За мужиками глаз да глаз нужен.
— Мрачную какую-то картину рисуете. Чего это имущество половинить, если оно твое? Сколько же этот самый секс стоит? Я дорогого не возьму, зачем мне от кутюр. Нужно, чтобы простенько и со вкусом, как моя кофточка: милая, дешевая и удобная. Мне какой- нибудь подешевле подойдет. И желательно не на долго. Должна же у него своя квартира быть.
— Так ты хочешь на его территории?
— Не путайте меня. Территория у меня своя. И имущество ни с кем делить не собираюсь. Мне бы замуж по быстрому, все как есть попробовать и жить счастливо.
— Ладно, подруга, уговорила. Есть такой: с квартирой, без претензий и обязательств, но слегка придурковатый. Не очень, со стороны можно и не заметить. Зато эрекция железная. Покажет он тебе небо в алмазах и жемчугах. С ним и башка куда нужно улетит, и оргазмы хоть коллекционируй, может сутками напролет дарить, причем абсолютно даром. Ему без разницы, куда таран приспособить. Кстати, очень симпатичный, можно сказать обаятельный. Ну, немного по фазе сдвинут, так это не беда, если хочешь не дорого и со вкусом получить свои три копейки. От себя отрываю. Смотри только - не забудь вернуть, а то понравится и поминай как звали. Я уговорю его свадьбу сыграть, не откажется. Договор брачный составите: хочешь - на неделю, можешь на месяц. Все по пунктикам: чего и сколько он тебе, почем ты ему достанешься. Сами договоритесь. Если что - я приведу. Завтра и познакомитесь. Годится?
— Не обманешь?
— Ну, ты, подруга, даешь... Железный вариант.
    На следующий день Зинка закупила ворох деликатесов, наготовила всего разного, стол украсила.
Вечером пришли. Мужичок лысенький, правда, худосочный, но жилы на руках как у штангиста и действительно симпатичный. Главное от него пахнет хорошо - видно парфюм дорогой, заграничный. Сияет как медный грош, улыбается и смотрит на нее с аппетитом, словно съесть готов не отходя от кассы.
Сели, поужинали. Он не пьет, даже не притронулся. Зовут Арнольд, как Шварцнегера. Ничего не говорит, только мычит, но эмоционально. Да оно и к лучшему: не зачем Зинке с мужичьем толковать, да и не о чем. Кажется скоро исполнится ее заветная мечта о любви и сексе.
Зинка со стола прибрала, торт выставила, кофе приготовила, а Арнольд мычит и на грудь ее показывает. Может, кофе с молоком хочет? Черт его знает, что мужикам может в голову взбрести. Ну, Зинка достала пакет молока, налила ему в кофе - угощает. А он опять в грудь пальцем тычет, руками показывает, словно к себе чего тянет и мычит, потом себя оглаживать начал ниже пояса, глазенками хло-хлоп, улыбается... Ну, чисто ребеночек.
    Подружка уходить собралась, прощается, а Арнольд раздеваться начал.
— Это он чего удумал, мы еще контракт не составили. Без договора сделка не состоится. Забирай его, покудова. Завтра бумагу подпишем и в ЗАГС пойдем, свадьбу назначим. За свадьбу, кстати, кто платить будет?
— Ты же сказала, что подешевле нужно и попроще. У Арнольда с деньгами не густо. Он по другой части - женский угодник. Если хочешь свадьбу - оплачиваешь сама, а то и без свадьбы можно, штамп в паспорт поставите и все дела. А после и все прочее.
— Это какое еще прочее. Про другое не договаривались.
— Про то и говорю. Парень все как нужно сделает. Твое дело - легла и дала. Дальше он все сам умеет. Тебе ни забот, ни хлопот: знай, ноги раздвигай да оргазмы свои в копилку складывай. Будет трахать, пока не остановишь, да и то осторожно нужно делать, может обидеться, осерчать. С ним ласково нужно. Пусть мужик любимым делом занимается, ты тоже в накладе не останешься. Только не очень увлекайся. Он как автомат работает, очередями. Одиночные выстрелы не признает. Только кормить не забывай. Арнольд ведь сам о себе не подумает, напоминать нужно, что время обеда пришло. И мяса, мяса ему больше подкладывай. Да не скупись - он все отработает. Так что, оставлять автомат или погодить?
— Ладно, пусть пока останется. Только чтобы не приставал.
— Это уже от меня не зависит. Впрочем, от него тоже, уже заряжен, когда выстрелит - не знаю. Жаль тебе такую игрушку отдавать, да чего только ради любимой подруги не сделаешь. От сердца отрываю.
    Ушла подружка. Арнольд замычал, подошел к Зинке, взвалил ее словно пушинку на руки и бегом к кровати. Зинка закричала, забилась в истерике, жених в недоумении, но не отпускает. Повалил на постель, юбку задрал и носом между ног тычется. Пришлось Зинке глаза закрыть и притихнуть, а ну как правда осерчает, а подруги-то нет, перевести слова некому, неровен час придушит слегка, чтобы не брыкалась. Ну, девка, влетела ты по самую, короче, кто же виноват - сама напросилась. Подружка, ясно и понятно сказала, что он уже заряжен, пока не настреляется, не остановишь. Придется терпеть.
    Мужичонка быстро, словно только этим всю жизнь и занимается, содрал с Зинки остатки одежды и давай ее ласкать да обнимать. Пальцы у него сильные, нежные, ловкие. Уже не мычит, а стонет. Языком залез, куда бы вы думали... мамочка дорогая, что же он со мной делает, паскудник? Нет, так дело не пойдет. Но Арнольд оказался силен и настойчив. Проник своим язычищем в девичью тайну и такое с ней сделал, уму непостижимо: Зинку затрясло... Но захотелось еще.
    Этот охальник, как заправский гинеколог то языком, то пальцами... Изучает, что ли? И одновременно сиськи мнет, да так ловко, что Зинка вся испариной покрылась, а соски превратились из малюсеньких прыщиков в полноценные виноградины. Такая истома во всем теле разлилась, лихорадкой пробило и застыла Зинуля в неожиданной для нее покорной неподвижности, испытав не только мышечную, но и эмоциональную эйфорию, да ножки раскинула, словно шпагат собралась сделать.
    Арнольд сбросил с себя одежду, между ног у него вздыбилось нечто страшное и огромное. Зинка попыталась закричать, жених запечатал ее рот поцелуем и вогнал своего зверя, паразит, туда, куда Зинка и сама стеснялась порой заглядывать, да еще принялся дырявить методом бурения. С Зинки пот стекает градом, вся постель мокрая, а черт блудливый никак не останавливается и тут случилось нечто, от чего все тело взорвало конвульсиями. Дальше она ничего не помнила, минут десять не могла прийти в себя, дыша, словно после марафона. Сердце выпрыгивает, а внутри все стонет. Немного больно, правда, но приятного больше.
    Женишок лежит без сознания. Неужели скончался? От такой скачки вполне мог. Она губами потрогала то, чему вначале так испугалась: удивительно - совсем не противно, даже приятно. Жених приоткрыл глаза и принялся за повторный сеанс: предупреждала же подружка, что очередями стреляет. Вот ведь, стервец. Ладно, уж, пусть балуется. Дитя, оно и есть дитя. Надо бы его про оргазмы спросить, но кто переводить будет его мычание?
Ладно, придется самой искать. Где уж ему про такие тайны знать, когда даже девчонки толком ничего не понимают. Может, и наболтали чепухи разной. Ничего. И без них здорово. Понравилось.
    Успокоился жених только под утро. Тут Зинка вспомнила, что его по часам кормить нужно. Так прямо без одежды и уселись с ним за стол.
Самое удивительное, что ничуть Зинке не стыдно, даже, если честно, хочется прелести свои продемонстрировать, товар, так сказать, лицом предъявить, чтобы долго за тарелкой не засиживался. У них еще дел по горло. Девки, помнится, говорили, что еще нужно куда-то уши развешивать.
Арнольд одной рукой ложку в рот засовывает, другой сиську мнет. Вот, оказывается, что ему нужно было к кофе, а она, дуреха, молока... Наивная.
    Пришлось взять на работе отпуск за свой счет на неделю. Зиночка прошла сначала курс молодого бойца, потом осваивала секреты мастерства и не отказалась от курсов повышения квалификации.
    Через два месяца состоялась свадьба. Зиночка вышла замуж... За Сашу. Конечно по любви.
    А Арнольд? По технике безопасности в любом помещении должен быть запасной выход.

© Copyright: Валерий Столыпин, 2018
Свидетельство о публикации №218041301571 
http://www.proza.ru/2018/04/13/1571





Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 2
Количество сообщений: 3
Количество просмотров: 21
© 16.04.2018 Валерий Столыпин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251888

Метки: юмористичекая проза, рассказ, наивность. эротика,
Рубрика произведения: Проза -> Юмор


Рудольф Сергеев       19.04.2018   18:53:48
Отзыв:   положительный
!!!!
Елена Радкевич       16.04.2018   19:56:21
Отзыв:   положительный
ОТКРОВЕННО И С ЮМОРОМ - ВСЕГО В МЕРУ!!! ОТ ЭТОГО НЕТ НАЛЕТА ПОШЛОСТИ И ВУЛЬГАРЩИНЫ. ЗНАЕТЕ, А ВЕДЬ ЭТО ХОРОШИЙ СЮЖЕТ ДЛЯ КИНОКОМЕДИИ!
Валерий Столыпин       16.04.2018   20:03:48

Просто настроение игривое было. Жена ругалась, говорит жуть - не по возрасту










1