Коты - не жаворонки, или Знакомец Довлатова...


ВЛАДИСЛАВ КОНДРАТЬЕВ

                                                                              КОТЫ – НЕ ЖАВОРОНКИ,
                                                                                            или
                                                               ЗНАКОМЕЦ ДОВЛАТОВА ЖЕНЯ РЕЙН

           Поэт Кондратьев, как и положено поэтам, очень любит природу: флору и фауну. Очень он любит флору: ягоды, фрукты, овощи… И фауну всякую… Животных, рыбу, раков, омаров, лангустов… Что-то с красным вином любит, что-то – с белым. Что-то под водочку хорошо идёт. А что-то – под пиво. Хорошо шло. Но это было в те времена, когда секса не было, хотя он и был, причём – в избытке, а пиво (настоящее, а не водно-спиртовая смесь с ароматизаторами, как сейчас) – было.

           Да, очень любит природу поэт Кондратьев! Но его, поэта Кондратьева, за это никто (только за это и ни за что больше) особенно не любит. Потому, что любовь эта – небескорыстная. В том смысле, что корыстолюбивые продавцы любимой поэтом Кондратьевым природы продают ему её, природу, по баснословно высокой цене. Другое дело – знакомый Довлатова – некто Женя Рейн (как представил своего никому неизвестного знакомца Довлатов). Вот это – настоящий любитель природы. Бескорыстный. Довлатов такой случай рассказал в своём о нём в “Соло на ундервуде”:

                               Как-то сидел у меня Веселовбывший лётчик. Темпераментно рассказывал об авиации. Он говорил:

                               «Самолёты преодолевают верхнюю облачностьЖаворонки попадают в соплаГлохнут моторыСамолёты падаютЛюд
                     разбиваются
Жаворонки попадают в соплаГибнут люди…»

                               А напротив сидел Женя Рейн.

                               «Самолёты разбиваются, – кричал Веселов, – моторы глохнутВ сопла попадают жаворонкиГибнут людиГибнут люди…»

                               Тогда Рейн обиженно крикнул:

                               «А жаворонки чтовыживают?!..»”[1]

          Вот как любит жаворонков знакомый Довлатова никому неизвестный Женя Рейн.

           А поэт Кондратьев? Нет, он не таков. Да, не таков поэт Кондратьев. Не Женя Рейн, который знакомый Довлатова. Не любит поэт Кондратьев жаворонков так, как их любит Женя Рейн – знакомый Довлатова. Может быть, потому не любит поэт Кондратьев жаворонков, что ни разу не пробовал.

           А недавно знакомый поэту Кондратьеву свин Борька, или не свин, но всё равно Борис – Джонсон ему фамилия, вместе с подельницей[2] своей, некоей старухой в шапокляке по имени Тереза Мэй, заявили, насмерть замучили двух ни в чём не повинных морских свинок, а потом, как они объяснили через прессу, “в целях улучшения качества жизни кота”, убили и ни в чём не повинного кота. И убили-то, твёрдо зная, что кот – животное древнее и неприкосновенное, никого не трогает, не исключено, что примус (доверху, может быть, набитый валютой) починяет…

           Как узнал поэт Кондратьев об этом жутком преступлении английской сладкой парочки – свина Борьки и старухи в шапокляке, – так и заткнул уши. Вот как испугался поэт Кондратьев, что бескорыстный Довлатовский знакомый-фаунафил Женя Рейн не закричит даже, а возопит нечто в защиту несчастных животных.

           И случилось странное, и даже – страшное: Женя Рейн, знакомый Довлатова, так обидевшийся на много раз рисковавшего жизнью лётчика за убиенных жаворонков, почему-то совсем не обиделся ни за убиенного кота, ни за насмерть замучинных морских свинок. Молчит Женя Рейн – знакомец Довлатова. Жаворонков Жене Рейну жалко, а кота – нисколечко. И морских свинок – тоже не жалко. И тоже – нисколечко. Ну, так получается?

           И то ли кот, а равно и морские свинки, это вам не жаворонки, то ли знакомец Довлатова Женя Рейн взял за принцип (или – моду) подражать поэту Кондратьеву: поэт Кондратьев любит природу выборочно, и Женя Рейн – жалеет выборочно. Как Елена Тальберг-Турбина – рыжая Еленка: кому – на, кому – не.

           С другой стороны, равнять жаворонков с котами, а тем более – с морскими свинками, совершенно не приходится. Жаворонки, попадая в сопла двигателей самолётов, тем самым губят и самолёты, и людей в них.

           А кот? Даже и с морским свинками? Они что же? Шпиона-перебежчика на тот свет пристроили? Нет. Дочку (как хорошо известно Жене Рейну, сын за отца не отвечает; а дочь за отца? Ничего про дочь не сказано) –ни кот, ни свинки тоже не сумели извести.

           Так что судьба кота и морских свинок была предопределена. Ликвидировали свидетелей. Не свину же со старухой в шапокляке “улучшать качество жизни” за покушение в Салисбури способом, каким “улучшили качество жизни” коту?

           Так чего же их, кота и морских свинок, жалеть Жене Рейну, возвышать голос в их защиту? Не заслужили они такой чести. Жалости не достойны. Так получается.

           Краснодар,
           10, 11, 16.04.2018 г.,
           31.08.2018 г.


[1] Сергей Довлатов. Ремесло // Сергей Довлатов. Собрание прозы в 3-х томах. СПб., 1995. Т. 2. С. 13. [2] Подельник – неюридический термин, обозначающий соучастника преступного деяния.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 16.04.2018 Владислав Кондратьев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251788

Метки: Поэт Кондратьев, Довлатов, Женя Рейн, Борис Джонсон, Тереза Мэй, Старуха, Шапокляк,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ











1