Осколки раненой судьбы


Осколки раненой судьбы
 

Глава 1
Лена возвращалась домой после работы, когда неожиданно для себя встретила своего бывшего одноклассника Олега Иванова. Он пригласил девушку в кафе, чтобы поговорить в уютной обстановке, и Лена охотно согласилась. Прошло больше шести лет с последнего звонка, поэтому оба были удивлены и рады этой неожиданной встречи. Как следствие долгой разлуки оба изменились в глазах друг друга.
Каждый раз, встречаясь спустя много лет после разлуки, мы вспоминаем только лучшие моменты из прошлого, хотя могут быть и исключения, если, скажем, встретятся два врага, то неизвестно чем всё это закончится.
Лена видела перед собой уже не мальчишку-хулигана, что дёргал её за косу, а взрослого парня. Да и она, уже не та девчонка. Годы идут незаметно.
Олег и Лена пришли в летнее кафе расположенное на берегу озера, где любили проводить всё свободное время горожане. Лето выдалось в этом году необычайно жарким. Казалось, Сатана бросил Земной шар в Ад и жарил, сжигая грехи человечества.
… Олег и Лена заказали холодный апельсиновый сок и провели вечер с грустью вспоминая ушедшие школьные годы, которые уже никогда не вернёшь.
- А помнишь, Мишка всегда в замочную скважину толкал спички, и Пётр Евгеньевич не мог попасть в класс и начать урок, - весело щебетала Лена.
- Да были времена, - задумчиво сказал Олег, - ты ребят встречаешь?
- Редко, - ответила Лена, - недавно встретила Марину, она вышла замуж, ребёнок три года.
- А что же ты? – спросил Олег, не заметив обручального кольца.
- Не встретила любимого человека. А ты женат?
- Нет.
Олег взглянул на часы и нервно заёрзал на стуле, поглядывая на шумную улицу.
- Ты куда-то опаздываешь?
- Да так, - махнул рукой парень, пряча глаза.
- Если надо иди, - приподнялась Лена, - я…
- Слушай Лена, - задержал подругу Олег, - ты только не смейся, но понимаешь я…я писатель и мне назначена была встреча в Литературном клубе.
Девушка поперхнулась, откашлялась и в полном изумлении уставилась на парня, хлопая глазами. Нет, это ей явно послышалось.
- Писатель? – удивилась Лена, - ты двоечник и хулиган и вдруг писатель. Вот это новость! Да не может этого быть. Это шутка? Нет? Ну, тогда я просто жажду что-нибудь прочесть, иначе не поверю.
Олег нерешительно достал из пакета тетрадь и подал девушке. Лена с заинтересованным видом взяла рукопись и, открыв начала читать. Олег взволнованно потирал ладони. Выражение лица Лены менялось на глазах, сначала чистое любопытство, потом большие сияющие глаза.
- Это ты написал? – недоверчиво спросила она, глядя то в рукопись, то на взволнованного товарища.
- Конечно я, - фыркнул Олег.
Это недоверие уже начинало раздражать начинающего писателя. Никто не хотел поверить, что в бывшем оболтусе неожиданно проснулся талант писателя, так долго дремавший. Лена вернула тетрадь. Олег отложил в сторону. Помолчали.
- А где ты черпаешь вдохновение? – поинтересовалась Лена.
- Иногда приходит озарение, и мысли текут рекой, только успевай записать. Словно кто-то свыше диктует мне текст.
- Давно ты увлёкся литературой?
- Три года назад. Поехал как-то на рыбалку с дядей и решил записать всё в тетрадь. Родные прочитали и им понравилось, оказалось я не такой уж и оболтус как многие думают.
- Ты не пробовал опубликовать свои рассказы? – поинтересовалась девушка.
- Нет. Я стесняюсь, - признался парень, поправив очки.
- Ты стесняешься? – удивилась Лена, - нет, я явно сплю. Олег Иванов стал застенчив, ущипните меня.
- Время меняет нас, - тихо сказал он.
- Слушай есть в Интернете хороший сайт, Проза ру называется так вот там можно опубликовать своё произведение. Прекрасный шанс реализовать своё творчество.
- Я боюсь критики. Ненавижу самодовольных советчиков, особенно тех придурков которые ни черта не смыслят в литературе.
- Да ну брось, Олег, - махнула рукой девушка, - иной раз читаю, такой бред публикуют, что хочется спросить автора, как ума хватило эту чушь на общественность выставлять.
- Вот кто-нибудь прочтёт мой рассказ и будет такого же мнения, а насмешек я не хочу.
- Ну, я же образно выражаюсь. Не все же Гении
- Сейчас много бумагомарак, которые считают себя достойными называть писателями. А что ни создали бульварщину и мелодрамы.
- Литература к сожаленью тоже стала коммерческим продуктом. Бизнес. Что ж тут поделаешь.
- Я не хочу, чтобы люди считали, что я глупый бумагомарака. Я не дурак, я очень талантлив. Я стану легендой! – гордо сказал Олег.
И на лице застыла его холодная гримаса надменной гордости. Взгляд стал решителен.
- Ради бога, - усмехнулась Лена, - я буду только рада. Послушай моего совета попробуй опубликовать пару рассказов.
- Хорошо. Я подумаю. Извини Лена, я опаздываю. Рад был увидеть тебя. Пока!
- Удачи Олег. Пока!
Олег бросил тетрадь в пакет и ушёл.
- Надо же, как изменился. Раним, воспитан, сдержан. А в школе был герой, гроза всех лохов и очкариков. Все от него страдали. А теперь сам лох и очкарик. Эх, видел бы тебя Пашка, Гена, Петя.
Лена ушла следом,  оставив в душе частичку воспоминаний.
Попрощавшись с Леной, Олег быстрыми шагами шёл в Литклуб, встреча была назначена действительно, он не лгал. Но словно подлость судьбы встретилась одноклассница. Он, конечно, был рад встретить её, но и опаздывать не любил. Он не любил когда его кто-то ждёт и потому всегда спешил и по этой причине делал много ошибок в жизни.
В семь часов вечера Олег пришёл в Литклуб – небольшое, двухэтажное здание, построенное в классическом стиле архитектуры 19 века. Клумба и палисадник придавали особую красоту Литклубу. Здесь под крытой беседкой часто можно было заметить поэтов, вот и сегодня сидели двое парней. Первый этаж занимали секции драматургов, поэтов, писателей. Второй этаж занимало руководство, в том числе и председатель секции писателей Валунов Георгий Петрович. В Литклубе собирались начинающие таланты, читали свои произведения, обсуждали, спорили. В конце месяца по итогам жесткого отбора выбирались лучшие произведения и издавались в ежемесячном литературном журнале «Звезда», редактором которого был и директор Литклуба Персиков Анатолий Семёныч, ему подчинялись председатели, а им молодые таланты. Записаться в Литклуб мог каждый желающий, но вот чтобы опубликовать произведение в «Звезде» нужно было не только очень сильно постараться, но и чтобы понравилось Персикову. Он был в Литклубе Царь и Бог.
Олег поздоровался с ребятами и быстро пошёл на второй этаж. Олег считался в Литклубе «белой вороной» ни с кем не дружил, не общался. Избегал девушек. Не вступал в споры и обсуждения, после прочитанных произведений и сам не прочёл не одного произведения. Стеснялся. Он садился в уголок и застывшим холодным взглядом с каменной тоской на лице слушал рассказ, или стих. И его лицо не выражало ничего. Ни каких эмоций. Ему было скучно. Когда Олегу это вконец надоедало, он, молча, вставал и, не попрощавшись, уходил также незаметно, как и входил в актовый зал. Уходил в своё одиночество. Зачем тогда он приходил в Литклуб, спрашивается, не знаю, господа читатели.
Олег не участвовал в конкурсах, не ходил на культурные мероприятия, на концерты поэтов. В общем, жил сам по себе, независимо. Его отстраненность и молчаливость очень раздражало не только ребят, но и председателей. Его считали высокомерным и гордым. Ребята не любили его, а Олег презирал их, считая бездарными бумагомараками. Себя же он ставил выше всех, себя он считал очень умным и талантливым и удивлялся, тому, что другие этого не замечают.
Олег остановился перед дубовой дверью. Снова овладело им прежне жуткое волнение. Ладони вспотели. Сердце бешено забилось. Это волнение Олег всегда испытывал, когда поднимался на второй этаж и заходил к Валунову. Для Олега Георгий Петрович, был олицетворением настоящего Гения.
Олег постучался и зашёл в небольшой уютный кабинет. Из мебели здесь было кресло, рабочий стол возле окна, два табурета. На стенах висели портреты известных писателей. Правую сторону кабинета занимала книжная полка.
В кресле за рабочим столом, словно Египетский фараон восседал Валунов – невысокий, упитанный лысоватый мужчина пятидесяти лет. Круглое лицо пылало румянцем. Как обычно он был одет с «иголочки» и блистал солидностью. Жестом руки, указав на стул, он предложил парню сесть. Олег, молча сел. На минуту воцарилось молчание. Валунов теребил в руках рукопись и не сводил взгляда с Олега. Дело было в том, что Олег решился, наконец - таки дать прочитать своё произведение Валунову и если повезет, может, опубликуют в «Звезде», хотя это было бы большой удачей. На прошлой неделе он сдал роман Валунову и теперь взволнованно ждал, что скажет Мастер Пера.
- Я прочитал твой роман Олег, - сказал Валунов.
Сердце парня вздрогнуло. Надежда, словно нежная роза, расцвела и распустилась.
- Он понравился вам? - спросил Олег, - правда, гениальное произведение? Не то, что у этих писак, неучей, Прочитали настоящую книгу. А? Я ведь лучший?
Валунов нахмурился и прервал этот поток гордости одной фразой.
- Нет, не понравился, Олег.
Парнишка видимо не ожидал услышать отрицательное мнение. Он мгновенно изменился в лице, холодную гордость снесло с лица его словно лавиной. Сердце его разбилось, мечта завяла и погибла.
- но..но…как, это же хороший роман. Он же замечательный, я…я…
Валунов отложил рукопись, скрестил пальцы и, положив руки на стол, обратился к парню серьёзно:
- Я не понимаю, что ты хочешь сказать этим своим произведением «Антихрист»
- Как это что? – удивился Олег, - Роман я писал таким образом, что после прочтения, невольно хочется верить в существование дьявола, да вы совсем его, не читали что ли?
- Пойми дорогой мой, - бормотал Валунов, - никакого дьявола нет, это же просто вымысел.
- А как же Библия?
Валунов фыркнул недовольно.
- Я не верю ни в Бога, ни в дьявола, я верю только докторам и себе.
«Чёртов атеист» - подумал Олег и обратился к нему, - Георгий Петрович, это же смешно. Почему человек отрицает существование небесных покровителей духа. Ангелы помогают, а бесы с пути сбивают. Я не понимаю! И что же мне теперь делать?
- Это, - Валунов ткнул пальцем на рукопись, - антирелигиозное произведение не примет не одно книжное издательство, я тебе это гарантирую. Пойми Олег, ты же не глуп, у тебя есть задатки хорошего писателя, зачем же губить свой талант чернотой. Это избитая тема, Мефистофель, Воланд. Попробуй написать, что-нибудь современное, про нашу жизнь, например. Про Россию, будь патриотом, а не мистиком. 
- Пытался Георгий Петрович, да не выходит. Пишу то, что диктует мне небо.
- Ну, тогда можешь не мечтать, что станешь Пушкиным, - сердито сказал Валунов.
- Судьба сама всё решит, - ответил парень, еле сдерживая обиду.
Олег взял рукопись и страшно обиженный выскочил в коридор. Он ушёл не попрощавшись.
Валунов проводил парня и тихо произнёс с усмешкой:
- Ах, зелёная молодость…
…Еле сдерживая гнев, Олег быстрыми шагами вышел на улицу и лоб в лоб столкнулся с Персиковым.
- Здрасте Анатолий Семёныч, - поздоровался Олег и спрятал рукопись за спину.
Персиков заметил, что обычно молчаливый парень сегодня вовсе помрачнел.
- Что случилось? – спросил он ласково по-отечески.
- Да так ничего. Всё в порядке. Я спешу.
Олег ушёл, оставив пожилого человека в недоумении. Мужчина покачал головой и зашёл в Литклуб.
Сердце Олега пылало от обиды и разочарования, и душа сгорала в пламени том дотла.
Он никак не мог понять, почему эти критики и литераторы не пытаются понять душу таланта. «Ведь писали же демоническую литературу Гоголь, Кинг и другие мастера ужаса. Почему их мистику признают, а моя лишь бред? Ну, нет, вы ещё будете преклоняться передо мной, вы умрёте, и про вас все забудут, а я стану легендой. Я гений, а вы все бездари!»
По дороге домой он зашёл в магазин и купил «полтарашку» крепкого пива. Любые мелкие неприятности превращалась в его судьбе большую сердечную драму. Он принимал всё близко к сердцу и душевную боль он унимал проверенным мужским способом, на кухне за кружкой пива, чем доставлял большое горе маме.
Дома его встретила мама Людмила Николаевна, пожилая женщина пятидесяти семи лет. Она была на пенсии и занималась домом, пока сын работал или проводил вечера в Литклубе. Олег прошел на кухню и поставил на стол пиво.
- Ну что сказал Валунов? – спросила мама, видя сына удручённым.
- Да ну его чёрту, - выругался Олег, махнув рукой. Он налил пива и выпил залпом, - они же все поголовно грамотные. Сволочи! Тратишь душевные силы, думаешь, сочиняешь, хочешь, что было всё хорошо. И что же в итоге? Весь труд превращается в пепел. Эти Валунов и Персиков – голодные волки только и ждут свежую добычу, чтобы поживится и от души посмеяться над страданиями таланта.
- Ну не расстраивайся сынок, - ласково сказала мама, - у тебя ещё вся жизнь впереди, не понял твоего творчества Валунов, поймёт другой человек. Люди разные и мнения у всех тоже не одинаковы. Зачем опять пьёшь? Губишь молодость свою.
- Ох, и не знаю, что делать мне мама, - отчаянно произнёс Олег, выпивая и постепенно пьянея, - я нахожусь в каком-то тупике. Как же дальше мне жить? А?
- Поддержка нужна сынок. Ты ведь совсем один. И не хочешь, ни с кем знакомится. Давно бы уже в Литклубе нашёл себе и друзей и связи через Персикова. Он очень влиятельный человек.
- Да кто мне поможет, мама? – махнул рукой парень, - кому я нужен? Сейчас такое время каждый сам за себя.
Олег выпил, потом полез в холодильник достал огурцы, помидоры, лук, колбасу, макароны, оставшиеся ещё со вчерашнего дня.
- Сядь сынок, я сама. Скажи, чего хочешь.
- Закусить нечем, - буркнул сын и плюхнулся ослабший от выпитого пива на стул.
- Ну что мне делать искать помощи у Сатаны что ли? – проворчал он, наливая пиво в кружку.
- Ах, сынок выбрось из головы эту дурь, - ответила мама, делая салат из овощей и параллельно жаря колбасу, - верь в Бога. Отец Небесный не покинет тебя, поможет в бедах твоих.
Олег равнодушно разглядывал улицу. Мама взволнованно смотрела на сына. Предчувствие тревоги закралось в её сердце.
Когда ужин был готов, она поставила перед ним салат, жареную колбасу, хлеб и макароны. Олег начал не спеша кушать.
- Я сегодня встретил Лену Комарову, помнишь её?
- Ну конечно. Как она поживает? Замуж не вышла?
- Нормально, пока не замужем. Вот она посоветовала мне опубликовать свои рассказы в интернете.
- Ну, попробуй.
- Не знаю даже как быть. Валунова я вижу в лицо, а какие эмоции вызовут мои произведения у читателя по ту сторону монитора. Ведь в интернете много читателей и не только в нашем городе. Я не смогу видеть лица людей прочитавших мой рассказ. О чём они будут думать.
- Не забивай голову дурными мыслями. Как тебе интересно знать, что о тебе думают люди. Ах, Олег уж не болен ли ты? Я так за тебя переживаю. Что станет с тобою в будущем? Как жить будешь, если и я помру. Ах, Олег, Олег.
Олег не ответил. Поужинав и допив пиво, он ушёл в гостиную и упал на диван, где тут же уснул. Людмила Николаевна уже и не помнила, как её сынок пристрастился к алкоголю, но пил он уже давно. Тяжело было видеть ей, как гибнет сын от пагубной привычки. Но поделать ничего не могла. Ежели сын непутёвый оболтус.
Людмила Николаевна всегда мечтала, что в эту квартиру Олег придёт с молодой женой. Но женится, сын не спешил, да и вообще не был занят поисками жены, а Людмиле Николаевне очень хотелось понянчить внуков. Но видимо, этого ей не суждено испытать. Как бы печально это не звучало…
             
            Глава 2
В понедельник утром Олег пошёл на работу, которая находилась в пятнадцати минутах ходьбы от дома.
Олег работал слесарем-ремонтником в городской котельной. Лето - подготовка к отопительному сезону, работы было много; набить сальники, резервировать сетевые насосы, подпитку, задвижки, котлы. С утра и до вечера на ногах, благо можно было поспать часок в обед.
Работу свою Олег ненавидел и считал для себя большим унижением, что он такой талантливый и гениальный работает слесарем, крутит болты, разбирает задвижки, лазает в топку котла. По этой причине работа его не складывалась и не нравилась ни начальству, ни мужикам. Начальник жалел его и потому не увольнял, а Олег в тайне их всех презирал. Он хотел видеть себя на сцене театра или в кино. Но не прилагал, ни каких усилий для осуществления своей мечты. Ждал у моря погоды.
С наступлением зимы, слесаря начинали дежурить сутки через трое, и Олег оставался один в бытовке, где мог спокойно писать свои рассказы. Как-то его сменщик слесарь Петухов Василий, пришёл раньше обычного и застал парня за творческой работой.
- Здорово Олег, а ты чего там пишешь, мемуары что ли? - поинтересовался дядя Вася, заглянув через плечо парня в тетрадь. 
- Да так рассказы, - застенчиво ответил парень, и быстро спрятал тетрадь в шкафчик.
- Так вот ты чем всю смену занимаешься, - недовольно ворчал Петухов, переодеваясь, - после тебя вечно все сальники на насосе брызжут, а ты ни хрена не подтягиваешь. На обход хоть ходишь?
- Хожу, - буркнул Олег.
- У меня сын этой вот твоей ерундой не занимается, учится и работает. Хм тоже мне писатель нашёлся. До сих пор не знаешь, в какую сторону задвижку крутить. Ему кричат закрой, он открывает…
«Да иди ты в задницу, сам дурак, алкаш» - подумал Олег уходя…
Петухов доложил начальнику Семёнову, чем всё дежурство занят Иванов. Как и следствие этого Семёнов вызвал Олега к себе в кабинет во время следующей смены.
Долго Семёнов выговаривал Олегу, что слесарю не положено на смене «мемуары» писать, для этого есть выходной три дня. Олег, молча, стоял и слушал, не зная чем оправдать себя. Потом сказал, что он творческий человек и ему необходимо записывать любую мысль на бумагу. Начальник рассмеялся в ответ и сказал:
- Иди уже, пройдись по объекту, Пушкин.
Олег ушел, ненавидя свою работу и свою жизнь. Он роптал на свою судьбу постоянно, но боялся перемен. Странный он был человек, Олег. Никак не мог он вписаться в общественную жизнь. Иногда глядя на него, казалось, что он прилетел с другой планеты или из другой эпохи. Порой Олег удивлял мужиков, незнанием элементарных вещей, констатируя свою необразованность творческим даром. Мужики только смеялись над парнем, но не во зло, конечно, а так в шутку. Олег обижался. Оно и понятно, мужики всю жизнь проработавшие слесарями, толком письма не написавшие, не могли понять творческого человека, который чувствовал себя лишним в цеху. Он был смешон в их глазах и немного чудаковат. Бывали, конечно, и склоки, но Олегу всё прощалось, не знаю почему, но Семёнов жалел Олега и хотел, чтобы он стал умнее и опытнее. За пять лет работы, в 25 лет Олег вел себя порой так, будто пришёл в котельную только сегодня, и размышлял как пацан.
- Женится надо тебе Олег, - говорили часто мужики, – в яйцах уже дети пищат наверное, да и бабу просит твои инструмент, а? Скважину давно прочищал хи-хи-хи. 
- Или пиз... только в журналах  видел ха-ха-ха...
- А может у тебя х... на мужиков стоит.
Олег, молча, слушал слесарей, и ещё сильнее злился на них. Ну, право как ребёнок. Они по-отечески шутили, но Олег не понимал этих грубых шуток. Ну, нет у него девушки, ну не хочет жениться, ну не заинтересован он сексом, что же тут смешного? Он писатель. И этим всё сказано.
       
                 Глава 3
Ранним ноябрьским утром на вокзале сошёл с автобуса высокий мужчина приятной внешности. Он был одет в серый плащ, тёмные брюки, лакированные туфли. На голове шляпа. В правой руке он держал чемодан, левую убрал в карман плаща. Мужчина огляделся и, вдыхая холодный осенний воздух, пошёл вниз по тротуару. Отсюда тридцать лет назад он уехал покорять Москву. Многое изменилось на ушедшие годы, друзья состарились, некоторые уже давно на кладбище. Чужими глазами глядели на него улицы и немые прохожие. Он вошёл во двор пятиэтажного жилого дома. Родная улица, где он мальчишкой бегал по двору, откуда и уехал. Всё казалось таким знакомым, но в тоже время забытым и чужим. Мужчина поднялся на второй этаж и переборов волнение постучался. Дверь открыла брюнетка в халате.
- Вам кого гражданин?
- Комаров Сергей Михайлович здесь проживает?
- Да. А вы кто? С работы что ли?
- нет.
Девушка зевнула и впустила гостя в прихожую. Закрыв дверь, она ушла в дальнюю комнату. Послышались голоса. Вскоре из темноты комнаты вышел невысокий мужчина в очках, шлепая тапочками и завязывая халат. Он остановился, и замер в изумлении едва взглянул на гостя, который, сняв шляпу, глядел на хозяина его дочь и жену.
- Володя? Ты ли это? – пролепетал хозяин.
- Здравствуй Сергей, я вернулся.
- Володя! Брат, здравствуй, здравствуй!
- Сергей.
Братья не сдержав эмоции, бросились друг другу в объятия. Девушка ничего, не понимая, глядела на эти лобызания. Хозяйка узнала младшего брата мужа.
- Уехал совсем юным, - сказала она.
- Марина, здравствуй.
- А это должно быть Лена? – спросил Владимир, брата.
- Да моя дочь и твоя племянница Лена Комарова. Ну, Лена познакомься это твой дядя Вова, ну помнишь, я тебе о нём рассказывал.
- Здрасте.
- Ну, проходи, ты как надолго?
- Навсегда.
- А как же театр?
- Я устал от творческой жизни, эти гастроли, премьеры, надоело всё. Я хочу отдохнуть.
- Что же дело твоё. Проходи, проходи. Ленуся чаю поставь…
Родители ей много рассказывали про дядю Вову. Но она, ни разу его не видела по телевизору, по его, же словам он никогда не участвовал в теле проектах, всю жизнь провёл в театре. Кого он только не сыграл за тридцать лет, но самой любимой ролью его была Зилов Виктор из «Утиной охоты» А.Вампилова. Очень уж был близок ему по духу литературный персонаж, как позже честно признался дядя Вова. Были у него и взлёты и падения. Но прошла бурная молодость в хмельном объятии пьяных друзей и подруг. Отныне он вёл здоровый образ жизни, но зато к пятидесяти годам накопил целый букет болезней. Владимир так и не женился, и детей у него не было. Устав от всего, он бросил театр и вернулся в родной городок.
Сергей Михалыч приютил брата.
Лена жила с отцом и матерью в двухкомнатной квартире и была их единственной дочкой. Родители её были на пенсии. Мать занималась домом, отец ходил на «шабашки» подрабатывал сварщиком. «Вымирающая профессия», - часто с тоской констатировал факт, Сергей Михалыч, - « не хочет молодёжь учиться, и работать тоже…» Жили тихо и мирно. Бывали, конечно, ссоры, как же без них. Но все обиды быстро прощались.
Лена работала менеджером в компьютерном салоне. Она была полной противоположностью мрачного и молчаливого, живущего в своём мире Олега. Она любила жизнь, свою работу. Легко заводила знакомства, не сторонилась людей, любила общаться. Не пропускала не одного концерта и культурного мероприятия в городе. Для Лены были не понятны те люди, которых Чехов назвал «человек в футляре». Как можно избегать людей? Не общаться? Не любить жизнь?
Как-то Лена рассказала, что у неё есть знакомый молодой писатель. И ему не помешает творческая поддержка взрослого человека. Услышав сию новость, Владимир Михалыч изъявил желание, познакомится с молодым талантом. Но загвоздка была в том, что Лена не помнила адрес Олега. В школе то знала, да с годами забыла, как не пыталась вспомнить, не вспомнила…

     Глава 4
Девушка, с которой Олег мечтал прожить всю свою жизнь, незримой тропой ушла, оставив после себя частичку приятных воспоминаний. Олег был влюблён только раз. Влюблён до безумия. Если почтенная публика непротив я расскажу. Олег и Марина познакомились случайно. Олег пришёл как обычно в Литклуб. Но вместо Валунова он застал в кабинете скучающую одинокую блондинку. Она сидела на кресле и листала журнал «Звезда». Она была мила и хороша собой.
- А где Георгий Петрович? – спросил Олег.
- Вышел, - ответила блондинка, не поднимая головы.
Олег не обращая внимания на девушку, привычным жестом взял журнал «Звезда» и сев напротив начал листать с заинтересованным видом. Молодые люди молчали. Девушке видимо это надоело. Она лениво положила журнал на место и сев, обратилась к Олегу:
- Вы не скажите, который час?
- Семь часов, - ответил парень.
- Что-то долго нет его. Я начинающая писательница, вы знакомы со Светой Пермяковой?
- Угу. Наша поэтесса.
- Так вот она посоветовала показать свои произведения Валунову. Вы давно здесь?
- Год.
- Ух, ты расскажите про Литклуб.
Но рассказать Олег ничего не сумел, ибо зашёл Валунов и с ним председатель поэтов Кураев Ильдар Валентинович, высокий, румяный, статный мужчина с большими густыми усами и добрыми голубыми глазами. Молодёжь поздоровалась. Кураев забрал кое-какой готовый материал и ушёл. Валунов сел за рабочий стол и обратил внимание на блондинку, поговорил с ней по поводу её творчества, работы. Записал её домашний адрес, телефон и взял пару рукописей, чтобы прочитать и познакомится с творчеством красивой девушки. Немного поговорил с Олегом и отпустил молодых, прокомментировав их скорый уход, что сегодня заседание не состоится.
Олег нагнал девушку и предложил проводить её, так как он услышал, что она живёт в соседнем доме. Как он до сих пор не замечал такую красавицу. Девушка охотно согласилась.
Олег и Марина быстро нашли общий язык и скоро стали симпатичны друг другу. Поначалу чувства любви меж ними как и того следовало ожидать не вспыхнуло, просто дружба. Встречались почти каждый день. Ходили в кино, в Литклуб. Олег переборол даже свою стеснительность и всё же давал почитать свои произведения. Марина предлагала свои произведения. Марине сразу понравилось творчество Олега, а ему было по душе девичья литература, которая отличалась от мужской, своей простотой и искренностью. Может Олег был не прав, что ж таково его мнение, не станем винить героя нашей повести.
Прошло три месяца, август был на исходе. Всё складывалось хорошо у Олега и Марины. Но им пришлось расстаться, ибо Марина мечтала стать артисткой и уже успела подать документы в ГИТИС, её приняли, поэтому она должна была ехать в Москву, учится. От такого шанса отказаться было невозможно, тем более что она не любила Олега, в отличие от него. Он был в шоке, когда Марина попрощавшись, уехала навсегда. Больше Марину Олег никогда не видел, и что с ней сталось, он не знал. После расставания с Мариной в жизни Олега начался переломный момент; работа ему опостылела, творчество стало мрачным, жизнь невыносимо скучной и унылой. Всё чаще и чаще он стал выпивать. Со своей тоской он ни с кем не делился и все свои печали скрывал. Только мама видела, как страдает сын и медленно тонет в алкогольном болоте. Кто подаст руку помощи? Кто?
Олег подобно восковой фигуре с каменным замкнутым лицом разглядывал в окно город. На тихие улочки падал первый снег. Тёмные тучи мрачным небосводом нависли над городом. Но, несмотря на мерзкую погоду, люди шли по своим делам. Сотни прохожих и у каждого свои проблемы; грусть, похороны, свадьба, одиночество, ожиревшее богатство. Ему вспоминалась Марина. Прошёл уже больше года, с тех пор как она уехала. Он часто вспоминал подругу, когда выпивал. Не мог он её забыть, это было бы предательством по отношению к ней. Скучно и одиноко.
Олег устало сел за стол, на котором стояла бутыль крепкого пива и кружка. Он налил и выпил, желтая жидкость потекла по небритой щеке.
- Залью тоску свою, чтобы сгнили воспоминания, но боль душевная мешает забыть прошедшее, словно восставшие мертвецы блуждает ностальгия в лабиринте хмельной памяти. Ах, мама, как мне всё это надоело, я устал, устал душевно…
Мама стояла в сторонке и печально глядела, как гибнет её любимый сын. И ничего она не могла поделать. Олег никогда алкоголиком себя не считал. «Я люблю выпить», говорил он часто матери, которая страшно переживала за непутёвого сына. Она боялась, что если его уволят из котельной, то в другом месте он попросту не сможет работать. Спасибо Семёнову, что ещё держит такого горе-слесаря.
- И в кого ты у меня такой уродился, - часто задавалась вопросом мама, - вроде отец твой покойный не был таким. Всё знал и всё умел. На все руки был мастер.
- Я писатель, я талант, - сердился пьяный сын, наливая очередную кружку, - когда же вы все поймёте, что я Гений, а вы все никто. Я стану знаменит.
- Ох, да пьяницей ты станешь, если не бросишь пить, молчи уж, - горько отвечала мама, пряча слёзы, - что хочешь быть бомжем? Тебя одного страшно оставлять. Ты ведь сопьёшься и на улице окажешься. Разве ты этого не понимаешь, дурья твоя башка.
Олег сердился, но молчал. Он не любил когда ему всё это выговаривает мама и учит, как правильно жить. Он считал себя взрослым, но порой поступки его были ребячьими глупостями.
Олег выпил ещё. Хмель ударил в голову, тело ослабло, в глазах стоял туман. Сейчас бы лечь и поспасть. Но Олег пил, совершенно не зная меры, поставь перед ним ящик пива, всё бы выпил, если бы желудок вместил. А о похмелье разве думаешь, когда ты пьян. Нет.
- Ну, всё хватит, иди, поспи, - уговаривала мама.
Но сын только грубо отмахивался. Ничего он не желал слушать, никого не хотел видеть.
- Эх, видел бы тебя Семёнов, он о тебе самого хорошего мнения, а ты…
Олег налил кружку пива и выпил. Но следующую уже выпить не мог. Пьяный парень уронил кружку из ослабших рук на пол. Тёмное пятно разлилось по ковру, неприятный запах наполнил комнату. Олег потянулся за кружкой и, не удержавшись, упал со стула на пол, рядом с полупустой бутылкой пива. Вторую «полтарашку» он допить не смог. Мама осторожно подняла его и, волоча ноги, дотащила худощавого сына и уложила на диван. Потом убрала бутылку в холодильник и сидя на кухне, она ещё долго плакала, не понимая, за что бог посылает ей такие страдания. Чем она провинилась перед богом.
Когда у молодого человека нет стремления и цели в жизни, а только одни пустые мечты, невольно ищет он утешение в алкоголе, лекарстве от тоски. И растворяясь в своей пьяной печали, сам того не ведая он идёт к краю бездны. Откуда один путь, в никуда. Это конец. Смерть…
     
               Глава 5
Спустя полгода весной Лена и Олег снова встретились. Олег сидел в тени тополя и, не обращая внимания на прохожих, сочинял очередной рассказ. На лоне природы наслаждаясь покоем, мысли текли рекой, только успевай записывать.
- Привет товарищ писатель! – услышал он весёлый девичий голос.
Олег поднял глаза и отвлёкся от мысли, и она растворилась в простом приветствии и не пытайся вспомнить. Никогда не мешайте писателю писать. Эта была Лена. Она вышла погулять и неожиданно для себя встретила Олега. Последнее время она часто думала о нём, хотела увидеть, поговорить. Как-то зимой она ходила в Литклуб, но Олега там не застала, чему была очень расстроена. Адреса его никто не знал. И вот долгожданная встреча.
Лена села рядом и попыталась заглянуть в тетрадь, но Олег застенчиво закрыл рукой.
- О чём пишёшь?
- Да так мистический рассказ, - ответил парень и, закрыв тетрадь, убрал в пакет.
- Ты веруешь в тёмную сторону?
- Верю. Если есть Бог, который создал такой прекрасный мир, стало быть, есть и сатана хозяин ада.
- Слушай Олег, как здорово, что тебя встретила, ко мне приехал дядя, брат отца, так вот он артист. Хочешь, познакомлю.
- Зачем?
- Как это зачем? Он поможет продвижению твоего творчества. У него полно связей среди творческой элиты.
- Даже не знаю, - задумчиво промямлил Олег.
- И на Прозе ру не зарегистрировался.
- Нет.
- Почему?
- Да так всё руки не доходят.
- Ну ладно Олег твоё дело, а вечером приходи ко мне я познакомлю тебя с дядей Вовой.
Олег только кивал головой.
- Вот тебе мой адрес. Ну, всё пока, я спешу, увидимся.
Лена упорхнула. Олег прочёл адрес, и как оказалось она живет, как и прежде в двух кварталах от него. Он убрал листок и ушёл домой.
Первым делом, как только Олег пришёл домой, он сел за компьютер. Нашёл сайт Проза ру. Потом для интереса он открыл папку с авторами, которые находились в данный момент в сети. Он стал заходить на страничку каждого автора и читать по два-три произведения. Так ради интереса чтобы узнать, о чём пишут другие писатели. Каков их стиль, язык, повествование. Регистрироваться на сайте он так и не решился.
Через два часа он, выключив компьютер, пошёл к Лене знакомиться с этим загадочным дядей Вовой….
Проходя мимо продуктового магазина, Олег остановился, немного подумал и зашёл. Ему показалось неловко прийти в гости с пустыми руками. Так уж заведено у русского человека хоть с безделицей или дешёвой закуской, но должен прийти обязательно.
Олег купил коробку шоколадных конфет и бутылку вина. Таким образом, сбросив с плеч груз совести, Олег пошёл по указанному адресу.
Его встретила сама Лена. Семья Комаровых была в сборе, она уже успела предупредить родителей, что пригласила своего одноклассника Олега Иванова, чтобы познакомить с дядей Вовой. Родители Лены были нрава доброго и простого и потому не воспротивились гостю. А Владимир Михалыч распираемый любопытством ждал Олега, словно пирога из печки, очень уж хотелось ему увидеть молодого таланта.
Олег скромно поздоровался, поправляя очки. Сергей Михалыч и Тамара Петровна обомлели, когда увидели Олега, не таким себе они его представляли. От прежнего развязного, наглого хулигана не осталось и следа. Вежливый, сдержанный, молчаливый. Небо и Земля.
- Он теперь у нас писатель, - усмехнулась кокетливо Лена, - ну проходи Олег и не забудь отдать гостинцы.
- Да-да.
Олег, вовсе оробев, отдал конфеты и вино.
- Ох, Олег не стоило, - принимая гостинцы, сказала Тамара Петровна, - ну, не стесняйся, проходи.
Лена и Сергей Михалыч проводили гостя в зал, где их встретил Владимир Михалыч.
- Олег, знакомься дядя Вова артист из Питера, - представила их друг другу Лена.
- Здравствуйте,
- Привет.
Они пожали руки. Олег сел на диван рядом с Владимиром Михалычем. Помолчали. Олег от смущения не знал куда деться, так много слов, но сказать нечего. Речь, которую он повторял, как молитву вовсе вылетела из головы. Владимир Михалыч видя такую робость парня, сам завёл с ним разговор, поинтересовавшись, в каком литературном жанре он трудится. И вскоре он расшевелил парня, между незнакомыми друг другу людьми завязалась дружеская беседа.
Стол был накрыт. Он ждал хозяев и гостя. Вскоре вернулась Тамара Петровна и пригласила всех к столу. Когда каждый занял своё место. Сергей Михалыч открыл водку и разлил по рюмкам, кроме Лены, она не любила спиртное и не понимала, как можно травить организм этой гадостью. Сергей Михалыч обратился к Олегу:
- Ты пьёшь? а то я налил, даже не спросив.
- Редко, - ответил Олег, пряча глаза и ёрзая на стуле.
Он хотел скрыть свою смертельную тягу к алкоголю. И выпить надо и отказать грех. Олег очень боялся опозорить себя. Ведь тогда он потеряет уважение хозяина квартиры.
- Мало пью.
- Ну, смотри посуду бить не дам. В миг с Володькой угомоним.
- Не беспокойтесь.
Выпили, закусили.
- А ты женат? – поинтересовалась Тамара Петровна.
- Нет, тётя Тома, - ответил гость.
- И наша Лена всё в невестках ходит, - тихо намекнула женщина, поймав на себе взгляд дочери.
- Работаешь? – спросил Сергей Михалыч.
- В котельной слесарем.
- А. В нашей что ли?
- Угу.
- Мать жива?
- Да на пенсии. Отец помер пять лет назад.
После салата, был подан суп-лапша с курочкой. Надобно заметить, что Тамара Петровна готовила очень вкусно и Олегу очень понравилась её кухня. Потом был чай с тортом. Слова благодарности сыпались на Лену и её мать со всех сторон. Постарались дамы, сытно накормили мужичков.
После была долгая беседа в кругу семьи, описывать кои не имеет смысла, ибо темы этих бесед знакомы каждому.
Поздним вечером, оставив Владимиру Михалычу пару своих рассказов, Олег, попрощавшись, и ещё раз поблагодарив за ужин, ушёл.
Олег и Владимир Михалыч встретил через день после их первого знакомства. Он связался с Олегом и тот пригласил его к себе. Владимир Михалыч заинтересовался парнем, так как сам был творческой личностью. Комаров прочёл рассказы парня, и Олег буквально влюбил в себя артиста своей откровенностью души и деликатностью.
- У тебя большое будущее, - сказал Комаров за чашечкой чая.
Олег скромно поблагодарил.
Потом они сели за рукопись парня и долго обсуждали произведение. Комаров выглядел в глазах Олега настоящим критиком и очень образованным человеком. «Не то, что  этот дурень Валунов, - думал Олег.
Дядя Вова ему понравился с первой же минуты знакомства. Он говорил тихо, вежливо, правильной дикцией, был очень начитан и грамотен. Прочитав абзац рукописи, Комаров погрузился в думное молчание, потом исправил ошибки и добавлял то, что парень упустил.
- Вот здесь видишь, ты описал просто чувства, а где же эмоции?
- Не понял дядя Вова.
- Олег, главное не сюжет, главное жить в твоём романе, чувствовать дыхание героя, его сердцебиение, ты должен стать своим персонажем и посмотреть на вымышленный мир его глазами. И всё это должно литься со страниц твоих книг. Больше работай над собой и читай всегда вслух свои произведения. 
- Я не читаю свои рассказы.
- Почему? Обязательно перечитывай, с годами ты наберёшься опыта и уже по-другому будешь смотреть на свои произведения. Поверь мне.
Олег не обижался, как это обычно бывало в его ранимой жизни. Но прежняя гордость как водой смыло с души его. Тогда он понял, что упускает многое, не до конца развивает мысль. Уловил лишь суть, а главное скрылось между строк. Олег снова вернулся к началу рассказа и долго думал над каждой строкой, делая постановку абзаца. Комаров слушал его и подмечал ошибки.
Со временем у него стало всё получатся. Олег улетал в своих мечтах заоблачные дали, не подозревая, что вскоре придётся камнем падать, вниз проклиная жестокую судьбу
Олег и Владимир Михалыч встречались каждый день. Когда рабочий день Олега кончался, он спешил домой, чтобы вечером встретить Комарова. Домашняя обстановка возможно единственное место на Земле где можно побыть в уединении с другом. Людмила Николаевна была рада за сына и с радостью встречала Комарова. Со временем к ним присоединилась и Лена, которая чуть-чуть ревновала Олега к дяде.
- Ты совсем не обращаешь на меня внимания, - жаловалась она.
Свои частые посещения в Литклуб Олег прекратил внезапно. Он просто ушел, ни с кем, не попрощавшись. Теперь, когда в его судьбе появился Комаров, он счёл лишним посещения в Литклубе.
- Зря ты ушёл, - говорил потом Комаров, - зря…
 
                  Глава 6
Шли годы. Олег по-прежнему работал в котельной, вечерами, когда Комаров не приходил, он выпивал в одиночестве, терзая сердце матери. Он не скандалил и не кидался стульями, сидел тихо на подоконнике и пил. Но постоянные пьянки не нравились маме.
- Зарплата у тебя мизерная, да и у меня пенсия маленькая, а ты всё пьёшь да пьёшь. Ох, Олег пора бы уже прекратить.
- Буду пить пока не сдохну, - рычал пьяный сын, - оставь меня одного.
Мать уходила в спальню, оставляя сына в гостиной наедине с бутылкой. И никто не знал ни на работе, ни Комаровы, что Олег уже давно алкоголик, хотя этого и не признавал. Но стоит заметить рассказы, которыми особо восхищался Владимир Комаров, были написаны Олегом в состоянии алкогольного опьянения.
Когда пиво кончилось, Олег ослабший упал с подоконника и уснул тут же под окном. До этого он успел ещё выпить немного водки. В ночи подошла мать и заботливо подложила ему под голову небольшую подушку. Убрала бутылку с окна, и вышла из комнаты, тая в сердце боль душевную и отчаяние. Она страшно переживала за сына. Может если бы он женился, то наконец, остановился бы, но женится, Олег не хотел.
Утром Олег купил пару бутылок пива, чтобы «голову подлечить» после вчерашней попойки и вернулся домой.
Олег сел возле окна открыл бутылку и с наслаждением выпил залпом холодного пива, разглядывая город в размытом дождливом окне. Похмелье сдавило голову словно тиски. Стало хорошо. На столе покоилась кипа разбросанных исписанных бумаг. Накануне он начал работу над новым романом «В туманную даль» но не закончил его. Пьяными уставшими глазами он смотрел в унылые дома, дымовые трубы. Хмурое небо не поднимало настроение, а наоборот только убивало. Гостиная была просторна, в ней находилось минимум мебели. Справа в углу стояла кровать, застеленная зеленым одеалом, слева столик с тумбочкой, пару стульев, компьютер и ощущение некого минимализма, когда в жизни холостяка не присутствует ни одной лишней детали. Олег в силу своего замкнутого характера, страшно не любил дома с кучей мебели. Мебель его душила, ревностно наступая на его личную территорию которую он особенно ценил. Стены со старыми обоями смотрелись не весело, но видимо радовали хозяина, которому нравились хмурые краски.
Олег опохмелился и обернулся к прерванному труду. Работа не шла. Мысль затерялась, где между строк, хоть убей! Олег включил на компьютере музыку Terminal Choice «I Kissed her». Грустная электронная мелодия поплыла по квартире, мрачный баритон вокалиста наводил чёрные мысли на душу. Но такая музыка нравилась Олегу.
Парень выпил вторую бутылку пива и устало лёг на постель в надежде, что любимая музыка вдохновит. Но ничего не приходило в голову. Было скучно и одиноко. Вспоминались слова матери, мол, женился бы, появилась бы семья, дети, веселей стало бы жить. И правда может жениться? На ком? И тогда он совершено неожиданно решил жениться на Лене. Любви меж ними не было, но скрепляла их сердца крепкая дружба. К тому же 29 лет, он уже не надеялся, что найдёт кандидатуру лучше...
...На следующий день Олег набрал номер телефона Лены и предложил ей встретиться в кафе через полчаса. Девушка охотно согласилась. И в назначенное время она пришла, и встретила друга на его обычном месте возле окна.
- Привет!
- Привет. Садись.
- Что-то случилось?
- Лена послушай, как бы сказать…хм…ты замуж за меня бы пошла?
Девушка в полном изумлении уставилась на парня.
- Ты это серьёзно?
- Да. Ну как ты согласна?
- Что ж я думала, ты никогда не решишься сделать мне предложение. Ты мне давно уже нравишься, лучше тебя думаю, человека уже и не встречу.
- Со временем и любовь придёт…
День свадьбы был назначен на июнь месяц. Свадьба прошла скромно, без лишних гостей и тамады. Молодые стали жить у Олега. Родители с обеих сторон были счастливы за своих детей. Теперь очередь была за внуками.
Олег хотел скрыть свою женитьбу от мужиков и операторов в котельной. Но слухи, на то они и слухи, чтобы подобно торнадо разнестись по городу. Через два дня все в котельной уже знали, что Иванов Олег наконец-таки женился.
Но привыкший к холостяцкой жизни Олег не сразу освоился с мыслью, что он теперь женат. Приходя домой, его кроме матери отныне встречала Лена, свыкнуться с этим было нелегко. Первые месяцы Олег как мог, скрывал от молодой жены тягу к алкоголю, но Зелёный Змий оказался сильней и в пятницу вечером он как обычно пришёл с бутылкой. Мама очень расстроилась, она-то надеялась, что хоть женитьба остановит его, но видимо, верно, говорят в народе «горбатого могила исправит». Лена не подозревала о пьянствах Олега, и потому не обратила внимания, посчитав, что муж устал на работе и ему нужно немного расслабиться. Но когда Олег стал приходить с бутылкой каждую пятницу, и пил все выходные и праздники,  она поняла что это серьёзно, и милый Олег - скрытый алкоголик.
- Почему ты сразу не признался, я же тебе поверила, а ты…ты…
Олег мутными опухшими глазами глядел на неё. Ждать от жизни нечего, надеется не на что, жизнь прожита зря. Всё к чёрту! Он пытался скрыть и на работе свою тягу к спиртному, но запах перегара и опухшие красные глаза часто выдавали его. Семёнов стал косо смотреть на парня, мало того, что ни фига не знает и не умеет ничего делать, так ещё осмеливается приходить на работу с похмелья. Семёнов терпел и молчал. Но видел, что от прежнего Олега, когда он пришёл молодым парнем на работу, не осталось и следа. А прошло – то всего лишь семь лет. Семь долгих лет, как они способны изменить человека. Тяжело когда ты узнаёшь правду о человеке, о котором прежде был только хорошего мнения. На самом деле лишь обманчивая оболочка, а в душе он другой. совсем другой. И правда порой шокирует дорогой читатель. Будем честны с теми, кто нас любит, и не будем больше лгать, хорошо.
Лена не стала бросать Олега, на том настояла мама, решив, что её уход может вконец сломить его. Надо чтобы кто-то был рядом с Олегом, иначе ему не жить. Он не бил жену, не скандалил, не приводил собутыльников. Один наедине с бутылкой и тетрадями. А толку от этого увлечения никакого, только потраченные душевные силы писателя и нервы жены и матери. Он так и не реализовал своё творчество. Не зарегистрировался в интернете на литсайтах, его не устраивала такая публикация своих произведений. Олег мечтал издать свою книгу, , но книжные издательства, куда обращался Олег, не принимали его работ. То, что он считал своим шедевром, редакторы принимали за глупость и бред. К тому же у Олега было плохо с русским языком, было много ошибок и недоработок. Его произведения были сырыми и лишённые смысла. 
- Кто вы такой? Вы думаете, что вы писатель? Да вас писателей пол России, - говорили ему редакторы журналов и издательств, - работайте над собой, вы даже не опубликовали не одного своего произведения. Вас знать, никто не знает. Нужен бренд…
С этих командировок Олег возвращался мрачнее тучи, запирался на кухне и пил водку, омывая лицо горькими слезами. Олег не мог понять, почему ему так не везет. Почему?
- Мне жаль его Людмила Николаевна, но он уже не жилец, - говорила Лена, глядя на пьяного мужа.
А любящей матери становилось ещё тяжелее от этих слов. Она видела, что Олегу с каждым годом становится хуже. Работа на волоске, так как прошёлся слух, что городскую котельную хотят закрыть и снести, а на её месте построить новую мини-котельную. А это грозило сокращению штатов персонала и набору нового. Естественно если котельную снесут, то работу найти непутёвому неудачнику Олегу будет очень сложно. Вот и этим летом Олега на два месяца отправили на безсодержание. Котельную этой зимой решили не растапливать и к сентябрю, а это через два месяца начнут сокращать рабочих, возможно всех. Но под своей природной легкомысленностью Олег также  не переживал за своё рабочее место, а иногда особенно когда напивался, плевал на всё и думал, что будет легче, уволится и найти новое место.
Мама в сердцах выговаривала сыну, что лучше места, чем в котельной ему не видать до пенсии. Лена пыталась направить его на путь истинный, а Олег только злился на них и всё больше замыкался в себе.
Не суждено было Людмиле Николаевне понянчить внуков, ибо она тяжело заболела и вскоре умерла.
На похоронах Олег был мрачнее тучи.
- Ну всё, теперь конец, - тихо сказал он и в жутком горе ушёл с кладбища.
Лена догнала его у ворот кладбища. Но Олег отмахнулся от неё, упал лицом на жёлтую листву и горько зарыдал. Предчувствия страшного закрались в душу Лены.
Перестал общаться с Олегом и  Владимир Михалыч, увидя его как-то в нетрезвом виде, он, просто не говоря не слова, повернулся и ушёл. Он не любил когда творческий человек ищет вдохновение через алкоголь, хотя и сам грешил по молодости, наверное, потому и не любил. С работы его уволили. Семёнов предложил помочь ему устроится в ЖЭУ сантехником, но потом, ни разу не позвонил, видимо не хотел «краснеть» из-за Олега. Семёнов очень боялся, что Олег подведёт его и не оправдает его надежд на него возложенных, а для этого были все основания. С работой Олегу не везло. Слесарить он не хотел идти, говорил, что надоело, грузчиком в магазин, здоровье не позволяло, слишком был слабенький. В охрану идти скучно. Да и дома на шее жены сидеть было стыдно. Чего же душа его желала, он и сам не мог знать.
К тридцати годам он утратил интерес не только к творчеству, но и к жизни. Часами он сидел на кладбище, и подолгу утирая слёзы над могилой матери винил себя в её смерти. Потом возвращался домой. Никого он не хотел видеть. Ничего он не хотел есть, всё обернулось чёрной краской. Тоска.
- Мама зовёт меня к себе, милая мама, - утирая слезы, говорил Олег, запивая горе водкой.
- Тебе не надо пить, хватит. Жизнь продолжается, - ласково говорила Лена, - всё будет хорошо.
- Может мне не стоит жить, - отчаянно отвечал Олег, - застрелится, я не могу, выпить яду тоже, может повеситься? А.
- Дурак! – выругалась Лена.
Она уходила спать одна, оставляя Олега наедине с бутылкой и его мыслями. Она понимала это конец. Ему уже ничем не помочь, трагедия была близка.
                             Последняя глава 7.
З1 декабря. Был тихий зимний вечер. В окнах многих домов горел свет, где были видны силуэты граждан. Они за шторами скрывали свою жизнь свои личные проблемы, увы, нам неизвестные. Падал снег.
Олег шёл по сельской улице. И казалось, вовсе не интересует его новогодний праздник, ибо если бы вам довелось встретить его на улице, как той шумной толпе, которая шутя и смеясь, прошла мимо него, то вы я уверен непременно были бы удивлены полным безразличием в его глазах, отчаянию на лице и мрачному никогда не улыбающемуся лицу. Он был печален. Отчего? В столь яркий праздник нужно быть счастливым. Но Олегу это слово было давно забыто, словно могильщик он похоронил своё счастье в потаённых глубинах сердца. Будто тень, лишённая души и сердца, он скрылся во дворе одного из домов. Тьма поглотила его.
На прошлой неделе Олег и Лена переехали в деревню, чтобы встретить там Новогодние праздники. Да и свежий воздух был, по мнению Лены просто необходим затворнику Олегу. Дом в деревне достался Лене в наследство от покойной бабушки и требовал большого ремонта. Но этим Олег и Лена решили заняться после праздников.
Лена ждала мужа в нарядном платье с золотой брошкой в волосах. Стол был накрыт и ждал хозяев. Ёлка наряженная стояла в углу. По телевизору шёл праздничный концерт. На часах было одиннадцать вечера.
Олег, пошатываясь, снял пальто и достал из внутреннего кармана бутылку, аккуратно завёрнутую в бумагу.
- Водка? – спросила Лена.
- Самогон, - ответил Олег, - купил у местного барыги
Лена тяжко вздохнула и, бросив бумагу в урну, прошла на кухоньку. Олег, сняв сапоги и шапку, прошёл следом. Маленькая кухня, освещённая тусклой лампой, дышала одиночеством. Старые обои в некоторых местах отклеились и как вечное уродство, как шрам на красивом лице, сползли. Подклеить Лена так и не успела. Не станем её винить в излишней лени. Воцарилась на минуту тишина. Фонарный свет, что пробивался в замерзшее окно, казалось, напоминал супругам, тот ничтожный лучик надежды. Нечто незыблемое и сокровенное притаилось в стенах старого дома. Вся жизнь за последний год, напоминала супругам кошмарный сон, жуткий мистический ужас, невольно ставший явью. Олег пил, уже не переставая каждый день. Работу найти не мог, так подрабатывал немного. Стал молчалив, мрачен, холоден. От прежнего Олежки не осталось и следа. Небритый, лохматый, совершенно потерянный, одичавший, в глазах печаль. И к Новогоднему празднику был равнодушен. Он ничего хорошего уже от жизни не ждал. Со смерти матери он перестал верить в счастье и любовь. Следующий год ему представлялся таким же унылым и однообразным, как и год уходящий. Депрессия съела его целиком. Иногда ему так хотелось вернуть былые годы и переписать сценарий своей жизни заново, как книгу. Но жаль ничего уже не вернёшь. Живи-терпи!
- Олег, - тихо обратилась к нему Лена.
Олег угрюмый и мрачный налил самогон и выпил.
- Что Лена?
Лена красивая и несчастная стояла посреди кухни и, сложив руки на груди, грустно глядела на мужа. Она любила его и хотела помочь ему, чем может. Но Олег был равнодушен ко всему. Ах, как хорошо всё начиналось! Свадьба, потом будни, обычная монотонная жизнь. И тут – то бытовуха даёт трещину и её уже не залатать. И Лена уже другими глазами глядела на этого пьяного мужика, которого когда-то полюбила и он видит уже не молодую красавицу, а женщину, погрязшую в болоте быта.
Неожиданно раздался звонок в дверь.
- Мать их за ногу, кто там ещё?
- Я пригласила родителей.
Лена ушла в сени открывать дверь. Послышались бодрые голоса.
- С новым годом!
- Ты одна?
- Олег дома?
- Дома.
- Пьян?
- Нет.
Гостями оказались Комаровы. Олег поздоровался. Они были загружены закуской и выпивкой. Дядя Вова по-прежнему был сердит на Олега, но в праздник, ради Лены решил снять табу.
- Давно не видались, Олег, - сказал Владимир Михалыч.
- Давно, - тихо ответил Олег, пряча опухшие глаза.
Гости и хозяева быстро перешили из кухни в гостиную. И было, отчего торопится, время ведь не остановить, стрелка медленно приближалась к двенадцати. Сергей Михалыч разлил шампанского. Семья замерла, оставались минута до вступления в Новый 2012 год.
Улыбка и радость царила на лицах. Лена перевала взгляд на Олега. На его лице стояла печать скорби. Он, низко опустив голову, смотрел в пол, словно узник, приговорённый к смертной казни. И вот ещё немного и палач взмахнёт топором и голова с плеч. Лена взбрыкнула от неожиданно охватившего его ужаса. Дрожь мелкими мурашками пробежала по её телу. Нечто страшное предчувствовала её сердце. Она сильно переживала за Олега, она боялась, что он с собою что-нибудь сделает. Олег словно прочёл её мысли, взглянул на неё и улыбнулся ласково, будто попрощался и сказал в душе «всё будет хорошо!» Потом внезапно положил фужер на стол и вышел в сени.
По телевизору заиграла торжественная музыка. Рюмки звякнули в едином праздничном хоре. Выпили, закусили.
…Олег снял шарф и перекинул через балку, связал петлю и встал на деревянную коробку. В круглое окно приветливо сияла луна, отбрасывая тени. Олег погрустнел, гримаса абсолютного покоя застыла на его бледном лице. Внизу послышались голоса и бормотание телевизора. Вспомнились былые годы, ничего не достиг, ничего не оставил после себя только шлейф разочарований. Тоска сжала его сердце. Стало грустно, невыносимо грустно. Больше от жизни он ничего не ждал. Всё!
В разгар праздника всё заметили, что Олег исчез, кинулись его искать. Нашли его на чердаке повешенным на собственном шарфу. Он был уже мёртв. Дикий крик Лены стал отчаянным в светлый праздник. Она обняла его и заплакала.
- Господи какой ужас! Не уберегли – сказала мама и оттащила дочь.
- Дурачок, дурачок, что же ты наделал, - тихо сказал Сергей Михалыч и с братом сняли его с петли и унесли в дом. Праздник обратился в трагедию.
- Эх, Олег, Олег, что же ты грех на душу взял, - тихо и ласково сказал Комаров Владимир.
По злой иронии судьбы после праздников в доме Олега раздался телефонный звонок. Лена подняла трубку.
- Да.
- Можно услышать Олега Иванова.
- Его нет.
- Вас беспокоит книжное издательство «Эксмо». Нам очень понравился роман «В туманную даль», гениальное произведение, ничего подобно в жизни не читали, это станет бестселлером, я вас уверяю…
- Олег умер, - прервала его речь Лена.
- Умер?
- Вы все довели его до смерти. Сволочи!
Лена бросила трубку и, закрыв лицо руками, горько зарыдала…
…………………………………………..…....……………………………..
Заметки и отрывки, не вошедшие в окончательный вариант.
…Оглянусь назад, там нет прошлого, только впереди, словно грёзы в сумасшедшем сне бродит будущее, а что там? Ничего. Пустыня разочарований. Жизнь моя меня угнетает. Конец близок…
…И в потоке будней прожитых дней мелькал задорный мальчишка хулиган на последней парте, не давая покоя ни учителям, ни ученикам, Олег Иванов....
…Как-то Лена пригласила Олега концерт юмористический Сергея Дроботенко, который приехал в город на гастроли, ответ Олега «не люблю я юмор. В стране тяжкие времена, а им всем ха-ха. Юмористы-пофигисты», озадачил девушку. Не думала она, что Олег уж так сильно изменился. Куда девался тот пацан, который травил всех анекдотами. Лена не могла понять причину его пессимизма. Работа есть, творчество, чего же ещё надо? Да странный он был человек…
…Дворник жёг во дворе осенние листья. Олег остановился. Взгляд его упал на пылающий костёр. Жёлтые листья темнели. Потянуло теплом. День был солнечный, но солнце светило скупо. Парень потеребил в руках рукопись и дрожащими от волнения руками он разорвал листы в клочья и безжалостно предал огню свой роман «Антихрист»
- Пропади всё пропадом! Вспомните ещё обо мне, сволочи! – вскрикнул в сердцах писатель.
Белые листы, исписанные чернилам, тёмнели на глазах, обращаясь в пепел. Это была настоящая душевная обида писателя. С холодным безразличием поглядев на уничтоженный многолетний труд, он медленно зашёл в подъезд.

Была удалена сцена с кошмарным сном Олега, где ему приснился огромный Зелёный
Змий и сожрал его, после чего он бросил пить.

В ранней редакции Лена родила сына и развелась с Олегом.
 
Сия повесть продолжает тему алкоголизма начатая в других авторских произведениях  "Страницы одиночества листая", "Светлана",  сценарий "Зима в сердце" и "Зеркало" 

2010.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 36
© 16.04.2018 Марат Хабибуллин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251742

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1