Соня-цветок


Сонечка
После школы у Сони довольно долго не было молодого человека. Сонина одноклассница решила познакомить её с другом своего жениха. Одноклассница рассказывала мальчику, какая Сонечка умница и красавица, да вот ей не повезло с запойным отцом, она носила обноски, не заворачивала на школьные праздники, Сонечка зубрила уроки на дополнительных занятиях, а когда приходила поздно, отец называл её малолетней прошмандовкой, но Сонечка не разрешала никому ругать пьяную свинью, сейчас вот поступила на высшее и мечтает его вылечить. Мальчику показали рисунки Сони, которые ему очень понравились. Компания договорилась собраться в пельменной.
Когда Соня пришла, её познакомили с кандидатом в женихи. Мальчик подарил ей астры, при этом смотрел на неё с подозрением. Сели за стол, но тут мальчик извинился, встал и побежал к выходу. Сначала за ним погнался его друг, потом – подруга Сони. На улице они спросили, что произошло. Мальчик сбивчиво объяснил. Ему казалось, что сюда придёт девочка с голубыми глазами и светлыми прямыми волосами до пояса, одетая в блеклые джинсы, печально-отрешённая, она учится на художника. Как бы не так! Пухлая фигура, тёмные глаза, легкомысленные чёрные кудряшки колечками, жёлтая кофта поверх блузки в цветочек, длинная красная юбка, белая сумка с вышивкой в цветочек, голубой бант, девушка хохочет не умолкая, изучает немецкий язык, и имя круглое и приторное, как конфета, как сама девушка – Соня.
Соня не понимала, почему все друзья выбежали на улицу. Одноклассница и жених вернулись смущённые донельзя. Соня спросила, что сейчас было. Им пришлось объяснить. Выслушав рассказ, Соня легла лбом на стол и расхохоталась. Парень и девушка тоже засмеялись, вспоминая, как их друг выскочил из пельменной.

Софи
Окончив школу, Соня сначала не хотела учиться дальше – думала, что можно пойти работать на Автозавод. Но ей попался сборник стихов Гёте в подлиннике и в переводе. Соня прочитала книгу, и это определило её дальнейшую судьбу. Она решила заниматься немецким языком.
Соня сидела в читальном зале. Там же сидел аспирант, тоже лингвист. Соня видела его не впервые. Иногда они ходили на один и тот же спектакль или филармонический концерт, знали друг друга в лицо. Сегодня они тоже одновременно занимались в зале и одновременно собрались домой.
- Как вас зовут? – спросил аспирант.
- Соня.
- Соня, угощайтесь, пожалуйста.
Он церемонно протянул ей яблоко – остаток от студенческого обеда. Соня торжественно приняла подарок.
После этого случая Соне показалось, что в ней что-то изменилось. Она стала ещё больше улыбаться, смотреться в зеркало, мечтать невпопад. Как будто её заколдовало яблоко. Однажды Соня вместе с другими студентками ходила в школу милиции вести открытый урок. Группу милиционеров разделили на подгруппы, с каждой из которых занималась одна студентка. Позже, когда девушки сидели на своей лекции, преподавательница сказала, указывая на Соню: «В вашей подгруппе молодой человек сказал: «Нам самую красивую дали». Не в обиду остальным, но по его критериям это – самая красивая девушка. Конечно, такие выразительные глаза могут зачаровать». Соня вспомнила юношу. Это был армянин, его идеал – пышная девушка с чёрными волосами и глазами. Но всё равно приятно!
После занятий аспирант ждал Соню на крыльце.
- Царевна Софья! – окликнул он её. – У меня есть два билета в филармонию. Вы хотите составить мне компанию?
- Спасибо за приглашение, - улыбнулась Соня. – Я сама не играю на музыкальных инструментах, но в своё время меня научили их любить.
Аспирант часами любовался, как Соня рисует. На любом листке бумаги она рисовала портреты совершенно разных девушек. Портреты соответствовали настроению Сони. Для каждой девушки она сочиняла историю. Соня обычно не рисовала мужчин, потому что ей было труднее что-то рассказать от их лица. Но теперь она рисовала юношу со светлыми кудрями и чёрными усами. Это был аспирант, хотя и непохожий на себя в реальности. У аспиранта чёрные вьющиеся волосы.
Перед тем, как привести невесту в дом, жених выдержал бурное объяснение с мамой. Она годилась ему в ранние бабушки по возрасту, мать и сын довольно давно жили вдвоём. Мама была красавицей в молодости, знала литературные клубы и кулисы театра, где в неё часто влюблялись мужчины. С кем-то она вступала в более продолжительные отношения – и до рождения сына, и после. Сейчас красота женщины исчезла. Впрочем, её шарм всё равно приковывал внимание.
Мама хотела выдвинуть аргумент против прихода невесты в дом – родители девушки разведены, она выросла в морально неустойчивой семье. Но и мама жениха в своё время развелась с его папой. Поэтому мама обратила внимание сына на другой недостаток Сони:
- Её отец алкоголезависим.
- Когда ты шесть лет назад любила поэта из вашего клуба, он тоже был алкоголезависим, - возразил сын.
- Вот поэтому он и не стал моим мужем.
- Мама, почему ты так уверена, что, если девушка родилась не в королевском дворце, она не может вызвать восхищение?
- Если ты имеешь в виду оперетты, где уличная девочка превращается в разряженную даму и поёт арии, то меня не трогают истории «золушек».
- Ты просто не видела мою царевну!
Жених привёл невесту знакомиться с мамой. Соня в душе поразилась и элегантной квартире, и чопорной хозяйке. Мама жениха говорила протяжно, нараспев, строго смотрела на Соню, кривя губы.
- Софи, вам нравится что-нибудь из научных текстов по лингвистике? – спросила она за чаем.
- Да, нравится, - Соня обрадовалась, что появилась тема для беседы. – Например, Симонов.
- Не Симонов, а академик Симонов, - поправила мама жениха. – Не надо панибратства.
Соня замолчала, вспомнив, как в старых гимназиях учеников заставляли говорить «императрица Екатерина II» вместо «Екатерина II» - Екатериной надо называть подметальщицу.
После свадьбы молодожёны стали жить в квартире мужа и его мамы. Свекровь, изучавшая французский язык, называла Соню «Софи». Соня пыталась называть свекровь мамой, но свекровь возразила:
- Софи, пожалуйста, не зовите меня мамой, - и добавила уже мягче: - Видите ли, я скрываю свой возраст. Вы, слава Богу, пока не можете меня понять…
Сонина свекровь довольно высокая, но сейчас её кожа отекала, расплывалась в стороны. Женщина ярко красила волосы и губы. Она ничуть не походила на милых бабушек, которые повязывают платки и сидят на скамеечках. Но при всех стараниях выглядеть молодой и энергичной женщина всё-таки оставалась старой. Да и брезгливо кривящиеся губы безобразили её. Свекровь сама не понимала, что завидует Соне, второй женщине в квартире. Соня не считала себя красавицей, но её свежесть и жизнерадостность придавали ей сходство с весенним цветком. Свекровь специально обращалась к сыну по-французски в присутствии Сони. Свекровь и Сонин муж – французы, Соня – немка. Муж знал, что Соня мало понимает французский, стеснялся и отвечал свекрови по-русски, повторяя её вопрос в своём ответе. Соня не замечала насмешки и предложила говорить всей семьёй и по-немецки, и по-французски. Свекровь тоже с трудом понимала немецкий. Теперь все познакомились с двумя языками.
Постепенно свекровь стала относиться к Соне лучше. Соня без ума влюбилась и в мужа, и в свекровь, и в квартиру. Она покупала цветочные семена и разводила цветы. Соня любила цветоводство так же, как и рисование. Свекровь говорила, что это занятие, достойное лишь домохозяйки, вместо посадок можно почитать «Цветы зла». Но Соня обычно читала в библиотеке, а дома любила поделать что-то руками. Свекровь стала благосклоннее, увидев на подоконнике цветочную клумбу.
Соня возилась на кухне с рассадой. Муж поцеловал её в щёку. Соня приняла поцелуй, не отрываясь от цветов.
- Ты просто Флора! – восхитился муж. – Как с полотна Боттичелли!
Свекровь замерла в ожидании вопроса Сони: «Какой Боттичелли?»
- Какой Боттичелли? – удивилась Соня. – Скорее, Рембрандт.
Точнее Сони никто не подобрал бы ей сравнения. Она и правда походила на богиню весны с известного полотна – тоже в цветах, тоже в свободной одежде, тоже в ожидании ребёнка. Цветочная царевна.

Сонюта
Компания собралась на чаепитие вечером. Правда, сегодня пришло не так много людей, как раньше. Хозяйка дома развелась с мужем, пока неофициально. Из-за этого друзья семьи разделились надвое: кто-то заступался за мужа, кто-то – за жену. Соня относилась к числу друзей жены.
Брак Сони тоже не продержался долго. Она ушла от мужа и забрала сына с собой. Соня старалась ничем не выдать своей тоски, всё так же улыбалась и рисовала. Втайне она надеялась, что любимый человек найдёт к ней путь. Нет, если бы она сказала мужу уйти из квартиры свекрови к жене, муж бы так и сделал, скорее всего. Но Соня хотела, чтобы он сам принял такое решение, без её подсказки.
Сейчас Соня работала на Автозаводе, переводила инструкции. Она стала разбираться в названиях автозапчастей. Когда у приятеля из Сониной компании не заводилась машина, на которой нужно было отвезти людей на дачу, Соня подсказала ему причину поломки. Приятель огрызнулся: «Сонь, не говори под руку!» После бесплодных попыток исправить неполадку мужчина подошёл к Соне: «Сонюта, что ты там говорила про машину?»
В свободное время Соня могла бы читать русскую и зарубежную литературу. Но от книжных сюжетов её всё чаще разбирал нервный смех. События и герои были слишком предсказуемы. Обычно главная героиня книги – красавица, тонкая, изящная и светлая, как восковая свечка. Её подруги – как на подбор, толстые, черноволосые и темноглазые, одетые в платья-наволочки с рисунком в цветочек, чтобы рядом с их приземлённостью главная героиня казалась ещё более воздушной. Внешность Сони подходит под описание одной из некрасивых подруг. При такой внешности полагается скандальный характер, громкий голос, способный переорать всех продавщиц на рынке. Реальная Соня – спокойный, вежливый человек, конфликты расстраивают её до слёз. Но если в книге опишут героиню с её внешностью, такая женщина не может рисовать и говорить по-немецки, не может работать, сидит дома на кухне и готовит семье обеды, прихватывая крышку кастрюли фартуком, в который только что сморкалась. Правда, цветоводство вписывается в этот образ.
Сегодня Соня купила торт, собираясь в гости. Она не решилась поехать в транспорте, чтобы не толкаться с тортом, но и идти пешком тоже не хотелось, дорога не такая уж близкая. Соня поймала такси. Забираясь с тортом на переднее сиденье, Соня зацепилась пальто за дверь.
- Ну, вы что, в первый раз садитесь в такси? – недовольно сказал шофёр, отцепляя пальто и закрывая дверь.
- Да это, как вам сказать-то, вроде третий, - ответила Соня и потёрла кончик носа ладонью. – Я так-то редко выезжаю из деревни, но сегодня у свояченицы моего деверя свадьба, так вот я приехала в гости. Вон, купила подарок уже в городе, а то у нас-то всё равно ничего не купишь, - Соня показала на торт. – Ой, и какие тут высокие дома-то! А здесь продаются югославские стенки?
- Да, есть стенки.
- Вот и славно, я бы купила югославскую стенку, ну, и ещё туфли заодним.
Такси доехало до дома Сониной подруги. Соня достала кошелёк.
- Знаете, что, можете не платить, - разрешил шофёр.
- Нет уж, я уплачу вам, а то у меня хозяин всё равно это пропьёт, - Соня положила деньги перед шофёром и пошла в подъезд.
Нет, конечно, она не подходила под книжный комический образ. Не была толстой – такое сложение называется «приятная полнота». Не было грубых бараньих кудрей – нежные мягкие кудряшки. Не было круглых глаз – скорее немного вытянутые. Платья и блузки в цветочек – не в пион и астру, а в дельфиниум и лютик. Смех вовсе не вульгарный, а скромный, приглушённый. Соня не хотела таких отношений, какие у неё сложились со свекровью. Она отдалялась от людей, воспринимающих её как «некрасивую подругу». У Сони сложился довольно широкий круг общения, но она всегда находилась как будто особняком. Одна, как идеал. Или в том смысле, что второго такого странного существа нет.
Под вечер вернулся восьмилетний сын хозяйки, одноклассник Сониного сына. Хозяйка открыла мальчику дверь и увидела, что у него синяк под глазом.
- Где ты ходил? – заголосила хозяйка. – Откуда у тебя синяк? Ты сейчас шатаешься по дворам, потом отрастишь длинные волосы, потом возьмёшь гитару, потом сядешь в тюрьму!..
- Мы дрались с бешками… - начал сын.
На крики мамы вышли соседи.
- Что это за безобразие? – возмутился мужчина. – Не даёте людям нормально отдохнуть!
- Я не лезу смотреть, что делается в вашей квартире! – пошла вразнос мама.
- Вы что, избили ребёнка? – ахнула соседка. – Я сейчас вызову милицию! Что это такое, мать напилась и бьёт сына!
- Вам нечего делать, вот вы и смотрите, что у кого происходит! – отрезала мама и втащила сына в квартиру.
Мальчик сидел, держа лёд на лице. Праздник вернулся в своё русло, но тут в дверь позвонили.
- Откройте, милиция, - донеслось из-за двери.
В квартиру вошёл милиционер – невысокий мужчина с усталым лицом.
- Здравствуйте, - он говорил протяжно и в нос. – Поступила жалоба от ваших соседей, что вы устроили пьянку и избили ребёнка.
- Какую пьянку? – возмутилась хозяйка. – Мы собрались встретиться с друзьями.
На столе уже стоял не только чай. Милиционер окинул стол взглядом.
- Вы будете утверждать, что не пили?
- Я выпила бокальчик… вроде бы… но вот Сонюта не пила например…
Хозяйка сама понимала, что это не оправдание. Соня никогда не брала в рот спиртное, но это ведь Соня.
- Вы возражаете против того, что вы устроили пьянку?
- Да! – к хозяйке вернулась уверенность.
- Значит, вы не возражаете против того, что избивали ребёнка?
- Нет, и против этого тоже!
- Это недоразумение… - попытались объяснить гости.
- Ваши соседи сказали, что вы били на площадке ребёнка утюгом и что вас надо лишить родительских прав.
- Вот паразиты! – воскликнула хозяйка. – Где они видели утюг, когда я вышла на площадку?
- Значит, вы не били ребёнка утюгом?
- Нет!
- А чем?
- Я ничем не била ребёнка.
- Его отец здесь?
- Зачем он вам?
- Я должен опросить и второго родителя.
- У него нет отца.
- Вы вдова?
- Нет.
- Одинокая мать?
- Нет.
- Тогда как?
- Я развелась с отцом моего сына.
- Покажите документ о разводе.
- Ой, извините, но это не получится. Мы не разведены официально.
- Тогда почему отец здесь не живёт?
- Потому что у меня не было сил его терпеть! – взорвалась хозяйка. – Он знает только пиво и телевизор, а я тянула семью на себе!
- Вам придётся найти вашего мужа.
- Зачем?
- Вас лишат родительских прав, и, если отец не заберёт сына, мальчик попадёт в детдом, - гнул своё милиционер.
Мальчик заплакал.
- Зайка, успокойся, - Соня погладила его по голове. – Расскажи товарищу милиционеру, откуда у тебя синяк?
- Мы подрались с бешками, - прорыдал мальчик.
- Мы, ну, вешки. Мы боремся с бешками.
- Вот и хорошо. Товарищ милиционер, вы видите, - обратилась Соня к милиционеру, - моя подруга не бьёт сына, ребятки из класса «В» подрались с классом «Б».
- Это вы заставили ребёнка так отвечать, - возразил милиционер. – Пьющая мать его запугала.
- Как вам не стыдно меня оскорблять! – не вовремя возмутилась хозяйка. – Я не пью! Сегодня мы просто встретились с друзьями, это что, преступление?
- Тихо, тихо, я знаю, что делать, - Соня обернулась к мальчику. – Золотко, твои одноклассники живут в этом доме, так?
- Ага.
- Давай мы сходим к ним в гости с мамой и товарищем милиционером и там ещё раз поговорим про историю с бешками, - Соня повысила голос. – И тогда будет понятно, что мама не ставила тебе синяк.
Соня вместе с подругой, мальчиком и милиционером пошли к соседям, у которых дети учились в классе «В» Там же учился и Сонин сын, но Сонина квартира не здесь, её ребёнок не поможет. Вряд ли стоит описывать, как соседи открывали дверь человеку в форме, звали своих детей, которые рассказывали про драку, потом соседи расписывались в том, что Сонина подруга – добропорядочный гражданин, тихо ненавидя её за то, что по её вине нарушился их вечерний отдых. Потом милиционер заинтересовался, благополучный ли это класс, который дерётся с другим классом. Родители хором заверяли, что это образцово-показательный класс, дети собирают металлолом и макулатуру, занимаются тимуровской помощью…
Соня и подруга с сыном вернулись в квартиру подруги выжатые. Подруга устало бубнила, что соседям надо поджечь дверь. Соня рисовала мальчику танки, чтобы его успокоить. У неё лучше получалось рисовать девушек, но она уже натренировалась рисовать танки для сына.

Софа
Летом Соня поехала в деревню. Поехала одна – бывший муж увёз сына отдыхать в Сочи, сделал подарок на окончание седьмого класса. Соня мечтала порисовать деревенскую природу, взяла с собой карандаши и краски. На лето она сняла комнату в деревенском доме. Соня в разное время появлялась в разных уголках деревни с принадлежностями для живописи, особенно любила вид на реку. Она могла надолго задержаться и в хозяйском огороде, рассматривала цветы, просила у хозяйки отростки.
Мальчик из деревенской молодёжи, проходя мимо реки, залюбовался на картину Сони.
- Классно, река прямо как живая, - похвалил он. – По-моему, единственное место, где нет мусора.
- Настоящая река лучше, чем моя картина, - ответила Соня. – Наверное, здесь все к ней привыкли.
- Тётя Софа, вам не бывает скучно? Вы всё время одна.
Здесь Соню называли Софой. Её полное имя Софья означает Мудрость, но Соню редко величают Мудростью. Все называют её ласковыми именами.
- Когда я с картинами, мне не скучно, - объяснила Соня.
- Здорово. Я сам летом маюсь дурью, не знаю, что бы поделать.
- Можете читать книги.
- Да я чего-то не попадаю в библиотеку, я в мае закончил школу.
- Почитайте Гёте, «Страдания юного Вертера». В вашем возрасте хорошо прочитать это в первый раз.
Соня сочувствовала современной молодёжи. Сейчас, конечно, ребята не могут вырабатывать вкус. Главное, что предлагают молодому поколению – это «Дом-2» и книжная детективная серия «Следствие дилетантов». Да и Сонины подруги начали увлекаться тем же самым. В компании Соня сказала, что «Следствие дилетантов» развращает представление об искусстве. Одна из подруг с силой дёрнула Соню за волосы и хотела дать ей пощёчину, если бы другие женщины не разняли их. Подруга, начавшая драться, кричала: «Не трогай «Дилетантов»! У меня позорная жизнь, меня, может, и спасают только детективы, они меня успокаивают!»
С мальчиком произошли перемены. Он планировал свадьбу с одноклассницей, а потом они собирались поступать вдвоём в педагогический или на бухгалтеров. Сейчас он пропадал в библиотеке, прочитал «Страдания юного Вертера», взялся за Диккенса. Мальчик никуда не ходил со своей невестой (никуда – это в клуб на дискотеку). Между влюблёнными начались ссоры.
- Слушай, вы собираетесь жениться? – спрашивал жениха его друг.
- Ну, да, мы подали заявление.
- А чего тогда вы орёте друг на друга?
Жених промолчал.
- Ты что, влюбился в другую? – не успокаивался друг.
- Да.
- В кого?
- В тётю Софу.
- Да иди ты! Я серьёзно, а ты…
Невеста мальчика с раздражением косилась на приезжую из города. Девочка словно между прочим говорила, какая некрасивая тётка Софа. В городе один из друзей говорил Соне комплимент, что она похожа на тип героини, описанный Достоевским: «эта свежая, ещё юношеская красота к тридцати годам потеряет гармонию… красота на мгновение, красота летучая». Можно романтично представить себе, что красота Сони была такой же – существовавшей только в юности. Вообще-то, Соню редко представляли моложе или старше. Казалось, что она всегда была и будет такой, как есть.
Обозлённая невеста утром зашла к Сониной хозяйке. Сони не оказалось в доме. Девочка, недолго думая, пошла на реку. Там она тоже не нашла Соню. Сжимая кулаки, девочка направилась в библиотеку. Соня сидела с книгой напротив двери. Девочка в бешенстве хлопнула дверью.
- Да не хлопай дверьми, ты в библиотеке! – шёпотом возмутилась библиотекарша, одноклассница девочки. – Чего надо?
- Я это… - девочка перевела дух. – Хочу книги.
- Какие?
- «Следствие дилетантов».
Библиотекарша выдала детективы, и девочка ушла.
Ночью в окно Сониной комнаты посыпались камни. Стекло разбилось. Соня спала в углу комнаты, на расстоянии от окна. Её разбудил шум. Проснувшись, Соня увидела осколки и камни. Утром Сонина хозяйка пошла скандалить с родителями будущей невесты – «это ваша девка выбила мне окно, платите за ремонт!» Соседи возмущались – она что, ловила их девку за руку?
Соня вернулась в город. Жених и невеста сыграли свадьбу. Невеста начала читать сказки Гофмана, чтение увлекало её всё больше и больше.

Сонюшка
Соня собиралась на конкурс причёсок. Она должна была быть моделью, а подруга делала Соне причёску. Подруга выбрала Соню, чтобы продемонстрировать, насколько радикально можно изменить человека. Чёрные кудряшки Сони выпрямляли и перекрашивали в золотистый цвет. Новая причёска продержится сегодня и завтра. Рядом с Соней другая парикмахерша завивала длинные прямые волосы девушки.
- Я всегда мечтала о кудрях, - признавалась девушка.
Соня пришла на конкурс в голубых джинсах и голубой джинсовке. Вместе с золотистыми волосами это создавало нежную гамму.
- Прямо голубой цветок! – восхитилась подруга.
Соня удостоилась номинации «Самая лирическая причёска». После конкурса Соня и подруга-парикмахер сидели в кафе. Соня рассказывала про своего сына – в этом году он заканчивает школу и планирует поступить в Санкт-Петербург на экономиста.
- Спасибо за причёску! – поблагодарила Соня ещё раз. – Ты мне подарила волшебный день! У тебя магические руки, ты прямо фея!
- Сонюшка, вокруг тебя все феи, царевичи и царевны, - вздохнула подруга.
- Нет, правда, у вас замечательный салон!
- Ты видишь его раз в год, вот тебе всё и кажется интересным. А я уже привыкла, наверное, у меня замылился глаз.
- Я думала, ты любишь свою работу. Ты так подробно нам описывала, что ты хочешь попробовать сделать с причёсками, я как будто наяву их видела.
- Сонюшка, я всегда удивлялась, как ты меришь всё под одну мерку: любишь – не любишь. Я уже не помню, как я выбрала профессию, давно это было. Но я сейчас работаю не потому, что мне это нравится, а потому, что уже поздно что-то менять.
- Нет, никогда не поздно. Я это поняла, когда у меня появилось издательство.
- У тебя изменилось помещение. А ты знаешь, что мне надо было бы изменить? Мне надо вернуться в восемнадцать лет и попасть в музыкальную группу. А если уж отказалась от этого, выбрать что-то ещё.
- Может быть, тебе пока нужно разобраться в своих желаниях? Когда видишь свою мечту, становится понятно, куда двигаться.
- Вот, знаешь, есть фраза: «Сколько ни говори: «халва», во рту слаще не станет», - вскипела подруга. – Меня всегда поражало, что тебе достаточно сказать «халва», и от этого тебе становилось сладко. А что у тебя прибавилось от того, что ты представляла? Сначала ты работала на Автозаводе…
- У нас очень милые коллеги на Автозаводе, мы стали, как семья.
- Я хорошо отношусь к тем ребятам, но, извини, ты могла бы нигде не учиться и сразу после школы идти к станку. Понимаешь, что с дипломом, что без диплома, ты всё равно решала бы заводские проблемы.
- Мне нужны знания, которые я получила, они не пропадают… Да и теперь я наконец исполнила мечту об издательстве.
- Господи помилуй, сколько ты собирала подъёмные? И кого ты переводишь на французский и немецкий? Вот назови по именам, чьи книги выйдут в свет?
- Ну, например, Наталья Кокоцкая, Наталья Богушевская, Арина Чехова…
- Чехова – это телеведущая?
- Нет, телеведущая и писательница – два разных человека.
- Отлично. Значит, ты переводишь для издания во Франции и Германии каких-то неизвестных женщин!
- Что же делать, я открыла издательство не для популярности, а для того, чтобы быть счастливой.
- Ещё расскажи мне про небо в алмазах! Ты всё время переносишь всё в будущее. «Завтра всё изменится, завтра будет счастье…» Да если бы счастье было, оно бы случилось сегодня, да и всё!
Соня вышла на улицу. Она всегда заранее рассказывала людям, как будет хорошо, уж такой у неё характер. Особенно часто приходилось утешать молодых девушек. Когда знакомые девчонки расстраивались, Соня бросалась их успокаивать – не надо опускать руки, всё можно исправить. И, действительно, жизнь девушек менялась в лучшую сторону. Конечно, одного утешения мало, нужно ещё как-то ускорить своё счастье. Например, выслушать слова парня, а не обижаться на него.
Шёл слабый дождь. Соня всё-таки надела на голову капюшон, опасаясь за нестойкую краску. На небе светило солнце, и вскоре появилась радуга. Соня остановилась, заглядевшись на красоту. Искорки радуги отражались в каплях, как в драгоценных камнях.
На другой день Соня пошла на работу в красном пальто, ещё с прямыми светлыми волосами. В здание заезжал новый сосед, Соня услышала, что он юрист. Сосед вместе с другими людьми выгружал мебель и компьютер.
- Здравствуйте! – обратился юрист к Соне. – Извините, как вас зовут?
- Софья Викторовна.
- Соня, здесь надо складываться на охрану и уборку?
- На охрану – да, а на уборку – нет.
- Ой, как жалко, я, как и все мужчины, не особенно люблю убираться.
- Просто уборка не окупается.
- А здесь есть где купить еду?
- Через дорогу есть столовая, хотя я готовлю сама.
Весь рабочий день Соню отвлекали фантазийные мысли. Говорят: «Когда проходит молодость, то по-другому любится». С подтекстом, что в не юном возрасте любовь уже не столь пылкая и беспечная, взятая из «вторых рук». Соне, наоборот, сейчас казалось, что её вымыли изнутри. Её любовь к бывшему мужу, да и ко многим друзьям, подходила под определение: «с детьми же не разводятся». Любовь уже перестала быть чудом, она превратилась в привычку. Соня общалась с бывшим мужем через сына и друзей. Места и люди, которые знала Соня, не менялись. Она довольно долго работала на Автозаводе, жила на одной площадке с соседями… У неё просто не было шанса не встретиться с давними знакомыми. Соня любила всех автоматически. Она поняла теперь, что смутно представляет, каким её муж стал в нынешнем возрасте. Соня помнила мужа аспирантом, смотрящим на всё с детской наивностью, хотя он и старше Сони. Новая любовь к соседу по офисному зданию сделала новой саму Соню. Ну, и новые волосы, конечно.
Вечером, придя домой, Соня вымыла голову. Исчезла золотистая пенка, прямые пряди снова свернулись в колечки. Соня посмотрелась в зеркало и увидела себя такую, как всегда. Соня расплакалась.

Сонька
Соня стала всё чаще садиться к компьютеру и дома, и на работе. Она мало разбиралась в поисковых системах, освоила компьютер не так давно. Хотя Интернет – полезная вещь, из него можно многое узнать. Соня проверяла электронную почту, ждала писем от сына, учившегося в Санкт-Петербурге. Смотрела страницы «Вконтакте», правда, пока не завела свою. Вбивала запросы, искала немецкие и французские литературные журналы, выложенные в Сети. Читала комментарии пользователей к текстам. В комментариях часто содержалась ненормативная лексика. Сначала это испугало Соню, но, вчитавшись, она поняла, что отзывы вполне серьёзные, такого не могли написать необразованные люди. Соня не заметила, как переместилась из реального мира в виртуальный. Конечно, это удобно, когда в компьютере есть все контакты, информация для издательства, литература, записи спектаклей и концертов. Но Соня перестала общаться с реальными людьми, выбираться в культурные места, даже читать обычные книги. Естественно, перестала рисовать. Собиралась в выходные позаниматься цветами, но откладывала, проводя все выходные в Интернете. Соня набрала ещё больше своего обычного веса, сидя без движения за компьютером.
Соню всегда окружали люди. Одноклассники, однокурсники, коллектив Автозавода, родители одноклассников сына, да и сами одноклассники сына, не считая случайных знакомых (с подругой-парикмахером они познакомились в доме отдыха). Потом Соня развелась с мужем, в результате чего друзья перетасовались. Она уволилась с Автозавода. Возможно, завод – не лучшее место для проявления своих возможностей, но там сложились братские отношения. В офисном здании собирались другие люди, знающие только свою территорию. Никто не допускал соседей в личное пространство. Сын Сони выпустился из школы и уехал. Подруга-парикмахер теперь делала причёски для исторического фильма, переезжала со съёмочной группой. Так Соня осталась одна. Хотя она и раньше выглядела обособленной. И мама, и подруги говорили про Соню: «Второй такой дуры нет». Они не считали, что обижают её. Если лягушку назвать лягушкой, это не оскорбление. Соня и не спорила с тем, что она дура, откликалась на это слово. Находились и такие люди, кто хотел поближе пообщаться с Соней, но боялись нарушить её уединение. Соня всегда была одинокой и при этом мечтала стать не одинокой.
Теперь, если при Соне люди говорили, что мечтают о счастье, Соня морщилась, особенно слыша это от молодёжи. Они что, думают, что алмазное счастье только и ждёт их? Ну, да, и кризисов нет, и войны нет. Соня тоже раньше придумывала игрушечные, ненастоящие сказки от лица нарисованных девочек. Сказки в принципе не могут быть настоящими, но Сонины сказки – особенно. Она строила воздушный кукольный домик, населяла его волшебными созданиями и представляла, что одно из этих созданий – она. Теперь можно сколько угодно представлять себе, что Соня не одинока и не сидит, уткнувшись в компьютер.
Что же случилось с Соней? Почему она так возненавидела всё вокруг? Взбунтовалась против того, что её называют дурой? Так какой уже смысл из-за этого расстраиваться в сорок лет?
Соня поздно вышла из офиса. Юрист тоже собирался домой.
- Давайте я вас отвезу, - предложил он. – Уже поздно, мало ли кто ходит по улицам.
- Спасибо, не надо, - отказалась Соня. – Я умею разговаривать с выпившими.
Ещё бы Соня не умела, сколько раз она успокаивала пьяного отца. Впервые за долгое время Соня пожалела его. Её зависимость от Интернета походила на алкоголезависимость.
Сонина подруга-парикмахер возвращалась в город. Подруга оглядела вокзал – Соня должна её встретить. К вагону подошла полная пожилая тётка и сказала:
- С приездом.
- Сонька! – обрадовалась подруга. – Пошли в нашу кафешку, я угощаю!
В кафе подруга радостно болтала о съёмках. Лицо Сони оставалось уныло-застывшим.
- Сонька, ты не болеешь, часом? – спросила подруга.
- Нет.
- Сонька, знаешь, ты не думай о том, что я говорила, будто счастья нету. У нас тогда забрали помещение, я хотела всех порвать в куски. Теперь мы сняли новое… Я же знаю, что, если бы ты нашла второго мужа, твоя жизнь во многом стала бы легче. Но ты до сих пор любишь своего бывшего, поэтому не можешь жить по-другому. Хотя с самого начала было видно, что он маменькин сынок. Просто в молодости казалось, что на это как-то можно смотреть сквозь пальцы, а уж дальше как пошло… Ну, улыбнись, Сонька! – в отчаянии просила подруга. – Сонька!
Соня молча облизывала с губ соус.

Грёзы Сони
Девичьи грёзы одинаковы во всех поколениях. Соня вела дневник о своих фантазиях. Каждый дневник хранит историю его создательницы. Можно называть дневник именем той, кто его писал: дневник «Бриджит Джонс», дневник «Соня», дневник – любое имя… Дневник – отражение автора. Соня зарисовывала свои грёзы в дневнике в виде девочек, одетых в школьную форму – серые клетчатые костюмы. Грёзы оживали и превращались в настоящих девочек. Они знали, что Соня – заколдованная царевна. Грёзы не могли расколдовать Соню, могли только утешить её, читая ей стихи.

Царевна пишет дневники.
Реальность лицемерна.
В ней дни и ночи нелегки
И книги современны.

А дневники отмёл прогресс,
Но только там всё честно.
Ветхозаветен ручной текст,
Твоё письмо, как песня.

То, в чём достигла ты глубин,
Переведут лингвисты.
Язык мечты – всегда один,
Им пишут все записки.

****

Сквозной мой ветерок,
Лети за мной по свету.
Пройду хоть сто дорог
И обойду планету,

Но линия твоя,
Я знаю, не прервётся.
Воздушная струя
Найдёт меня под солнцем.

Средь мира я одна,
Кричать – не докричаться.
Воздушная струна,
Напомни мне о счастье.

***

Да, я – вода на киселе,
Одна из ваших бедных родственниц,
Живу я с вами на земле,
А не в воздушных замках розовых.

Я не похожа, может быть,
На стройную речную лилию.
Да, я – кошёлка, нечем крыть,
Но всё равно гну свою линию.

Была я на вторых ролях,
Теперь встречайте реверансами.
Нам счастья в равных нет долях,
Сегодня комик будет царствовать.

Отныне правлю я одна
Литературными салонами.
Мою убогость мне сполна
Покроют взглядами влюблёнными.

Освободите путь! На старт,
Вниманье, марш! Идёт бастард!

***

Я рассказала цветку свою тайну
И попросила: «Молчи обо мне.
Знаешь лишь ты, отчего я печальна,
Знаешь лишь ты, что я вижу во сне».

Слушал цветок и качал лепестками,
Он сохранить мою тайну был рад,
Но я забыла, и в этом раскаюсь,
Что у цветка есть густой аромат.

Запах весны мою тайну расскажет,
Если цветок развернёт свой бутон.
То, что узнает цветок, знает каждый,
Что же, ведь не виноват в этом он.

***

Три девушки мечтают о любви.
Три героини – вечная триада,
И для врага мечтаний голубых
Союз трёх граций – это баррикада.

Три ада, рая нет ни одного.
Что ж, романтизм, ты в длинный плащ оденься,
Мигрируй, не имея ничего,
Не открывай в ответ военных действий.

Мигрируй, мимикрируй, в добрый час,
Ведь книги не становятся короче.
Фантазия тебя переиздаст.
Три девушки живут и между строчек.

Грёзы старались узнать, как сделать Соню счастливой. Наконец одна из грёз прочитала в волшебной книге, что человек может стать счастливым, если у него нет счастья даже для себя, а он даёт счастье тому, у кого его нет. Грёзы задумались, услышав это условие. Если у Сони нет счастья даже для себя, как она даст его кому-то ещё? Это как с конфетами: если у тебя нет конфеты даже для себя, как ты угостишь конфетой того, у кого её нет? Если бы у тебя была конфета, ты бы съел её сам. Но больше грёзы не знали способа найти счастье.

Софьюшка
Литературный клуб собирался на квартире у руководителя. Руководитель – поэт, и он назвал клуб литературным. Но туда приходили и те, кто занимался живописью или музыкой. Соня обреталась там как художник. Она читала и свои переводы женской прозы, но это уже для тех, кто понимал немецкий или французский. Гости обычно складывались на торт. Соня варила пельмени, которые моментально съедались. Все говорили, что у Сони золотые руки: хоть писать, хоть рисовать, хоть готовить. «Сонечка! Вечная Женственность!» - восклицал главный поэт, приводя Соню в смущение. Но его комплимент звучал искренне. Соне удалось сбросить лишний вес и вернуться к прежней фигуре, она чаще улыбалась, подпадая под атмосферу праздника в клубе. Действительно, она могла понравиться.
На одно из занятий Соня пригласила московских писательниц – Кокоцкую, Богушевскую и Чехову. Три столпа современной литературы. Точнее, на встречу пришли только Чехова и Кокоцкая. Богушевская никогда не приходила на встречи с читателями. Никто не знал, как она выглядит. Писательницы – полные брюнетки. Чехова кудрявая, в синем платье, усыпанном красными розочками. Кокоцкая с пышным снопом волос, в ярком костюме цыганского театра, где она играет помимо писательства. Кокоцкая и Чехова разговаривают с употреблением ненормативной лексики, которая не приводится здесь.
Писательницам стали задавать вопросы.
- Скажите, пожалуйста, а где Богушевская?
- Богушевская принципиально не ходит на встречи с публикой, - объяснила Кокоцкая. – Её не видит даже наш переводчик Софьюшка, Богушевская высылает ей документы на электронный адрес.
- А фамилия Чехова – это псевдоним?
- Нет, она настоящая, - ответила Чехова. - Вот Наталья Богушевская – это псевдоним.
- А вы не родственница телеведущей?
- Нет.
Писательницы рассказали о том, как они нашли пути в литературу. Кокоцкая – актриса цыганского театра. Там она и нашла мужа, и построила творческую карьеру – писала песни для своего репертуара. Позже попробовала себя в прозе, причём удачно. Чехова родила четверых детей и довольно долго не работала. Ей стало скучно сидеть дома, и Чехова начала писать. Литература поначалу была для неё отдушиной, а теперь стала делом жизни. Богушевская родилась в неблагополучной семье, боялась после школы идти домой, где часто происходили пьяные скандалы. Девочка смогла уехать в Москву и поступить в литинститут. Писать тексты всегда было для неё радостью. Сейчас книги Богушевской шли нарасхват.
- Какие вы счастливые и необыкновенные женщины!
- Мы тоже кое-чего пишем и хотели бы добиться такого же успеха!
- Не надо завидовать популярности, - засмеялась Кокоцкая. – У нас в Москве то и дело пресекают хулиганства фанатов Богушевской. Вот, недавно один орал: «Я убью Богушевскую и себя убью!»
Соня считала себя неудачницей, вечной приживалкой. Но всё же были ещё три человека, ещё меньше устроенные в жизни, чем Соня. Это Чехова, Кокоцкая и Богушевская. Писательство отнимало у Чеховой и Кокоцкой право на личную жизнь. Мужу Чеховой не нравилось, что жена не успевает заниматься хозяйством, когда пишет книги. Кокоцкая и её муж оба занимаются искусством. Но для мужа карьера стала соперничеством с женой. Муж старался подчеркнуть своё превосходство перед Кокоцкой. Ей нравилось дело мужа, но Кокоцкая не хотела быть фоном для него. Богушевской приходилось делиться надвое. Она родилась в богатой семье с благородной фамилией и, выйдя замуж, оказалась в такой же семье. Когда писательница публиковалась под своим настоящим именем, никто не верил в её талант. Люди говорили, что кто-то издаёт книги своей жены за взятки. Писательница взяла псевдоним Наталья Богушевская. По легенде, Богушевская – бесприданница, во взрослой жизни она тоже перебивается с хлеба на воду. Теперь публика восхищалась литератором, который сделал себя сам. Между тем трёх писательниц ничего не радовало. В журналах иногда советуют снимать стресс помощью человеку, которому ещё хуже. Но женщины помнили, как это получилось у старшей дочери Чеховой.
Девочка от скуки устроилась работать волонтёром. В её обязанности входило записывать стихи поэтессы, примерно ровесницы Чеховой, больной ДЦП. Раньше девочка видела фильмы, где в инвалидной коляске сидела красивая актриса, про которую известно, что она здорова в жизни. В героиню влюблялись, восхищались её красотой, и она начинала ходить в конце фильма. Вариант – нездоровая героиня очень добрый и светлый человек, говорит всем что-то хорошее. Поэтесса, к которой ходила девочка, больше похожа на второй типаж. Но девочка не знала, как сложится её работа в реальной жизни. Больная женщина часами говорила о религии и писала о ней стихи. Девочке казалось, что религия сидит с ними третьей. Девочка раздражалась, но женщина оставалась безмятежной, что ещё больше бесило девочку. Вообще, женщина была настолько мягкой, что девочке становилось скучно. Хотелось встряхнуть идиллический мир комнаты женщины. Девочка позже поняла, что женщина разговаривала и вела себя, как двенадцатилетний ребёнок. К сожалению, поэтесса не могла побывать ни в каком коллективе, кроме школы, и она просто не видела, как общаются между собой девушки и женщины. Родители и брат тоже относились к поэтессе, как к ребёнку. Девочка не могла смотреть так на женщину, годящуюся ей в матери. Девочка привыкла, что ребёнок – это она сама. При этом девочка не обращала никакого внимания на физические недостатки женщины. Она воспринимала женщину как нормального взрослого человека и предъявляла к ней такие же требования, как и к себе. Все вокруг помнили о болезни женщины и снисходили до её несчастья. Девочка не знала, как правильнее относиться к человеку в коляске – как ко всем или как к человеку в коляске?
В конце концов дочь Чеховой перестала работать волонтёром. Она понимала, что не жалела женщину, а жалела только саму себя. Девочка просто хотела отвлечься от грустных мыслей, глядя на чужое несчастье и втайне радуясь, что настолько плохо ей точно не станет. И помощь девочки была лицемерной – легко выглядеть сильной рядом с больным человеком. Девочка оправдывала своё малодушие тем, что ей нечего было дать поэтессе – она не умела лечить ДЦП и не обладала деньгами, чтобы оплатить человеку операцию. У девочки ничего нет даже для себя. Может быть, девочка ещё более неимущий человек, чем больная женщина. Девочка только с виду – красивая и здоровая. На самом деле она бедна.
Кокоцкая и Чехова задерживали взгляд на Соне, встречаясь с ней. Какая Соня счастливая, у неё есть своя квартира, есть сочувственные вздохи людей, знающих про её развод, есть электронное письмо от сына, есть работа в издательстве. Поэтому с её лица не сходит спокойная улыбка, люди при знакомстве сразу начинают ласково называть её Соней. Если бы оказаться на её месте и превратиться из знаменитостей просто в радостных людей!
- Большое спасибо нашим звёздам за интервью! – поблагодарила Соня. – А теперь я сделаю вам небольшой подарок – нарисую ваши портреты.
- Ой, Софьюшка, ты что? Да ладно, какие мы красавицы? – смутились писательницы, в чьих книгах единственными пристойными словами были их имена.
- Как же можно не нарисовать с натуры Чехову и Кокоцкую? Здесь нет Богушевской, но я и её нарисую тоже!
Никто никогда не видел Богушевскую. Но Соня слышала, как люди воображали себе писательницу. Она нарисовала тонкую, хрупкую красавицу с глазами как ясный свет. Красивыми получились и Чехова с Кокоцкой, как яркие цветы.
- Вот это да! – восхитилась Чехова. – Софьюшка, неужели это мы?
- А Богушевская такая и есть? – спросил один из участников встречи.
- Мы все не такие, как на Софьюшкиных портретах, - призналась Кокоцкая. – Но теперь мне почему-то кажется, что она одна увидела нас такими, какие мы есть.
Книги Натальи Богушевской, Натальи Кокоцкой и Арины Чеховой приобрели популярность и в России, и за рубежом. Соне признался в любви юрист из соседнего офиса. Он не помнил, что в первую встречу у неё были не тёмные волосы. Соня и юрист поженились. На свадьбу приехал сын Сони. Соня избавилась от Интернет-зависимости.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 30
© 16.04.2018 Леонида Богомолова (Лена-Кот)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251655

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1