мы живем вопреки рассвету



«Мы живем вопреки рассвету»
НОГИ НА СТОЛЕ…

Все смешалось в этом мире. Выдающийся американец, известный в прошлом антисоветчик, высказывает соображение, которое могло бы украсить доклад секретаря ЦК КПСС или проповедь архиепископа. А наш соотечественник, ставший бизнесменом, заговорил как люмпен, дорвавшийся наконец-то до большого и жирного пирога.
Извольте убедиться в этом сами. «Зачем человеку триста сортов колбасы?» Ответ очевиден: чтобы чувствовать себя человеком! В цивилизованном мире об этом не спрашивают. «Наша «совковая» психология не приемлет такого подхода. К «мелочам жизни» нам привили ироническое отношение. Между тем именно из них соткано бытие человека». Это откровение В. Неверова, президента концерна «Гермес».
«Дай Бог людям, в том числе и моим соотечественникам, осознать, что есть в мире вещи более жизненно важные, чем микроволновая печь, собственный самолет или копченая колбаса!» Каково?! Так рассуждает не кто-нибудь, а Збигнев Бжезинский. Уж он-то гораздо лучше В. Неверова знает, что 300 сортов колбасы — это такой пустяк, это так мало, чтобы почувствовать себя человеком. И цивилизация тут, конечно, ни при чем. Не колбаса ее определяет.
... Мы с удивительной легкостью, прямо-таки по-обезьяньи копируем стандарты, внешние приметы быта так называемых цивилизованных демократических стран. Больше всех влияют на нас настырные и самоуверенные Соединенные Штаты.
Деловитость и обязательность, законопослушность и патриотизм американцев — это, конечно, не для нас. У россиян свой менталитет. Мы берем у них самое ценное — жвачку, например.
В годы расцвета социализма некоторые наши журналисты и художники-сатирики изображали среднестатистического, типичного американца этаким вечно улыбающимся жизнерадостным кретином, который без надобности кладет ноги на стол и все время жует. У человека есть, очевидно, такая потребность. Послевоенные пацаны тоже жевали. Серу, смолу, воск. Но у них хватало такта и деликатности не жевать на уроках. На свиданиях и школьных вечерах они тоже обходились без жвачки. Им было о чем поговорить, прятать свое скудоумие в жвачку не было никакой необходимости.
2001 год. По проспекту Октября мчит маршрутное такси. В окне — расфуфыренная, сверхмодная барышня. Она задумчиво, как волоокая корова, двигает челюстями. Ну и ладно. Но я видел жующих на органном концерте и в Русском драмтеатре, когда Маргарита Терехова читала стихи Марины Цветаевой. Повсюду скотный двор! В одной ученой статье я почерпнул полезные сведения о жевательной резинке. Но все они как-то померкли и были сведены на нет следующим замечанием автора: «…жевание отвлекает от любых мыслей, так как вызывает прилив крови к желудку и отлив ее от головного мозга. Да и жвачные животные, те самые, у которых люди позаимствовали жвачку, особым интеллектом не отличаются».
Теперь понятно, почему жвачка так у нас популярна.
С приклеенной американской улыбкой мы давным-давно разобрались и решили, что она выражает жизнестойкость и оптимизм, помогает деловому человеку заключать удачные сделки, подчеркивая его прочное положение сегодня и уверенность в завтрашнем дне. Нам, россиянам, уставшим от чванливых и неприступных чиновников, так хочется, чтобы иногда на их каменных лицах мелькнула улыбка, пусть приклеенная, пусть американская, но все-таки улыбка.
Ноги на столе... Этот секрет мы тоже с годами разгадали. Американцы, люди энергичные и деловые, кладут их не на обеденный стол, а на журнальный или канцелярский. Когда отдыхают. Приятное и полезное, надо сказать, занятие. Однако... Летом 1992-го я встречался с Ф. Веригиной, режиссером Московского драматического театра им. М. Ермоловой. Она побывала в Англии и рассказывала мне о неприязненном отношении консервативных англичан к самоуверенным и вездесущим американцам. Они изуродовали английский язык, заполнили весь мир дрянными фильмами, у них — плохие манеры, наркомания, преступность. Каждая страна, которая дорожит своей национальной культурой, должна опасаться американцев и ограждать себя от их влияния.
Я слушал Веригину, думал о долгой «холодной войне» и большой пробивной силе массовой культуры. Удивительное дело: при тоталитарном режиме сквозь цензурные рогатки, как сквозь сито, к нам просачивались замечательные образцы американской культуры — фильмы Милоша Формана, Стэнли Крамера и Стэнли Кубрика, проза Стейнбека, Хемингуэя, Фолкнера, джаз Дюка Эллингтона, Луи Армстронга и Каунта Бейси.
Рухнул «железный занавес» — радоваться бы, но увы: наше отечество захлестнула заокеанская муть. Подлинные ценности в ней незаметны. Живем мы скудно, зато нас без устали развлекает телевидение. На всех каналах играют. Большинство игр заимствованы у зарубежных коллег. Наши веселые и находчивые телеведущие стряхнули с них нафталин, обогатили их своим темпераментом и напором и — в бой. И зрители разинули рты — экая небывальщина.
Америка издавна славится тем, что скупает во всех странах, на всех континентах таланты и мозги. Теперь эмиссары из Штатов повадились в «слаборазвитую» Россию, они проводят тесты среди старшеклассников и лучших из них приглашают к себе учиться на целый год. Ребята и их родители с радостью принимают приглашение. Их легко понять: расширяются горизонты, представления о мире. Человек становится богаче на целую страну. Но вот что интересно: многие российские вундеркинды разочаровываются в сытых и благополучных Соединенных Штатах. Чтобы не обидеть гостеприимных американцев, они мучаются в поисках подходящей характеристики. И получается, что американцы какие-то элементарные, прямолинейные, если не сказать примитивные. Об этом говорил как-то по VI каналу ТВ 14-летний московский подросток — хакер, который спокойно «потрошит» сложные компьютерные сети.
Американцы — великие мастера из всего делать шоу. Мы теперь имеем возможность видеть, как вручают кинематографистам «Оскара». Много блеска, помпы, шуток (нередко и пошлых, и соленых), концертных номеров, а в общем-то скукота.
И все-таки какие они молодцы! В кратчайший срок оболванили наших детишек. Теперь у них любимый артист Арнольд Шварценеггер, любимые мультики — про Тома и Джерри, любимая кукла — худосочная Барби, любимые герои — Бетмен, терминаторы и черепашки-ниндзя. Чертовски обидно за Кота Матроскина и «Неуловимых мстителей».
Чтобы поднять дух своих соотечественников, хочу им напомнить, что россияне немало потрудились на благо США. Назову хотя бы «технаря» И. Сикорского, экономиста В. Леонтьева и музыканта С. Кусевицкого. Говорят, даже доллары нарисовал в 20-х годах русский художник — эмигрант С. Макроновский.
...На днях «пробежался» по радиоволнам. Какая-то местная радиостанция приглашала на работу то ли журналиста, то ли диск-жокея со знанием английского языка. Это и понятно: английский язык — международный, влиятельный (вот и мы теперь не обходимся без дилеров, триллеров, киллеров), большинство радиостанций, московских и местных, «гоняют» дни и ночи англоязычные песни. Беда только в том, что на своем родном языке и журналисты, и ди-джеи разучились говорить. Кстати, интересно бы узнать, сколько радиостанций США и Великобритании круглосуточно передают русские, башкирские или татарские песни?
А из радиоприемника вдруг раздалась песня-стон, песня-плач. Актриса (похоже, это была Мордюкова) причитала: «Мы живем вопреки рассвету…» Это уж точно.

УРОК ИСТОРИИ

Недавно знакомый учитель попросил меня провести в его классе урок истории. Тема: Великая Отечественная война. Я выбрал тыл, Уфу, эвакуацию. Прошло несколько минут, и по лицам моих юных собеседников я догадался, что Вторая мировая для них такая же глубокая древность, как Куликовская битва или война 1812 года. Было очевидно, что для школьников светлейший князь Кутузов и Генеральный секретарь ЦК ВКП (б) Сталин — в одном ряду. Два очень далеких исторических персонажа. Не более того. Я говорил с ребятами как современник Сталина, но под их взглядами чувствовал себя современником Кутузова, одним словом, ископаемым.
Удивляться тут нечему. Иосиф Виссарионович отбыл на тот свет в 1953 году, а ребятня, с которой я встретился, возвестила миру о своем появлении в 1986-м. И все-таки удивляться есть чему. Передо мной были дети, отравленные скверными учебниками, желтой прессой, циничным, безнравственным телевидением. Первые годы перестройки породили историков-паталогоанатомов и журналистов, которые ради сенсации и красного словца, не моргнув глазом, предадут отца родного. Они возникли не случайно. Это был ответ на жесточайшую цензуру, всенародное ликование, ложь и ханжество.
Открылись двери государственных хранилищ, документы, считающиеся до той поры секретными, стали достоянием общественности. И все бы хорошо, но, увы, ревизоры прошлого слишком увлеклись. Одну ложь они заменили другой. В журналах и газетах стали появляться недобросовестные исследования, конъюнктурные статьи, сомнительные разоблачения. Чернуха отметила грязью даже те страницы отечественной истории, которыми мы по праву можем гордиться. Невесть откуда выползли на дневной свет телекомментаторы, которые с завидным упорством и бесстыдством промывают мозги наивным, доверчивым людям, мальчишкам и девчонкам, родившимся на исходе ХХ века. Эти «властители душ» не признают табу, для них не существует святынь.
Великая Отечественная война — лакомый кусок для разного рода спекулянтов. Каждый перекраивает ее на свой лад. Давняя традиция жива. При советской власти учебники истории переписывались в угоду Генеральным (Первым) секретарям ЦК ВКП (б) — КПСС. Мне в свое время досталась по наследству потрепанная книжка с замаранными сургучом портретами Тухачевского, Блюхера и других героев гражданской войны — «врагов народа». Прежде было тягостное единомыслие, теперь утвердился разнузданный плюрализм: что ни учебник, то — откровение. В одном из них я прочитал, что «первым вестником начавшегося перелома во второй мировой войне стало сражение у атолла Мидуэй в самом центре Тихого океана». Ни больше ни меньше!
Зарубежные авторы в своих трудах о Советском Союзе и второй мировой войне гораздо честнее и объективнее некоторых наших соотечественников. Во всяком случае, им чуждо болезненно плебейское злорадство. Одно из самых неожиданных и емких высказываний о Великой Отечественной войне принадлежит россиянину, который мыслит на уровне желудочно-кишечного тракта. Его перл, точнее, крик души, незабываем: «Победила бы Германия — пил бы я сейчас баварское пиво!» Вот до какого скотства мы дошли!
Пацаны послевоенных лет знали наизусть, как таблицу умножения, имена выдающихся советских полководцев. Жуков, Конев, Ватутин, Василевский, Рокоссовский, Малиновский, Черняховский. Сейчас в головы мальчишек вколачивают совсем другие имена: Березовский, Гусинский, Малядский, Мавроди, Япончик, Михась... Герои наших дней — политики и бизнесмены, банкиры, шоумены и киллеры.
А как поживают те, кто одолел фашизм, поднял страну из руин, запустил в космос спутники и корабли — соль нашей земли? Они оказались ненужными, невостребованными. Их привилегии и льготы незначительны, но с этим можно как-то еще мириться. Страшнее другое — чувствовать, сознавать, что в тебе, твоем опыте, твоих чаяниях и мыслях никто не нуждается, что ты — отработанный материал.
Мне повезло: я был знаком с удивительными людьми, которых не смогли сломить ни ГУЛАГ, ни голод, ни война. Правда, они не знали, что такое брифинг и каков курс доллара, но зато жили в ладу с совестью и не смели пренебречь своей честью и достоинством. Встречи с людьми, которые не писали, а делали историю, во сто крат интереснее и дороже любого учебника. Как сейчас помню колоритные, точные, по-детски непосредственные рассказы Героя Советского Союза танкиста Матвея Пинского. И не его одного.
Их осталось очень мало, подлинных героев войны и труда. (Какое непривычное, выпавшее из оборота слово — труд! — Ю. К.) Это поистине наш золотой, увы, иссякающий запас.

С ЧЕГО НАЧИНАЕТСЯ РОДИНА?
Со «Spice Girls»

В магазине канцелярских товаров наткнулся на знакомую физиономию. Ба! Дэвид Духовны! Его светлый образ был запечатлен на обложке тетради по истории. Тетрадь по химии представляла покупателям голливудскую чету — Брюса Уиллиса и Деми Мур. Школьные дневники украшали Ди Каприо, «Spice Girls» и другие ансамбли. Рассматривая этот паноптикум американских звезд, я вдруг почувствовал, как во мне взбунтовался здравый смысл и зашевелился патриот.
Разве не уместнее было бы напечатать на этих тетрадях портреты Менделеева или Бутлерова, Карамзина, Ключевского или Костомарова? Какое отношение к химии имеет Брюс Уиллис? Издатели, очевидно, решили пустить в распродажу звезд Голливуда. Отечественным актерам на обложках тетрадей места не нашлось.
Известно, что в театральном мире первенствуют две актерские школы — русская и английская. Россия всегда была богата выдающимися лицедеями. Есть они и сейчас. Назову всего лишь четыре «М», — Маковецкого, Меньшикова, Машкова, Евгения Миронова — и сразу станет понятно, что Россия — великая актерская держава. Но рыночники полагают, что школьникам об этом совсем не обязательно знать. Еще лучше, если они забудут великого Евгения Леонова — Винни Пуха, Анатолия Папанова — Волка из «Ну, погоди!». Ребенок без корней — это удобно, им легко можно манипулировать.
В конце 80-х забрел я как-то в общество «Знание», на лекцию «О международном положении». За трибуной стоял мой бывший однокашник, доцент БГУ. Он говорил: «По замыслу американцев, навязанная нам гонка вооружений должна основательно подорвать экономику СССР». Я часто вспоминаю эти слова и поздравляю американцев с победой, потому что в последние годы с утра до вечера только и слышал: «МВФ согласен предоставить России очередной транш...», «МВФ затягивает переговоры…». Моя страна превратилась в страну-попрошайку. Правда, есть надежда: как-нибудь выкарабкаемся. Скверно другое: американцы навязывают нам свои стереотипы, вкусы, идеалы. И делают это очень успешно. Не случайно в Москве была проведена однажды конференция: «О духовной безопасности России». Да, есть не только экономическая, продовольственная, научная безопасность, но еще и духовная.
На телеэкране появился мультипликационный сериал «Утиные истории». Его герой — энергичный, деловой, неунывающий дядюшка Скрудж — чертовски обаятелен. Все его помыслы — о деньгах, все утиные истории вертятся вокруг доллара. Отдавая должное этой валюте, все-таки заметим: «Не в долларах счастье». Посмотрите на популярного олигарха Березовского. Он не похож на счастливого человека.
Внушая малышам, что главное в жизни — деньги, американский мультсериал попутно знакомит их с правилами хорошего тона, изысканной речью. Вот ее образчики: «Что ты делаешь, кретин?», «Стой, идиот!» и т. д.
В зарубежных фильмах для взрослых в интимных сценах на всех телеканалах повторяется одна и та же оглушительно нелепая фраза: «Может быть, займемся любовью?». Заниматься можно чем угодно: уроками, гимнастикой, сексом, но только не любовью. Она не укладывается в рамки занятий.
Бойкие телеведущие без умолку тараторят: «Звезда экрана», «Секс-символ». Еще одна несуразность. Ну разве можно назвать ту же Нонну Мордюкову звездой? Звезды получают миллионные гонорары, у них костюмы по 100 тысяч долларов, белоснежные яхты, дворцы на берегу моря, любовники-баскетболисты экстракласса, политики или бизнесмены. О них все время сплетничают газеты. Нонна Мордюкова — просто великая актриса, которая чихала на Голливуд. Звезд много, она — одна.
Теперь не стоит напрягаться, подыскивать подходящие слова и говорить, к примеру, что Маковецкий — умный, неожиданный, универсальный актер. К чему все это? Достаточно заметить: «Маковецкий — секс-символ 90-х». Это самая лестная оценка, высшая похвала. Но разве мы говорим о быке-производителе, а не о замечательном актере?
Американцы, конечно же, молодцы. Провели мировую премьеру «Списка Шиндлера», «Титаника», «Звездных войн». Мы принимали в этом самое активное участие. Если бы сейчас вышел закон, по которому в Российской Федерации разрешалось бы показывать не более 3-5 зарубежных фильмов из 10, у нас моментально поднялся бы вселенский визг: «Конец демократии!», «Душат свободу!». А во Франции и других странах такой закон существует. Он защищает отечественную культуру, кинематографию от агрессии иноземцев, прежде всего американцев.
В 40—50-е годы патриотизм, любовь к родине воспитывали наивно и смешно. Школьные учебники свидетельствовали о том, что все мировые открытия принадлежат русским ученым. Немцы, итальянцы, американцы всегда запаздывали. Теперь этих благоглупостей, слава Богу, нет, но есть другая крайность. Замалчиваются великие события и имена. Наступил юбилей выдающегося вратаря Льва Яшина — его едва заметили, а о Ларисе Латыниной, легендарной гимнастке, — промолчали вовсе.
Нас стараются убедить, в том числе и кинорежиссеры-соплеменники, что Россия — это страна, где только пьют, воруют, насилуют и убивают друг друга. Это же вранье! Мы экспортируем десятки хоккеистов и футболистов. На лучших оперных сценах поют певцы из Советского Союза, России. Сотни, тысячи инженеров, врачей, ученых живут, работают за рубежом, не порывая с родиной.
Думские политики, больше озабоченные своими льготами и привилегиями, чем судьбой страны, любят иногда поговорить о национальной идее. Как будто, если они ее найдут, жизнь сразу изменится к лучшему. Оставим в покое национальную идею. Нам бы научиться терпимо и трезво, без кликушества относиться к стране, в которой мы родились и живем. Перестать заниматься самоедством, самоуничтожением.
1996-2000 гг.






Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 21
© 16.04.2018 юрий КОВАЛЬ
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251577

Рубрика произведения: Разное -> Публицистика


Виктор Комаров       18.04.2018   15:29:29
Отзыв:   положительный
"Если бы сейчас вышел закон, по которому в Российской Федерации разрешалось бы показывать не более 3-5 зарубежных фильмов из 10, у нас моментально поднялся бы вселенский визг: «Конец демократии!», «Душат свободу!». А во Франции и других странах такой закон существует. Он защищает отечественную культуру, кинематографию от агрессии иноземцев, прежде всего американцев."
Надо не запрещать , а делать свои хорошие фильмы.
Если в десяти российских фильмах сто убитых и десять изнасилованных, то человеку с нормальной психикой хочется посмотреть "Унесенные ветром" или подобные фильмы.
Не надо ничего запрещать, надо делать свое, хорошее.
Это относится и ко всему остальному...
юрий КОВАЛЬ       19.04.2018   20:32:31

У нас не создана индустрия кино. В этой ситуации очень трудно соперничать с американцами. Прокатные организации отдают предпочтение именно их фильмам. Продвинутые продюсеры и режиссеры подлаживаются под их эстетику, стилистику, поскольку в нашем отечестве этими фильмами отравлено целое поколение. Хорошие фильмы у нас есть, но они. как правило, авторские, т.е. не рассчитаны на массового зрителя. Не уверен, что современная молодежь валом пошла бы на фильмы Тарковского и Шукшина. Одним словом, все решают мани-мани. Вы много видели якутских фильмов? Говорят, они пользуются огромной популярностью. Один из них будет показан на стартовавшем Московском кинофестивале. Возьмут его наши прокатчики или нет, вот в чем вопрос. Они работают в основном на зрителя с попкорном.
С уважением, Ю. Коваль.










1