Счастье не за горами, глава 5. Чужое горе


Для Марины и Риты практика в терапевтическом отделении пролетела незаметно. Дни там были похожи один на другой: утренний обход, работа с больными, заполнение историй болезни, просмотр электрокардиограмм и результатов обследования, назначения, чтение литературы по специальности, долгие и интересные разговоры с опытным врачом и хорошим человеком Марией Николаевной…

Марина работала с увлечением. Ей доставляло удовольствие общение с людьми. В основном немолодые, иногда ворчливые, капризно-требовательные, больные были интересны ей не только с медицинской точки зрения, а просто как люди, каждый со своим особым характером и судьбой. Молоденькие девочки –практикантки вызывали у своих пациентов симпатию. Они были заботливы и внимательны, входили в различные мелочи больничного быта и старались помочь, как могли. Марина относилась к своим обязанностям даже чересчур ответственно. Она каждый день штудировала литературу по инфарктам и часто расспрашивала Марию Николаевну о тех или иных особенностях клиники или лечения болезни.
– Ну, мать, – не раз говорила ей Рита, – прости, но ты уж как-то слишком увлеклась! После окончания института вряд ли нам придется иметь дело с инфарктами. Все-таки мы с тобой – детские врачи!
Сама она мечтала стать хирургом и не могла дождаться, когда же можно будет отправиться в хирургическое отделение. Наконец Мария Николаевна объявила им, что с завтрашнего утра отпускает их туда. Вечером они, попрощавшись с больными, заведующей и сестрами терапии, отправились восвояси – Рита к родителям, а Марина – в ставшее уже ей привычным общежитие для командированных медработников.

Когда Марина добралась до школы, отведенной медикам для проживания, уже стемнело. За день она устала, поэтому, поднявшись на второй этаж, положила свои вещи, умылась и прилегла отдохнуть. В просторном классе, приспособленном под спальню, стояло с десяток застеленных кроватей, но сейчас почти все они были пусты, только у дальней стены, укутавшись в простыню и уткнувшись лицом в подушку, лежала молодая девушка. Марина незаметно задремала. Ей уже что-то, кажется, снилось, когда приглушенные, жалобные всхлипывания разбудили ее и заставили сесть в постели. Некоторое время она сидела, прислушиваясь, потом встала и подошла к соседке.
– Простите! Могу я вам чем-то помочь? – тихонько спросила она, осторожно коснувшись ее плеча.
Марина невольно отшатнулась, когда в ответ на прикосновение девушка резко повернулась и села. Молодое, симпатичное лицо ее было искажено горем, глаза покраснели и опухли, по щекам текли слезы, мешаясь с расплывшейся тушью.
– Чем ты можешь помочь? – прошептала она хрипло. – Теперь никто ничем нам не поможет!
Она снова упала лицом в подушку и заплакала в голос. Дверь открылась, в комнату вошла пожилая женщина, знакомая Марине фельдшер Таисья Андреевна.
– Ну, вот! Опять ты ревешь, Татьяна! – заворчала она, подходя ближе. - ­Ну, поплачь, поплачь! А мы тебе сейчас таблеточку дадим!
– Водички налейте, пожалуйста! - шепнула она, обращаясь к Марине.
Та быстро подала воду. Женщина усадила плачущую Татьяну, почти насильно затолкала таблетку ей в рот и, заставив запить водой, уложила и села рядом, что-то шепча. Татьяна всхлипывала еще долго, однако постепенно ее плач становился все тише и наконец прекратился. Похоже, она уснула.
Таисья Андреевна поднялась и, сделав Марине знак следовать за собой, пошла к дверям. В пустом холле они уселись на старой деревянной скамейке.
– Я сейчас уйду, – сказала фельдшер, – мне домой надо съездить, к ребятам. Вы уж присмотрите за ней, пожалуйста!
– Да что у нее случилось? – спросила Марина. – Она так рыдает, – прямо сердце разрывается!
– Парня у нее на днях порезали. Здесь, в нашем парке! Шпаны-то полно, а он Таню проведать приехал, да и пошли прогуляться. Хулиганы какие-то приставать к ней стали, а парнишка и вступись!
– Но он жив?
– Жив-то жив, да инвалидом, верно, останется! У него ранение позвоночника, спинной мозг задет. Ноги отнялись, лежит парень пластом. …А они осенью пожениться собирались. Вот она и плачет, успокоиться не может. Сильно его любит. Вы уж приглядите за ней. Мало ли что ей в голову придет. Вон вчера собиралась бежать, хулиганов этих разыскивать...
– А где он? В нашей больнице или в областную отправили?
– У нас пока. Но ее не пускают. Мать с ним сидит.
– Я завтра в хирургическое отделение иду. На практику. Могу передать ему записку, – сказала Марина. – Утром я поговорю с Таней.
– Ну, вот и хорошо!
Таисья Андреевна быстро собралась и убежала на автобус. Марина долго сидела, прислушиваясь к дыханию спящей Татьяны, потом легла и задремала, но сон ее был поверхностным. Она слышала, как тихонько входили возвращающиеся с дежурств женщины, как ворочалась на своей постели и всхлипывала во сне Татьяна, гудели под окнами машины, шумели тополя, и долго, тяжело грохотал в отдалении гром, словно кто-то огромный пытался сказать  людям что-то важное и сердился, что они  опять не хотят понять его.





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 48
© 15.04.2018 Аннеева Наталья
Свидетельство о публикации: izba-2018-2251114

Метки: практика, практикантки, отделение, хирургическое, инвалид, позвоночник, плач, больные,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Инженер Сидоров       24.04.2018   20:25:57
Отзыв:   положительный
Я думаю, что вы знали эту историю и описываете её так как есть. Спасибо за повесть... К сожалению, так много горя, трудностей и переживаний, за быт, страну, что читать трудно не злясь на жизнь, а этого делать нельзя!
Аннеева Наталья       25.04.2018   15:46:06

В основе этого эпизода реальная история.










1