И СОЛНЦЕ ЗАХОДИТ ВСЕ ЧАШЕ ПОДБОРКА СТИХОВ 119



И СОЛНЦЕ ЗАХОДИТ ВСЕ ЧАЩЕ

ПОДБОРКА СТИХОВ 119




. . .

И солнце заходит все чаще
ко мне просто так посидеть
и входят ночами
совсем незнакомые звезды
в окно
и луна предлагает
волшебные ласки
с лукавой девичьей улыбкой
и я знаю что это
лишь только начало
эпохи великого счастья
которое будет
как пышное лето в цвету
какого я даже не видел
еще никогда
будто выльется
синее небо
ко мне на ладони
живою водой
и умыв ей лицо
я почувствую свежесть
разбуженной жизни
такой радостной чудной
и доброй как мать
бесконечно добра
с своему несмышленому очень
ребенку.













. . .

Вслед за закатом
в пиджаке бордовом
который уходил
не обернувшись
легко смеясь
к нам приходила ночь
в своем прозрачном
светлом синем платье
которое взлетало на ветру
и падало к ее ногам
бесстыдно
со множеством
горячих нежных звезд
вокруг большой
таинственной луны
глядящей в мир
огромным желтым глазом
и шепчущей
заветные слова
в той любви
в которой все на свете
позволено
ведь мы обычно любим
совсем не так
как велено любить.










. . .

Жизнь реагирует
на мысль и чувства
как растение на влагу и тепло
и расцветает
если ты счастливый
как расцветают листья
в теплом мае
и будто знает
что тебе на свете
должно быть очень очень
хорошо
поэтому счастливому
и счастье
влюбленному - еще любовь
богатому - еще богатство
а нищему - лишь нищета
вчера сегодня завтра
и всю жизнь
и в этом страшная несправедливость
убогому - убожество и боль
и процветающему -
радость бесконечно
бессмертная
волшебная как мир.















. . .

За скобками ворот
укутанная в зелень
веранда
дорожка
забегающая вглубь
размашистого сада
вся темна
а окна дома
освещены
в округе - никого
фамилия владельца различима
при свете фонаря
кусты сирени
касаются нечайно плеч и рук
звонка здесь нет
и глупо закричать
калитка заперта
приходится очнуться
услышать шум
и нервно зашагать
прочь от иллюзий
гулко каблуками
обозначая быстрые шаги.














. . .

Сегодня утро было особенно нарядным
проходя по комнатам
они теснило тени сомнения
сдувало пыль скорби
и охотно разговаривало со всеми на их языке
окна были широко раскрыты
точнее распахнуты
и за ними
на задумчиво качающихся зеленых ветвях
пели большие желтые птицы покоя
узоры памяти переливались на стенах
и поскрипывающий паркет бытия казался особенно долговечным
лестница сбегала
как скромная белолицая девочка
в густой бормочущий с ветром сад
за которым -
это было отчетливо видно издали -
мускулистый человек
по пояс свешиваясь из окна черной башни
придерживал увесистую стрелку времени
на обнаженном циферблате городских часов.












. . .

Осталось только улыбаться
все же есть -
любовь и голуби
что нам ее приносят
и лето томное
и юная весна
охотница до нежности
безумной
в которой тонешь
словно в омуте глубоком
чтобы потом
вернуться на поверхность
когда стоит
холодная зима
как часовой
на тихом берегу
и белый снег лежит
как саван на полянах
но в небе все равно
твоя луна
и она снова
обещает ласки
усталости не зная никогда.










. . .

Жизнь задержалась
как в лесу весенняя вода
задержится бывает
на все лето
чтобы росли в нем
дивные цветы
и поспевали ягоды чудные
в которых сок
как элексир любви
и кружит голову
как девушка нагая
пришедшая для ласок
на всю ночь
и осенью жизнь лучше
чем была
как будто это
вовсе и не осень
а новая волшебная весна
начавшаяся только лишь
для счастья.












. . .

Перебираю
лепестки любви
и они тихо
падают на землю
кружась как листья
осенью в саду
на своих желтых
хрупких старых крыльях
которые
помогут нам лететь
и забывать
о том что надо падать
в простые лужи
из стекла души
которое
со звоном разобьется.











. . .

Можно с домом дружить
и быть нежным
и к комнате тихой своей
и любить то окно в ней
всегда голубое
за которым
знакомое царство берез
и бескрайнее небо
где вечно живут облака
словно души умерших
и красивое солнце
в девичьей косынке лучей
светит ласково в мир
для тебя
словно знает
тебя нужно согреть
подарив тебе новую жизнь.







. . .

В одеяле печали
устал я лежать
на измятой кровати
я встану
и уйду навсегда
не закрыв за собой
эту черную дверь
и моя одинокая тень
пойдет вместе со мной
по пустынной дороге
и присядет на камень
как я
у развилки
где направо -
любовь
а налево -
мое одиночество
ну а прямо -
идти неизвестно куда.








. . .

Я научился жить наоборот
и жизнь ручьем
бежит назад
к тому что было
все повторится второй раз
но по другому
и несравненно лучше
чем тогда
как будто дважды
в год цветут цветы
и распускаются
на ветках листья
и дважды в год
приходит юная весна
и ты ее
целуешь и целуешь
а осень
отменяется совсем
она вообще теперь
не состоится
вместо нее
и летом будет снег
а посреди зимы теплынь
и птицы перелетные вернутся.











. . .

Ну что тебе
до нежностей моих
ты знаешь все
по простоте душевной
ты даже мне
об этом говоришь
и кажешься себе
большой и умной
всезнающей
как мудрая сова
что видит все
горящими глазами
среди ночи
а эта ночь
уже не холодна
она горячей стала
и счастливой
для нас с тобой
и я ведь точно знаю
что ты моею стала
в этом мире
как будто он
приклеил тебя клеем
к моей душе
теперь уж навсегда.














. . .

Тебе - твое
а мне увы мое
достанется
на блюдечке
с каемкой голубой
и будем верить
что оно не разобьется
ведь в этой жизни
каждый ищет только
свое
как будто у него
сейчас вот нет
ни рук своих
ни ног
и он их счастливо
когда-нибудь находит
и в этом видит
смысл своей судьбы -
нашел мол голову
свою же на дороге
и несказанно рад
и так благодарю
всевышнего
что стены затрясутся
от благодарности
в том доме
где живу.















. . .

Так хочется света
как будто
ты маленький глупый листок
и качаешься тихо
ласкаемый ветром
среди множества
точно таких же
березовых братьев
на ветке
а она
снова грустно склонилась к земле
как усталая мама
и готова заплакать
слезами дождя
в эту темную ночь.









. . .

Какая теплая
сегодня тишина
она как будто
прилипает к тему
и солнце ее гладит
и большие
опять повисли в небе
облака
пузатыми домами
без дверей
где можно жить
и ангелам и душам
а нам нельзя
мы навсегда остались
их провожать
глазами на земле.












. . .

Измерить
одинокими шагами
длину двора
за улицей пустой
увидеть небо
серое чужое
глотнуть немного
вечной тишины
назвать ее покоем
и вернуться
к себе домой
где так легко дышать
своими мыслями
одетыми в слова
что сказаны опять
простой бумаге
которая уносит их куда-то
в миры иные
где слепые звезды
как фонари
все светят и смеются
путь указав
неведомо куда.





. . .

Ты в платье голубом
и так смеешься
как отражение в воде
всегда смеется
в тишине пруда
как будто я
тебя увидел
среди белых лилий
которые все время о своем
поют качаясь
медленно и плавно
словно жизнь земная
и так загадочны
как пропасти любви.











. . .

У меня на коленях
душа твоя
так и заснула
и мне кажется
я ее глажу руками
и касаюсь губами глазами
и как будто бы
с ней улетаю
на прозрачных
невидимых крыльях
в голубые миры
где нас ждут
и хранят нашу нежность
в шкатулке
красивые ангелы
в белом
как священный для них
талисман.










. . .

Весна превращается
в юную девушку утром
а ночью опять она
злая старушка
с клюкой
в черном платье
с горящими жадно глазами
наверное баба-яга
не иначе
но только с рассветом
она обнаженной выходит
красивой
такой соблазнительно юной
как белая лилия
в тихом пруду
и ты к ней нагнешься
и будешь ее целовать
очень жарко
а она будет
только качаться и гнуться
со стоном
который утонет
в далеких
как прошлые сны
облаках.












. . .

Сегодня солнце
как пульверизатор
распыляет
пыльцу лучей повсюду
и не видно
откуда оно светит
как сквозь шторы
и день уже
стал тяжело дышать
как будто он бежал
по шатким крышам
валялся на асфальте
или падал
в большие лужи
полные воды
как чашки
до краев
бывают так полны
их нельзя коснуться
даже пальцем
на маленьком
обеденном столе.














. . .

И ты остался вечно молодым
как будто бы
проходишь день за днем
по тропе жизни этой
и снова возвращаешься обратно
к зеркальному пруду
в саду волшебном
где ты все тем же кажешься
когда взглянешь на воду
и в ней увидишь
то же что вчера
улыбка та же у тебя
что некогда была
и те же самые
веселые глаза
и то же небо
над твоею головой
просторное и синее
такое
как было когда ты
только родился
и в нем плывут
все те же облака.














. . .

Для меня ты уже
как родная
и есть у тебя за спиной
те прозрачные легкие крылья
на которых ты будешь
ко мне прилетать
по утрам
чтобы я жил на свете
любил тебя очень
и думал
что ты вместо ангела
в мире теперь
для меня
хотя ты об этом не знаешь
и только смеешься
как будто на свете
все время
легко и смешно.















. . .

Должна быть у каждого
светлая тайна
которую он раскрывает
как заветную книгу свою
по ночам
в ней рассказана
вся его жизнь
ее яркие дни
и волшебные ночи любви
в ней на крыльях
летают мечты
словно чудны синие птицы
и так ласково светит
счастливое доброе солнце
будто с нежностью
греет твою обнаженную душу
позабыв обо всем
остальном.










. . .

Рассвет
намазал кремом небо
он готовит
на блюде лета
множество пирожных
из нежных трав
и ласковой листвы
которая танцует на деревьях
под музыку
разбуженного ветра
и солнце
желтобрюхими жуками
уже ползет
по крышам и по стенам
домов пузатых
где заснули мы.












. . .

Да в жизни накопилось уж немало
исписанных страниц
и на одной из них шеренгой
только крики
бесчисленного множества
счастливых
подпрыгнувших
над точкой знаков
которые все время восклицают
одно и тоже:
я тебя люблю
и это слово
улетает в небо
и старый добрый бог
следит за ним
с красивого большого
таинственного облака
с которым
плывут наши мечты
за горизонт.









. . .

Я дважды жил на свете
и теперь
живу намного лучше
чем-то когда-то
мир стал другим
и в нем все по иному
и небо ближе
и короче ночи
и стало больше
света и тепла
наверное нагрелось солнце
наконец-то
и так цветут цветы
как не цвели
красиво
и девушки такие молодые
мимо которых
просто не пройти
и как это случилось
я не знаю
как будто Бог позволил
жить иначе
и мир создал теперь
совсем иной
какого может быть
потом не будет.













. . .

Ночь наливает
томный свежий воздух
в бокалы тишины
и пьет
и медленно
пьянеют звезды
они качаясь
падают и гаснут
и одинокий
праведник-рассвет
их накрывает белой простыней
и зажигает вновь
лампаду солнца
в углу
перед иноконой неба
где Бога лик
плывет за облаками
и видит все
что было на земле.










. . .

Мы стали друзьями
о том и не зная
как будто бы это
не с нами случилось
а мы как и жили по своему
так и живем
но я с тобой рядом
всегда почему-то
даже если не вижу тебя
и твой голос не слышу
и ты чувствуешь это
порою сама
и тебе так приятнее
жить на земле
когда ты не одна
в этом вечном огромном
изменчивом мире.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 15.04.2018 Сергей Носов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2250815

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души












1