Дэвид Герберт Лоуренс


ДЭВИД ГЕРБЕРТ ЛОУРЕНС
(David Herbert Lawrence 1885-1930) английский романист, поэт, эссеист.
Сторонник теории имажинизма. В своей Декларации имажинисты утверждали, что единственным законом искусства, единственным и несравненным методом является выявление жизни через образ и ритмику образов… Образ, и только образ.
Известный у нас роман – “Любовник леди Четтерли” (Lady Chatterlay`s Lover), некоторое время был запрещен в Англии за непристойный сюжет.

Self-Pity*

I never saw a wild thing
sorry for itself.
А small bird will drop frozen dead from a bough
without ever having felt sorry for itself.

* Это коротенькое стихотворение проходит лейтмотивом в американском фильме «Солдат Джейн» (G. I. JANE) 1998 г.

Жалость к себе

Не замечал существ в природе дикой,
когда-либо жалеющих себя.
Замерзшая пичуга с ветки упадет,
без капли чувства жалости к себе.


RUINATION

THE sun is bleeding its fires upon the mist
That huddles in grey heaps coiling and holding back.
Like cliffs abutting in shadow a drear grey sea
Some street-ends thrust forward their stack.

РАЗРУШЕНИЕ

Солнца кровавые всполохи вязнут в тумане,
в пасмурной куче клубящейся массы.
Словно утесы, поймавшие в тень грустное серое море.
Улицы так же прорваться пытаются сквозь тупики.

THE MOSQUITO KNOWS

The mosquito knows full well, small as he is
he`s a beast of prey.
But after all
he only takes his bellyful,
he doesn`t put my blood in the bank.

МОСКИТ ЗНАЕТ

Москит прекрасно знает, какой он маленький
и, что он хищник.
Но, ведь, в конце концов,
он только голод утоляет,
и кровь мою он не относит в банк.


THIEF IN THE NIGHT

LAST night a thief came to me
And struck at me with something dark.
I cried, but no one could hear me,
I lay dumb and stark.

When I awoke this morning
I could find no trace;
Perhaps ′twas a dream of warning,
For I′ve lost my peace.

ВОР В НОЧИ

Тут, прошлой ночью, вор ко мне залез,
Ударил, неизвестно чем, меня.
Я закричал, никто и не услышал.
И я лежал безмолвный и нагой.

И вот, когда проснулся этим утром,
Не обнаружил даже и следа;
Наверно, то был сон-предупрежденье,
Что потерял свой мир я.


DISCORD IN CHILDHOOD

OUTSIDE the house an ash-tree hung its terrible
whips,
And at night when the wind arose, the lash of the tree
Shrieked and slashed the wind, as a ship′s
Weird rigging in a storm shrieks hideously.

Within the house two voices arose in anger, a slender
lash
Whistling delirious rage, and the dreadful sound
Of a thick lash booming and bruising, until it
drowned
The other voice in a silence of blood, ′neath the noise
of the ash.


ДИССОНАНС (детские страхи)

Развесил ясень возле дома свои ужасные хлысты,
И ветер, что поднялся ночью,
Хлестал ветвями, с визгом рассекая воздух.
Так снасти призрачного корабля,
что в шторм попал, пронзительно скрипят.

Два гневных голоса, вдруг, в доме зазвучали.
Один был тонкий, как удар бича.
В свистящей ярости безумной, страшный звук,
Столь мощно громыхал и бил,
Пока не захлебнулся.
Другой же голос, при котором стынет кровь,
бесшумней пепла был.

BIRDCAGE WALK

When the wind blows her veil
And uncover her laughter,
I cease, I turn pale.
When the wind blows her veil,
From the woes I bewail
Of love and hereafter
When the wind blows her veil,
I cease, I turn pale.

Когда ветер вуаль поднимает
и под ней легкий смех обнажает,
я бледнею, я умираю.
Когда ветер вуаль поднимает,
от любви в горе я и печали.
… вновь и вновь,
когда ветер вуаль поднимает,
Я бледнею, Я умираю.

«Клетка для птиц» на прогулке. Уличная сценка: незнакомка в шляпке под вуалью; внезапное дуновение ветерка открывает постороннему взору ее прекрасное, смеющееся лицо; мужчина, идущий навстречу, в смятении: видение вызывает в нем эмоциональную бурю; всего один порыв ветра и «птичка попала в клетку».


COMING  AWAKE

WHEN I woke, the lake-lights were quivering on the
wall,
The sunshine swam in a shoal across and across,
And a hairy, big bee hung over the primulas
In the window, his body black fur, and the sound
of him cross.

There was something I ought to remember: and
yet
I did not remember. Why should I? The running lights
And the airy primulas, oblivious
Of the impending bee - they were fair enough
sights.


ПРОБУЖДЕНИЕ

КОГДА бы я ни просыпался, блики озера дрожали на
стене,
Солнечный свет скользил по мелководью, отражаясь сквозь,
И мохнатый, большой шмель, нависший над примулой
на окне, с телом черного меха, и его жужжание,
все переплеталось.

Было кое-что, что я должен был помнить: и
все же
Я не помнил. Почему? Бегущие огоньки,
И грациозные примулы, не обращающие внимания
На зависшую над ними пчелу - ведь они что-то
значили!

THE PROPHET

AH, my darling, when over the purple horizon shall loom
The shrouded mother of a new idea, men hide their faces,
Cry out and fend her off, as she seeks her procreant groom,
Wounding themselves against her, denying her fecund embraces.

Пророк **

АХ, дорогой мой, когда над фиолетовым горизонтом возникает
неясное очертание завесы источника новой идеи, люди, пряча свои лица,
с воплями гонят ее, поскольку она ищет дающего потомство жениха,
А они, чувствуя собственное бессилие перед ней, не признают плодородных ее объятий.

** нет пророка в своем отечестве


TWO - FOLD

How gorgeous that shock of red lilies, and larkspur
cleaving
All with a flash of blue! -- when will she be leaving
Her room, where the night still hangs like
a half-folded bat,
And passion unbearable seethes in the darkness, like
must in a vat.


ДВОЙНОЙ ЭФФЕКТ

Как эффектна эта рыжая копна волос, локоны - лилии
и аконит
Все в голубых блестках! - - - когда ж она выйдет
из комнаты, тихая ночь раскинется, как
наполовину сложенные крылья летучей мыши,
И страсть нетерпеливо закипит во мраке, словно
виноград в чане.







Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 68
© 14.04.2018 Джейк Нооле
Свидетельство о публикации: izba-2018-2250338

Рубрика произведения: Поэзия -> Поэтические переводы












1