Эрлов. Кольца жизни. Ч. 3. Неизменность данного. Пуля /продолжение/.


Эрлов. Кольца жизни. Ч. 3. Неизменность данного. Пуля /продолжение/.
Пуля.

Егерь Юра громко смеялся, когда слушал историю о ночном приключении мужчин, они также не сдерживали своих эмоций: приступы смеха душили то одного, то другого, то одновременно всех сидящих за длинным столом, сколоченным из струганных досок и укрытом блестящей, цветастой клеёнкой.

- Я же тебе, Андреевич, говорил, что к вечеру вас буду ждать! Не слушаешь ничего, внимания нет у вас, у городских, с ума там посходили от работы и от проблем! Сейчас поешьте, в баньку сходите, снова поешьте, чайку попейте и спать ложитесь. Завтра раненько с утра в лес потихоньку и пойдём, а там лосики уже ждут нас, всё будет хорошо! - Юра обстоятельно излагал своё понимание случившегося с людьми.
- У тебя, что они привязаны? - спросил Александр.
- Почему привязаны? Нет что ты, это же звери! Вытропил я их, то есть по следу их прошёл, нашёл место, где они остановились, вы ешьте, не думайте об этом, отдыхайте, всё будет хорошо, - было видно, что егерь быстро устал от бестолкового разговора, в котором одна сторона не знала о чём спрашивала, а другая не знала, как объяснить то, что понять могут только ноги, руки, уши и глаза.
- Во сколько завтра встаём? - поинтересовался Никита.
- Разбужу я вас! Что вы всё вопросами-то себя мучаете, говорю же - всё будет хорошо! Отдыхайте, ни о чём не переживайте, - Юра заулыбался, взрослые мужчины вели себя как маленькие дети-почемучки.

* * *

Сноп ослепительно-яркого огня на мгновение повис в воздухе - это горение нескольких грамм серо-зелёных крупиц взрывчатого вещества в сжатом пространстве гильзы патрона двенадцатого калибра, подожжённого капсюлем, после удара по нему бойка, приведённого в действие курком двуствольного ружья, на который нажал указательный палец правой руки Александра, вырвалось из цилиндрического, воронёного дула наружу.

Вспышка сопровождалось сильным звуком, резкие колебательные движения частиц воздуха оказали воздействие на барабанную перепонку правого уха Георгия, и оно на некоторое время утратило способность слышать, ввиду того, что выстрел был произведён не более чем в полуметре от него. В воздухе запахло порохом.

- Тетерев, - сказал Александр, глядя в сторону, улетающей прочь от людей с оружием, красивой птицы с красными бровями.
- Не на того зверя охотишься! - только и придумал, что вымолвить Георгий, обескураженный действиями Александра.
- Самострел? - не поверил егерь в то, что на лосиной охоте кто-то мог позариться на лесную курочку.
- Нет, тетерев, мне показалось, что его никто не заметил и поэтому выстрелил, думал, что в лесу охотятся на всё, что попадается на пути, - простодушно оправдывал свои действия Александр.
- Нет, в лесу охотятся только на того зверя или птицу, на которого или на которую готовилась охота, сегодня мы ищем лося, только о нем и думай, - сказал Георгий.
- Молодец, Саня, ты настоящий охотник, хочешь всё, что тебя манит! - усмехнулся Никита.
- Тихо! Звери тут недалеко лежат. Всяко не спугнул ты их своим выстрелом, - слова возымели действие, Юра дождался того, что участники событий не только замолчали, но и замерли в тех позах, в которых до них дошло содержание сказанного, после этого он вытянул шею и стал вслушиваться в окружавшие людей звуки, которых было много: одни были самостоятельными, их ничто не могло поколебать, другие звуки были малопривередливыми, они, сталкиваясь с подобными себе по характеру, переплетались с ними и от этого получался либо гул, либо звон, источники третьих были настолько слабы и непостоянны, что звуки, порождаемые ими то появлялись в пространстве, то внезапно исчезали, именно в сторону таких звуков егерь и направлял поочерёдно усилия возможностей левого и правого уха.
- Если дано, то так и будет! - Александр преобразился, его голос, его фраза, его вид говорили о молниеносно свершившихся в нём изменениях. То, что долгое время не поддавалось пониманию вдруг стало ясным.
- Тихо! - прервал слова и мысли егерь.

* * *

Оттепель помогала людям двигаться бесшумно, размягший из-за плюсовой температуры снег не издавал ни скрипа, ни хруста: в момент, когда обутые в резиновые сапоги ноги наступали на него, он скрадывал звуки шагов охотников. На фоне непрекращающейся капели, шорохи, производимые одеждой следопытов при ходьбе, терялись в мелодии падения с ветвей деревьев частиц воды и оттаявшего снега.

Мужчины пересекли открытое пространство болота и остановились перед окаймлявшим его густым, лесным массивом. Высокие, разлапистые ели, и росший под ними подъельник создавали настоящую стену из колючей зелёной хвои, источавшей приятный, очищающий аромат. Преодолеть, без преувеличения, непроходимую чащу незаметно не представлялось возможным, именно в её глубине и находились лоси.

- Здесь! - Юра шёпотом раскрыл тайну местонахождения сохатых, его лицо приняло сосредоточенный вид.
- Ничего не видно, - напряжённым шёпотом произнёс слова Александр. Егерь не обратил на них никакого внимания.
- Мы с Никитой пойдём влево, Георгий, ты с Александром пройдёте метров пятьдесят вправо, увидите там будет просвет, встаньте напротив него и ждите. Мы лосей толкнём, они должны побежать в вашу сторону, там уж не зевайте, другого шанса не будет. Всё! Тихо! Мы пошли, - произнеся последнее слово, Юра повернулся влево, то же самое, как по команде сделал и Никита, мужчины шаг в шаг двинулись по кривой линии границы видимого и невидимого, вскоре, за одной из её извилин, их фигуры скрылись.

* * *

Всё произошло настолько быстро и неожиданно, что не позволило чувствам людей проявить себя в должной мере, вместо них сработали навыки, рефлексы, инстинкты, воспитанное и природное перемешалось, стремительность событий потребовала сделать незамедлительный выбор в системе "хищник и жертва".

Лишь только Георгий и Александр встали на свой охотничий номер, раздались громкие звуки сдвоенных выстрелов, через каких-то несколько секунд после этого силуэт первого лося промелькнул в просвете леса буквально в двух десятках метров от охотников, за ним на открытом пространстве появился второй сохатый, увидев подстерегающих его звероловов, он приостановился, как бы подставляя стрелкам свой огромный чёрно-серый бок, и давая им возможность добыть себя, но растерявшиеся промысловики не воспользовались предоставленным шансом и упустили очередной трофей, и только, когда шум и треск возвестил о приближении к просеке третьего животного, два человека сумели совладать со своими эмоциями и с имевшимся у них оружием и смогли двумя дуплетами выпустить четыре пули из стволов ружей двенадцатого калибра.

* * *

- Как у вас? - спросил подошедший к охотникам Юра. Линии его лица были расслаблены, казалось, что человека устраивал любой ответ.
- Мы не смотрели, тебя ждём, - сказал Георгий.
- Правильно, - похвалил действия стрелков егерь.
- У вас как? - интонация азарта разрывала слова, Александру не терпелось узнать о результатах выстрелов, но бывалый охотник Юра не торопился рассказывать о том, что недавно произошло в ста с небольшим метрах слева от мужчин.
- Вы потихоньку подойдите к следам, только осторожно, смотрите чтобы подранок не бросился на вас. Если он ушёл, то там уж по следам определите какое ранение, решение сами примете, что дальше делать. Удачи! Пошёл я к Никите, - дав указания, егерь сразу развернулся и короткими шагами, переваливаясь с боку на бок, двинулся вдоль кромки леса, по вытоптанной охотниками в снегу тропинке.
- А где он? - крикнул ему вслед, ничего не понявший Александр.
- У лося, добыли ведь мы, - на ходу прокричал Юра, слегка повернув голову в сторону озадаченных людей.
- С полем! Чего молчишь, не говоришь, - выкрикнул поздравления Георгий.
- Да я уж, чего там, попали одним словом, повезло нам, - егерь остановился, немного помедлив, он всё же повернулся к своим товарищам лицом, его глубокие морщины были искажены улыбкой, мужчина попытался убрать её жестом руки: он снял шапку и провёл широкой ладонью с растопыренными пальцами по взмокшим волосам головы сверху вниз ко лбу, от него к глазам, губам и подбородку, на котором его кисть на мгновение замерла и напряглась в сдавливающем импульсе, как будто пытаясь что-то там ухватить, затем она быстро соскользнула с выступающей части передней челюсти и сначала стремительно сжалась в кулак и тут же в быстром движении к земле разжалась, как будто пытаясь выбросить из себя то, что мгновение назад было захвачено ею на том месте человеческого организма, где его внутренние переживания проявляют себя внешне.
- Молодец, молодцы! С полем! Никита везунчик! - заорал на весь лес, громовым голосом Александр.
- Ладно! Вы за своим идите, время не тратьте, - умиротворённо сказал Юра, его старания убрать проявления предательских эмоции радости со своего лица не увенчались успехом: тонкие синеватые губы кривила предательская улыбка, а маленькие, глубокие синие глаза слезились и часто моргали, морщины же на щеках никак не хотели распрямляться и сохраняли формы полумесяцев.

* * *

Красное на белом рядом со следами сохатого сначала пробудило у охотников любопытство, затем оно перетекло в понимание связи между пятнами крови на снегу и выстрелами, вызванными их руками, после этого возникло осознание того, что необходимо доделать то, что начато.

Глаза пронзили пространство, ища там упущенную цель, человеческие организмы наполнились животной энергией, люди больше не принадлежали себе, началась погоня.

Непрекращающееся падение капель крови с тела, ушедшего в гущу леса, раненого лося, создало на снежном покрове вереницу отметин рокового повреждения, она была похожа на цепь из разорванных между собой круглых звеньев алого цвета.

Бегущие охотники следовали принципу - если знаешь начало, то узнаешь и конец. Вскоре они настигли зверя и произвели по нему сквозь ветви кустов и деревьев четыре выстрела, пули в своих полётах задели древесные поверхности и рикошетами ушли в стороны от преследуемого тёмно-серого силуэта.

Люди вновь нагнали лося и снова стреляли по нему, но опять ни одна из выпущенных ими пуль не смогла поразить мишень их устремлений.

- У меня больше нет пуль, - сказал Александр, глядя вслед уходящему лосю.
- У меня есть одна, держи, - протянул Георгий патрон Александру.
- Странная пуля, - выразил своё отношение к боевому снаряду Александр.
- Бронзовая, точёная, ветки и стволы небольших деревьев не меняют направление её полёта, - отрекомендовал пулю Георгий.
- Может сам? - предложил Александр другу воспользоваться единственной оставшейся у них пулей.
- Нет! Это судя по всему твой трофей, - неторопливая, короткая речь, содержащая в себе паузы, указывала на чрезвычайно важное значение, которое Георгий усмотрел в знаке, поданном лесом - у людей имелся только один шанс получить то, ради чего они оказались в нём, кому из двоих охотников дано воспользоваться правом на успех было определено изначально целью промыслового путешествия, и об этом догадался мужчина.
- Думаешь? - Александра начало охватывать излишнее волнение, которое было неуместно при сложившихся обстоятельствах.
- Думают слова, они уже сказаны! - Георгий привлёк внимание Александра к очевидной истине: слова - это замысел, человек - его исполнитель.
- Мало-ли что сказано! - для прекращения внутренних колебаний Александра и остановки в нём маятника неуверенности требовалось восприятие реальности.
- Ничего просто так не говорится, - успокоил чувства охотника Георгий. Маятник сомнений остановился. Александр вставил патрон с пулей в ствол своего ружья.

* * *

В очередной раз охотники увидели сохатого в тот момент, когда выскочили из лесной чащи на широкую просеку, прорубленную для высоковольтной линии. Лось неторопливо бежал вдоль открытого пространства. До него было не более двухсот метров. Мужчины растерялись, когда поняли, что зверь больше не обращает на них внимание и не пытается скрыться от преследователей среди зарослей деревьев и кустов. Первое, что пришло людям в голову - это побежать быстро, быстро и догнать животное. Они так и поступили.

Большие уши лося несколько раз резко качнулись вперёд, назад, его длинные ноги ускорили темп передвижения, дистанция между ним и охотниками начала увеличиваться.

- Стой! - крикнул тяжело дышавший Георгий и тут же остановился.
- Думаешь не догоним? - на ходу, захлёбываясь воздухом, прокричал Александр дрожащим голосом.

Прежде чем прекратить движение Александр пробежал ещё с десяток шагов, после этого он резко вогнул позвоночник спины внутрь, поднял голову к небу и сделал несколько быстрых глубоких вдохов и выдохов, затем, выгибая спину наружу и медленно опуская туловище к земле, выдохнул весь воздух из лёгких. Упёршись ладонями рук в колени, направив взгляд на кончики своих сапог мужчина затих.

- Смотри! - шёпотом сказал Георгий.

Лось сначала сбавил скорость своего бега, потом перешёл на шаг и вскоре, вовсе перестав перемещаться, застыл на месте. Зверь слегка повернул голову влево, его уши, не переставая, стригли воздух, большой, чёрный, левый глаз осматривал пространство, раскидистые коричневые рога слегка покачивались из стороны в сторону. Александр приподнял туловище, дыхание человека снова стало слышимым.

- Почему он встал? - спросил ничего непонимающий мужчина.
- Тебя ждёт! - прошептал Георгий.
- Ага! Ещё что? - усмехнулся Александр.
- Тихо! - прервал его речь Георгий. В это время лось сдвинулся с места, повернул свой левый бок к людям, а затем медленным шагом пересёк открытое пространство и вошёл в плотную стену леса.
- Всё ушёл, - прокомментировал действия сохатого Александр.
- Пошли, - тихим голосом скомандовал Георгий, и стараясь как можно меньше шуметь двинулся по центру просеки вперёд, Александр дождался, когда его друг пройдёт мимо, затем окончательно разогнулся и последовал за ним.

Безмолвно, соблюдая меры предосторожности, исключающие соприкосновение подошв сапог с лежащими на земле ветками, было преодолено не менее ста метров, прежде чем Георгий, перекинув через голову ремень бесполезного, незаряженного ружья, закрепил его наискось на спине, после этого он опустился сначала на четвереньки, а затем лёг на снег и пополз по нему, всё так же вперёд по просеке. Александр безропотно повторял движения напарника.

- Лось рядом, лежи здесь! Я обойду его лесом, он выскочит, дальше знаешь, что делать, - Георгий едва слышным голосом дал указания Александру, и затем, извивая своё тело из стороны в сторону, начал удалятся от товарища.
- Что делать? - послышалось позади. Мужчина повернул голову, напряжённый взгляд Александра и спрашивал, и просил, и смиренно соглашался, и проявлял готовность подчиниться воле судьбы, чтобы исполнить её. Не произнеся ни звука, Георгий медленно сжал мышцы шеи и продолжил своё движение к линии, где открытое пространство граничило с пространством, заросшим деревьями и кустами, он добрался до неё через несколько секунд, а ещё через несколько скрылся в растительной гуще.

* * *

Раздался глухой выстрел, эха от него не было, Георгий даже подумал, что и самого выстрела не было, что он ему почудился из-за перенапряжения. Охотник не меньше минуты вслушивался в окружающие его звуки, пытаясь представлять их производителей - ничто, из возникавших в сознании образов, не напоминало увенчанное рогами шестисоткилограммовое существо.

Мужчина решил продолжить своё передвижение по таёжному массиву, он сделал между деревьями несколько шагов и вдруг понял, что это был Александр, это был его выстрел, последняя пуля была использована.

Георгий осмотрел пространство, заросшее многолетними хвойными и лиственными растениями, нашёл в нём просвет и устремился к нему, более не скрывая своего присутствия в лесу, но лишь только он достиг его края, как тут же непроизвольно упал на снег, подчиняясь направленному на него взгляду, с застывшим в нём вопросом: "Что делать?"- посреди просеки неподвижно лежал человек, его тело, казалось было вбито в землю, покрытую посеревшими кристаллами замерзшей воды, утратившими свою белизну из-за оттепели.

* * *

Медленно, медленно голова с широко раскрытыми, немигающими глазами начала своё движение вправо, за ним неотступно следовали органы зрения Георгия, постепенно, в многочисленных переплетениях молодого чернолесья, большое, тёмно-серое пятно обозначило себя. Изумлённый взор узнал в его очертаниях лося! Зверь забежал в чащобу порослей осины и остановился там. Охотников от него отделяло не больше ста метров.

- Он не видит нас, - шепнул Александр.
- Странно! Как будто нас нет, - поразился Георгий безразличному отношению зверя к присутствию вблизи него людей.
- Я стрелял по нему, - вновь прошептал Александр.
- Попал? - спросил Георгий тихим голосом, его незначительная сила тем не менее не смогла скрыть волнение, которое испытывал мужчина.
- Не знаю, он быстро перескочил просеку, сразу вбежал в осинник и там встал, - Александр, смотря в глаза Георгия перечислил действия зверя после выстрела в хронологической последовательности.
- Поползли к нему, - спонтанное решение, как показывает практика, в большинстве случаев - единственно верное! Георгий знал это и поэтому больше не желал обсуждать никаких других вариантов действий в сложившейся ситуации.
- Патронов больше нет, - попробовал возразить предложенному плану Александр.
- Если нет, то нечего о них и думать, - аргументированно подавил зарождение сомнения Георгий.

* * *

Лежащие на снегу люди внимательно изучали сохатого, стоящего в нескольких метрах от них, распластанные человеческие фигуры отражались в чёрном, выпуклом глазе животного, оно было огромно, его формы были окаменелыми, большие уши оцепеневшего зверя были скованы неподвижностью.

Кр-кр-кр-кр, кр-кр-кр-кр раздалось над головами охотников, они посмотрели на небо - два лилово-чёрных ворона медленно кружили в воздушном пространстве, в серой пелене, покрывавшей его купол, были дыры, за ними виделся ясный, нежно-голубой цвет иного пространства, из которого пробивались ярко-жёлтые лучи полуденного солнца. Георгий отвёл взгляд от небесного свода и посмотрел на лося.

- Он мёртвый! - прозвучали слова.

В этот момент массивная туша добытого охотниками трофея стала крениться, подминать под себя ветки, тонкие, зеленоватые стволы молодых деревьев, за этим последовал шум, треск и глухой звук тяжёлого удара. На мгновение в лесу воцарилась тишина, её нарушили звуки витающих над ним чёрных птиц: кр-кр-кр-кр, кр-кр-кр-кр.

- Дождался! Вот тебе и рога, получил, что заслужил, - сказал Георгий, глядя на два костных выроста исходящих из головы лося. Они напоминали руки с полураскрытыми кистями, от их средних, широких частей похожих на ладони отходили отростки, напоминавшие пальцы, концы которых были остры, как нестриженые долгое время ногти.

* * *

Уже более часа охотники были заняты подготовкой к переноске, заполученного промыслом, лесного зверя: они освежевали его, разделили на части и настроили себя на последний этап охоты - доставить то, что добыто домой и съесть.

- В каком смысле ты сказал дождался? - спросил Александр товарища.
- В прямом - это означает, что твои старания удостоены трофея! - прояснил свою мысль Георгий.
- Отлично! Дам за него Никите подержаться, он мечтал выйти из потёмок при помощи них, - засмеялся Александр, вспомнив недавно проведённую ночь в лесу.
- Кому-то и рога помогают встать на путь истины, - поддержал смех друга Георгий, буквально поняв сказанное Александром.

Неестественно жёлтый для красного мяса цвет привлёк внимание Георгия, он нагнулся, чтобы лучше рассмотреть, что бы это могло быть в куске приготовленной к загрузке в вещевой мешок лосятины. Это была бронзовая пуля. Мужчина извлёк её из мышечной ткани.

- На возьми! - протянул Георгий точёный кусочек бронзы Александру.
- Что это? - вздрогнул мужчина.
- Твоя пуля, - вид и название предмета, лежащего на ладони Георгия поразили сознание Александра - конкретное назначение небольшой вещицы напугало его.
- Это твоя, - серьёзный, глуховатый голос Александра сообщил о его внутренних переживаниях.
- Я её дал тебе, после этого она стала твоей, держи не спорь и помни о том, что практически в каждом есть чья-то пуля, - Георгий ощущал силу пули, она была тяжёлой, в ней была энергия другого человека, ей нужно было вернуться к тому, от кого она ушла. Мужчина взял руку Александра и вложил в неё пулю.
- В тебе тоже есть? - Александр сжал пальцы своей конечности, образовался кулак, на его лице отразилась алым светом вернувшаяся к нему сила.
- Надеюсь, что есть! Надеюсь, что я не исключение, и кто-то испытывает во мне нужду и потребность, - мечтательно, с лёгкой улыбкой произнёс фразу Георгий.
- Теперь я понял, что пули Веры во мне нет, - твёрдым, ровным тоном заявил Александр о своём открытии.
- Возможно её нет, но уж точно есть другая! - убедительно сказал Георгий. Слова заверили Александра в том, что и его суть уже поражена чьей-то пулей и теперь только ждёт приближения того к чьим ногам ей положено упасть.

* * *

Как раз в тот момент, когда мужчины закончили разделывать тушу к ним подошли Никита и Юра. Люди не стали тратить время на обсуждение достоинств добытого трофея, они сразу же озаботились земными делами, требующими от них до темноты вынести мясо лося к дороге, туда, где их на автобусе дожидался Глеб.

Первым с поклажей ушёл Юра, за ним двинулся Георгий. В его глубокий, походный рюкзак на шнуровке, взятый с собой осмысленно для переноски добычи, влезла значительная часть задней ноги лося. Когда Никита и Александр подняли загруженный вещевой мешок над землёй, возгласы: "О-го-го, тяжесть какая! Тяжело! Тебе не донести!" - один за другим вырвались из уст людей, впечатлённых весом ноши.

- Донесу! Аккуратно заводите мне на плечи лямки рюкзака так, чтобы нога ровно мне на спину легла, - невозмутимо руководил процессом своего нагруживания Георгий.
- Не мы это сказали, а ты сам! - предупредительно произнёс мудрые слова Александр.
- Гера, правда, что своя ноша не тянет? - проявил закономерное любопытство Никита, после того, как тяжёлый заплечный мешок повис на теле его друга.
- О! Мужики! Тянет, ещё как тянет, но я дойду! - сказал Георгий, оценив силу давления, возложенного на себя бремени, после этого он сдвинулся с места, его руки непроизвольно приподнялись, в них появилась напряжённая пружинистость, мужчина медленно пошёл, то одна, то другая из его верхних конечностей подпрыгивала, балансируя телом человека, и не давая ему упасть.

* * *

До выхода из леса оставалось метров двести, когда Георгий, не заметив спрятавшийся во мхе пенёк, споткнулся. Он упал лицом вниз, заплечный мешок с ногой лося вдавил его тело в ковёр, сотканный из влажного бело-зелёного болотного растения, оно тут же стало щекотать нос и губы, человек непроизвольно улыбнулся.

Георгий попытался встать на ноги, но возложенный на плечи груз не позволил сделать это. "Скоро подойдут Александр с Никитой, дождусь их, не буду рвать жилы," - рассудил мужчина и посмотрел на то, что происходило перед его глазами: там была небольшая ямка-вмятина, её создала голова охотника после падения, она была чем-то похожа на чайное блюдце, которое медленно заполнялось водой, её выдавливало из мха беспомощное тело Георгия.

"Это блюдце утопит меня! Подумать только! Все будут говорить, что я утонул в небольшой болотной луже!" - Георгий представил, как обыватели сначала скажут эти слова, потом задумаются, представляя, как можно умудриться утонуть в луже! Зрелище покажется им забавным, и они, не в силах сдержать себя, рассмеются над картиной его глупой погибели!

Воображение Георгия продолжало рисовать другие картины, где обсуждалась его смерть, которую не то что геройской назвать было нельзя, а даже более того - можно было бы сказать, что он помер как полный дурак. Последний образ настолько возмутил мужчину, что он глядя на идеально круглую, красную ягодку клюквы в ямке с водой, вдруг услышал, как что-то сначала треснуло в верхнем отделе позвоночника затем в его среднем и наконец треснуло и громко хрястнуло в его нижнем отделе, после этого его правая нога оказалась под левой накрест, его лицо и грудь стали обращены к бледно-голубому небу, по которому быстро двигался поток серо-белых облаков: "До чего же красив день! До чего же хороша жизнь!" - воскликнул спасший себя человек.

Георгий сделал несколько полных глотков воздуха, мозг, получивший его в избытке, опьянел. Мужчина не делал попыток подняться - это было трудно сделать, так как заплечный мешок прикрепил к себе тело Георгия как панцирь тело жука или черепахи. Своей тяжестью он позволял перевернутому только шевелить конечностями и не более того.

Позади Георгия послышалась какофония из хлюпающих звуков, с каждой секундой чавканье болотной жижи становилось громче и громче - к попавшему в беду приближалось спасение.

- Гера, ты чего тут лежишь? Упал что ли? - услышал он голос Никиты.
- Упал, - подтвердил мужчина предположение товарища.
- Наверное слишком большую ношу взял на себя, равновесие потерял - сказал с ироническим сочувствием Никита. Ответить на дружескую насмешку Георгий не успел.
- Хватайся, Георгий! - в поле зрения беспомощного человека появились руки Александра и Никиты, Георгий сжал протянутые ему ладони, в ответ те сделали то же, за этим последовал резкий рывок, который поставили мужчину на ноги. Друзья посмотрели друг на друга и расхохотались, отзвуки громкого смеха ударились о сковавшую лес хрупкую тишину и разбили её, она рассыпалась звонкими, хрустальными переливами по окружающему людей пространству.

- Люди — это механизм, человек — это деталь! Одно без другого не может быть, - сказал Георгий со счастливой улыбкой.
- Хорошо, когда есть друзья! - назвал всё своими именами Никита.
- Друг это тот, кто готов идти твоей дорогой! - определение Георгия вызвало лаконичный, философский отклик.
- Не только! - задумчиво сказал Александр.
- Как понять? - попросил растолковать мысль Георгий.
- Готовности мало, - объяснил своё замечание Александр.
- Теперь ясно. Идите, я за вами! - Георгий решительно проявил чувство, вызванное ёмким утверждением Александра.
- Хочешь быть нашим другом? - спросил Никита с улыбкой.
- Очень хочу! - рассмеялся Георгий.

Какофония из хлюпающих звуков разнеслась по лесу, сообщая всем, находящимся в нём, что идут трое.

Конец.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 13.04.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2249513

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1