Был обычный весенний питерский вечер...


Был обычный весенний питерский вечер...
   Весна… Наконец-то, заждались уже! Дни становятся всё длиннее, ещё немного и наступит самое красивое время в нашем славном Городе – Белые ночи. Побродим по набережным, полюбуемся красотами, наберёмся светлого позитива этого дня, продолжающегося целый месяц…

   Но это впереди, а сейчас ещё апрель, довольно тёплый. И как только дома потеплело, так сразу появились эти летающие огоньки, то красные, то зелёные, резко меняющие направление и скорость движения. Этакие танцы в воздухе! В прошлом году я выяснил, что это за воздушные экзерсисы – Гизмо проболтался. Как я и думал, это оказались гостьи моего домового Василия, с которым я недавно познакомился лично. А вот его подружек феечек, с которыми он устраивает весенние балы, ещё не встречал…

   Ну а сегодня вечером мы опять сидим с котом в одиночестве – у всех дела, даже Лиз опять отпросилась на какой-то девичник. Сказала, что у них на некой плешивой, а может быть лысой горе весенний слёт и перевыборы руководящего состава их профсоюза. Причина веская, поэтому я не стал возражать и только помахал ей вслед, взяв предварительно слово, что вернётся не поздно.

   Итак, вечер, тихая музыка блюзового свойства льется из колонок, растекаясь по сусекам души и заполняя всю комнату спокойствием и благостью. На столе всё как обычно – лёгкая закуска, с включением непременных помидорок «черри», сыра и буженины. Перед Гизмо, конечно же, маленькие плошки со сметанкой и молоком – кот у меня трезвенник, коньяк, стоящий передо мной, не уважает. Да и хорошо, мне больше достанется, к тому же любой кот во хмелю буен… Сидим хорошо, спокойно, временами прикладываясь к любимым напиткам и ведя неторопливые речи. Больше всего, конечно, перемываем косточки отсутствующим. Гизмо, в очередной раз отхлебнув молока, поднимает на меня задумчивый взгляд.

   - Ты знаешь, хозяин, я бы на твоём месте переговорил с Лиз. Эти её подушки…

   - Бросается? Так веди себя прилично и всё будет в порядке!

   Кот укоризненно смотрит на меня и качает головой.

   - Причём тут моё поведение? Да я вообще практически ангел! Мне бы крылья… Нет, я о поведении твоей берегини при гостях.

   - Так-так-так… А конкретнее?

   - Ну, хотя бы вот эта её манера валяться на диване при гостях! Обложится подушками, меня подоткнёт под бок, примет позу этакой одалиски и блаженствует. А иногда вообще дремлет!

   - Тебе это не нравится? В чём проблема – встань и уйди.

   - Ага… И оставить ей весь диван? Нет уж, лучше помучаюсь…

   Здесь кота прервал легкий серебристый смех, рассыпавшийся в районе двери. Я поднял глаза и увидел два зелёных огонька, висящих в воздухе и легко вибрирующих в такт смеху. В коридоре тут же послышались тихие шаги и огоньки метнулись в угол комнаты, застыв у окна. Потом они, как бы посоветовавшись, спрятались за штору, а в дверном проёме появилась бородатая физиономия домового Василия. Он был заметно сконфужен, глазами бегал по гостиной, явно разыскивая кого-то.

   - Эээ… Простите великодушно, что прерываю ваши посиделки, но вы не видели моих подружек?

   Кот весь подобрался, даже стал повыше, в глазах появился неподдельный интерес. Он автоматически кинул взгляд на штору, за которой скрылись огоньки.

   - Девчонки пришли? А что ж ты раньше не сказал? Тоже мне, друг называется…

   Я смотрел на эту мизансцену и искренне веселился в душе. Ну надо же какие у них тут интересные вечеринки бывают, оказывается! Решив прояснить ситуацию, я обратился к домовому.

   - Так, Василий, хватит конспирации, мы сегодня одни дома. Так что зови подружек и подсаживайтесь к столу – и нам и вам будет веселее…

   Васю два раза приглашать не пришлось, он тут же и с удовольствием забрался на диван, не забыв приветственно и приглашающе махнуть рукой в сторону окна. Из-за шторы появились две светящиеся точки, повисели в раздумье, и быстро спланировали в нашу сторону. Через мгновение по обе стороны от домового сидели две маленькие очень милые феечки, чёрненькая и беленькая. Были они чуть прозрачны, что их совсем не портило, за спиной виднелись крылышки, на манер тех, которыми щеголяют ночные бабочки. Крылышки ещё чуть трепетали, девчушки озорно улыбались…

   - Позвольте представить моих подружек. Вот эту, чёрненькую, зовут Мэб, а блондиночку - Суанна. Прошу любить и жаловать…

   Феи чуть сильнее забили крылышками, немного подлетели над диваном, и сделали вполне сносные книксены, немного смахивающие в воздухе на балетные па. Потом они опять придиванились, переглянулись и весело рассмеялись. Смех у них был просто чудесным – как будто на утреннем васильковом лугу, слегка покрытом предрассветной росой, рассыпали маленькие серебряные колокольчики…

   Тут мой взгляд упал на Гизмо. Кот сидел столбиком, глаза его были устремлены на феечку по имени Мэб – он просто пожирал её глазами! Такого взгляда я у него ещё никогда не видел… Вот что значит весна! Рот бы хоть закрыл, а то довольно глупо выглядит… Кстати, где я слышал это имя, что-то очень знакомое, из классики. Мэб… хммм… Ну да, конечно, как я мог такое забыть! Я повернулся к милой брюнетке.

   - «И чары в два ведра, и барабаны. В испуге вскакивают все со сна. И крестятся, дрожа, и засыпают. Все это плутни королевы Мэб»… О Вас написано, красавица?

   Та зарделась, потупилась, опять раздались лёгкие серебряные колокольчики.

   - Ну что Вы, как можно, я же обычная луговая фея. Это он о моей тётушке, в честь которой я названа… Но снами и я заведую, на своём лугу, конечно.

   - А Ваша подружка, судя по имени – фея света, как я понимаю? Или тут та же история? В пределах вашего луга?

   - Да-да, Вы всё правильно поняли. Тоже родственница… Я отвечаю за сны тех, кто засыпает на нашем лугу, а Суанна приглядывает за рассветами и закатами. Но сегодня вечером мы свободны как ветер!

   И девчушки, переглянувшись, опять весело рассыпали свой смех. Смешливые какие феечки, весело с ними, наверное. Тут Гизмо вышел из транса, тряхнул головой и обратился к своему другу.

   - Вась, а почему ты скрывал от меня своих знакомых? Тоже мне, конспиратор…

   Тот аж поперхнулся маслинкой, которую только что отправил в рот. Он уже весь подобрался, желая ответить, но я решил не доводить до разборок, и перебил зарождающуюся перебранку.

   - Так, ребята, давайте лучше отметим наше знакомство. Девочки, вы коньяк будете? С Василием-то мы уже знакомы и его вкусы я знаю.

   Получив от феечек благожелательное одобрение, я вынул ещё три рюмки и наполнил их. Достал также блюдо с фруктами и подсыпал конфет… Подняли бокалы, выпили по гусарскому обычаю «за присутствующих здесь дам», закусили. Разговор потёк намного живее и веселее. Тут Мэб вдруг вскинула глазёнки на Гизмо, который всё ещё пожирал её глазами, хихикнула, и обратилась ко всем.

   - Ой, я вспомнила об одном старинном документе! Это «Трактат о сущности котов», мне его недавно тётушка подарила. Очень познавательный и интересный. Хотите почитать?

   Она протянула руку и как бы выудила откуда-то из воздуха довольно большой, по виду старинный свиток, перевязанный ажурной ленточкой с бантиками на концах. Все посмотрели на кота, но он только махнул лапой – читайте, мол, мне всё равно. Василий взял у феи свиток, нацепил на нос большие роговые очки, развернул его и быстро пробежал взглядом. На лице его пробежала лёгкая усмешка. Он поднял глаза от текста и оглядел всех присутствующих.

   - Ну что же, довольно интересное исследование. Зачитываю? Так, пожалуй, предварительно надо по рюмочке пропустить…

   Никто не был против, и закончив с закуской домовой опять водрузил очки и начал чтение «Трактата».

   - Кот, по сути своей, есть тварь животная, с количеством лап до четырёх, оборудованная хвостом с одной стороны и отверстием для поглощения еды и издавания звуков с другой. Мужской кот – это кот, женский же кот называется кошка. Других отличий, кроме чуть меньшего размера и женского характера, не отмечено. Снаружи это существо покрыто шерстью различного качества, количества, длины, цвета и рисунков. Цвета варьируются от тёмно чёрного до белого, проходя через все цвета спектра не ограниченные воображением хозяина. Если у вас вдруг возникнет желание покрасить кота, то он тут же старается заглотить лишнюю краску путём вылизывания. Из этого можно сделать вывод, что внутри кота тоже растёт шерсть, и он стремится быть равномерно окрашенным со всех сторон. Коты бывают в крапинку, в полоску и однотонные. Если кот в клеточку, значит, он уже покрашен…

   Василий оторвался от чтения, поверх очков оглядел неподвижно сидевшего Гизмо, и видимо удовлетворившись увиденным, продолжил:

   - Современная наука не располагает никакими точными данными о внутренностях котов. По-видимому, там имеется система жизнеобеспечения кота девятью жизнями. Количество жизней не раз проверялось экспериментально, и сомнений не вызывает – именно девять, ни больше, но и не меньше. К тому же, согласно последним исследованиям, вместе с окончанием последней жизни, кот тут же переселяется в новое тело. Звуки, периодически издаваемые котом, разнообразны и индивидуальны. От вариаций всевозможного равномерного гудения, урчания, сигнализирующего о необходимости дозаправиться, наглого мяуканья, при желании показать характер, и до глухого "шмяк" при появлении стены на пути его неконтролируемого полёта…

   Тут домового прервал весёлый смех феечек. Гизмо смутился, бросил быстрый взгляд на меня, пожал плечами и опять махнул лапой – продолжай.

   - Коты не есть твари летучие. К счастью, природа не дала им крыльев и обделила их этим даром, но при благоприятных условиях здоровый кот может пролететь от 2 до 5 метров по прямой. При правильном приложении удара ноги, конечно, и мечтательном состоянии кота. Вероятно, в процессе полёта коты испытывают некоторый дискомфорт и неудобство, так как повторять полёт они уже отказываются. Опытным путём доказано, что лучшей летучестью обладают коты, проживающие в небогатых семьях – вот такой научный парадокс. Ещё, говоря о летучести, надо отметить, что самая тяжёлая часть тела у кота – лапы, поэтому в полёте он всегда переворачивается ими вниз…

   Василий опять прервался, отхлебнул из своей рюмки, крякнул, вытер усы и, поправив очки, продолжил:

   - Все коты делятся на диких и домашних. Дикие коты - дикие, домашние, что естественно - домашние. Дикие коты проживают в местах не столь отдалённых от людей, в визуальной близости. Кстати, летучесть у диких котов повышенная… Домашние - в квартирах, паразитируя на людях и являясь незваными хранителями холодильников и прочих благ цивилизации. Надо помнить, что кот есть хищник, но, что приятно, мелкий. В боевом смысле он оснащён острыми когтями и некоторым количеством зубов. Обычно кот нападает на свою жертву с некоторым излишним садизмом, ибо дерёт её когтями до полного своего удовлетворения. Дикие коты давят мышей, крыс и кошек. Домашние - ковры, дорожки, кожаные диваны и приходящих гостей (пока не отправятся в свой первый полёт). Редкий кот прогрызёт железную банку с «Вискасом»…

   Опять внимательный взгляд над очками на Гизмо. Тот, окончательно сконфузившись и немного потеряв независимый вид улыбается, демонстрируя сломанный клык. Василий, удовлетворённо хмыкает и продолжает:

   - Происхождение и место кота в природе не ясно. Скорее всего, это прижившаяся ошибка природы, возникшая при создании зайцев, кроликов и енотов. А вот применение кота может быть разнообразно - от снятия стрессов и головной боли до изготовления шапок и использования как приманки при ловле раков…

   Тут Гизмо пытается громко возразить, но домовой поднимает палец, как бы говоря о важности того, о чём он хочет сказать, и заканчивает своё чтение:

   - И последнее: хотя об умственных способностях и лечебных свойствах котов ходит много легенд, большинство котов – настоящие заразы!

   - Протестую! Последнее ты явно добавил от себя!

   Василий молча протянул возмутившемуся коту свиток, указав на его конец. Тот бегло взглянул и отвернулся. Было видно, что последнее замечание задело его за живое, но Гизмо быстро взял себя в руки, опять повернулся к столу и припал к плошке с молоком. Отпив изрядную порцию, он поднял голову, вытер свисающие с усов капли и уже спокойнее, почти мечтательно произнёс:

   - Ну хорошо, пусть мы не идеальны, но ведь отнюдь не о всех составляют такие подробные трактаты. Значит изучают, значит стараются понять, а значит – любят! Да и вообще – мы намного более сложные натуры, чем тут написано, имейте в виду…

   - Гиз, не валяй дурака! Все вас любят, конечно – как вас можно не любить… Вон ты какой, пушистенький!

   И с этими словами домовой протянул коту руку, как бы спрашивая – мир? Гизмо секунду подумал и хлопнул лапой по ладошке Василия, расплывшись при этом в улыбке. Вслед за этим тут же раздался перезвон серебряных колокольчиков и феечки взлетели вверх, закружившись в каком-то лёгком танце. Домовой, обнявшись с котом, смотрели на них с умилением. В руке у Василия была зажата рюмка коньяка, изо рта у Гизмо виднелся кусочек недожёваной буженины. Идиллия!

   Мы посидели ещё часик за коньяком, танцами и приятной лёгкой беседой. Но стоило феям почувствовать приближение моей берегинюшки, как они быстро попрощались, чмокнули кота и своего давнего приятеля домового, и скрылись в неизвестном направлении. Может на свой луг полетели, а может ещё к кому-нибудь в гости направились. Кто знает планы этих эфемерных созданий…

   
   А. Шер.

   Иллюстрация - Владимир Румянцев





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 54
© 13.04.2018 Шеркунов Андрей
Свидетельство о публикации: izba-2018-2249289

Метки: проза, сказка, юмор, фэнтези,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ












1