К ПУШКИНСКОЙ ТРОПЕ!-7


К ПУШКИНСКОЙ ТРОПЕ!-7
К ПУШКИНСКОЙ ТРОПЕ

(Анализ антипоэзии в интернете)

21.

23.01.18 г.,
Святителя Феофана Затворника

... На днях опубликовал в интернете четверостишие:

ПРЕДВЫБОРНЫЙ РАЗБЕГ

Как же он, бедняга, не потеет?
Даже я следить за ним вспотел.
Думали работать не умеет,
Оказалось — просто не хотел.

25.01.18 г.,
Мученицы Татианы

Никогда бы не подумал, что этот коротенький экспромт вызовет такую горячую и, в общем, бестолковую, дискуссию. Крепко расспорились сайтисты. Досталось и мне, автору. Дескать, что тут ещё за пророк доморощенный нашёлся. Всезнайка какой-то. Знанием Истины хвалится. Да ещё и президента учит, как жить, как править страной надо. Я ему ответил: чтобы знать, как управлять, доморощенного пророчества не требуется; надо знать Истину Христову (хотя бы в пределах «Символа веры»).

А потом подумал: ведь в экспромте нет ни слова про Истину. Стало быть, читает тайком критик мой «Советы Оптинских старцев», и дюже ему тамошние мысли не по душе. А как же по душе придутся, когда в заметках говорится об антипоэтичности и антикультурности нынешних сайтов в интернете. Ведь он, критик мой, считает себя в числе избранных и любимых авторов (и читателями многочисленными, и руководством виртуальных «литобоъединений»), совершенно не желая понимать, что это признание бездарных бездарными.

Ну что ж! Раз ярые атеисты мой литературный манифест почитывают, хоть он и гладит их против шерсти, тогда всё как надо, то есть как Бог распорядился. А мы продолжим анализ. Очередь дошла до не очень молодого, но всё же начинающего поэта Валерия БлАговеста. Это псевдоним, но псевдоним оправданный. В этом читатель, думаю, убедится.

Познакомились мы интернетским, общепринятым способом года три назад. Узнал, что Валерий волгарь (я енисеец), что стихи он начал писать с 2015-го года и с тех пор «муза не покидает его». Сразу почувствовал, что тема Христа в душе поэта нашла пристанище. И это редкое нынче качество среди молодых не могло нас не сблизить. Он тогда сочинил (не люблю слово «написАл» — перекликается со словом «напИсал») панегирик «любимому поэту» то бишь вашему слуге, которое начиналось так:

ПО-ЕФРЕМОВСКИ СТРОКИ СЛАГАТЬ (...)

Я хочу, если это возможно,
Очень просто о важном писать,
Но пока для меня это сложно,
По-ефремовски строки слагать.

Он способен простыми словами,
Потаённые чувства открыть,
Меткой рифмой, как светом в тумане,
Путь от сердца к душе (?) проложить...

Спасибо ему за добрые слова, но они в отношении меня слишком добры, я тот ещё гусь и грешник старый. Но не в этом дело. Прочитал дальше:

Я, лишь тень от фигуры могучей,
Всюду следую, зорко смотря,
Приближая тот день неминучий,
Когда он обратит на меня,

Взор свой мудрый, отчётливо ясный,
Из-под строгих, лукавых (?) бровей…
И похвалит мой стих беспристрастный,
Где я душу открыл для людей…

Вот этот взор, «отчётливо ясный, из-под строгих, лукавых бровей» внимание на него и обращает. Как-то головой своей, затуманенной от похвалы, не дотумкал о смысле слов, что я обращу на него внимание. Человек ждал, ждал да, наверно, и ждать уже перестал.

Но сегодня утром прочитал, по обыкновению, одно из высказываний Оптинских старцев:

«Бог часто из ошибок человеческих
устраивает полезное. Преподобный
Антоний Великий сказал:
“О мимошедшей вещи не раскаяся”,
то есть понапрасну не жалей о том,
что сделано так или иначе, только
старайся употреблять вещи
должным образом» (ИЗ АМВРОСИЯ ОПТИНСКОГО).

Подумал: «К чему же эти слова?» И дошло. Давно надо было проанализировать стихи начинающего православного автора (в этом-то и ошибка). Но она и мне пошла на пользу (осознал необходимомость разговора с Валерием), и ему тоже (ожидание многому учит). С Божьей помощью разговор и начну. Пусть он не посчитает его поучением, а посчитает добродушным советом поэта, мучающего себя стихосложением уже лет шестьдесят с хвостиком. Кажется, такое право я заслужил, поскольку учёбу давным-давно начал с себя, да и пока её с удовольствием продолжаю.

А начну с объяснения — с каких позиций разбор буду вести и почему именно с этих позиций. Для меня не секрет (убеждение прочное, опытом проверенное), что Истина есть, вопреки её замалчиванию атеистами-материалистами, тупо не признающими главенства Духа над материей; и не только есть, но и является основой основ земной жизни, в том числе и поэзии. Положения этой Истины, Божественной морали, совершенно противоположны положениям морали светской, общечеловеческой, построенной на понимании жизни человеком, развращенным земными, душевными и телесными грехами. Но если в основе чего-то греховность, то основа эта ошибочна, лжива и вредна для нравственности, чести и совести и народа, и всех нас. В чём же суть Истины в поэзии?

Творец создал золотой фонд языка (им разговаривали в раю и сочиняли песнопения в честь Бога) — основа, в которой не было ни одного скверного, непоэтического слова (до 14 века грубые слова называли нелепыми глаголами); потом уже люди дополняли эту основу новыми понятиями, в том числе и нелепыми, некрасивыми, нецензурными. Золотой фонд словесности — истинный стержень стихосложения, им до сих пор пользуются литераторы и люди высокой духовности и нравственности. Отход от фонда грозит искажением поэзии, употребление слова другого штиля требует большого поэтического чутья.

Что ещё в живом стрежне поэзии? — Поиск темы произведения в Божественной, то есть высоконравственной сфере, которая бы отражала жизнь, была глубинной, полезной для сограждан, ну, и исполнена талантливо. Что стоит за словом талантливо? — Музыкальность (она должна быть и в построении прозаических предложений); ясность изложния мыслей; образность не в ущерб пониманию; чувство красоты русского языка; грамотность; строгое соблюдение стилистических правил; свежесть изложения (то есть свой стиль, который вырабатывается хорошей практикой); полное отрицание штампов, заезженных фраз и образов.

Особо отмечу знание поэтом Истины Христовой (небесной морали). Её незнание или пренебрежение ею приводит к тому, что даже талантливо или гениально (с точки зрения земной морали) сочинённые произведения почти полностью перечёркивают себя (примеры — большинство стихов Анищенко, поэма Маяковского «Хорошо!» и т.д.) Перечёркивают потому, что в них ложь. Поэт плачется о предстоящей смерти, не зная или не веря, что его ждёт жизнь вечная, если он её заслужит. Чаще всего — мы такой жизни не заслуживаем, существуя по нормам светской, толерантной, всё поглощающей морали.

Для настоящей поэзии необходима честная, смелая и принципиальная позиция, защищающая читателей от зла и Правду, Истину от всевозможных атеистических искажений и тем более — от уничтожения православных традиций, что мы наблюдаем нынче во всех сферах жизни, в том числе и интернетских, сайтовских.

После такого, необходимого, предисловия перехожу к разбору стихов Валерия БлАговеста.

22.

23.01.18 г.,
Святителя Феофана Затворника

... И всё же, всё же, всё же! (Мой любимый афоризм из Твардовского). Всё же, перед началом разбора стихов Валерия Благовеста, по заведённой традиции, попросил совета у Оптинских старцев, на сей раз у преподобного Амвросия. Вот его совет:

«Если же что-либо или кто-либо нас соблазняет или смущает, то явно показывается, что мы не вполне правильно относимся к закону заповедей Божиих, из которых главная заповедь никого не судить и не осуждать».

По большому счёту, не будь я стихотворцем, не надо бы прикасаться к анализу интернетской антипоэзии, всех поэтических грешников следовало простить от всего сердца и прощения у них попросить за то, что подумал про их сочинения плохо, а значит — и про них самих. Так получается, если смотреть на обличение, на критику по-христиански, по-православному.

Но в том-то и дело, что творчество немыслимо без эмоций, без острого слова, потому что только оно тронет сердца читательские, только оно вызовет нужный, совестливый отклик. В принципе, это и стрежень литературного труда. Где вы читали классические стихи без острого душевного переживания? Припомним хотя бы Кедрина:

Всё мне мерещится поле с гречихою,
В маленьком доме сирень на окне,
Ясное-ясное, тихое-тихое
Летнее утро мерещится мне.

Нет поэзии без сердца и души. И если дело касается Истины, каких-то отклонений от неё, каких-то неизбежных осуждений греховных отклонений, литератор просто обязан острые осуждения высказать, чтобы о таких грехах люди знали, чтобы их повторяло как можно меньшее количество дерзающих в словесном творчестве.

И это пусть и косвенное, но осуждение авторов несовершенных вещей, конечно же, становится немалым грехом перед общим правилом православной жизни. Недаром многие литераторы, порядком нагрешившие в отображении житейского (и поэтического) зла, приходили к убеждению, что пришло время заканчивать Богом данную работу, начинать чистосердечное раскаивание и, если и продолжать прежний путь, то сочинять только что-то покаянное, духовное, Божественное. Как тут не вспомнишь о зрелом Гоголе и его «Избранных местах». Или о Толстом, перешедшем на духовные филосовские трактатры. Или о Бунине, отразившем это состояние в блестящем по завершённости и чувственности стихотворении:

ЗА ВСЁ ТЕБЯ, ГОСПОДЬ, БЛАГОДАРЮ!

За всё тебя, Господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю,
Простор полей и кротость синей дали.

Я одинок и ныне — как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нём Вечерняя Звезда,
Дрожа насквозь, как самоцветный камень.

И счастлив я печальною судьбой,
И есть отрада сладкая в сознанье,
Что я один в безмолвном созерцанье,
Что всем я чужд и говорю — с Тобой.

Похвальна такая совестливость перед Истиной, перед Богом. Но в то же время и не обязательна. Обязательно другое. Острое, душещипательное осознание своей греховности, чистосердечное раскаяние перед ликом Всемогущего, получение от Господа прощения за житейские и сочинительские труды-грехи. То есть — горячие молитвы до работы и после, дома, на прогулках и в храме. И понятно — жить надобно по законам заповедей Божиих, как напомнил оптинский старец.

Вот почему перед началом разбора стихов поэта, которого я внёс в избранную троицу, снова взял я тайм-аут, чтобы заранее испросить прощение у сайтовских коллег. Разбор будет острым, эмоциональным, предельно честным. А иначе зачем же маяться, сочиняя его?
И еще раз напомню читателям и автору рассматриваемых стихов, что моей неуклонной целью является одно-единственное желание подсказать те многочисленные ловушки, которые вездесущий Вельзевул расставил на любом творческом пути. Поверьте, мне было бы спокойнее промолчать, о чём я знаю, что заметил в нынешнем массовом психозе, о котором в моём багаже есть такой стишок:

Подозреваю, что в России
Простых людей давно уж нет.
Что ни писатель, то вития,
Что ни читатель, то поэт.

Было бы спокойнее. Но великий поэт сказал:

И вечный бой. Покой нам только снится...

И в этом тоже Истина...

23.

23.01.18 г.,
Святителя Феофана Затворника

... Из океаноподобной массы стихоплётных опусов интернета, безликих своим однообразием выделиться жарено-пареной тематикой (главным образом ни о чём), пренебрежительным отрицанием всего пути русского развития, всей отечественной культуры, основанной на Истине Христовой, всех поэтических достижений пушкинской эпохи, всех правил нашего великого, могучего и, добавим, самого красивого в мире языка — неожиданно вырвались стихи Валерия БлАговеста; вырвались пока ещё (крепко надеемся, что ПОКА!) не мастерской поэтической безукоризненностью и окрепшей самобытной свежестью, а открыто выраженной преданностью православной вере, искренним интересом к проблемам духовной жизни, исповедальностью в грехах наших земных, человеческих, смелой непримиримостью ко всему, что противоречит Заповедям Христовым.

Это было удивительно. Даже у двух других поэтов, которых, по своим понятиям, я разместил в избранной троице, такой активной христианской позиции не обнаружилось, хотя любовь к Божьему миру, к простому люду нашему, к волшебному русскому слову говорила о том, что и они душою с Христом, с Его спасительными заповедями.

Многие из сайтовских авторов в те не столь уж и далёкие времена стеснительно, вкользь намекали о своём сочувствии тысячелетней вере предков, растерзанной отечественными вольтерьянцами. Многие вообще ничего не говорили. А изрядное число пиитов в лучшем случае иронизировало над православием, в худшем, — не зная его и не понимая в нём ничегошеньки, клеймило его как глупость несусветную. (Чтобы убедиться в атеистической истерии «поэтов безбожия» достаточно просмотреть публикации, скажем, на сайте «Стихов.ру» в 2011-2013 годах).

В ту начальную эпоху я публиковал в интернете такие печальные исповеди:

Я вашей своре — противостою.
Один. Пока один. Но с Богом в сердце.
Вы лиру ненавидите мою.
Вы с ней — как иноверец с иноверцем.

И если иногда я в конкурс ваш
Сойду по строгим творческим отрогам —
Лишь для того, чтоб взять на карандаш
Немногих тех, кто среди вас, но с Богом.

Вы страстью упиваетесь мирской,
Вы к славе рвётесь, словно олигархи
Ко всемогущей жизни золотой,
Да и не просто золотой, но архи!

Вам не понять в мещанской суете,
Что эта видимая тяжесть груза
Окажется в небесной высоте
Как страшная смертельная обуза.

Другого ждут небесные края —
Не славы, не гордыни и не злата.
И лира вам припомнится моя,
Которую клеймили вы когда-то.

И вот на заболоченных, затхлых, гиблых просторах интернета встречаю единомышленника, сподвижника, соратника, который неожиданно присоединился к моему «одиночеству» именно по причине невозможности жить без Бога. Он скажет об этом в таких выстраданных, светлых строчках:

Я ОКУНАЮСЬ В ЧИСТЫЕ ИСТОКИ...

Я окунаюсь в чистые истоки
Евангелия благостные строки.
С особым трепетом и радостью в душе.
Познавший их – воистину блажен.

Позднее я вернусь к этому стихотворению и другим, которые буду сейчас приводить; вернусь, чтобы проанализировать их более внимательно. А пока — первые, основные, идейные впечатления от стихов Благовеста, в которых проявляется Истина.

Думаю, вера в Христову Истину в Благовесте от отца, о котором в наших непродолжительных, но ёмких интернетских беседах он говорил с таким теплом и уважением, словно Пётр Гринёв из пушкинской «Капитанской дочки» о батюшке своём. С таким, почти не свойственным нынче теплом к родителям, может вспоминать только человек, хранящий в сердце Божьи Заветы, и не только хранящий, но и опирающийся на них в житейских хлопотах.

Наша действительность всё больше убеждает, что невозможно жить на грешной земле без мощной духовной опоры. А она — только в Книге Книг, в Христе и учении Его, в Вечной Истине. И жаль, искренне жаль тех, кто существует без святого идеала, без живого стремления приблизиться к нему. Жаль тех, кто подвергнут страсти сочинять вирши без помощи Вечной Истины, без помощи Отца Небесного.

Помню, как советским пионером, слава Богу без кроваво-красного галстука, взбирался я на крышу сарайки возле нашей двери в полуподвальное обиталище, старое, но идеально чистое благодаря маминым стараниям, пристраивался там поудобнее, раскрывал блокнот и цанговым крандашом пытался запечатлеть в нём первую строчку первого великого шедевра. Бог, без моего ведома, вселил в меня страсть к сочинительству, но, безверу и школьному отличнику, пока не помогал ничем, терпеливо следя, как стану я даром этим распоряжаться.

Ничего не получалось поначалу. Почти изгрыз я пластмассовую кнопку карандаша, но ни одна мысль, ни одна рифма не появлялись в голове. Да и что могло появиться, если голове этой было всего лет десять, а за плечами ничего не громоздилось, кроме летних рыбалок, детских уличных сражений и школьно-пионерских торжественных забот.

Надо сказать, с завидным упорством вынашивал ваш слуга первые строчки. К моей небывалой радости что-то стало получаться, под Пушкина, Никитина, Кольцова:

Тихо светит луна
В отражении вод,
А вокруг тишина
Над полями плывёт.

Видимо, выбранное направление Господь одобрил, потому что стихи пошли, пошли серьёзно, даже с болью за то, что в стране вершилось в те годы. Особенно «доставалось» мещанству, частнособственнической страсти, эгоизму, ну и многому другому. Однако на это ушли годы. И как всё это было далеко от той тематики, которая открылась после — как в духовных мучениях открыл я (не без помощи Христа через подсказку церковной киоскёрши) Истину в Христе. Десятки раз уже читал в Библии о великой Христовой мудрости: «Я есть путь и истина и жизнь», а дошло лишь после наводящего совета прочесть «Догматическое богословие» архимандристов Алипия и Исайи. Вот когда успокоилась моя поисковая страсть! Вот когда встретился я с Истиной, о которой все кругом говорили, что никакой истины быть не может. Да нет же, есть Истина! Да ещё какая! Ничего другого — кроме Неё не надо, поскольку только она объясняла и прошлое, и настоящее и уже зарождающееся будущее. Я стал добровольным служителем Истины. И с какой же радостью возблагодарил и до сих пор благодарю Спасителя, за Его незримую помощь!

Что принесло с собой изучение Истины Христовой? Если коротко — ранее не видимую глубину в понимании жизни, а значит, и глубину отражения её в стихах и прозе. «Вот! — скажет недоброжелатель. — Опять автор взялся расхваливать сам себя». Ах, нет же, глубокоуважаемый. Не себя я расхваливаю, а Господа Иисуса Христа. И если в творчестве моём есть что-то, что трогает сердца читателей (а таких немало, здесь я тоже не совру), то это совсем не моя заслуга, но Сил Небесных, с которыми обязательно должна быть у людей творческих непрерывная связь, иначе дар бесценный выродится в ничто (вспомним повесть Гоголя «Портрет»). За примерами никуда ходить не надо. Подтверждение этому, к великому сожалению, почти каждое антистихотворение сайтовских авторов, по всеобщей глупости гоняющихся за пареным-жареным, но не за глубинной истиной, не за выплеском души в слова.

Благодарю Бога, что у нашего поэта (повторюсь, поэта начинающего, приобщившегося к творчеству всего три года назад; разве это срок для постижения моря, действительно, моря «малых» истин, составляющих Истину «большую»!); что у нашего поэта есть мудрый руководитель в жизни и творчестве, о котором он исповедался в приведённых выше четырёх стихотворных строчках. А вот ещё одно признание.

ОТЦА НЕБЕСНОГО ОБИТЕЛЬ...

Отца небесного обитель
Стоит в руинах кирпича.
От боли плача и крича
Со стен смотрел на нас Спаситель.

В глухом лесу в грязи, пыли
Он столько лет хранил забвенье,
Но словно всем даря прощенье
Вновь обретённый лик явил.

Не знак ли это иль не чудо?
Мне нет покоя до сих пор.
Судья нам вынес приговор,
Дав шанс, исправить всё, покуда…

Повторю мысль о чрезвычайной важности понять и принять Бога, изучить Истину, не светскую, её вообще нет, а Христову, которая только и есть на свете в единственном роде.

И еще раз приведу афоризм Аристотеля: «Поэты много врут, потому что не знают Истины». Она, обычно, возмущает ныне стихоплётствующих, не могут они понять глубинного смысла этого высказывания. Они, опять же обычно, говорят: «Я искренне выражаю свои чувства, объективно, ничего не придумывая, так в чём же я вру?» А уже в том хотя бы, что чувства-то, по большому счёту, мелки, мелочны, ничего читателю не дают, ничему доброму, духовному не учат. Мир задыхается во зле, а вы о своих мещанских, личностных заботах. Это ли не ложь, великая и гнусная?

Или, кстати вспомнил, сочинил один автор неплохие, как говорят, мастеровитые, стихи о конце жизни на Земле: разрушится, мол, планета наша, а звёзды будут сиять во Вселенной вечно. Ему, «пророку», и невдомёк, что, по Истине, единственно верному откровению Божьему, погибнет во время Апокалипсиса весь Космос, почти вся материя (часть её Господь использует для создания новых земли и неба), но звёзд над Вечным Иерусалимом не будет, они ни к чему, ночей там не предполагается, их заменит день бесконечный, свет незакатный. Вот уже и ложь поэт сеет среди читателей, скрывая от них будущую вечную жизнь. И таких разновидностей лжи у начинающих пиитов (а начинающими они могут остаться весь свой век, если с помощью Бога не разовьют зачаток таланта) — разновидностей таких море разливанное, океян нескончаемый. И потому совет собратьям, если они хотят стать настоящими, а не липовыми поэтами, самым серьёзным образом взяться за изучение Истины, иначе неизменно ходить им в интернетских гениях, не имеющих с гениальностью ничего общего.

Нет, я далёк от мысли, что Валерию Благовесту, известна Истина во всём её многообразии. Это не так. Еще много в стихах неусвоенного пока, непродуманного, но, по сравнению с неверами-атеистами — у него гораздо больше возможностей занять в Поэзии свою вершину. Надо только не лениться, не забывать понуждать себя к вечной поэтической работе — «крутить жернова поэм», оттачивать и наращивать мастерство. А для этого надо отдать всю жизнь без отатка. Как Есенин сказал:

Коль этот зуд проснулся,
Всю душу выплещу в слова.

Понятно, изучение и принятие Истины, совсем не означает сочинять только о Спасителе, только о постижении глубинного течения жизни, а означает, что сочинять нужно и о самом себе, греховном, слабом, часто падающем, но всё-таки встающем с греховной земли и снова обращающемся за прощением, за помощью к Богу. Тут гордыни ни капельки не должно быть, тут должно быть полное смирение, поскольку здесь лишь твоя личная беда, а всё личное требует только спасительного смирения перед волей Творца.

Но — следуем дальше.

ЗА ЧТО, ГОСПОДЬ?

(Прости любимая за всё)

Ему, что пламень жаркого огня,
Что хладный дух подземных адских штолен.
Он ради милой будет непри(е)клонен
В бою смертельном, голову склоня.

Ты удивлён, но тот безумец - я!
Мой крепкий дух отвагой преисполнен,
Но вот любить, увы, не приспособлен (,)
Характер – словно жёсткая стерня.

За много лет я не сумел нисколько
Отдать тепла души своей любимой,
А вот уж, тихо, старость подошла.

За что, Господь, во мне неистребимой,
К слезам её, мольбам, и чувствам стойкой —
Травою сорной гордость проросла?

Еще одно стихотворение на эту же тему (по сути, тема души человеческой неисчерпаема, неугасима).

В МОЕЙ ДУШЕ НЕ РАЗВЕСТИ ОГНЯ...

В моей душе не развести огня.
Там осень поселила хладность утра.
Роса замёрзшая, с налётом перламутра,
Холодной льдинкой смотрит на меня.

С щемящей болью сердце бьётся так,
Что выпорхнуть готово вольной птицей,
И в небо серое с надеждой устремиться,
Где чёрной стрелкой правит путь косяк.

И опять о главном:

Столько зим и столько лет
Всё горит, не меркнет свет.
Свет - вечнующей (?) любви.
Свет - божественной зари.

Можно еще приводить и приводить примеры, говорящие о том, что Истина, как мощный магнит притягивает нашего поэта и заставляет всё оценивать и показывать с точки зрения высочайшей духовности (в отличие от магнита громадного большинства интернетских лжепоэтов — рваться вон из кожи, чтобы прихвастнуть перед коллегами «гениальными» выкрутасами); можно приводить, но, кажется, и этого достаточно, чтобы со мной согласиться.

И вот теперь перейдём к очень важной части нашего разбора, к той стороне, которая, при желании Валерия и других стихотворцев, может помочь не только безошибочно выбирать тему для сочинения, но и безошибочно, успешно воплощать её в то волшебное, загадочное и радостное, что в поэзии, в пику нынешнему интернету, называется стихами...

(Следите за публикацией)





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 12.04.2018 Борис Ефремов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248910

Рубрика произведения: Поэзия -> Прозаические миниатюры












1