Фантастическая Анастасия


Колдунья

Достигнув зрелого женского возраста, Тася задумывалась, можно ли назвать жизнь человека абсолютно счастливой или абсолютно несчастной. По крайней мере, события её жизни не складывались в статичную картину, а распадались мелкими деталями, как в калейдоскопе. Сочетание событий всегда выглядело по-новому и не могло быть окончательным.

Тася играла на сцене театра, знакомого ей с детства. Коллектив театра сначала распался, а теперь снова объединился. Как будто можно порадоваться. Но от Таси не укрылось, что у коллег осталось мало прежнего единств. Те, кто работал в здании театра и те, кто уходил в концептуальные постановки, стали двумя разными группами. Теперь эти группы вступали в диалог, но всё-таки каждая продолжала жить собственной жизнью, в группах появлялись лидеры.

Тасина мама играла в том же театре до его раскола. После пережитых трудностей мама оставила работу и чувствовала себя подавленной. Тасин папа, принадлежавший к технической интеллигенции, тоже испытывал немало тяжёлых чувств. Сейчас родители Таси стали радостнее. Нечаянно она нашла письма, которые родители писали друг другу лет пятнадцать назад. То, что прочитала Тася, объясняло, какой конфликт произошёл между родителями и почему мама впадала в отчаяние, ведь мама переживала и из-за этого, и из-за карьеры в театре. Тася не призналась папе и маме, что она знает о том, о чём они переписывались. Мрачные мысли подолгу мучили Тасю. Но она понимала, что у неё нет права осуждать родителей за то, что произошло между ними. Тася вспоминала себя в то время. Тогда они с молодым мужем поселились в отдельной квартире и просто опьянели от свободы, обживали новое место. Тася не замечала, что у папы с мамой что-то пошло не так, поглощённая радостями взрослой жизни. Если уж она не могла помочь родителям, теперь Тася может только не предъявлять им обвинений. Тася решила делать вид, что ей неизвестно о том, о чём она нечаянно узнала.

Окончив школу, дочь Таси вышла замуж. Вскоре Тася развелась с мужем, узнав про его измену. Кто-то сходится, кто-то расходится. Тася называла дочку «дочь бабы-яги». Как в сказках, где баба-яга живёт с дочерью в лесу, и когда добрый молодец встречает дочь бабы-яги, это оказывается девица красоты неописанной. На дочку Таси действительно можно долго смотреть. Высокая, почти мужского роста, круглолицая, но при этом статная, с длинными чёрными волосами и большими аквамариновыми глазами. Она могла быстро обидеться, но могла и быстро улыбнуться. Лицо Тасиной дочери сияло жизнью, как и лицо Таси. Девушка училась на актрису и выходила на сцену тетра, где играла Тася, а ещё раньше – Тасина мама. Но дочь Таси больше любила концептуальные молодёжные постановки, в которых участвовала вместе с друзьями. Любимая роль девушки – Колдунья в сюжете, основанном на средневековых легендах. Её так и стали называть и объявлять по «звёздной» роли – Колдунья. Чтобы представить себе этот образ, надо представить соединение всех колдуний и всех средневековых костров. Такой пламенной, свободолюбивой и темпераментной получилась Колдунья в концептуальной постановке.

Колдунья поступила в местный колледж культуры по совету мамы. Молодую актрису раздражало здешнее образование, как и здешний театр. По мнению Колдуньи, театр находился на последнем издыхании, не мог создать ничего современного. Колдунья мечтала играть в постановках, непохожих на уже привычные сценарии. Всё чаще Колдунья думала и говорила вслух, что современные концепции могут увидеть свет только в столичных городах. Вот если бы Колдунья поступила во ВГИК, её карьер стремительно взлетела бы вверх. Выйдя замуж после школы, Колдунья хотела туда поступить. Муж Колдуньи в то время закончил профтехучилище и был не против поехать за женой туда, куда она планирует. Но, если честно, намерение Колдуньи не понравилось Тасе. Тася боялась, какие разочарования могут ждать ребёнка в столице.

Много лет назад Тася сама выбирала место учёбы после школы. Она восхищалась одной киноактрисой и задумывалась о том, то можно поступить во ВГИК и потом сниматься в кино. Тася поехала в Москву, чтобы познакомиться с актрисой и побеседовать с ней о сценической карьере. Когда Тася в Москве встретилась с актрисой, прима послушала чтение выпускницы школы и с иронией прокомментировала Тасино исполнение. У Таси стало тяжело на душе после насмешки актрисы. Этот случай перекрыл воздух Тасиной мечте. Тася поняла, что столичная жизнь может принести больше стрессов, чем радости. Она больше не претендовала на ВГИК, училась и играла в родном городе, в театре, знакомом с детства, где все оберегали Тасю, как любимое дитя. Это уже потом начались волнения среди коллектива, но в год окончания школы Тася не могла предугадать, что всё та случится.

– Фантастическая Тася! – звучало о ней.

Когда Тася рассказывала Колдунье о трудностях студенчества в Москве, где-то в Тасином подсознании всплывала история, как прославленная актриса оказалась язвительной женщиной. Тася вроде бы мягко отговаривала Колдунью от переезда, но в результате Колдунья сделала этот выбор не сама. Сейчас Колдунья жила на концептуальной сцене, оказывалась в гуще самых взрывных спектаклей, хваталась за все идеи, названные современными. Театр, где Тася играла в классических постановках, казался Колдунье недостойным внимания. Колдунья вынесла классической драматургии окончательный приговор – всё это устарело и не имеет права на существование. Кроме любви к сенсационным постановкам, Колдунья испытывала ещё одну страсть – к кулинарии. Она зарабатывала тем, то пекла торты на заказ. Молодая актриса никогда не осталась бы без средств. Но при этом Колдунья могла приготовить любое блюдо, говорила, что так отдыхает от концепций.

Бывший муж Таси встречался с другой женщиной, а у Таси появилось новое счастье в лице сценариста, которого она уже довольно давно знала ка товарища по работе. Тася задумывалась о том, чтобы начать следующий этап жизни. Но сейчас бывший муж стал всё чаще приходить в гости, по его словам, чтобы встретиться с Колдуньей. Он заводил разговор о том, что его отношения дали трещину. Тася почувствовала, что отец её дочери пытается найти путь в прежнюю семью. Сама Тася сомневалась, что из этого что-то получится. Но она с тайной грустью понимала, что во внезапно возникшей любви со сценаристом у неё тоже нет уверенности. Тася старалась меньше бывать дома, чтобы не сталкиваться с отцом Колдуньи и не мучиться волнением. Растерянность Таси заметил молодой муж Колдуньи. Он очень тепло к ней относился, потому что Тася познакомила его с театральным искусством. Всё, что происходило с Тасей, зять принимал близко к сердцу.

– Мамочка Тася, не пускайте его обратно, – решился сказать зять Таси про её бывшего мужа. – Если он вас предал один раз, он и дальше будет делать то же самое.

– Понимаешь, тебе трудно говорить о людях нашего возраста, – слабо оправдывалась Тася. – Это не предательство, просто в какой-то момент та женщина могла дать ему то, что он не получал от меня…

– Мама Тася, вы, конечно, такой душевный человек, но из-за этого на вас все ездят! Чтобы променять вас на кого-то ещё, надо быть дураком. Вы красавица и умница, чего ещё искать добра от добра?

– Ой, ладно, не рассказывай мне сказки, это я-то красавица.

– А что? Вы – наша звезда! И, кстати, уж простите, но хотел сказать: тот мужчина, который пишет вам пьесы, где вы играете, так на вас смотрит… Вы бы держались за него, чувствую, вы ему нужны.

– Спасибо, прямо не знаю, как бы я разобралась без твоих советов в моей запутанной «Санта-Барбаре».

Ещё до того, как Тася вышла замуж за отца Колдуньи, она нравилась молодому человеку из актёрской среды. Родители думали поженить Тасю и её поклонника, но Тася видела, что это человек, не приспособленный к жизни, и не торопилась соединять с ним судьбу. Тогда ей понравился отец Колдуньи, как казалось Тасе, благодаря его естественности. Тасин поклонник женился на

другой девушке, но Тася продолжала дружить с молодой семьёй, правда, дружба основывалась на том, что Тася постоянно им помогала. Сейчас приятель обратился к Тасе с просьбой помочь выплатить кредит за машину.

– Сколько вы уже будете закрывать этот кредит! – вздохнула Тася. – По-моему, вы сами устроили себе бесконечный кризис.

– Так, это, нам надо свозить родителей на огороды, и мы сами ездим тоже…

– У меня сейчас мало средств после развода… Ну, ладно, попробую что-нибудь от себя оторвать.
– Огромное спасибо, Тася! Слушай, тогда я приглашаю тебя в кафе послезавтра, когда закончится репетиция, там всё решим.

– Странно, если у тебя сейчас кредит, какое кафе? Подумай трезво, н стоит входить в такие траты, которые тебе сейчас некстати.

– Да ты что, для тебя ничего не жалко.

– Нет, правда, не безумствуй!

– Вот что… – приятель глубоко вздохнул. – Не надо мне ничего одалживать, посидим в кафе просто так.

– И что там делать? – поразилась Тася.

– Ну, мы что, не можем пообщаться поближе?

– Короче говоря, я принесу тебе денег, и не надо никакого кафе.

Разговоры бывшего поклонника оставили Тасю в недоумении. Неизвестно, к чему он твердит про кафе? Может ли у него что-то остаться к Тасе? Сейчас, когда она развелась и пока не вышла второй раз замуж, приятель, возможно, на что-то надеется. Конечно, Тася долгое время общается с его женой и не хочет стать причиной чужого горя. Хотя всё-таки Тася склонна думать, то интерес к ней связан с интересом выплатить кредит за машину, надо смотреть на вещи реально.

Ангельская Душа

Не так давно в театре появилась новая молодая актриса. Точнее, дебют этой девушки случился сказочным образом. Она училась на искусствоведа и писала критические статьи о спектаклях. Встречая девушку, Тася невольно робела перед её безукоризненными манерами, перед умением проникать во все тайны драматургии. Девушка происходила из семьи, не менее интеллигентной, чем семья Таси, носила известную в городе фамилию. Но всё это оказалось не столь значительным, как обстоятельства, при которых девушка появилась на сцене.

Под Рождество должен был выйти спектакль, соединяющий притчевые сюжеты. Заболела исполнительница роли Ангела. Возник вопрос: искать ли ей замену или просто убрать Ангела из постановки? Его реплики могли бы произнести остальные персонажи, но, с другой стороны, Ангел должен благословить мир в Рождество, как-то нельзя совсем без него обойтись. В то время девушка-искусствовед принесла текст статьи. Актёры, разговаривая с ней, вдруг увидели её как будто в первый раз. Девушка напоминала очаровательного ребёнка – маленький рост, круглое лицо, огромные синие глаза и трогательная улыбка, короткие пушистые золотисто-русые волосы с чёлкой. Как будто ожившая рождественская открытка, только с распечатанным текстом в руках. Кто-то вздохнул: «В таких глазах хранится ангельская душа!» Девушку попросили спасти постановку. Она согласилась сыграть Ангела. В ходе репетиций Ангелу дописали и расширили роль. Девушка, постоянная отличница, за короткий срок выучила весь объём роли. Её уже стали называть Ангельской Душой, как в комплименте, обращённом к ней. Теперь Ангельская Душа знала текст, но главное волшебство свершилось, когда она надела сценический костюм. В одном образе слились все ангелы и все чистые, нежные облака. Ангельская Душа блестяще сыграла роль и очаровательно выглядела на сцене.

Театральная карьера Ангельской Души только началась с рождественского спектакля. Как-то вдруг выяснилось, что внешность Ангельской Души идеально подходит под все девичьи роли всех пьес. В театре играли молодые актрисы, но, если честно, они казались невыразительными и никакими. А лицо Ангельской Души и её нежные движения подошли бы любой лирической героине. Ей стали предлагать роли мечтательных девочек. Таки героини верили в наивные мечты, в их больших распахнутых глазах отражался мир. Но у Таси складывалось странное впечатление, когда она смотрела на игру Ангельской Души. В реальности Ангельская Душа умела планировать свои занятия, достигать цели рациональным путём. Она не настолько уж часто ошибалась и идеализировала происходящее, как персонажи, которых она играла. Все наивные девочки из пьес влюблялись, их мечтами обычно владела любовь. Ангельская Душа пока что не задумывалась о таких вопросах, оберегала свободу, хотела построить карьеру. Конечно, актёр не обязан повторять судьбу героя, но всё-таки Ангельская Душа отличалась от лирических героинь слишком во многом. Её расспрашивали, как она выбрала профессию, не хотела ли учиться на актрису после школы. Ангельская Душа объясняла, что просто не задумывалась о сцене как о профессии, хотя выбирала такое дело, где могли бы пригодиться знания интеллигентного человека. На самом деле, Ангельская Душа обладала многими знаниями в

области культуры и искусства. Тася невольно сравнивала, знает ли она сама столько, сколько Ангельская Душа. Пока что Тася знала точно такую же информацию. Но Тася собирала культурный опыт из того, что ей произвольно нравилось, а Ангельская Душа выстраивала его как систему.

Ангельская Душа стала учиться одновременно на искусствоведа и на актрису. Тася всё чаще испытывала недовольство собой. Очень быстро она нашла причину волнения. Раньше Тасю считали самым взрывным и при этом самым творческим человеком в театре. О ней говорили то с удивлением, то с восхищением.

– Фантастическая Анастасия! – такими словами сопровождалась работа Таси на протяжении долгого времени.

Если требовалась креативная идея, за ней бежали к Настасьюшке. Тася чаще остальных становилась темой для разговоров. Теперь актёры говорили про Настасью и про Ангельскую Душу. Тем для разговоров стало две. Тасю считали самой яркой среди актрис-женщин, Ангельскую Душу – среди актрис-девушек. Тася в унынии думала, что её саму воспринимают как оптимистку и романтика, но при этом она еле-еле убирает излишки веса, занимаясь в спортзал, у неё всегда растрёпанные волосы, Тася громко разговаривает. О ней вряд ли стали бы рассказывать как об идеале красоты. А про Ангельскую Душу часто говорили, что ей всего отмерено полной чашей – и интеллекта, и изящного воспитания…

Иногда Тася чувствовала, как в ней поднимается раздражение. Хорошо, что раздражение Таси направлялось только на неё саму. Она отходила в сторону от людей, с которыми разговаривала, чтобы успокоиться. Это могло показаться странным, поэтому Тася купила сигареты и демонстративно доставала их, объясняя, что идёт покурить.

Тася завела речь с женихом-сценаристом о новой постановке.

– Ты можешь написать для меня какую-то новую роль? – попросила Тася. – Только пусть это будет героиня, пишущая стихи или рисующая.

– Конечно, какие разговоры! – бодро согласился сценарист.

Если честно, он не был уверен, что такую свежую пьесу удастся поставить в данный момент. Вот когда они с Тасей работали над концептуальными постановками, там можно было придумывать программу на ходу. А здесь работа идёт по плану, не зависящему от фантазий каждого творца в отдельности.

– Это такие красавицы, как Ангельская Душа, хорошо смотрятся везде, куда бы они ни пришли! – с такой же преувеличенной весёлостью воскликнула Тася. – А для тётенек моего возраста надо прописывать, как им повернуться!

– У Ангельской Души такая аристократичная семья, – с восхищением вспомнил сценарист.

Скоро Тася получила возможность поблистать на подмостках, правда, не в такой роли, о которой она мечтала. Тася нечаянно оказалась в роли второстепенной комедийной героини. Она ходила на работу с температурой, и Тасе досталась роль, где не требовалось искать много глубинных смыслов. Главную героиню комедии играла Ангельская Душа. Не стоит уточнять, что она выступала в роли юной мечтательницы. Тася играла её тётю, приехавшую из маленького места. Тётя должна была объяснять племяннице, что надо смотреть на жизнь реально, но, разумеется, героиня Ангельской Души проносит свои мечты через всю двухчасовую пьесу. Тася осознавала, в каком дурацком виде она предстанет перед публикой, к типажу «комической старухи» уже нечего добавлять. Впоследствии Тася жалела, что согласилась на этот «звёздный час» и на всё, что случилось дальше.

Тася чувствовала идиотизм собственной игры с первой фразы, сказанной героиней – много вас, не надо ль нас, встречайте гостей, мир вам, и я к вам. Тася разговаривала каким-то не своим, фальшивым голосом, при этом хрипящим из-за простуды. Половину выходов Тася играла в фартуке. Публика с радостью принимала любимую актрису, всегда обаятельную в любой роли. Но Тася просто ужасалась. Неужели, если женщин столько лет, сколько сейчас Тасе, она думает только про хозяйство и огород и у неё начисто отшибает память, когда речь заходит о любви и возвышенных мечтах? Взрослые дамы вовсе не такие, они по-прежнему строят воздушные замки! Автор пьесы создал неправильный женский типаж, не имеющий ничего общего с реальностью! Такие чувства переполняли Тасю, пока она кое-как тянула роль приезжей родственницы.

Сценарист подарил Тасе цветы при выходе из театра. Тася, в то время уже на взводе, бросила цветы на асфальт.

– Настасья, ну, ты что? – сценарист поднял букет.

– Вот так я оцениваю мою сегодняшнюю игру! – отрезала Тася. – Видимо, я уже постарела и мне надо уступать дорогу молодым! Единственное, на что я ещё способна – играть комических старух! Для этого даже не надо учить много текста! Всё, то я сегодня несла, сводится к одной фразе: «Любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда»!

– Да ладно, ты отлично сыграла! Держи цветы!

- Ты просто пытаешься меня успокоить! – Тася уже не сдерживала раздражение. – По-твоему, я не понимаю сама, как я выглядела? Я играла такую же старую развалину, какой и являюсь в жизни! Не надо меня утешать!

– Слушай, ну, я заметил, что ты хрипела, но я уже давно вижу, что тебе надо перестать курить. Наверно, этого не понял никто, кроме меня.

Сценарист протянул Тасе букет.

– Да не надо мне!

Тася в бешенстве бросила цветы снова. Сценарист опять подобрал их с асфальта.

– Тася, я ведь догадываюсь, что ты стала нервной, когда у нас начала играть Ангельская Душа. Никто не считает тебя старой, эту тётю Мотю мог сыграть даже я. В последнее время ты уже повернулась на идее своей славы. Когда мы встречаемся, ты говоришь только о том, что тебе нужна какая-то глобальная роль, тебе неинтересно, что происходит у меня…

– Ты просто не можешь понять, что значит для женщины потерять шарм! Поэтому не лезь в то, чего не знаешь!

Тася ушла в плохом настроении. На следующий день она уже меньше огорчалась из-за неудавшейся роли. Это не первый её выход и, надо надеяться, не последний. Тася пришла на работу, думая помириться со сценаристом. Оказалось, что он взял отпуск за свой счёт и уехал из города к друзьям, занимающимся бизнесом, чтобы заработать что-то реальное. Тася сделала мрачный вывод, что теперь она не только непривлекательная, но и одинокая женщина.

Актриса

Тася не переставала думать о сценаристе. Она как-то внезапно заметила, что её уже не волнует идея занимать на сцене первое место. Тася и раньше не играла голубых героинь и всегда радовалась, а тут на неё нашла какая-то блажь, Тася ни дня не прожила с лёгким сердцем. Сейчас она всё чаще вспоминала, как сценарист разговаривал с ней, как улыбался, и Тася ждала его возвращения. Только неизвестно, как у них сложится, если даже он закончит свою забастовку. В этот вечер Тася уходила с работы печальная, за время разлуки со сценаристом у неё и не было другого настроения.

Возле служебного входа стояла женщина в пальто и тёмных очках.

– Анастасия, здравствуйте, – женщина подошла ближе.

– Здравствуйте, – ответила Тася.

Женщина двигалась изящно и плавно. Её голос показался Тасе знакомым.

– Извините, что отнимаю у вас время, но вы можете мне помочь, – продолжала женщина.

Она сняла тёмные очки. Тася застыла на месте, с трудом веря увиденному. Перед ней стояла женщина, чьё лицо появлялось на телеэкранах в разные годы и в разных кинопроектах. Ею по праву восхищались и кинорежиссёры, и коллеги, и широкая публика. Её внешнему облику и экстравагантной манере поведения стремились подражать, более или менее достоверно. И та же самая женщина причинила обиду Тасе, когда Тася приехала в Москву, чтобы посоветоваться о том, как правильно начать карьеру актрисы, а прима с ядовитой улыбкой предложила ей: «Перенаправьте интерес на что-нибудь реальное».

– Вы прекрасно выглядите, совсем не изменились, – улыбнулась Тася.

– Спасибо, вы тоже всё та же красивая девушка.

Тася посчитала неискренним этот комплимент. Да уж, актриса, которой примерно столько же лет, сколько Тасиной маме, осталась красавицей с тонкой талией. У Таси не было такой изящной фигуры двадцать лет назад и нет сейчас. В этом они обе остались прежними.

– Анастасия, вы можете сделать для меня очень важную вещь, и это ничего не будет вам стоить.

– Я – для вас? Но что это за вещь?

– Пожалуйста, простите меня за то, что я обидела вас, когда вы хотели со мной поговорить. Дело в том, что мне поставили опасный диагноз…

Актриса рассказала, что сейчас она живёт с тяжёлой болезнью. Она вспоминает свою жизнь, мучительно думает о том, всё ли ей удалось сделать и не нужно ли что-то исправить. Актриса просила прощения за неприятные случаи у нескольких людей. Последним, но неожиданно ярким воспоминанием стала девочка, немного смешная и при этом искренняя, которая когда-то так горячо просила послушать её чтение. Актриса видела эту девочку только один раз, но сейчас уверилась в том, что это жизнерадостное существо принесёт ей счастье. Если после разговора с Анастасией здоровье актрисы не станет лучше, то душе актрисы обязательно будет легко.

– Анастасия, вы сами помните, какие трудные годы стояли, когда вы приезжали ко мне. Тогда многие люди стали нервными. Мы утратили какие-то нравственные ориентиры, не осталось канонов, как можно поступать, а как нельзя. Помните. Тогда показывали фильм «Маленькая Вера». Стало нормальным, что на экранах можно увидеть отражение неприятного состояния человека. И такое изображали без осуждения, а просто как свершившийся факт. Для молодых актрис, примерно таких, какой вы были тогда, стало нормальным сказать что-то резкое при массовом зрителе или даже по адресу публики. Надо сказать правду, в годы разрухи я тоже стала раздражительной и не старалась это скрыть. Когда мы с вами разговаривали, я ещё и разводилась с моим тогдашним супругом…

– Но сейчас вы нашли счастье с человеком из вашей среды, – вспомнила Тася.

– Да, сейчас у меня есть и любовь, и умение сохранять внутреннюю гармонию. А тогда довольно часто актрисы превращались из утончённых дам в приблатнённых особ. Это я говорю в первую очередь о себе, когда вспоминаю, как по-хамски я разговаривала с вами. Вы были такой светлой девочкой, неиспорченной временем… Анастасия, простите меня за мой поступок. Я клянусь, что я бы тогда так нахамила любому, кто подошёл бы ко мне в тот вечер. Сейчас на мои спектакли приходят выпускницы школ, говорят, что их вдохновляет моя игра. Мне так стыдно вспоминать, что вы приехали ко мне в том же возрасте, а я не нашла для вас нужных слов.

– Я вас простила и очень хочу, чтобы вы и дальше радовали зрителей вашими фильмами и песнями. А как вам удалось меня найти?

– При нашем знакомстве вы назвали мне имя, фамилию и город. Я искала в Интернете информацию о здешнем драмтеатре и его актёрах. Удалось найти ваши фотографии и программы ваших спектаклей. Говорю откровенно, вашу солнечную улыбку легко узнать. Я читала и про игру вашей мамы, вам было от кого унаследовать талант.

– Спасибо, моя мама на самом деле человек с большим дарованием. У меня тоже появилась к вам просьба.

– Да, всё, что угодно.

– Хочу вас пригласить в гости ко мне домой и в наш театр. Познакомитесь с моей семьёй и с друзьями, устроим автограф-сессию.

– Конечно, это ещё одна радость, которую вы мне доставите.

Перед тем, как принять актрису, Тася позвонила другу сценариста. Она попросила помочь ей помириться с любимым человеком, тем более, к Тасе приехала киноактриса, снимавшаяся в известных фильмах, и Тася хочет познакомить сценариста с ней.

– Тася, он мне рассказал про вашу ссору, – ответил друг сценариста. – Извините, но вы не должны были говорить таких неприятных слов. И сейчас вы придумали очень смешной повод, чтобы помириться. Вы бы ещё сказали, что к вам приехал полный актёрский состав сериала про оперов.
Тасе пришлось оставить попытку соединиться с любимым. Актриса пообщалась и с Тасиными родственниками, и со здешними актёрами. Её прекрасные фильмы и выступления на эстраде любили и знали все. Многие читали книги, где актриса лёгким и оптимистичным языком рассказывала о своём становлении и карьере. И всё же актриса ощущала натянутость между собой и Тасей.

– Анастасия, может быть, снимем ремейк нашего с вами фильма? – предложила актриса. – Двадцать лет назад вы приехали ко мне просить помощи, а я вас оттолкнула. А теперь я приехала просить помощи у вас, и вы подарите мне вашу доброту.

Да, заканчивая школу, Тася задумывалась о ВГИКе. Вот если бы актриса не посмеялась тогда над её мечтами, возможно, Тася решилась бы поступить туда. Хотя, возможно, Тася и тогда бы не решилась. Но всё-таки интересно представить себе, какая жизнь сложилась бы у Таси, если бы она училась и жила в столице. Глядишь, Тася снялась бы в паре-тройке фильмов. А, с другой стороны, ну, пусть бы Тася вообще не решилась поступать во ВГИК или завалила бы вступительные, бывает всякое. Но ка она тогда хотела услышать от любимой знаменитой актрисы, что Тася имеет право принадлежать к театральному миру и что театр в жизни Таси появился не случайно! Ведь услышать слова поддержки иногда важнее, чем получить протекцию. А своим пренебрежением актриса надолго перебила вдохновение Таси. После той ситуации Тася уже не бросалась в увлечения, как в омут, всегда продумывала варианты на любой крайний случай, подстилала соломки. Она казалась со стороны очень порывистой, но из-за Тасиных страхов Колдунья не поступила туда, куда хотела.

– Всё-таки я ещё раз прошу: забудьте обиду на меня, – ласково сказала актриса.

Тася, к своему ужасу, понимала, что она не чувствует обиды на актрису, и, возможно, поэтому не чувствует настоящей жалости и нежности. Некрасивый поступок актрисы случился уже очень давно. Когда-то Тася страдала из-за этого, но сейчас впечатление почти стёрлось. Она не удержалась и поделилась огорчением с теми, с кем дружила в юности. Но сейчас рядом с Тасей собралось много людей, не знавших о том случае с актрисой. И те, кто знал, уже успели его забыть. Истерично-насмешливая женщина, увиденная Тасей возле служебного входа столичного театар, не связывалась для Таси с экранным воплощением женской красоты, знакомым по многим фильмам. И оба этих образа не связывались в представлении Таси с элегантной, изящной женщиной, приехавшей к ней со своей бедой. Вот если бы три женских образа слились для Таси в один, при взгляде на который в Тасе зажглась бы озлобленность, а потом – такая же огромная радость… Но Тася не испытывала к актрисе никаких эмоций, ни злых, ни добрых.

Тася привезла актрису к себе на дачу, показать ещё одну сферу своего обитания. В это время Тася продолжала мечтать о том, чтобы к ней вернулся сценарист. В ней не осталось ничего, кроме мечты о любви. До сих пор Тася обращалась к искусству во всех ситуациях. Там она искала гармонию, которой часто не хватало в жизни. И только сейчас Тася поняла, что не найдёт в искусстве ничего красивее своей любви. Если женщина не наполнена любовью, ей неоткуда брать энергию для искусства. Искусство – только форма, а человеческие эмоции – содержание. Тася, всегда делавшая всё для продолжения актёрской игры, теперь мечтала освободиться от таланта, как от оков. Она ждала возвращения сценариста. Мысленно Тася вынашивала желание, чтобы пропал её актёрский талант, такой бесполезный, не способный принести счастье, и чтобы взамен него у Таси появилась женская судьба. Тася привлекала внимание безграничной радостью. В понимании Таси, радость была её единственным украшением. Сейчас она согласилась бы потерять оптимизм, чтобы никто не смотрел в Тасину сторону. Ей нужен лишь один любимый человек. Только иногда у Таси текли слёзы, когда она представляла, что она потеряет и актёрский талант, и человеческий оптимизм, и после этого не вызовет любви у сценариста, ради которого отказалась от своих ценностей. Ведь без них она станет просто немолодой усталой женщиной.

– Пожалей меня, да-да, пожалей меня, да-да, горькая судьбинушка, – вполголоса пела Тася бардовскую песню, – отпусти-ка милого, отпусти-ка милого да в его неволюшку.

Актриса прислушивалась к пению Таси. Тася казалась ромнатичным воплощением природы дачного участка.

– У вас такая по-детски чистая улыбка и такая вера в вашу мечту, что вы никогда не стали бы демоном, создавая искусство, – оценивала Тасю актриса. – Но если считать ангелом того, кто делает всё по раз и навсегда установленной схеме и не идёт на риск, то вы и не ангел. В вас есть и естественный порыв, и умение выбирать лучшее для искусства. Вместе ваши достоинства сплетают для вас венец, который надо уметь носить. И у вас это получается.

Актриса сама понимала, что её воспринимают как картину на экране телевизора. Обычные люди не могут с ней поссориться, но и не могут подружиться с ней как с реальным человеком. Актриса как будто всегда остаётся за стеклянной стеной. А когда Тася ходит по городу, с ней часто заговаривают люди, делятся впечатлениями о её новой роли. Часто это положительное впечатление. В своё время кое-кто высказывал Тасе претензии по поводу одной постановки, где она читала провокационный монолог, но Тася не унывала из-за этого.

Тася и актриса шли по улице. Внезапно Тасю остановила молодая женщина.

– Анастасия, добрый день! Вы так хорошо играли в воскресенье!

– Добрый день. Спасибо, приятно, что играю не зря.

– Мы с вами виделись на дне рождения Белой Пантеры.

– Ой, кстати, а вы не знаете, Белая Пантера развелась с мужем?

– Да, она сейчас одна.

– Понимаю. Рада за неё, что она сделала выбор… Извините, что я отвлеклась, – обратилась Тася к актрисе. – Белая Пантера – рок-певица, и брак очень стеснял её творчество. Мне стало интересно, чем там всё кончилось.

Да, к Тасе тянутся поговорить и про драматургию, и про перипетии личной жизни. В неё вмещается всё, что есть в мире.

Тася задумывалась, имеет ли она право ставить актрисе в вину то, что произошло между ними. Актриса объясняла, что в то время у неё испортился характер, она сама не понимала, куда её заносит, стояли такие непростые годы… В своём тогдашнем возрасте Тася не поддалась влиянию перестройки, наивные мечты сохраняли Тасину душу чистой. Но время движется по спирали, прежние критические ситуации могут вренуться, и каждый раз приходится делать выбор заново. Сегодня в стране тоже напряжённая обстановка. До того, как Тася вернулась в здание драмтеатра, она играла в концептуальных постановках. Если говорить правду, там появилась возможность попробовать что-то новое, неоднозначное. Такие идеи Тася не решилась бы воплотить в драмтеатре, ставящем традиционные пьесы, тем более, где её знали с детства. Тася сыграла одну из главных ролей в современной постановке. Важное место в спектакле занимала сцена, где героиня Таси сидит на диване в квартире, одетая в халат и леггинсы. Героиня произносила монолог очень провокационного характера. Вернее, она говорила о том, о чём иногда может задуматься любая женщина и говорить об этом дома в кругу друзей. Но когда это явление жизни предстало на сцене… Такие темы, казалось бы, поднимала героиня, но кое-кто из публики предполагал, что Тася разделяет мысли своего персонажа. В тот момент у Таси продолжались конфликты с мужем, с которым она сейчас развелась. Честно признаться, после домашних разборок она начала во многом понимать замотанную героиню пьесы. Монолог, прочитанный Тасей, оказался снятым на видео, потом попавшее в Интернет… Тася тогда слышала о себе разное.

– Тася, да вы всегда остаётесь восторженной юной девочкой, влюблённо в театр, – сказала актриса в ответ на рассказ Таси о «монологе с дивана». – С вами случаются разные истории, потому что вы пробуете воплощать разные идеи. А что касается этой постановки – собачки лают, караван идёт.

Иногда Тася казалась себе человеком, не умеющим построить жизнь. У неё всё валится из рук, она работает не по системе, а как в голову взбредёт, на Тасю с удивлением оборачиваются, когда она громко смеётся. Просто иллюстрация к «Дневнику Бриджит Джонс». Тася считала себя маргиналом. Точно таким же маргиналом считала себя актриса, икона стиля, признанная красавица, купающаяся в лучах славы. У неё есть талант, популярность, творческие проекты и деньги, но неизвестно, поможет ли всё это при её болезни. Актрисой очарованы зрители, но такие эмоции теряют смысл перед трудным диагнозом. Здесь уже не нужны овации и аплодисменты. Человеку, мучающемуся в болезни, нужно простое сочувствие, нужно подтверждение того, что он жил не напрасно и его жизнь принесла кому-то ардость. Рядовые зрители не представляют, что у актрисы есть такие же стархи и печали, как у них. Она кажется им фантомом на экране. Никто не осознаёт, что актриса тоже из плоти и крови. И если актриса не справится с болезнью, это будет по-настоящему, это не таетральная смерть, где героиня замирает в образе живой картины, а через минуту принимает цветы от зрителей. Актриса – просто человек, которому на самом деле больно. Только люди не знают об этом. Таланет отнял у актрисы право на человеческое тело и человеческую судьбу. Она существует в искусстве, и создаётся впечатление, что реальная жизнь с её тревогами не касается актрисы. Это расплата за сценический успех.

Тася ещё раз пригласила актрису на дачный участок. Актриса снова залюбовалась тем, как органично Тася сливается с природой и свежим воздухом. И сама Тася расцветает вместе с растительным миром. Самая «живая жизнь» происходит с женщинами зрелого возраста. Те, кто старше, растворяются в мудрости веков, те, кто моложе – в детских мечтах. Это приближает их к духовности, но отнимает плоть и кровь, что не всегда хорошо.

– Пожалей меня, да-да, пожалей меня, да-да, горькая судьбинушка, – у Таси снова появилось настроние петь, – отпусти-ка к милому, отпусти-ка к милому да в его неволюшку.

Нежным пением Тася как будто притягивала на участок благополучие и отгоняла неурядицы.

– Тася, ты такая же романтичная девочка, как и при выпуске из школы, для тебя время остановилось! – восхищалась актриса Тасей.

– Ну, вы что? Это вы всегда прекрасная дама!

– Сейчас я могу такой оставаться только благодаря хирургическому вмешательству. Что делать, если бы я выглядела на мой возраст, обо мне бы писали и говорили, что кинозвезда постарела и её время прошло. А сейчас, когда я стараюсь сохранить мой экранный образ, надо мной иронизируют, что я удерживаю молодость из последних сил. Я сейчас не стремлюсь играть в современных постановках. Кого мне играть, бабушку на скамеечке? Иногда лучше остановиться и не делать поспешных действий. Сейчас работаю над ролью для нового фильма, где главная героиня остаётся красивой и самодостаточной, несмотря на возраст и меняющееся время. Её талант ведёт героиню по жизни.

– Уже мечтаю посмотреть такой фильм.

– Представляю себе, как счастливы все, кто встретился с тобой. Наверное, ты для многих стала таким же талисманом, как и для меня.

Тася сама не заметила, как очаровалась актрисой заново, будто в детстве, когда смотрела её фильмы в первый раз. Что скрывать, красота и вдохновение актрисы победили неприятное впечатление, произведённое когда-то на Тасю. Актриса вызывала такой восторг, что за это состояние праздника можно было закрыть глаза на её ошибки. Тасе становилось грустно только при мысли о том, что актриса носит в себе болезнь. Общение с актрисой помогло Тасе посмотреть другими глазами на то, что происходило вокруг, и в первую очередь на то, что происходило в жизни самой Таси. Даже не верилось, что Тася могла всерьёз переживать из-за ролей, которые она сыграет или не сыграет. Или из-за того, кто и как оценивает её в работе или даже в личной жизни, хотя здесь по-прежнему оставалась сильной тоска по сценаристу. Но сейчас Тася набралась терпения, чтобы дождаться его и встретить уже не такой, какой он её запомнил после той нелепой постановки. В театре продолжались мелкие и нудно тянущиеся конфликты. Раньше это просто не нравилось Тасе. Теперь она не понимала, как можно раздражаться по дурацким поводам, если жизни тех, кто рядом с ней, ничего не угрожает. Проснуться утром и посмотреть на небо – это уже такая радость, а люди не умеют ценить того, чем обладают, вроде бы такой малости, а на самом деле такого богатства.

После одной из репетиций сотрудники Таси стали обмениваться ядовитыми туманными фразами. Тася не очень понимала, на кого намекал каждый говоривший, людям просто требовалось сбросить напряжение, они не могли разойтись мирно.

– Послушайте, я хочу обратиться ко всем сразу, – не выдержала Тася. – Это такое счастье, что театр может продолжать свою работу так же, как и раньше. Мы вроде бы должны радоваться, но почему-то мы продолжаем разделяться на аборигенов старого здания и бродячих комедиантов. Нам надо стать единой семьёй! Это неважно, что какое-то время мы шли разными дорогами. Мы прожили этот период так, как выбрали сами, но в результате пришли к одному и тому же итогу – искусству. По-моему, у искусства нет двух половин.

Сама Тася относилась к «бродячим комедиантам». Её спонтанная речь, как ни странно, произвела впечатление. Отношения в коллективе стали спокойнее, Тася даже замечала, что начали общаться те, кто раньше отворачивался друг от друга. Уже давно Тася не брала сигареты, чтобы появился повод отойти в сторону, потому что она смотрела на всё с улыбкой и больше ничто не выводило Тасю из равновесия.

Актриса уезжала в Москву. Ей предстояла операция. Тася, прощаясь с ней, почувствовала слёзы на глазах. Сейчас она желала всем существом, чтобы экранная фея осталась жить. Мысленно Тася давала самые бредовые клятвы, что она никогда не захочет играть на сцене, если жизнь Таси и тех, кого она любит, будет идти как идёт. Теперь Тасе даже не пришлось успокаивать актрису, объясняя, что Тася желает ей счастья. Глядя на Тасю, всегда становилось понятно, что у неё на душе, ей не удавалось ничего скрыть.

Сценарист вернулся в город, уже сам не свой от воспоминаний о Настасьюшке. Он не мог жить без её душевного смеха и ярких фантазий. Влюблённые помирились и решили пожениться. Тася общалась с актрисой по скайпу. Актрисе сделали операцию, которая прошла успешно. Тася и сценарист поженились. В это время Колдунья задалась целью перевестись во ВГИК. Она выполнила задуманное. Ангельская Душа тоже перевелась во ВГИК. Она считала, что провинциальные учебные заведения не могли дать учащимся качественного образования. В сентябре Колдунья, муж Колдуньи и Ангельская Душа переезжали в столицу. У Таси появились новые роли, её актёрское мастерство засияло новыми гранями. Открытия Таси в творчестве продолжались. И всё-таки самой важной частью её игры оставалась жизненная энергия. Именно поэтому в оптимизм образов, созданных актрисой Анастасией, всегда хотелось верить.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 12.04.2018 Леонида Богомолова (Лена-Кот)
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248854

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1