Грин ч. I


Палки и камни - их арсенал бы нехитрым и всегда под рукой, но пустить оружие в ход они не осмеливались. Стая трусливых дворовых шавок, брешущих на расстоянии - Юджин испытывал к ним странную жалость, от которой одновременно мутило и было стыдно. Он пытался найти с ними общий язык, и иногда ему даже казалось, что у него это получается: они слушали его истории, открыв рот и замерев, не перебивая привычными смешками, но волшебство повествования быстро улетучивалось, и снова кто-нибудь случайно ронял чернильницу в его портфель, сыпал за шиворот песок и громко улюлюкал вслед.

Настоящая драка случилась только один раз: вечно прилизанный, в новенькой наглаженной до хруста в зубах униформе Питер дразнил Замарашку Грету за ношенный плохо заштопанный передник, который раньше принадлежал ее сестре.

- Дырявая дырка! Дырявая дырка! - надрывался он, дергая Грету то за оборку, то за поникший, давно не крахмаленный воротник, то за тонкую, короткую косичку, все больше распаляясь от жалобных вскриков.

- Оставь ее, - голос Юджин прозвучал негромко, но весь школьный двор, делающий до этого вид, что ничего не происходит, изумленно замолк на долгое, тягучее мгновение, понадобившееся Питеру, чтобы расслышать обращенные к нему слова.

Удар пришелся в переносицу: Юджин не увидел ни разлетающихся салютом искр, как рисуют в комиксах, ни белых мультяшных звездочек, был только тошнотворный хруст, невыносимо тонкий звон в ушах и ощущение крупных, теплых капель дождя - они текли по губам и подбородку, расплываясь почему-то красным.

После Юджин не помнил ничего, кроме белого лица директора школы, задающего ему какие-то вопросы и бегущего со стаканом в руках мистера Ричардса, учителя естествознания. Вода расплескивалась во все стороны.

Он увидел Питера под навесом, в паре метров от длинного обеденного стола, или услышал - вой ужаса, переходящий в рваные всхлипы. На Питере не было ни царапины, ни один жирный волос не выбился из прямого пробора, наглаженная униформа все так же заставляла морщиться, и только безобразное пятно позорно темнело на серых школьных брюках.

Юджина исключили на две недели. Мать заперла его в комнате, отобрав книги и почему-то футбольный мяч, но первые несколько дней он провел в лихорадке. Плавая в липком жаре, между кошмарами и тяжелой явью, Юджин пытался вспомнить те слова, которые говорил на ухо трясущемуся от страха Питеру, руки которого беспомощно висели вдоль тела, но так и не смог.

Его встретили возле школы молча. У каждого в руках была палка или камень - их нехитрый арсенал, но пустить оружие в ход они не осмелились. Так и стояли неподвижно, пока он шел в класс, словно сквозь строй, и только Замарашка Грета смущенно теребила оборки нового фартука - мама Питера отгладила его до зубовного хруста.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 72
© 12.04.2018 Элен Филд
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248584

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези











1