Венди ч. I


- Ты же орала там, как резанная, - Старая Маргарет закашлялась и подкурила одну сигарету от другой.
Я хотела открыть окно, но старуха боялась сквозняков. Ей было наверное уже лет сто, длинная, как жердь, сутулая, с пергаментным, почти без морщин лицом, она все еще обходилась одной только тростью и не пускала к себе в дом никого, включая почтальонов и соцработников.

- Все дети плачут по-началу, - мне захотелось оправдаться.

- Все, - кивнула Маргарет, - Поревут для порядка, потом отвлекутся на мяч, куклу или сладкую булку с молоком, но тебя было не унять. Я говорила Хейзел, что не нужно потакать и баловать, но она, видимо, лучше знала - заплатила старшей девчонке Митчеллов, и та таскала тебя на руках день напролет. Ты была единственным ребенком, ходившим в ясли с собственной нянькой.

Маргарет плеснула еще бренди в чашку с остатками чая.

- Души в тебе не чаяла, надышаться не могла, а я знала - не будет от этого добра. Когда Лили увезла тебя, Хейзел окаменела, из дома перестала выходить, с людьми здороваться, фото у нее стояло твое в серванте, с ним и разговаривала. Я захаживала проведать, еды принести, была свидетелем бесед этих. Доктора нашего не звала, знала, что пройдет это у нее, сгладится.

- Хорошо с матерью было? - Старуха уставилась меня бледными круглыми глазами, наполовину затянутыми катарактной пленкой.

- Хорошо, - я выдержала ее цепкий, изучающий взгляд, стремившийся проникнуть в самую глубь, где, как ей казалось, я скрывала что-то важное. Но хода ей туда не было.

- А ты ведь на нее похожа, - Маргарет постаралась скрыть разочарование, - Глаза только другие - у Хейзел теплые были, а твои ледяные. В церкви бываешь? Нет? Не пускает тебя туда, знаю.

Голос старухи почти сел, из груди вырывался свист (запущенная эмфизема давала о себе знать), но униматься она не собиралась:

- Что там? Что Хейзел выпестовала в тебе, над чем она так тряслась? Что ты умеешь, девочка?

- Душить надоедливых старух, - подсказала я. В этот момент я сама верила в то, что говорю.

Маргарет зашлась в хриплом, душащем ее смехе - мне пришлось дать ей воды, чтобы унять приступ.

- Что там было, когда ты орала, как резанная? Что ты видела?

Я вспомнила пустую ясельную спальню, заставленную рядами кроваток, собственную, у окна, выходящего в палисадник, круглые деревянные рейки бортиков и слепые глаза на соломенном, затянутом старой мешковиной лице существа, тянущего к моей шее мягкие, гнущиеся во все стороны руки. Мне хотелось завизжать, так же громко и пронзительно, как это было тогда, но привычный спазм сдавил горло.

- Ты же знаешь, Маргарет, - все же я смогла улыбнуться, - Я была избалованным младенцем, мне просто хотелось, чтобы вернулась Хейзел и взяла меня на руки.

- Когда ты уезжаешь? - Старуха сменила тему, дав понять, что не поверила мне ни на грош.

- Завтра.

- Проводи меня до дома, - Старая Маргарет тяжело поднялась из-за стола, - Ты помнишь, тут недалеко, а я расскажу тебе, что будет.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 31
© 12.04.2018 Элен Филд
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248580

Рубрика произведения: Проза -> Фэнтези












1