Огонь (парабола)


Огонь (парабола)
 

Огонь заметил, что вокруг его костра
Раскладывает Палки детвора.
Он чуть раздулся, к ним поближе переполз,
И задал Палочкам волнующий вопрос:
«Вы не подскажете ли, как вас величать?
Позвольте цель прибытия узнать?
Простите, вас никак не задеваю?
Ведь я горяч, увы, бывает, обжигаю.
Меня зовут Огонь. Я сам себя боюсь,
Когда в ненужном месте жарко разгорюсь».
Одна из Палок томно, важно отвечает:
- «Меня любой на празднике узнает.
Я – Факел, зажигаемый тобой.
Мы связаны с тобой одной судьбой.
На мне просмоленная пакля загорается,
Меня таскают, этим развлекаются».
Огонь расстроился, в поленьях затрещал:
Он с ним опасных развлечений избегал.
Ему припомнилось, как в Факелах пылал,
Светил, пугал и обжигал, и поджигал…
Решив от Палок отодвинуться пока,
В себе ослабил пламя языка.
Заметив Проволочек кучу, ближе переполз,
К ним обратил волнующий вопрос:
«Я вашу милость не обжёг, не зацепил?
Сдвигаясь к вам, не сильно надымил?
Меня зовут Огонь. Я сильно обжигаю,
Но осторожных никогда не задеваю.
Я замечаю: вас детишки теребят,
В меня засунуть норовят.
Вы прибыли со мною поиграть?
Не сообщите, как вас величать?»
Ответ последовал высокомерный, непростой:
- «Аз есьм Огонь, твой брат пороховой,
Бенгальский я! Тобою загораюсь,
И догореть до капельки стараюсь!
На мне закреплены до середины –
Сонмище искр, слеплённых воедино!
Часть нижняя – чтоб за меня держаться,
А верхняя – на искры разлетаться!
Что, разобрался, кто перед тобой?
Гордись, родня, мы связаны судьбой!»
Огонь подумал: «Он такой же, как и я,
Но почему такая разная родня?
Он «есьм сонм искр» (язык переломаешь,
При повторении истлеешь и истаешь!)
С такими тяжко: их же зажигаешь,
На помощь им всего себя сжигаешь,
Сам от усталости притухнешь, остываешь,
Но их признанья никогда не получаешь.
Бенгальский искрами хвалился предо мной,
Но ведь и я искрюсь, само собой.
От Искорки родился и горжусь,
И ей самой немало пригожусь.
Случалось, я от тренья загорался.
Сначала я дымил – так возмущался:
Трут сильно трут, я сильно разозлюсь,
Там возмущаюсь, подымлю и разгорюсь.
Бывало, высекался я ударом…
Тут не хотелось задымиться мне недаром:
Я ненавижу ни битья, ни тренья —
В таких условиях не радует рожденье!
От Спички – ладно: тиранули вмиг чуток,
Чиркнули спичкою разок о коробок –
И я рождаюсь! Я служу, горю!
На мир со спичечной головочки смотрю!
Всего обиднее от Солнца загораться,
Где не положено гореть, последствия бояться!
Там сам себя я ненавижу и боюсь,
На Солнце, Главное Светило, сильно злюсь.
Но перед Силою Небесной преклоняюсь,
Ей покоряюсь: подымлю и разгораюсь,
Потом – пред каждой жертвой извиняюсь…
Бог нашу Землю Солнцем освещает,
И вечный Свет достойным обещает.
Там, может статься, обойдутся без меня –
Простецкого, обычного Огня?
Тогда я напоследок вознесусь,
И в Небесах Пресветлых растворюсь,
И с Вечной Светлостью великою сольюсь…»
Огонь свернулся, померцал и всколыхнулся,
От размышлений еле как очнулся:
Заметил, что детишки суетятся –
Над Трубками бумажными толпятся.
Он к куче Трубок перекинулся, спросил:
- «Надеюсь, вам ничем не навредил?
Вы все – бумажные, а я предупреждаю -
Я всё бумажное до пепла дожигаю.
Я не пугаю вас – я так боюсь за вас!
На этикеты мало времени у нас!
Вы цель прибытия скорее поясните,
И, умоляю, не тяните, не молчите!
Меня зовут Огонь, а вас как величать?
Извольте о себе скорее рассказать!»
Одна из кучи Трубок отделилась,
К нему поближе осторожно подкатилась,
Дала ответ высокопарный, непростой:
- «Зовусь Петардою. Я – выстрел холостой.
Я и сама – весьма огнеопасная,
Для развлечения партнёрша распрекрасная.
Аз есьм феерия искринок, я – салют,
Я фейерверком ярким заблистаю тут!
Я творческого разума создание,
Саморасстреливанием вызываю ликование!
Я какофонией разрывов поражаю,
Своею красотою возбуждаю!
Я с диким шумом искры выпускаю,
Бесстрастных взглядов никогда не допускаю!
Я жду Огня, чтоб он меня зажёг,
И до конца в меня проникнуть смог.
Я, разгораясь, по ступеням уступаю,
И поэтапно свои искры выпускаю.
На солнце меркну я, почти что незаметна,
Зато на звёздном небе я эффектна.
Я затмеваю звёзды, ночи украшенье,
Взрыв моей страсти вызывает восхищенье.
Уже смеркается, на небо посмотри,
Мой час настал! Я жду тебя внутри!»
Тут началось! Огонь служил подряд:
С ним Факелы торжественно горят,
Бенгальские божественно искрят,
Петарды разрываются, шумят –
На радость всем, особенно ребят.
…К рассвету кончились Бенгальские Огни –
Колючим мусором валяются они.
От Факелов остались рукоятки,
Как и Петарды, – всюду в беспорядке.
Огонь в костре тихонько потухает,
Через мгновенье – с искрою истает.
Вот он потух…. Он нынче зла не натворил,
Поскольку от себя других хранил.
Так разум силу на пустое не сжигает,
А оправданье зла собой опровергает.
Игра с огнём – опасности примета,
Она – землянам указание Завета:
«Быть на чеку! Не то чеку сорвут,
И натворят беды и там, и тут!
В любой войне две стороны не правы,
И обретают славу не по праву:
Кто нападает – не по праву побеждает,
За грани допустимого вступает.
Кто защищается – неправых допускает,
Знать, не по праву на границу заступает.
Война беспечности прицельно разрушает,
Опасности Огня напоминает.
(притча) © 2015





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 17
© 11.04.2018 CAMar
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248525

Метки: парабола, притча, огонь,
Рубрика произведения: Поэзия -> Басни












1