Я ЗНАЮ МНОГО ИСТИН ПОДБОРКА СТИХОВ 117



Я ЗНАЮ МНОГО ИСТИН

ПОДБОРКА СТИХОВ 117



. . .

Я много знаю истин
но не верю
пожалуй ни одной
ведь все они - чужие
и все как на подбор
не для меня
одна вещает
что вся жизнь на небе
другая говорит -
нет на земле
а третья
ничего не обещает
а предлагает только
брать и брать
все то что можно
жадными руками
и никого не спрашивать
об этом
и позабыть
что можно что нельзя
нужны мне очень
девушки такие
одна стара
другая много хочет
а третья
совершенно без стыда
поэтому живу один
без истин
их только приглашаю
иногда
одну - на чай
другую - для любви
а третью - если хочется забыться.










. . .

А небо опять голубое
ты знаешь
и плавают в нем облака
словно сонные рыбы
с такой серебристой
как снег чешуей
и следы восходящего солнца
опять протянулись по крышам
и затем затерялись в траве
во дворе
где щебечут веселые птицы
и молчат улыбаясь
глубокие лужи
от упавшего навзничь
на землю
вчера
очень злого дождя.












. . .

Какая теплая
сегодня тишина
она как будто
прилипает к тему
и солнце ее гладит
и большие
опять повисли в небе
облака
пузатыми домами
без дверей
где можно жить
и ангелам и душам
а нам нельзя
мы навсегда остались
их провожать
глазами на земле.














. . .

Как было когда-то темно
а сейчас
яркий свет среди ночи
как будто зажгли
много тысяч
сияющих ламп
и в небе горят
ярким пламенем звезды
и пылает луна
своим желтым огнем
и мы сами
как будто бы
свет изучаем
как большие
способные ночью сиять
светляки
те которые могут летать
и кружиться
как стрижи
на большой высоте
до утра.











. . .

Люди стали прозрачны давно
для меня
вот один полон зла
как сундук полон старых
сносившихся тряпок
а другой весь из глупости
очень похожей на вату
и она вечно сыпется на пол
когда он стоит
в вашей комнате или идет
ну а третий пропитан
желанием славы
как губка водой
и получится лужа тщеславия
если нажать на него
потихоньку
все прозрачны
и чем-то полны
но конечно не скажут об этом
притворяются всем чем придется
и делают вид
что они состоят
из любви и покоя.












. . .

Ночь похожа ни книгу
в которой написано тушью -
я умер
я один среди звезд
и пою их студеной водой
моей прожитой жизни
и она замерзает
на их перевернутых лицах
которые с неба на землю глядят
и смеются
над маленьким миром
где как крошки
скопились дома и деревья
и почти незаметные люди
как будто простые пылинки
снуют среди них в темноте
и кружатся.









. . .

У рассвета в запасе
всегда вполцены облака
они розовой снизу подкрашены краской
и вечно пылятся
в углу посветлевшего неба
а еще
предлагает он солнце
в вязанке лучей
вынимает за край
словно за ухо
из кошелька горизонта
и толкает наверх
чтобы лучше могло посветить
погулять по зеленым деревьям
по крышам
которые вновь серебрятся
и упасть
в тот глубокий заброшенный пруд
где все сосны кусты и дома
как на чистом листе
нарисованы
в траурной рамке из глины.








. . .

Земля как шарик голубой
кружится
и как дойти до ее края
не пойму
и где ее начало - неизвестно
и где она кончается -
кто знает
наверно там
где нас с тобою нет
мы уплывем в тот мир
где вместо счастья
море поцелуев
а вместо истины
одна любовь любовь
и все качаются
на сказочных качелях
то вверх то вниз летят
волшебной
звездной ночью
срывая платье
с молодой луны
чтобы ласкать ее
до самого утра
и радостно и нежно.











. . .

Все будет твоим
в этом городе
где вместо улиц
пустые протянуты строки
и по ним пролетают
как автомобили
простые слова
где домами становятся
только волшебные сказки
в них всегда чудеса проживают
и ночью горит
удивительный свет
на него прилетают
и черти и ангелы
из незнакомого мира
и толкая друг друга
с восторгом
на улицах темных поют
и над ними
качается вечно луна
словно желтая лодка
в которой все ловят опять
рыбаки молодые любовь.







. . .

Я для вас просто
маленький праздник
в конце уходящего года
и когда этот праздник закончится
я забываюсь
как тот дед-мороз
с кем вы ночью волшебной
легко целовались
в таинственном мире
а потом и забыли
что я приходил
ведь я был лишь игрушкой
на радостном празднике этом
и вы только играли со мной
так как девочки в куклы играют
в чье-то счастье и чью-то любовь.











. . .

Досталась мне
свобода наконец
любить и не любить
забыть и помнить
идти куда хочу
или остаться
вне всего на свете
вне боли радости
и счастья и несчастья
в том мире
куда с улицы нет входа
и где бывают
только все свои
та девушка
которую люблю
те радости
которые я знаю
и те мечты
которые храню.










. . .

Вслед за закатом
в пиджаке бордовом
который уходил
не обернувшись
легко смеясь
к нам приходила ночь
в своем прозрачном
светлом синем платье
которое взлетало на ветру
и падало к ее ногам
бесстыдно
со множеством
горячих нежных звезд
вокруг большой
таинственной луны
глядящей в мир
огромным желтым глазом
и шепчущей
заветные слова
в той любви
в которой все на свете
позволено
ведь мы обычно любим
совсем не так
как велено любить.
















. . .

Сегодня утро было особенно нарядным
проходя по комнатам
они теснило тени сомнения
сдувало пыль скорби
и охотно разговаривало со всеми на их языке
окна были широко раскрыты
точнее распахнуты
и за ними
на задумчиво качающихся зеленых ветвях
пели большие желтые птицы покоя
узоры памяти переливались на стенах
и поскрипывающий паркет бытия казался особенно долговечным
лестница сбегала
как скромная белолицая девочка
в густой бормочущий с ветром сад
за которым -
это было отчетливо видно издали -
мускулистый человек
по пояс свешиваясь из окна черной башни
придерживал увесистую стрелку времени
на обнаженном циферблате городских часов.











. . .

Ты ушла
оставив только память
как расписку
на столе лежать
ее можно
даже и потрогать
и почувствовать -
хрустит бумага
а на ней
спокойные слова -
я тебе
наверно показалась
и твой дом
был тоже только сном
он мне снился
как-то на рассвете
таким тихим
и таким пустым.












. . .

Перебираю
лепестки любви
и они тихо
падают на землю
кружась как листья
осенью в саду
на своих желтых
хрупких старых крыльях
которые
помогут нам лететь
и забывать
о том что надо падать
в простые лужи
из стекла души
которое
со звоном разобьется.











. . .

В одеяле печали
устал я лежать
на измятой кровати
я встану
и уйду навсегда
не закрыв за собой
эту черную дверь
и моя одинокая тень
пойдет вместе со мной
по пустынной дороге
и присядет на камень
как я
у развилки
где направо -
любовь
а налево -
мое одиночество
ну а прямо -
идти неизвестно куда.





. . .

А ведь было легко
доставать эти звезды руками
и губами касаться луны
и на землю бросать
это небо
как черное платье
чтобы стало
свободнее жить
и любить
на просторе
волшебного моря
где красивые рыбы
кружатся
в таинственном танце
и у юных русалок
давно уже нет
никакого стыда.













. . .

И если утро
в вечном белом платье
день за руку приводит
как мальчишку
чтоб он играл
один с сердитым ветром
в пустом саду
где нет поющих птиц
то мы тогда
совсем его забудем
и не оставим
ни себе ни людям
волшебных слов
и маленького счастья
на блюдечке
с каемкой голубой.








. . .

Любовь конечно
не вернется на рассвете
как те слова
что ты уже сказал
как тот же берег
что ты сам покинул
когда уплыл
в счастливые моря
как первый смех
которым ты смеялся
когда-то в детстве
и как первый плач
которым ты заплакал
когда мама
от твоей кроватки
хотя бы на минуту
отошла.













. . .

Жизнь реагирует
на мысль и чувства
как растение на влагу и тепло
и расцветает
если ты счастливый
как расцветают листья
в теплом мае
и будто знает
что тебе на свете
должно быть очень очень
хорошо
поэтому счастливому
и счастье
влюбленному - еще любовь
богатому - еще богатство
а нищему - лишь нищета
вчера сегодня завтра
и всю жизнь
и в этом страшная несправедливость
убогому - убожество и боль
и процветающему -
радость бесконечно
бессмертная
волшебная как мир.











. . .

Счастье надо представить
твоим
проживающим рядом
в соседней квартире
и тогда оно точно придет
к тебе в гости
и полюбит тебя навсегда
а вот если ты будешь считать
что оно далеко
в облаках
ты его никогда не увидишь
не дотронешься даже
рукой до него
не посмотришь в глаза ему
да и не сможешь
с ним долго дружить
представляй мир твоим
лучшим другом
которого знаешь
ты с детства
представляй
что все любят тебя
и ты будешь любим
представляй - ты богат
и придет к тебе
даже богатство
представляй что ты молод
и будешь всегда молодым.










. . .

Будь добрее к себе
дай себе отдохнуть
подари себе в зеркале
просто улыбку
и игрушки купи
сам себе поиграть
стать наивным и маленьким
хоть ненадолго
и увидишь как мир
вновь полюбит тебя
точно так же
как ты сам его детстве
с восторгом любил.












. . .

Как в мире
много света и тепла
как будто кто-то
растопил весь холод
спокойно на костре
и тьму развеял так
как будто дунул
на тучи черные
и их не стало
и солнце появилось
в небесах
теперь и жить легко
и можно веселиться
как веселятся дети
во дворе
играют мячиком
толкаются смеются
и богу посылают поцелуи
с воздушным шариком
чудесным голубым
его конечно
ловят ангелы играя
но так боятся
богу показать
чтоб поцелуи из него
не вылетали
с бесстыдным чмоканьем
что слышно на весь рай.














. . .

Ты станешь неведомо кем
в этом сказочном мире
где луна нависает
так низко над домом
что касается крыши
деревья качает лучами
как будто руками
и заходит в окно
посидеть на диване твоем
до утра
и ты сам собираешь
на небе
словно ягоды
яркие звезды
и кладешь их в корзинку
как в черном лесу грибники
и уносишь с собой
в светлый мир
где живет твоя фея
и всегда начинается утром
земная любовь.











. . .

Ну что тебе
до нежностей моих
ты знаешь все
по простоте душевной
ты даже мне
об этом говоришь
и кажешься себе
большой и умной
всезнающей
как мудрая сова
что видит все
горящими глазами
среди ночи
а эта ночь
уже не холодна
она горячей стала
и счастливой
для нас с тобой
и я ведь точно знаю
что ты моею стала
в этом мире
как будто он
приклеил тебя клеем
к моей душе
теперь уж навсегда.















. . .

Тебе - твое
а мне увы мое
достанется
на блюдечке
с каемкой голубой
и будем верить
что оно не разобьется
ведь в этой жизни
каждый ищет только
свое
как будто у него
сейчас вот нет
ни рук своих
ни ног
и он их счастливо
когда-нибудь находит
и в этом видит
смысл своей судьбы -
нашел мол голову
свою же на дороге
и несказанно рад
и так благодарю
всевышнего
что стены затрясутся
от благодарности
в том доме
где живу.









. . .

На белом свете
я запомнил осень
прохладу слякоть
листья на панели
и серое простуженное небо
над грустным зеркалом
заросшего пруда
где лебеди
как будто на картине
лениво кружат
зная и не веря
что никуда
они не улетят.











. . .

Так хочется света
как будто
ты маленький глупый листок
и качаешься тихо
ласкаемый ветром
среди множества
точно таких же
березовых братьев
на ветке
а она
снова грустно склонилась к земле
как усталая мама
и готова заплакать
слезами дождя
в эту темную ночь.













. . .

Измерить
одинокими шагами
длину двора
за улицей пустой
увидеть небо
серое чужое
глотнуть немного
вечной тишины
назвать ее покоем
и вернуться
к себе домой
где так легко дышать
своими мыслями
одетыми в слова
что сказаны опять
простой бумаге
которая уносит их куда-то
в миры иные
где слепые звезды
как фонари
все светят и смеются
путь указав
неведомо куда.



СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 32
© 11.04.2018 Сергей Носов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248403

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1