В поисках прайда


Глава 1. Проблески настроения

Шёл второй час нового 1959 года после боя курантов по радио. В гостиной полутораэтажного дома на улице Будённого зависла пауза после каскада вальсов и фокстрота. На диване восседал Максим Акулов с другом Игорем Семёновым, чуть поодаль внучка хозяина Виктора Владимировича Оля Кутепова – все геологи горного факультета НПИ. На кресле, в окружении Валентина и Иллариона, томилась маркшейдер Ира Смурнова. Соседка Оли Лиза ковырялась в носу, другой рукой поправляя косу. В дверях стояла мама Оли, статная брюнетка с обширной грудью, в обтянутом чёрном платье и в тон шёлковых чулках. Она и разрядила обстановку: манерно, на каблуках, прошла к радиоле выбрать новую пластинку. Все ждали фокстрот, но скрипуче заиграло танго тридцатых годов, но студенты и Лиза его исполнить не сумели. Не потому что устали,причина уважительная: неумение. Пластинка закончилась, Олина мать второй раз установила чёрную стальную иглу на начало пластинки и поманила пальцем Максима. Тот не понял, либо сделал вид. Лариса Викторовна в голос:
-Тебя, длинный, я приглашаю, тебя.
-Я танго исполнять не учился, и сокурсники мои его не танцуют.
-Я тебя, белобрысый, буду учить, пока все не научатся. Мы с тобой здесь самая красивая пара, и не перечь мне, - косясь на Ирину, вздорно заметила Лариса Викторовна.
-Меня Максимом кличут. Боюсь вам ноги оттоптать.
-Это не вальс – туфельки мне не испачкаешь, - ставя снова иглу на начало песни,улыбнулась мать Ольги.
Сил на танго расходуется не меньше, чем в вальсе из-за сложности пируэтов, но Лариса Викторовна уже третий танец не отпускала от себя Макса. Красные щёки, блестящие глаза почти всем девушкам подсказали, что Максим перевозбуждён. Особенно волновалась в ревности Ирина, имеющая виды на него. Это была их первая встреча, но в вальсе они сблизились. Ирина то привстанет в желании отбить Максима; то углубится в громоздкое кресло, теребя косу; то сделает отсутствующий вид – всё напрасно: её предполагаемый парень буквально впился в красивую женщину, повинуясьрукам её и негромким командам. Через полчаса воротник пиджака Максима лоснился от пота, волосы слиплись, но о пощаде не просил. Из присутствующих танцевал лишь Валя, то с Олей, то с Лизой, да и не все туры подряд. Перерыв объявила виновница танца:
-Ирина, разлей водку по стаканам, а то у ребят настроение не праздничное.
-Лариса Викторовна, пусть этим займётся Илларион – он не танцевал.
-Вроде ты устала от танцев…. Дело мужское – водку пить, а бабы должны за ними ухаживать.
-Мы не бабы! – обиделась всерьёз Ира.
-Но не мужики же вы! Не бастуй, Ира, – наливай.
Пунцовая Ирина степенно стала наполнять стаканы: женскому полу где-то на треть, ребятам и Виктору Владимировичу больше половины. Пили мужчины по-разному: Валя и Олин дед одним махом, Игорь, кривясь, мелкими глотками, а Максим в три, да и без закуски. Из женщин полностью опорожнила водку лишь Лариса Викторовна, игнорируязакуску, как и её партнёр, взмокший и счастливый. Это уже был четвёртый заход после курантов с однообразным тостом: с новым годом! Танцы возобновились, но без искомого танго, Макс лакомо поглядывал на Ларису Викторовну, хотя разница меж ними была почти в двадцать лет. Танцевали вальс все, исключая лишь эту пару. Новый год перевалил за три часа, когда Лиза вернула пластинку со старинным танго на круги своя. Ведаемо было всем, кто изженского пола попадает, точнее, попадётв спектр интересов новогодней компании. После второго танго Лариса Викторовна щёлкнула пальцами, чтобы сменили пластинку, но, к её удивлению, Максим неслиянно потащил её наверх в мансарду. Женщина лишь, оказавшись на кровати, похахатывала, когда студент третьего курса пытливо расстегивал металлические застёжки резиновых подвязок лифа. Справился. Шёлковые чулки спустились ниже коленей пунцовой женщины, а длинная юбка ещё на лестнице была выше пояса. Задыхаясь, Максим стал стягивать шёлковые панталоны, ломая пальцы.
-Стой, молодец. Дальше я сама.
-Хорошо! Хорошо! Быстрее.
Лариса Викторовна, через лопатки, медленно начала расстегивать пуговицы на бюстгальтере. Первая, вторая. Пауза. Вот и третья освободила красивую грудь с коричневыми сосками. За это время партнёр освободился от брюк, чуть не оторвав пуговицу на гульфике. Улыбка исчезла с лица женщины, когда Макс вошёл в неё. Отринув правую ногу на гобелен настенный, не отрывая левую от пола, Лариса Викторовна вкрадчиво руководила тазом партнёра, познавая его неопытность. Партнёр то подгибался под женщину, то руками тянул таз её на себя, сопя и прерывисто дыша. Что-то произошло с Ларисой Викторовной: она прослабилась, елейно поглядывая на парня сияющими глазами, прикрыла глаза, улыбнувшись; но тот ничего не видел, пока не скорчился в судорогу. Минуты через три проказница спросила:
-Ты мальчик?
-Да. Был.
-За первый урок тебе четыре.
-Почему??
-Наблюдай за женщиной, когда её рвёшь пополам.
-Простите.
-А вот это не надо.
-Чего?
-Просить прощения за удовольствие, полученное мной.
-Вы тоже?
-Зараньше тебя. Спасибо, любовничек, - ласково отреагировала женщина, укладывая распущенные волосы ему на плечо, - ты откуда?
-Из Георгиевска. Пятый семестр окончил.
-Значит ты на год старше дочери. И то неплохо.
-Я геолог, как и она, но мы ровесники.
-Я непротив, ежели ты и её используешь – задержалась она в девках.
-Мы просто товарищи, - ответствовал Макс, любуясь грудью любовницы.
-А что товарищ не женщина…. Ладно, целуй.
-Чего?
-Не чего, а что. Соски целуй – я твоё желание вижу… да и своё.
У Макса зримо это получилось ловче, да так, что женщина зажмурилась и расслабила лицо так, что казалось, вот-вот замурлычит. Снизу раздавался фокстрот раз разом, но кто-то, скорее Лиза, поставила «Брызги шампанского». Немедля Лариса Викторовна потянула Макса в танец, нагая и пышущая желанием. Парень, до боли, вжался в её пах, нехотя реагируя на её пируэты. Когда игла заскрипела в пластинки, Макс, не отрываясь от груди и лобка женщины, затащил на кровать, широкую и мятую. Теперь он поглядывал на её лицо, время от времени ускоряясь и замирая. Лариса Викторовна, жмурясь, одной рукой гладила его лохматую причёску, другой регулировала темп. Теперь Макс опередил партнёршу, но он от кого-то слышал, что в этом случае нельзя уходить в истому, поэтому дождалсяеё блестящих глаз, уже невольно выйдя из неё.
-Чем вы тут занимаетесь? – со ступеней показалась голова Оли, показалась и спряталась.
-Дочь, заходи. Мы же взрослые люди. Максим, прикройся.
-Товарищи, что вы творите! Ты же вдвое старше Максима! – сэтими словами Оля медленно поднялась в мансарду.
-Любовь границ не знает.
-Ты что в парня этого влюбилась!? Неравный брак мне ждать, что ли?!
-Любовь бывает разной, - не прикрываясь, улыбнулась Лариса Викторовна, - не волнуйся: в любой момент я Максима тебе в женихи передам. Как там себя чувствует Ирина?
-Она меня и прислала. Жутко ревнует. Я думала, что вы мою коллекцию марок просматриваете… извините.
-Мы уже закончили. Максим, оденься – тебя невеста заждалась.
-Теперь уже ничего с ней не получится.
-Мальчик, ревность, наоборот, женщин влечёт к мужику, - развратница накинула неведомо откуда-то взявшийся халат, застиранный и блеклый.
-Вы, что, так и спуститесь? – вытаращился Макс.
-Праздник был здесь, - похлопывая по смятой простыне, молвила женщина, - а теперь водка, да под хорошую закуску. Оля, пожарь картофель в большой чугунной сковороде, - спускаясь в залу, наказала дочери довольная мать.
Каждый гость принёс с собой горькую, да и в доме её было немало, поэтому, пока жарилась картошка, все опрокинули по два стакана, каждый свою дозу. Макс ел жадно, косясь то на Ирину, то на царствующую любовницу. Ирина, как ни странно, улыбалась, чуя, что интерес к Ларисе Викторовне у Максима испарился.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 33
© 11.04.2018 Getera Volshebnaya
Свидетельство о публикации: izba-2018-2248033

Рубрика произведения: Проза -> Повесть












1