ТВОЙ ДОМ ТАКОЙ БОЛЬШОЙ ПОДБОРКА СТИХОВ 118



ТВОЙ ДОМ ТАКОЙ БОЛЬШОЙ

ПОДБОРКА СТИХОВ 116




. . .

Твой дом такой большой
что в нем ты прячешь
целый мир
красивый радостный
волшебный незнакомый
в нем птицы дивные поют
растут чудесные цветы
и девушки такие молодые
как будто только только
родились
из пены сказочной морской
и все танцуют
от счастья быть
гостями у тебя
и ты доволен
этим своим миром
закрыл его на ключ
и не пускаешь
чужих людей
смотреть на чудеса
ты знаешь что они
его разрушат
тот дивный мир
в твоем просторном доме
где ты всегда один
и день и ночь.












. . .

Я раньше был
как будто связан
веревками
и по рукам и по ногам
не мог пошевелиться
и болела
от этой неподвижности
душа
но раз проснулся утром
на свободе
могу взлететь на небо
есть и крылья
могу идти
в любую сторону земли
дойти до края этой жизни
и вернуться
и в облаках найти
жилище бога
и передать ему привет
от всех его
земных друзей
от каждой
маленькой травинки
и от камня
лежащего на дне морском
весь век
от волн шумящих
и от рек глубоких
тех по которым
жизнь плывет
как маленький кораблик
в другие страны
времена
и в новые миры.









. . .

Ночь закрывала дверь
босая
с распущенными волосами бликов
за сгорбленной спиной
ложилась спать
в кровать старушки тишины
потом
к утру
вновь приходил рассвет
смеялся как безумный
за маленьким распахнутым окном
где сгрудились
и крыши дач и сосны
похожие на варежки на палках
которые какой-то местный бог
повесил посушиться до зимы.






. . .

Я чувствую себя
воздушным шаром
летящим к облакам
внизу остались дети
они меня
и запустили в небо
и радостно кричат
не зная почему
я скоро скроюсь
в белых облаках
тогда меня
уже не станет просто
для тех кто там
остался на земле
и я забуду
чем они там жили
да и они
забудут обо мне
другие игры
будут у детей
цветы другие
вырастут на клумбах
и я привыкну
к этой пустоте
немого неба
в котором не о чем
грустить и волноваться
и рядом вечная
свобода и покой.










. . .

Затерялся ты в темном лесу
и стал призраком
больше уже не выходишь
из этого леса
и пугаешь людей по ночам
и зачем ты такой
был бы тихим и добрым
счастливым
и любил все на всем
и всем говорил «до свиданья»
когда с ними прощался
на целую жизнь
а ты злой
тебе нравится быть
очень страшным
и бродить в темноте
и касаться деревьев руками
и шептать и шептать
свои злые слова.









. . .

А небо опять голубое
ты знаешь
и плавают в нем облака
словно сонные рыбы
с такой серебристой
как снег чешуей
и следы восходящего солнца
опять протянулись по крышам
и затем затерялись в траве
во дворе
где щебечут веселые птицы
и молчат улыбаясь
глубокие лужи
от упавшего навзничь
на землю
вчера
очень злого дождя.









. . .

Я один
даже если останусь в толпе
и ни с кем меня
не перепутать и в маске
меня все принимают
за новое облако в мире
за новое дерево
камень
за новый неведомый город
и всегда удивляются
что я на свете живу
и действительно
лучше наверное
жить где-то в небе
чем быть камнем и деревом
городом странным
и пустой его улицей
той что ведет в никуда.





. . .

Мир похож на сон
который видит бог
сам не зная
что же ему снится
кружится
знакомая земля
словно шар воздушный
над поляной
где растут
чудесные цветы
и все время
тихо бродят люди
обнимая иногда
друг друга
и шепча волшебные слова
что как птицы
улетают в небо
и становятся в нем
просто облаками
улетающими в вечность
навсегда.











. . .

Я сам себя
случайно встретил
в поле чистом
и удивился -
вот какой я есть
высокий стройный
и совсем спокойный
иду куда-то
просто налегке
я этого не знал
себя не видел
что ожидал что встречу
никогда
жаль что теперь
пора с собой расстаться
как с тенью
что уходит каждый вечер
а утром
возвращается опять.













Л. Н.
Когда ты входишь
сразу легче жить
и звезды в небе стали невесомы
и тишина
застывшая в окне
уже не кажется
холодным студнем жизни
в котором я дрожу
со всем окрестным миром
от страха быть
на свете одному
ты ласкова
как яблоня в саду
что машет крыльями
всем проходящим рядом
и если я тебя коснусь
приходит нежность
как поток тепла
из тех миров
где проживает счастье.














. . .

Солнце
еле сдерживало радость
бегало по крышам
хохотало
падало в испуганные лужи
и в саду растрепанном терялось
мы за ним гонялись
целый вечер
будто бы
играли в кошки-мышки
и в сачках у нас
с тех пор осталась
желтая пыльца
смешного счастья.










. . .

Весь мир в кармане
у него
с бескрайним синим небом
с луной и звездами
и с солнцем в ясный день
а в носовом платке
хранит он море
глубокое
совсем не берегов
и вместо шляпы у него
вселенная пустая
где никогда никто
и не живет
кто он такой
и я увы не знаю
и бог не знает
если вдруг приходит
и долго смотрит
на него в упор.















. . .

Я так же тихо
помню о тебе
как дерево наверно помнит
пальцы
тех кто его трогал
их немые руки
которыми нельзя сказать ни слова
но можно чувствовать
как кожа холодна
как дышит тело
и какая радость
быть очень близко
нежностью дыша
увы любовь
она всегда такая
приходит и уходит
не прощаясь
и видишь вдруг
что некого любить.










. . .

Каждое облако
хочет остаться на крыше земли
каждая девушка
хочет любви или ласки
только вот ветер
сметает метлой облака
за немой горизонт
только любви слишком мало
а девушек - много
всем не подаришь цветы
ведь не хватит цветов
даже и в поле
хотя оно тоже безбрежно
чтобы любить
недостаточно ласковых слов
кончится все
и как водится первой
уходит надежда.












. . .

Волосы солнца повсюду
среди пожелтевшей листвы
новые лужи
смеются как дети
у края дороги
день стал беспечен и весел
да только вот осень стара
с палкой пришла посидеть
на поляне у леса
где одинокие сосны
давно охраняют печаль
от налетевшего с ветром
всегда бесшабашного смеха.











. . .

У рассвета в запасе
всегда вполцены облака
они розовой снизу подкрашены краской
и вечно пылятся
в углу посветлевшего неба
а еще
предлагает он солнце
в вязанке лучей
вынимает за край
словно за ухо
из кошелька горизонта
и толкает наверх
чтобы лучше могло посветить
погулять по зеленым деревьям
по крышам
которые вновь серебрятся
и упасть
в тот глубокий заброшенный пруд
где все сосны кусты и дома
как на чистом листе
нарисованы
в траурной рамке из глины.










. . .

Свет лежит простыней
на холодном полу
такой белый
такой одинокий
ветер умер
и листья молчат на деревьях
посреди опустевшего утром двора
все живое ушло
и мне кажется
день был вчера
а сегодня остался
всего лишь его отпечаток.













. . .

Мир меня принял
он такой хороший
такие милые
гуляют облака над головой
зеленая трава
сияет счастьем на лужайке
и листья на деревьях
так шумят
как дети после школы
а птицы так поют
как в храме певчие
конечно не сумеют
и их все время
слышит с неба бог
он скоро спустится
на землю на часок
пройдет пешком по лужам
незаметно
посадит новые цветы
на чудной клумбе
а после вновь вернется
в рай небесный
к любимым ангелам
и сказочным зверям.









. . .

Земля как шарик голубой
кружится
и как дойти до ее края
не пойму
и где ее начало - неизвестно
и где она кончается -
кто знает
наверно там
где нас с тобою нет
мы уплывем в тот мир
где вместо счастья
море поцелуев
а вместо истины
одна любовь любовь
и все качаются
на сказочных качелях
то вверх то вниз летят
волшебной
звездной ночью
срывая платье
с молодой луны
чтобы ласкать ее
до самого утра
и радостно и нежно.












. . .

В этом сказочном мире
так много задумчивых кукол
они в белые платья одеты
и ходят по кругу
как невесты которых
все замуж опять выдают
чтобы стало их меньше
на свете
как будто цветов на лугу
что упрямые жадные гномы
срывали
уносили в пещеру
и ставили в черную вазу
из лунного камня
наливали волшебную воду
в нее
и все ждали когда
в лепестках этих странных цветов
вдруг появится счастье
которого гномам
нигде не найти.











. . .

Все будет твоим
в этом городе
где вместо улиц
пустые протянуты строки
и по ним пролетают
как автомобили
простые слова
где домами становятся
только волшебные сказки
в них всегда чудеса проживают
и ночью горит
удивительный свет
на него прилетают
и черти и ангелы
из незнакомого мира
и толкая друг друга
с восторгом
на улицах темных поют
и над ними
качается вечно луна
словно желтая лодка
в которой все ловят опять
рыбаки молодые любовь.










. . .

В мире этом
одни виноватые вечно живут
невиновных почти не бывает
они исчезают
как листья с деревьев
в глухом ноябре
и как снег
разгулявшейся новой весной
остаются лишь те
кто во всем виноват
их клеймят улюлюкают им
гонят в шею
но потом вдруг окажется
что они снова живут
как ни в чем не бывало
на свете.








. . .

Я для вас просто
маленький праздник
в конце уходящего года
и когда этот праздник закончится
я забываюсь
как тот дед-мороз
с кем вы ночью волшебной
легко целовались
в таинственном мире
а потом и забыли
что я приходил
ведь я был лишь игрушкой
на радостном празднике этом
и вы только играли со мной
так как девочки в куклы играют
в чье-то счастье и чью-то любовь.









. . .

Когда ты входишь
все вокруг
как по команде
открывают рты
когда ты начинаешь говорить
все замолкают
когда ты отвернешься
достают иголки
и норовят тебя
больнее в спину уколоть
ты им не нравишься
и нравишься
в одно и тоже время
поскольку ты на них
нисколько не похож
и никого из них
всерьез не принимаешь
и дружишь только
с небом голубым.











. . .

Досталась мне
свобода наконец
любить и не любить
забыть и помнить
идти куда хочу
или остаться
вне всего на свете
вне боли радости
и счастья и несчастья
в том мире
куда с улицы нет входа
и где бывают
только все свои
та девушка
которую люблю
те радости
которые я знаю
и те мечты
которые храню.















. . .

Я предчувствую
годы такие
где живая вода из ручья
будет литься
по принципу
«сколько захочешь»
и большие
счастливые желтые птицы
полетят в облака
уносимые ветром
так нежно
словно это младенцы
в своих белоснежных простынках
и они будут долго расти
а потом великанами станут
в том краю
где заходит горячее солнце
и цветут
голубые цветы.












. . .

И солнце заходит все чаще
ко мне просто так посидеть
и входят ночами
совсем незнакомые звезды
в окно
и луна предлагает
волшебные ласки
с лукавой девичьей улыбкой
и я знаю что это
лишь только начало
эпохи великого счастья
которое будет
как пышное лето в цвету
какого я даже не видел
еще никогда
будто выльется
синее небо
ко мне на ладони
живою водой
и умыв ей лицо
я почувствую свежесть
разбуженной жизни
такой радостной чудной
и доброй как мать
бесконечно добра
с своему несмышленому очень
ребенку.













. . .

Осень приходит
как светлое чувство
прохладой
скользящей как призрак
в тени пожелтевшей аллеи
пустынного парка
где нет никого
кроме сгорбленной памяти
утром сменившей
портрет постаревшей мечты
с голубыми глазами
и фигурку Амура
на розовой тумбе
с тяжелой и острой стрелой.



СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ», «РОДНАЯ КУБАНЬ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 10.04.2018 Сергей Носов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2247573

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души











1