июнь 2017 года


 1.6.
    Первый день лета удался на славу. Всё, что может быть лучшего в летнем дне, то и было сегодня.
    Профиль мало-помалу движется. Помидоры досаживаются. Редиска сплошным потоком поступает на обеденный стол. Большая половина привоев принялась. Картошка дружно взошла. Строгими рядами зеленеет лук и чеснок. Все цветы заняли своё место. Ни единого комара и муравья. Пока. На деревьях никакой заразы. Пока.
    В холодильнике в мороженом виде мясо и сало, рыба и пельмени, огурцы и помидоры, горох и фасоль, разносортица ягод: клубника, черника, голубика, смородина, слива, облепиха, брусника, крыжовник, клюква и, кажется, ещё что-то.
    Отчёт о пищевом благополучии далеко не завершён. Скоро и устрицы украсят наш стол.
Не хватает самой малости - да что о том говорить?И так всё давно сказано-пересказано.
    Входим в лето...

  2.6.
    Оборвал руками черёмуховые заросли вокруг пня. Как быстро они возрождаются. Уже третий покос провожу.
    Убрал всю зимнюю и демисезонную одежду в гаражные гардеробы. И через полчаса прослушал по радио о необходимости избавляться от старья: книг, посуды, одежды, мебели. Много в том полезного - утверждают знатоки. Надо будет и мне почистить в очередной раз книжные полки и перетащить аллергеновую макулатуру в тот же гараж. Особенно многотомную классику.
    А с одеждой никак не получается. Отдать бы кому - ради бога, но кому? А снести на мусор руки не поднимаются. Столько лет нищенствовал с одеждой и обувью, что теперь донашиваю своё старьё до дыр. Потому накопилось много недырявого и явно уже не потребного
    Прополол заоконную клубнику. Нынче она из-за отсутствия снега порядочно вымерзла, и потому в больших проплешинах царствует мокрец и прочая травяная сволочь.
    Подготовил к спичке завтрашнюю баню. Двадцатилетняя банная печь уже требует ремонта: на треть прогорели колосники, и надо бы укрепить поддувало.
    Выбралась из-под земли наша скромная картошка. Слегка полил и начал первую огрёбку. Завтра закончу.
    Сегодня закончили высадку помидор. Всего высажено более десятка сортов количеством семьдесят одна штука. Однако придётся осенью открывать торговлю. Да поторопиться, пока действует - если действует? - туркам запрет на ввоз к нам этого овоща.
    Погода нас щадит. По северам Хакасии заморозки - у нас по ночам не ниже шести. Вот-вот всё устаканится, и ночи станут летними.
    На том и точку пора ставить и переходить на Ролан Гаррос. Начались самые интересные встречи.

  3.6.
    Встречи-то начались, да наши один за другим проигрывают. На морду лица симпатичные, а в коленках слабы. Попасть в топ-десятку да задержаться там подольше - дело непростое. Где наши Кафельниковы и Шараповы? Где-где? Да в той же Караганде, если не дальше.
    Летят июньские деньки! Как с дерева листочки. Топлю баню и задумался: что это за штука - время? Оно у каждого - своё. Одним его не хватает, другие не знают, куда его девать. Я где-то посредине, но отчего же моё время шурует так быстро? Помнится, когда-то насочинял:

Время не по кругу

Циферблат не время –
Круг почасовой:
Время не по кругу –
Время по прямой.

Время всё уладит – помолчи, чудак.
Время только сзади, и туда – никак.

Эта категория,
Говорят, из вечных.
Отчего ж история
Этак быстротечна?

Время, не спеши так, придержи-ка малость.
Сколько у тебя там времени осталось?

На душе сомнения
Места не находят:
Ну, а вдруг у времени
Время на исходе?

Где-то, скажем, в полночь, со среды на вторник
Тормознёт и встанет эта категория?

И придёт безвременья
Чёрна полоса…
Перебьёмся как-нибудь:
Будем – по часам.

    Суббота. Баня, как всегда, хороша, но ещё лучше бутылочка "Абаканского" пива под строганину из молодого таймешонка. Каюсь, приврал. Не таймешонка, а ленка домашнего посола. Всё равно - хороша солонинка!
    Остались, по моим понятиям две прохладные ночи, и можно будет разбирать помидорные и огуречные саркофаги.

  4.6.
    Утро весьма прохладное. Одеваюсь в свою робу и иду на профиль. Столько раз медленно ползу вверх по лестнице, что-нибудь примеряю, осторожно спускаюсь, медленно иду с листом по тротуару к верстаку, режу, сверлю, возвращаюсь к лестнице, пять ступенек наверх, долго и тщательно примеряю, вкручиваю саморезы, спускаюсь.
    Вышла Люба и сфотографировала меня на верхотуре во всей молодецкой красе. Я бы эту красу удалил, но за неимением лучшего вставляю на это место.


    Три неполных листа в день - моя норма. Ноги к вечеру, как у немощного калеки: чуть посидев, спотыкаюсь, хватаюсь за косяки дверные, постепенно расхаживаюсь.
    Ночь прогнозируют холоднее ранешних. Позакрывали помидоры с огурцами, кабачки, некоторые цветы. Завтра - всё-таки лето.
    В Лондоне очередной теракт. Давят и режут мусульмане британских аборигенов. В этот раз семь трупов, не считая террористов, и семьдесят недорезанных и недодавленных.
    Поглядываю на парижский теннис. Наши уже в одиночестве. Некий Карен Хачанов отдувается за всех вылетевших из турнира.

  5.6.
    Вылетел и Хачанов в поединке с первой ракеткой мира.
    Вымыл, наконец, снаружи и изнутри свою "Мазду". Не мыл с осени. И так устал - еле до дивана во времянке добрался. Полежал, постонал, очухался и вновь вылез на дела праведные.        Присаморезил ещё три листа профиля. Кажется, дошёл до середины.
    Погода хорошая, в огороде порядок, все знакомые ещё живы и почти здоровы. Чего и себе желаю.
    Поздно. Устал. Вырубаюсь.

  6.6.
    Как-то всё то же. Утро не туманное, но росистое: весь день солнечно будет.
    Звонок. Принесли молоко. Пора и платить. Берём дважды в неделю по два литра: 720 рубликов за месяц.
    Обход огорода. Привои не прибавляются, вредители не наблюдаются. Подокучил подросшую в тени картошку.
    В обеденной трапезе: огородный салат, уха из ленков, компот абрикосовый. И долгий сладкий сон - что ночью буду делать?
    Вечерний полив, один лист профиля, черемшиная окрошка.
    Поздний вечер: интернет, спортивные передачи, "Одноклассники", ответы на письма.

  7.6.
    Совсем плохой стал: впервые за многие последние годы забыл про день рождения Пушкина. Вчера тот день был. А надо бы заметить: солнце нашей поэзии начало тускнеть. Не само по себе, а при помощи новых глашатаев русской культуры, её ревизионирующих и уродующих. Вот-вот нам предъявят новое светило из своих.
    Вчера объявлено: через неделю президент будет отвечать на вопросы российского электората. Не надо быть Глобой, чтобы предсказать содержание очередного шоу. В который раз пред нами представят внешнеполитическую боевитость и внутриэкономический лапшевник. Обновление исключено.
    Прищучили очередного толстосума: зам губернатора какой-то области. Очередное глубокое удовлетворение трудящихся масс. Пришли и аллюзии. В тридцатых-сороковых годах разоблачали очередного врага народа при таком же глубоком удовлетворении тех же масс. Есть и большая разница: тогда спешно уничтожали, ныне - долгие следствия, завершающиеся тихим пшиком. Если кого и доводят до лагеря, то неплохо бы глянуть, на каких там особых условиях эти миллиардные ворюги содержатся.
    Ну да ладно, перейдём к нашим баранам. Завершается первая календарная летняя неделя. Начавшееся лето очень похоже на самоё себя. Дай бог всем такой погодки.
    Огородик наш засажен густо и полностью. Зелень всё плотнее перекрывает землю. Завтра займусь строительством шпалер для огурцов и фасоли. Работёнка предстоит немалая.
Поливаем ежедневно и лейками, и насосом. Каждому овощу своё удовольствие: кому тёплая водица, кому -студёная ключевая.
    Медленно, но продвигается профиль: сегодня ещё три листа. Сам себе удивляюсь: какой чёрт меня гонит лазить вверх-вниз по лестнице, примерять-серлить-саморезить на приличной верхотуре.
    Поглядываю искоса на теннис Ролан Гарроса, радуюсь на проигрыши завзятых лидеров. Грядут новые чемпионы.

  8.6.
    В ожидании близкого дождя разобрал помидорные саркофаги и разнёс по местам укрывной материал, рейки, столбики, трубы, кирпичи, гвозди. А тут и дождик не спеша подъехал. Даже не дождик, а незаметная пыль водяная. Но рубаха на плечах стала незаметно намокать, прилипать. Подставили под дождевую воду ванну, баки и вёдра и подались под крышу дома своего.
    Уже поздний вечер, дождь в том же сонном темпе.Обещают его и в ночь. Само хорошо завтра окучить влажной землёй картошку. И взяться за отложенные шпалеры.
    Так и проходят наши сельские дни. Столько огородных забот и работ, как будто от предстоящего голода спасаемся или готовимся к крупной продаже выращенного урожая. Городские люди в кафе кофе с мороженым употребляют, по вернисажам шастают, парковые скамейки просиживают, а у нас полив да прополка, уход да подкормка, грязь под ногтями да рожа на солнце копчёная.
    Забыл утром употребить пять обязательных таблеток, и после обеда такой дискомфорт навалился. И только к вечеру догадался, в чём дело. Выпил утреннее, а уже и вечернее подходит. Господи, твоя воля, сколько химии я в свою физию ежедневно загружаю. Но...другого пути нет.

9.6.
Замечаю: через день да каждый день приходится говорить о причудах моего здоровья. Не премину и сегодня. Подпекает тлеющим огнём левый бок. Да как-то широко: от почки до желудка.
Огонь огнём, а палки к помидорам забивать надо. Люба развязывает, выдёргиваю короткий временный колышек, забиваю двухметровый, Люба подвязывает, попутно обрывая нижние листья. Пятнадцать штук забью, пятнадцать минут отлёживаюсь. И - по новой.
В большом перерыве сделал шпалеры к огурцам. Получилось красиво. Завтра сфотографирую сегодняшние труды и приложу к этой записи.
        Заодно к огуречной шпалере приделал и штору от солнечного пекла.

        В прошлом году привил черенок чернослива. А он нынче вон уже как плодами вырядился!

Так подросла за дождливые сутки картошка - пора окучивать. Тоже на завтра наметил.
В полтора глаза смотрю полуфиналы парижского тенниса. Больше занять себя нечем. Читать бездну накачанного с моими очами трудно: не более пяти страниц. Смотреть фильмы - это не ко мне. Слушаю "Комсомольскую правду", иногда перескакиваю на "Эхо Москвы". Говорят красиво, без запинки режут правду-матку, заранее помня присказку про собаку и караван. Трудно живёт страна, вернее простой народ в своей родной стране.

Взгляни в глаза простому работяге:
В глазах тоска, в упрямых складках рот
И море равнодушия во взгляде.
О чём печаль трудящийся народ.

Это писано мной пятнадцать лет тому. Изменений не произошло. Разве в обратную сторону.

10.6.
Трудовые будни -
праздники для нас.
Когда-то это звучало фальшивым официозом. Но пели хором и почти верили. Сегодня в моих буднях только труд и являет собой праздник. И - никакого официоза.
И шпалеры фасолевые заделал, и картоху огрёб по полной, и в профиле подвинулся. Как не праздник? И он был отмечен пузырьком абаканского пива с той же строганинкой, что пока в морозильнике не переводится.
В огороде совместными усилиями наведён идеальный порядок, какого у нас никогда прежде не было. Не хватало только убийственного шторма с градом в гусиное яйцо.
А его тут же объявили в абаканском прогнозе. Причём со строгими предупреждениями. Правда, к вечеру прогноз резко помягчел.
Сегодня зятю 55 лет стукнуло-гакнуло. Где мои такие годы? Каким их ветром унесло в безвозвратное далёко?

11.6.-12.6.
Сел в одиннадцатом часу вечера сделать краткий отчёт за прожитый день и обнаружил, что вчера - на большую редкость - этого не сделал. Придётся подхимичить и вчерашний день выдать за сегодняшний. И вижу: сразу пропадает нерв. Лучше, чем в жизни, не придумаешь.
А чем вчерашний день отмечен? Кроме града, уже ничего не помню. Так вот и утекает сквозь пальцы непомеченное время.
День как-то прошёл, и ни одной детали не осталось. Было очень жарко. А к вечеру налетел град с дождём. Наши градины были вполовину мельче южной черешни, а у соседей за 15-25 километров севернее, то есть в Подсинем и Минусинске - с перепелиное яйцо. И стёкла в машинах выбивало, и рассаде в огородах крепко досталось.
У нас все потери: дыры немногочисленные в огуречных листьях да несколько слив на землю сбило. Который раз в подобных случаях нас щадит. Вокруг каждое лето молотит, а мы откупаемся крестными ходами да молитвами.
К вечеру надвинулись угрожающие тучи опять с белой подпалиной. Спешно прикрыли огурцы плёнкой - града не было. Но...бережёного бог бережёт.

13.6.
День - зацепиться не за что. Разве за изготовление домашнего вина из старых, полузабытых, никому не нужных варений и прорвы мороженой ягоды.
Сказано - сделано. На окне в столовой уже стоят на брожении три трёхлитровые банки с перчатками "Хайль Гитлер" и "Привет Горбачёву". Завтра будет поставлена и огромная бутыль в плетёнке литров на двадцать с подобной бурдой.
Пройдёт месяц-другой, бухло будет готово. И встаёт ребром вопрос: кто его будет бухать? Мы - исключено - запрет по всем статьям. Знакомых алкашей не осталось. Гостей нет. Разве понаедут на Новый год - на моё восьмидесятилетие. Так и они теперь подсели на коньяки, виски и прочие шартрезы.
Прибирал доски, палки, убирал на чердак, готовил к субботе баню, не забыл и про профиль.
И по-прежнему под сильным воздействием феназепана. Иду по узкому проходу в супермаркете и цепляюсь то за левый стеллаж, то за правый. Уже на кассе косятся: не бухой ли дед?

14.6.
Поехали на городской рынок вроде как за жимолостью. А она, продаваемая лишь в двух местах, оказалась дороже водки: стакан - 250 рублей. Вместо того Люба перешла на мясы-колбасы, а я купил за те же 250 рублей малахай на голову в огороде болтаться.
Одеваю малахай на голову - пойдёт.
- Сколько эта тряпица стоит?
- 250.
- Пенсионерам, конечно, скидка?
- Нет-нет, я сама пенсионерка.
- Что вы говорите! Яваши 78 никогда бы вам не дал.
И пошёл, не дождавшись ответа.
Отвёз Любув городскую поликлинику, сам отправился домой. Дорогой дважды останавливался минут на пятнадцать? Сон с головокружением враз так одолевал, что и дороги не видно и забыл, куда и зачем еду. Видимо, так благотворно действует феназепам.
Всё ж добрался, отлежался и даже огород полил.
Печатаю и возникло: отчего у меня ни одного старого кореша нет. Начинаю прослеживать.
В отрочестве друг закадычный Вовка Бурмакин-мордвинчик. После седьмого класса уехал в Томск в мореходку, где-то затерялся в обских просторах, занаркотился, исчез.
В педучилище - цыган Костя Шумаев. Крепко дружили, несмотря на разницу в три года. После выпускного повесился.
В институте - Витька Умрихин - не разлей вода. Во всём сходились. Он на курс старше, женился, уехал на свою Ангару, скорёхонько спился и отчалил на тот свет.
В Краснотуранской школе баянист Володя Гребенюк. Сколько с ним перепели и перепили. Погиб молодым в ДТП.
В Чите и на Дальнем Востоке школьных друзей не нашлось, только собутыльники да рыбаки.
Здесь, в Белом Яре: Санников (по рыбалке) состарился и умер. Чернов овдовел, опустился, спился, исчез. Тимофеев - стал богатеть и скурвился. Субботин - всем хорош, но рак молодым унёс в могилу. Кречетов, последний друган, тоже не ко времени сыграл в ящик.
Вот и
Стою один среди равнины голой,
А журавлей относит ветер вдаль.....

А малахай, кажется, вовсе и не головной убор, а что-то вроде татарского халата. Сейчас уточню. В интернете всё знают:

Малахай 1. Большая шапка на меху с широкими наушниками, например, у башкир и киргизов. 2. Верхняя одежда, широкий кафтан без пояса.

15.6.
Жарко. Одно спасение в доме, где пока 23 градуса. Но это ненадолго. Наш утеплённый дом уж если наберёт уличную температуру, то долго не отпустит. И куда потом деваться.
Дни малых забот следуют один за другим: огород, приборка в доме, кухонные изыски пищи и её уничтожение, вечерний телевизор и компьютер, многократный приём разнообразных лекарств.
Из главных новостей: густо пошёл комар. Причём нагло и повсеместною. В этом году - покрупнее раза в три будет. Немногим стрекозы меньше.
Путин отвечал на отобранные вопросы населения. Не слушал от начала до конца. Но прослушал вечерний радиообзор. Всё то же. Прорыва мощно выстроенной плотины не произошло. Ни одной трещинки.
Умер Алексей Баталов. Говорят, с ним ушла целая эпоха. Она уже в этом году уходила с Евгением Евтушенко. И ещё уйдёт не однажды.
Прекращаю принимать на ночь феназепен. Иначе это не день светлый, а сонное царство.

16.6.
Жара крепчает. Действует отвратительно. Слабость, сонность, вялость у обоих. Подозреваем аллергию на купленные вчера черешню и викторию. Решил доесть отравленные остатки в одиночку. Глядишь, коли не откинусь, что и прояснится.
Заглянул в интернете на прогноз погоды на ближайшую неделю: ясно, 32-34, почти штиль. Будем спасаться в погребе и под душем.

17.6.
Начал обливаться. Двумя водами: тёплой и прохладной. Надо бы
добавить и студёную: а там уже недалеко и до превращения в доброго красного молодца. Если спазмы не прихватят.
На большее нет ни сил, ни фактов. Даже фактиков. Если не считать, что завтра плюс 35, ясно, безветренно и тошно.
Всё ещё иногда заглядываю в дневники Есина. Он ежегодно, по-моему, раз пять-шесть выезжает за рубеж. В этом году вторично в Лондоне:

Почему такой зеленый и привлекательный Лондон и такая удивительно унылая, заплывшая пылью, Москва? Почему ни на одном здании британской столицы не увидишь уродливого нароста кондиционера, а тем не менее большинство зданий да и жилищ тоже кондиционируют? Почему так уныла и агрессивна у нас толпа, а здесь терпелива и доброжелательна? Почему здесь жизнь везде, а у нас -- только возле станций метро? Почему у них, а не у нас бесплатны все государственные музеи? Почему так органична и хорошо вписана современная архитектура в старые дворцы, улицы и площади? Почему стоит памятник Кромвелю, а у нас поснимали все памятники Сталину? Почему здесь, в Лондоне не страшно пить воду из-под крана, и я никого не видел, плетущегося из магазина с пятилитровой пластмассовой канистрой воды для супа и чая? Боже мой, сколько у меня накопилось "почему", глядя на чужую жизнь!

Ответ автору предельно ясен, как и нам. Потому, что мы Россия. И у нас самая красивая о-па!

18.6.
Да какая же это южная Сибирь? Это натуральная Экваториальная Африка.
Уличная жара в тени, сравнявшаяся с температурой человеческого тела, выпаривает мозг, иссушает телеса, отнимает последние силы. Только активное обливание возвращает на время в удовлетворительное состояние.
Дважды поливал картофельные борозды и единожды обильно весь огородик.
Планую продолжить хотя бы в утренние часы профильный процесс.
Прогноз погоды на ближайшие три дня настолько устрашающ, что всерьёз подумываю организовать крестный ход хотя бы вокруг своей усадьбы. На больший масштаб местная церковь старому иезуиту не только разрешения не даст, но может и эпитимию наложить.
Ну-с как там московский мобильный старичок Есин? О чём глаголил в августе 2013 года?


Ну, какой же он козёл? Красавец, защитник, тиран домашний.
А Есин подождёт. Кто ему такие рога наставит?

19.6.
Девять лет, как бросил курить. И тяга постепенно, года за четыре, прошла, и польза отказа несомненна. С куревом я бы наверняка не протянул и трёх лет. Теперешнее частое курево во сне - только гордости за себя, некурящего, прибавляет
А вот вчера выплыло: а ведь без этого наркотика, быт свой, скучный и однообразный, я ещё более засушил. Тем более, что и алкоголь постепенно уменьшился и сошёл на нет. Чем живу?
Малыми делами: летом - огородными заботами, зимой - спортивными передачами, книгами. И это всё более отходит: глаукома крепко перекрестила моё чтение.
Перейдём на мажор. Многократное обливание мало спасает, на полчаса не более. Река ещё холодна, а в затонах и озёрах тёплая вода никакой гигиены не выдерживает. Подождём июльских речных вод.
Решил нынче отказаться от загара. Долго держался, но уже третий день шурую по огороду и профилю в одних шортах.
На Украине осложнение. Киев предлагает сепаратистам мир, прощение, пенсии и социальные льготы. И - войсковую операцию. Позиции сепаратистов, конечно, ослабнут, но твёрдость России усилится. Это всё больше напоминает полномасштабную бойню.

20.6.
Поехал на базу за саморезами. На обратной дороге нырнул в переулок и спустился на переправу. Всё как год назад: тот же галечный пляж, те же косы, та же чистая бегучая водица. И мальки в ней те же. Пощупал воду - хороша! Разболокайся и - вперёд на течение. Купающихся мало, лишь несколько захмеляющихся парней в тени ивняка. Как же хочется погрузить свои мраморные плечи в прохладные струи. Но проклятая глаукома, слабое сердце - требуют осторожности. Потерплю дней десять, перебьюсь домашним обливанием.
В шестиведёрной пластмассовой бочке вода в ограде на солнце быстро нагревается до ощутимо тёплой. Бросаю в неё конец шланга, включаю ледяную водопроводную. И начинаю большим ковшом поливать себя. Сначала идёт тепленькая, но с каждым ковшом становится чуть холоднее. На десятом ковше уже бодрит капитально. Вот и всё купание, щадящее, старческое, безопасное.
Те же плюс тридцать шесть. Ещё дней пяток покоптимся в натуральном аду. Только кипящей сковородки с чертями не хватает. А там вдруг и до тридцати опустимся, и дождику без града порадуемся.
Первые клубнички, первые помидорки, первые черноватые смородинки. Растёт всё бурно и весело. Им жара не беда, не забывай лишь поддать хорошего вечернего полива. Удивляюсь: целы листья на кустах и деревьях, ни тли, ни листовёртки. Дважды появившиеся гнездовья муравьёв дезинфицировал крутым кипятком. Жду третьего визита.
Смотрю вприщурь мировую волейбольную лигу, узнаю результаты кубка конфедераций по футболу. Нашим там не светит по определению.

21.6.
После многодневного изнуряющего вконец душу и тела присаянского пекла к обеду слегка благодарно засинело на западе. Постепенно и юг с востоком стали к нему присоединяться. Синева росла, сгущалась, припугивала белесоватыми градовыми подпалинами. Потянул ветерок, нарастал далёкий грохот. Отключили во всём селе электроэнергию.
Стою на крыльце весь в ожидании. Ещё минут десять, и вот завыло, загрохотало, понеслось, потоком хлынуло. Вошёл в сени, приоткрыл дверь, наблюдаю. Молнии и грома без перерыва, ветряные порывы вытягивают дождевые струи почти в горизонталь.
Через полчаса стихия улеглась, её дождевые остатки слышны и спустя несколько часов.
Заокеанские и европейские демократические чистоплюи преподнесли России очередные санкции. А нам - как верхи утверждают -начхать! Что так слабо? Налагать так по полной. Как мы преподнесли Европе в сорок пятом. До сих пор компенсировать не могут.

22.6.
В последний раз - это уж точно - сходил на митинг к памятнику павших в Великой войне. Детей и школьников в этот раз не было. Оно и понятно: для них Вторая мировая с Гитлером и Отечественная 1812 года с Наполеоном почти слились едино. И то, и другое было так давно, что пиетета от праправнуковв этот скорбный день ожидать не следует.
Собралось у памятника около полусотни приглашённых. Поговорили, почитали стихи, послушали бессменных "Журавлей", возложили принесённое к подножию и мирно разошлись.
После вчерашнего природного шумства с утра вновь безоблачно и душно. Прогноз обещал к вечеру дождь, а ночью - сильный. В течение дня прогноз доменялся до замены дождя новой двухдневной порцией пекла. Будем терпеть. В доме - плюс двадцать шесть. Это почти предел: дальше только в погребе спасаться. Обливание спасает ненадолго.
Впервые в этом сезоне набрал под окном чашечку виктории. По-братски разделили, удобрили мороженым и немедленно уничтожили.
Напрочь прекратил работу с профилем. Длительное пребывание на солнце взбодрило мою глаукому. Второй день большой дискомфорт.

23.6.
Получил очередное послание со стихами от краснотуранской ученицы, которую напрочь не помню. Стихов, как таковых, в том письме нет, есть ностальгическая проза, как попало зарифмованная и записанная столбиком.
Хвостом вилять по обыкновению не стал, назвал товар своим именем. На том, надо думать, общение и закончилось. А соври, словчи, и - сколько бы я мог снискать себе уважения и добрых слов до конца дней своих.
В эту жару не живу, а выживаю. И только вечером вышел на полив, чуть потяпал, собрал неполную чашечку виктории, охолонулся из своего наземного ковшевого душа.
Пришёл вечер, потянул ветерок, открыли все окна, чуть ожили. Что день нам завтрашний готовит? На прогноз не надеюсь. Неожиданно налетает шторм, как вчера в соседнем районе, густой град с куриное яйцо измолотил вдрызг машины, крыши, посевы. И - вновь проклятое пекло.

24.6.
Вечер. Кубок конфедераций. Россия - Мексика. У меня никаких надежд. Посмотрел половину первого тайма - 1:1. Для меня, далеко не поклонника российского футбола, начало неожиданно. Мексиканцы смотрятся гораздо сыграннее и мастеровитее. На дальнейший просмотр нервов моих не хватило, переключил канал и даю печальный прогноз - 1:3.
Погодный прогноз чуть обнадёживает. Небеса замутились, столбик термометровый не переходит плюс 30. Припахивает ночным дождиком. На крайняк - завтрашним.
Вот как прижала нынче нас эта жара. Конечно, было подобное и в прошлые годы, но мы были моложе и здоровее, и переносилось легче. В этом году чистый капут. А ведь главное лето ещё впереди. И купанием не спасёшься - глаукома перечит. А обливание почти не спасает.
Звонил Женя. Похоже, до нового года ему к нам не вырваться. Заедает его эта работа. Ни праздников, ни отпуска.
Только что в интернете вычитал:

Ачуметь! Путевка во Вьетнам на две недели с перелетом и проживанием стоит 10 400 на две недели, а в Сочи на неделю - 55 000 !!! Родина, я тебя люблю....)))

Пусть даже и с некоторыми поправками - каково?!

25.6.
Нет-нет, я ещё не махнул рукой:
Ни тому, кто вперёд ушёл: мол, я ещё взбодрюсь и догоню тебя.
Ни тому, кто отстал: не тушуйся, скоро догонишь, мои силы на исходе.
Ни тому, кто на меня рукой махнул: мол, нечего от него ждать и знаться незачем.
Ни сам себе не махнул: к чему всё это, если скоро не пригодится.
Нет, я ещё не сделал отмашку. Вот пройдёт жара, придут мои любимые 23-24, и всё наладится, и новыми планами и надеждами осветится.
Борису - шестьдесят семь. Было бы. Прикопали неизвестно кто и где - в шестьдесят. Слаб последыш оказался: хватанул тюремной баланды с бродяжьим засолом и - не вырвался. Так и покатился по бичёвской дорожке.
А дождь всё-таки собрался к вечеру с силами немалыми и навалился на наш околоток. И враз тридцать два жары сбил на десять градусов. По прогнозу завтра вновь старая песня продолжится.
А пока - все окна настежь, даже вентилятор в помощь приспособил.
В магазине появились дешёвые огурцы. Купил пару килограммов за 60 рублей, Люба тут же малосол заделала. Уже попробовал своё любимое летнее блюдо. Самый смак!

26.6.
Трудная бессонная ночь. Под утро - любопытные сны с ироническим уклоном.
По утренней прохладе решил чуть продолжить профиль. Провозился по мелочи больше часа, устал смертельно. Полдня отлёживался.
К вечеру еле заставил себя встать и слазить в погреб за картошкой. И незаметно разработался в тени: снял старую облезшую краску на окне во времянке и покрасил заново.
Ночь после дневных дреманий будет вновь длинной и мучительной.
А наши - совсем забыл отметить - позавчера успешно проиграли мексиканцам именно по моему прогнозу. Но дерзали до последнего. А вот почерка своего нет. Он, конечно, есть, но какой-то стихийный и невнятный.

27.6.
Судя по долгосрочному прогнозу, в который всегда мало веры, нам в июне от жары свободы не видать. Ну что ж, осталось совсем немного.
И всё же ухватил пару утренних часов, разобрался с окном времянки до конца и даже на завтрашнее утро наметил хотя бы часовую трудовую пересменку.
Из всего за день прожитого стоит отметить малосольные огурцы, правда, ещё магазинные. Свой, первый, только сегодня Люба обнаружила в густых шпалерах. Не забыть и нектарин с мороженым - невероятный деликатес! И что уж говорить о незабываемом ролтоне из крупной лапши с куриным с кипящей сковородки рагу.
Купил свежую батарейку в аппарат определения сахара в крови. Завтра с утра натощак и проверим. Есть серьёзные подозрения.
Больше похвалиться нечем. Рубль дешевеет. Тарифы с июля подрастают, санкции на наши головы сыплются и сыплются, на Украине вялое противостояние.
Поспели наши войлочные вишни, щиплю помалу. По одному ежедневно прибывает на стол свой спелый помидор.
И последняя главная новость: заметно старимся и слабеем. И - пожаловаться некому. Разве всевышнему? Пробовали, нема толку, видно, туговат стал на ухо.

28.6.
Главная отвратительная новость: в Хакасии 35-градусная жара простоит до конца недели. А сегодня только среду кое-как пережили. А ведь июль у нас считается жарким купальным месяцем.
Женя предлагает поставить кондиционер. Люба побаивается его из-за простуды. А ведь где-то в гараже на верхней полке много лет стоит во что-то завёрнутый отремонтированный кондиционер. Не воткнуть ли его для начала во времянку. Если жара в июле продолжится - так и сделаю. Там и форточка подходящая есть.
Утро началось с проверки сахара в моей крови. Домашний аппарат на свежей батарейке выдал 5,5. Хотя бы здесь стабильность.На небольшом позитиве продолжил работу с профилем и хорошо продвинулся.
Весь день ни тучки, ни облачка, ни тени. Вечером обильный полив и ремонт продырявившегося у насоса шланга.
Вечер. Вновь все окна настежь, удаляем двадцать шестой градус в комнатах. Всего на один градус к утру наш дискомфорт снижается.
Доживём до понедельника.

29.6.
Ах, закройте, закройте глаза газет!
Ох, разбейте термометры в дребезг!
Ух, катитесь вы к чёрту болезни!
Эх, убавьтесь года мои вдвое!
На сегодняшний день и час других пожеланий нету.
Перескочу на Есина.
А недавно "знаменитый поэт" Илья Резник, пытаясь объехать пробку, нарушил ПДД. Его узнали и отпустили, выписав символический штраф.Догадываюсь, как надменно вел себя этот дядя с постовым. Не надо путать поэта с человеком, поставляющим рифмы для незатейливых песен. Признаюсь, не люблю я таких поставщиков, мне всегда видится за ними ласковая расчетливость. Пишите слова к песням, я эти песни даже буду любить и вас буду любить, но не называйте себя поэтами. "Погиб поэт, невольник чести..." За чью честь вы когда-нибудь выступали?
Высоко задирает поэтическую планку опытный Есин. Для него поэзия - дар божий и ни на йоту меньше. Заказное и расчётливое песенное стихотворство того же Добронравова, Ошанина, Рубальской- что-то сродни театральной афише.
30.6.
Все дневные мысли о дожде и перемене погоды. Все дождливые прогнозы идут только в обязательном сочетании с крупным градом. Начало дождя, причём сильного, намечено на вечер и ночь. Уже десятый час вечера: штиль и благодать на плюс двадцать пять.
Видимо, стихия придёт ночью. Придётсябешено вскакивать, одевать на головы уже приготовленные меховые шапки, напяливать пуховики, хватать десятиметровый укрывной материал и носиться с ним по огороду, спасая по очереди наш так много обещающий урожай. Другого путя нету.
Поглядываю в открытое настежь окно на грушу: ни один листочек не шелохнётся. Затишье перед бурей. Даже ни один комар на москитке не зуммерит.
Нектарин с полярным мороженым ничуть не приедается. Пошли уже не поштучно огурцы и помидоры. И все прочие ингридиенты для классной окрошки - только руку протянуть и сорвать с грядки. Правда, колбасу, яйца, сметану пока производим в супермаркете "Караван" или магазине помельче с более скромным названием - "Хлеб да Соль".
О здоровье промолчу - хорошо помогает но-шпа. Одна таблетка, и через полчаса можно лезть на лестницу и примерять очередной лист профиля.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 29
© 10.04.2018 Владимир Романовский
Свидетельство о публикации: izba-2018-2247546

Рубрика произведения: Проза -> Быль



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  












1