Рубиновый Рыцарь Главы 1 - 5



РУБИНОВЫЙ РЫЦАРЬ

И если ты своей владеешь страстью,
А не тобою властвует она,
И будешь тверд в удаче и в ненастье,
Которым, в сущности, цена одна. . .
И если ты способен все, что стало
Тебе бесценным, выложить на стол,
Все проиграть и вновь начать сначала,
Не пожалев того, что приобрел,
И если можешь сердце, нервы, жилы
Так укрепить, чтобы вперед нестись,
Когда с годами изменяют силы
И только воля говорит: " Держись!". . .
И если будешь мерить расстоянье
Мгновеньями, пускаясь в дальний бег, -
Земля - твое, мой мальчик, достоянье!
И более того, ты - человек!

Д. Р. Киплинг

ОТ АВТОРА

В моей жизни бывали разные удивительные случаи, но я хочу рассказать об одном, пожалуй, наиболее занятном. Написав этот роман до середины, однажды ночью я увидела удивительный сон. Приснился мне шестнадцатилетний юноша, с которым я дружила когда-то в годы моей юности. Не знаю, что с ним стало потом, потому что дружба наша оборвалась и дороги разошлись. Так вот, во сне этот молодой человек сказал мне такие слова: Знаешь, а ведь в своем романе ты невольно изобразила меня. Ведь я и есть твой главный герой". Сон был настолько правдоподобен, что, проснувшись, я никак не могла прийти в себя. Я долго думала, вспоминала, сопоставляла факты и пришла к выводу, что сон - вещий. Шестнадцатилетний смуглый брюнет с идеальной атлетической фигурой из моей далекой юности, которому
в то время можно было дать лет восемнадцать - девятнадцать,
сексапильный и очаровательный, честный и благородный, полностью соответствовал образу моего главного героя. И я решила этот роман - легенду посвятить своему другу ВАЛЕРИЮ КАЗАНКОВУ.

ПРОЛОГ

Жил - был отважный юноша на свете.
Для сирых не жалел он ничего,
И был за всех простых людей в ответе.
И стар, и млад молились на него.

Светилось все в его душе и сердце:
Будь - щедрость к бедным, к детям доброта.
Для всех открыты были в сердце дверцы:
Кто с просьбой шел, а у кого - беда. . .

Он жил в лесу, в уединенье странном,
Кулон с рубином на груди носил.
Был тот кулон волшебным талисманом,
Удачу многим в жизни приносил.

Спешил герой на помощь, если звали.
Любили все защитника того,
И Рыцарем Рубиновым прозвали,
И, словно в Бога, верили в него.

Он всем дарил защиту, нежность, ласку.
И люди не боялись ничего,
И спели песню и сложили сказку
О благородных подвигах его.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

От пылающего очага по комнате разливалось благодатное
тепло, на стенах плясали огненные отблески. Бабушка Жозефа отерла передником пот с полного добродушного лица и ловко перевернула деревянной лопаточкой оладьи, аппетитно шкворчащие в большой медной сковороде. Затем подбросила в очаг охапку сухого хвороста и бросила взгляд на стоявшую у противоположной стены кровать, где лежала ее невестка Селина.
- Я, кажется, задремала, матушка, - донесся слабый голос молодой женщины. - Сейчас встану, помогу вам.
- Лежи, уж, - добродушно буркнула Жозефа. - Сама управлюсь.
Склонившись над медным котлом, она молча помешивала заправленный салом капустный суп.
- Где девочки? - спросила Селина, ворочаясь в постели. Она со дня на день ждала пятого ребенка.
- Играют в саду, - ответила свекровь. - Пусть повеселятся всласть в последние погожие денечки. Скоро начнутся холода, - тогда носу из дому не высунут.
Последняя беременность протекала у Селины тяжело, и женщина вот уже вторую неделю почти не поднималась с постели.
- Придут Бальтазар с Патриком - сядем ужинать, - добавила Жозефа, накрывая на стол.
- Спасибо, матушка, - тяжело вздохнула Селина. - Что бы я делала без вас?
- Что ты, что ты, дочка? - ласково улыбнулась старая женщина. - Бог даст, скоро у меня будет еще один внучек.
- Ох, боюсь я, - призналась невестка. - Никогда еще мне не было так худо.
Переваливаясь, словно утка, старушка заковыляла к кровати и присела на стоящий рядом стул.
- Ты должна думать только о хорошем, - сказала она, беря бледную руку Селины в свои натруженные ладони. - И мэтр Лангуа в прошлый раз сказал, что роды должны пройти благополучно. Ты кого хочешь - мальчика или девочку? Скажу тебе по секрету: Бальтазар мечтает о сыне.
- Мне все равно, мама. Лишь бы ребенок родился здоровым.
В сенях послышались веселые, звонкие голоса, и в комнату вошли три девочки, дочери Селины: Камилла, Жанна и Сусанна. В руках шестнадцатилетней Камиллы красовался букет разноцветных астр, последний подарок осени. Девушка сняла с полки глиняный горшок, плеснула в него колодезной воды и поставила его на табурет рядом с кроватью матери.
- Эти цветы для тебя, родная, - прощебетал нежный девичий голосок. - Глядя на них, ты скоро поправишься и не будешь больше болеть. Сегодня Жанна и Сусанна, - Камилла бросила строгий взгляд на младших сестер, - дали слово, что никогда больше не будут огорчать ни тебя, ни бабушку. Правда, девочки?
- Да-а, - в один голос затянули младшие сестры. - Мы будем послушными и примерными.
- Ну, вот и славно, - похвалила их старушка. - А теперь быстро мыть руки!
Пришел Патрик, старший из детей Селины. Ему шел восемнадцатый год. Он повесил куртку на гвоздь, сбил с грубых башмаков комки глины и подошел к матери.
- Как ты себя чувствуешь, мама? - спросил он, целуя ей руку.
- Спасибо, сынок, хорошо, - с улыбкой ответила женщина. - А где отец? Почему ты пришел один?
- Отец просил передать, что вернется поздно. Мы остригли всех овец, но долго ждали, когда приедут закупщики шерсти. Купцы в этот раз попались на редкость супые и долго торговались с отцом. Но он настоял на своем. Деньги за шерсть мы получим хорошие!
Селина приподнялась на локте, и в ее глазах засветилась радость.
- Слава Богу! - перекрестилась она. - Теперь мы сможем, наконец, расплатиться с кредиторами, и если останутся деньги, то справим Камилле новое платье. Из старого она давно уже выросла.
- Не надо мне нового платья, мама, - мягко возразила девушка. - Я и в старом еще прохожу. Лучше купите новые башмаки Жанне, а то она вечно с мокрыми ногами ходит. А Сусанне необходимы новые чулки. Старые эта маленькая негодница порвала, когда гонялась за соседской собакой.
Бабушка Жозефа с нежностью поглядела на старшую внучку и одобрительно покачала головой. Какой красавицей стала ее любимица! Просто загляденье! А душа-то, душа-то у нее какая широкая да открытая!
- К столу! - звонко хлопнула в ладоши старушка, и внуки мигом расселись на длинной скамье возле стола, на котором уже стояли глиняные миски и лежали оловянные ложки.
Селина с трудом поднялась с кровати. Одной рукой поддерживая огромный живот, другой растирая поясницу, она добралась до стола и с помощью свекрови села на лавку.
Жозефа сняла крышку с большого глиняного горшка с заячьим паштетом, сделала бутерброды и раздала их по кругу. А еще каждый получил по миске дымящегося супа и по четыре оладья.
Жанна и Сусанна, как голодные скворчата, за обе щеки уплетали еду, умудряясь при этом дергать друг друга за косички и тихонько хихихать.
- Сидите смирно, разбойницы! - прикрикнула на них Жозезефа, стукнув по столу деревянной ложкой. - Вот придет отец, все ему расскажу!
- Не надо! - жалобно захныкали сестры. - Мы больше не будем!
Камилла жевала бутерброд и не сводила задумчивого взгляда с брата, который с аппетитом уписывал суп. В последнее время Патрик сильно изменился, и от их крепкой дружбы не осталось и следа. Детские игры и забавы отошли на задний план, и он теперь целыми днями пропадал в овчарне, где помогал отцу ухаживать за овцами.
Наконец, миски опустели. Жозефа убрала со стола грязную посуду, перемыла ее в большом деревянном чане с горячей водой и поставила сушиться на полку.
В это время Жанна и Сусанна затеяли шумную возню.
- А ну, марш спать! - прикрикнула старушка, и девочки тут же скрылись за цветастой занавеской, где спали вдвоем на одной кровати.
Поблагодарив за еду, Патрик отправился к себе. Улеглась и Селина. Камилла вынесла во двор ведро с помоями и вернулась в дом.
Бабушка уже задула свечи. Теперь свет падал лишь от полу потухшего очага.
- Расскажи сказку, бабушка, - раздался из-за занавески тихий голос Жанны.
- Ты еще не спишь, коза? - беззлобно проворчала Жозефа. – Гляди, прилетит ворона и утащит тебя в свое гнездо.
- Она меня не поднимет, - хихикнула девочка.
- Ох, дождешься ты у меня, говорунья! - улыбнулась старушка. - Ну, что с вами поделаешь? Только, чур, закрывайте глазки и - молчок!
Она поправила сползший на бок белоснежный чепец, сняла фартук и села на табурет, пододвинув его поближе к очагу. Камилла удобно устроилась рядом с бабушкой на низенькой скамеечку и положила голову ей на колени. Густые темно - каштановые волосы юной девушки рассыпались шелковистыми волнами по её плечам. Она задумчиво глядела в темный оконный проем синими, словно звездочки, глазами и терпеливо ждала, когда старушка соберется с мыслями. Долгими осенними вечерами, когда ветер завывает в трубе, а в дверь стучится дождь, девочка любила вот так сидеть рядом с бабушкой и слушать волшебные истории, которые та знала великое множество.
- Ну, слушайте меня, детки, - начала Жозефа. - Когда-то очень давно жил на белом свете прекрасный юноша. Жил он один, в лесу, и никто не знал ни его настоящего имени, ни откуда он пришел, и есть ли у него семья. У юноши было трое друзей: верный конь, преданный пес и быстрокрылый голубь. Был этот юноша прекрасен не только ликом, он был чист душой, храбр сердцем и всегда приходил на помощь униженным и оскорбленным людям.
За занавеской послышалось сладкое посапывание. Жанна и Сусанна спали. Селина беспокойно ворочалась с боку на бок, охала и тихонько постанывала. Камилла, затаив дыхание, слушала бабушкину сказку, и перед её глазами возник образ прекрасного белокурого юноши на белом коне.
- Грудь юноши, - тем временем продолжала Жозефа, - украшал кулон с крупным кроваво-красным камнем рубином, с которым он никогда не расставался, даже во время сна. И днем и ночью юный храбрец стоял на страже добра и справедливости. Его любили простые люди и ненавидели сильные мира сего. Богачи пытались поймать юного героя и казнить его, но напасть на его след никак не могли.
- Мама! - охнула Селина. - Не доведут нас до добра ваши сказки! Не дай Бог, кто-нибудь из соседей настрочит донос, и тогда нас всех потащат в тюрьму. А там и до костра недалеко!
- Волков бояться - в лес не ходить, - твердо сказала Жозефа. - В нашей деревне доносчиков нет, а дети Бальтазара должны понимать, что хорошо, что плохо. Итак, Камилла, на чем мы остановились?
- . . . но напасть на след юноши никак не могли, - подсказала девушка.
- Правильно, милая, - похвалила её бабушка. - Юноша всегда приходил на помощь к тем, кто в ней нуждался. За его благородное сердце и открытую душу, да еще за его неизменный талисман, который носил он на груди, благодарные сограждане дали ему красивое имя: Рубиновый Рыцарь. Враги долго ломали голову над тем, как бы его схватить. Наконец, придумали хитроумный план и поймали его голубя. Затем они выпустили его, вскочили на коней и поскакали за ним вслед. Так крылатый друг невольно предал юного героя. Ведь голуби, как тебе известно, всегда возвращаются в свой родной дом, как бы далеко ни залетали. Вот голубок и вернулся. Обрадовались враги, схватили Рубинового Рыцаря, заковали его в тяжелые цепи и бросили в темный, сырой подвал. А через несколько дней казнили отважного героя лютой казнью на глазах у тех, кого он так любил.
- Какая грустная сказка! - горько вздохнула Камилла, украдкой смахивая слезы. - Почему почти у всех сказок плохой конец? Почему Рубиновый Рыцарь умер? Это несправедливо!
- А почему ты считаешь, что в каждой истории всё должно быть гладко, по справедливости? - вопросом на вопрос ответила старая Жозефа. - Всякая сказка-это кусочек чьей-то жизни. А в жизни, особенно такой, как, наша, ничего хорошего нет. Я вижу, ты плачешь, моя маленькая? Не плачь! Ведь в сердцах благодарных людей осталась память о Рубиновом Рыцаре. О нем сложили песни и легенды. А это самое главное!
- Ты сама придумала эту красивую сказку, бабушка? - спросила внучка, поднимая на Жозефу заплаканные глаза.
- Не помню, детка. Может, сама, а может, и нет. Вроде бы, я слышала ее когда-то, а вот когда - не припомню. Кажется, вернулся твой отец. Нужно его накормить. Ступай-ка спать, Камилла. И пусть ночью тебе снятся только добрые, светлые сны.
С этими словами Жозефа поцеловала внучку и поднялась навстречу сыну.

ГЛАВА ВТОРАЯ

На следующий день в поисках брата Камилла пришла к отцовскому овину. По странным звукам и шорохам, доносившимся оттуда, она догадалась, что там кто-то есть. Девушка приоткрыла дверь и, как тень, проскользнула внутрь. В овине было темно. От большой кучи соломы тянуло теплом. Камилла спряталась за дверь и прислушалась.
- Не бойся, милая! - узнала девушка голос брата. Он говорил тихо, с придыханием.
- Я не боюсь, - отозвался женский голос, и Камилла вздрогнула. Голос принадлежал ее ровеснице соседской Фернандине.
И тут Камилла пришла в ужас. В рассеявшемся сумраке она увидела два обнаженных тела, сплетённые в страстных объятиях.
- Ты хороший, Патрик, - задыхаясь, шептала Фернандина. -Ты добрый, ласковый. Я хочу, чтобы ты любил меня.
Патрик что-то глухо пробормотал и прильнул губами к груди подруги.
Сознание Камиллы было до странности ясное, и в то же время она словно разом отрешилась от всех условностей. Она очутилась в ином мире, поднялась над тем, что до сих пор составляло её жизнь. Ошарашенная темнотой овина, задыхаясь от спертого, душного воздуха, видя неведомые ей доселе ласки, которые Патрик дарил Фернандине, грубые и, вместе с тем, искусные, она пыталась побороть стыдливость и все ближе и ближе подбиралась к любовникам. Теперь девушка отчетливо различала телодвижения, которые совершал Патрик, видела его голую спину. До нее доносились странные звуки, похожие на сдавленные стоны. Но, когда тело брата сотрясла сильная дрожь, и он издал глухой, протяжный стон.
Камилла сорвалась с места. Бежать! Бежать прочь из этого сарая, где она почувствовала нечто странное, что трудно передать словами: стыд вперемешку со сладкой истомой, наполнившей всё её тело. Прочь от людей! Сейчас ей хотелось только одного: побыть наедине с собой.
По лесной тропинке Камилла бежала к заброшенной охотничьей хижине, где они с Патриком скрывались от назойливых нравоучений родителей. От надвинувшихся тяжёлых свинцовых туч наступили ранние сумерки. Резкий ветер пригнул к земле траву. Воздух посвежел, и девушке стало зябко. На землю упали первые капли дождя. По обеим сторонам тропинки рос густой кустарник. Ветви дуплистых ив тесно переплелись между собой. И вдруг в этих почти непролазных зарослях что-то блеснуло. Преодолев боязнь, Камилла пошла на этот блеск. Раздвинув ветви, она увидела распростертого на земле человека в доспехах. Было ясно, что это не какой-нибудь простолюдин, а настоящий рыцарь. Дождь барабанил по стали его лат, забрало на шлеме было опущено.


Не решаясь до него дотронуться, Камилла смотрела на неподвижного латника и не понимала, что с ним произошло. Каким образом он оказался здесь, в лесной глуши? Ведь кругом не было ни следов конских копыт, ни признаков битвы. Тело лежащего было заковано в железные латы, только окровавленные руки белели в сгущавшихся сумерках.
"Скорее всего, он жив, - пронеслось в голове Камиллы. - Значит, ему нужно помочь".
Она попыталась приподнять воина, но он был слишком тяжёл.
Вдруг рядом заржал оседланный конь. По всей видимости, это быль конь раненого рыцаря. Камилла ласково позвала его, и умное животное пошло на её зов. Девушка размотала веревку, которой подпоясалась для того, чтобы набрать хвороста, пропустила веревку рыцарю под мышки и свободные концы её привязала к седлу.
- Ну, пошел! - прикрикнула Камилла, и конь медленно побрёл, волоча за собой раненого хозяина.
Возле охотничьей хижины Камилла остановила коня и, напрягаясь из последних сил, волоком потащила рыцаря в дом. Пот заливал ей лицо, руки свело от усталости, но все же девушке удалось втащить раненого в хижину. С грехом пополам она уложила его на тюфяк, набитый соломой, засветила свечу и побежала к роднику за водой. Вернувшись в хижину, она разожгла очаг и повесила на огонь медный котелок с водой.
Затем Камилла освободила раненого от доспехов. Шлем долго не поддавался, но в конце концов, его удалось снять. И тогда по плечам незнакомца рассыпались роскошные густые кудри. Рыцарь был молод и красив.
Сняв латы, Камилла увидела серебряное шитье колета, которое мягко мерцало в полутьме. Свеча заливала лицо раненого живым золотистым светом. Колет был узким, он сдавливал грудь юноши, и девушка сняла его. Рыцарь остался в белоснежной рубашке с широкими рукавами и глубоко открытой грудью.
Камилла налила в глиняную плошку теплой воды из котелка, оторвала от своей нижней юбки широкую полосу, промыла рану на голове воина, стёрла кровь с его лица и наложила тугую повязку. За всё это время раненый ни разу не открыл глаз. Иногда он стонал и слабо вскрикивал. Камилла не смогла побороть искушения и взяла его руку в свои ладони. Рука была влажная и холодная. Глубокие царапины на ней сочились кровью, и девушка осторожно промокнула кровь платком. Мало-помалу тяжелая мужская рука согрелась в её теплых ладонях.
Первым желанием Камиллы было сбегать за мэтром Лангуа и позвать его на помощь, но вовремя спохватилась. Раненый юноша мог быть одним из тех, кого называли противниками герцога.
"А раз так, - решила девушка, - не стоит впутывать в эту историю такого благородного человека, как мэтр Лангуа. Если юношу здесь найдут, то отвечать буду я одна. Ну, а если он окажется не тем, за кого я его принимаю, тем лучше. Мне тогда ничего не грозит".
Камилла решила провести ночь с раненым. Уже почти стемнело, и возвращаться по лесу одной было страшновато. А здесь, в лесной избушке, она, как-никак, не одна. Девушка закрыла дверь на засов и присела возле раненого.
"Конечно, отец задаст мне трёпку, - подумала Камилла. – Ну, ничего, переживу".
Она внимательно разглядывала юношу. Он и вправду был хорош собой. Золотисто-смуглая кожа туго облегала литое мускулистое тело. Светлая ткань тюфяка подчеркивала прямизну широких плеч, узость бёдер, благородную удлиненность рук и ног юноши, его плоский красивый живот. Красотой и гармонией веяло от этого сильного молодого тела, и Камилла почувствовала, что руки у неё холодеют и румянец разливается по щекам при одном только взгляде на него.
Так просидела она всю ночь, прислушиваясь к шумному дыханию раненого. Изредка она клевала носом, но тут же встряхивалась в испуге за молодого красавца, который мог в любую минуту умереть.
"Я должна уберечь его!" - говорила себе девушка, снова и снова прислушиваясь к дыханию юноши.
Лишь только под утро Камилла вернулась домой. Увидев заплаканное лицо бабушки и выслушав гневные тирады отца, она уверила их, что заблудилась в лесу и всю ночь просидела под елкой, дрожа от страха и холода. Ей удалось их убедить, и на сей раз гроза миновала.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

После обеда ей удалось улизнуть из дома. Прихватив с собой оставшиеся с вечера оладьи, кусок овечьего сыра и баночку с целебной мазью, которую бабушке Жозефе подарил когда-то мэтр Лангуа и которую та хранила, как зеницу ока, девушка стремительной походкой направилась в лес, где в заброшенной хижине лежал раненый рыцарь.
Юноша находился все в той же позе, но Камилла заметила, что он уже не так бледен, как вчера, и вздохнула с облегчением. Она присела возле него и провела ладонью по его обнаженной шее, затем рука ее невольно проникла под распахнутый воротник рубашки-на грудь.
Девушка гладила и гладила эту гладкую мускулистую грудь. И вдруг. . . Перед ней раскрылись две черные бездны: горящие лихорадочным блеском глаза рыцаря впились ей в лицо.
Камилла не удержалась и тихо спросила:
- Кто Вы, мессир?. . Сжальтесь надо мной, ответьте. . .
- Какое тебе дело до моего имени? - грубо оборвал он ее. - Сначала мне бы хотелось услышать, как зовут тебя.
- Я - Камилла, - робко пробормотала девушка, - дочь Бальтазара из Шатеньрэ. Позвольте, я перевяжу Ваши раны.
Рыцарь не стал возражать. Камилла заботливо смазала рану на его голове бальзамом мэтра Лангуа и сменила повязку.
Раненый попросил пить, и девушка поднесла к его губам глиняную чашку, доверху наполненную ключевой водой. Оладьи она разломила на маленькие кусочки и по одному вложила юноше в рот.
Лихорадочный взгляд раненого рыцаря прожигал Камиллу насквозь, повергая ее в смятение и трепет.
- Вам надо бы заснуть, -посоветовала она. - Лекарство обязательно поможет. Я оставляю Вам воду, несколько оладьев и кусок сыра. К сожалению, мне надо идти. Я приду завтра.
Камилла тяжело вздохнула, вышла из хижины и плотно прикрыла за собой дверь.
На этот раз домой она вернулась с большой вязанкой хвороста.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

На следующий день убежать из дома не составило большого труда. С самого утра возле Селины хлопотали бабушка Жозефа и соседка Мадлен. Отец оседлал лошадь и поскакал за мэтром Лангуа. Мать стонала и охала, и у Камиллы сердце разрывалось от жалости, глядя на ее страдания. Жанна и Сусанна тихо играли в уголке тряпичными куклами.
Под шумок Камилла выхватила из котла большой кусок баранины, завернула его в чистую тряпицу, отрезала краюху хлеба. Все это она спрятала под плащ и, благодаря царившей в доме суете, незаметно прошмыгнула за дверь.
Возле лесной избушки ее встретил конь рыцаря. Он радостно заржал, приветствуя ту, что спасла его хозяина от неминуемой смерти.
Войдя в дом, Камилла увидела, что раненый вытянулся на тюфяке, прямой и неподвижный. Белоснежная повязка на его голове казалась в полутьме лесной избушки фантастическим шлемом. Присев рядом со спящим, Камилла тихонько коснулась рукой его щеки.
В домике слышалось лишь прерывистое дыхание рыцаря. Лицо его разгладилось. Было видно, что он уже не так сильно страдает от боли. Пристально глядя на него, девушка отметила про себя, что на вид ему года двадцать два-двадцать три. Белая повязка подчеркивала чеканный, хотя и несколько грубоватый овал лица: прямой нос, выразительный квадратный подбородок, подернутый легкой синевой небритости. Резкие черты лица смягчали длинные, пушистые, словно женские, ресницы, придавая ему особое очарование и нежность.
"Какой это дар божий, - подумала девушка, -что искалеченные, изуродованные, обиженные судьбой люди хотя бы во сне могут быть свободны от своих недугов".
Находясь во власти чувств, Камилла и не заметила, как одна рука раненого шевельнулась, а другая рука перебирает ее шелковистые волосы. Рыцарь открыл глаза, приподнялся и, пристально посмотрев в лицо девушки, медленно привлек ее к себе.


- Мессир, пустите! - вскрикнула она, пытаясь высвободиться из его крепких объятий.
- Тс-с! Молчи! - властно прошептал он.
Суровость тона рыцаря заставила Камиллу безмолвно покориться. У нее не было ни душевных, ни физических сил сопротивляться ему. Ее сердце бешено колотилось в груди. Страстный взгляд черных колдовских глаз завораживал и сводил девушку с ума. Руки юноши крепко держали ее и, совсем безвольную, опустили на тюфяк.
Рыцарь порывисто прижал Камиллу к себе. Судорога прошла по всему его телу. Его смуглая кожа блестела от пота. Девушку обожгло его страстное дыхание. Больше она не сопротивлялась. . . Быть может, в глубине души Камилла давно этого ждала!
Но когда жесткие губы в смертельной жажде впились в ее уста, она застонала. В голове ее гудели, раскалывая мозг, тысячи колоколов. Восторг, древний, как мир, охватил Камиллу, когда она позволила жадным, жарким рукам ласкать ее тело. Ничего деликатного не было в их движениях, настолько стремительных, что казалось, вот-вот рыцаря призовет труба, и поэтому каждый миг ему так дорог. Странное дело, в его порабощающей грубости девушка вдруг открыла для себя источник неиссякаемой нежности и наслаждения. Затянувшийся до бесконечности поцелуй наполнил ее невероятным счастьем. Она даже не заметила, как рыцарь расстегнул ее платье. Губы его спускались все ниже, ниже, и Камилла вдруг поняла, что до пояса обнажена. Нежную розовость кожи девушки оттеняла чернота волос юноши.
Камиллу не смутило это. Она словно была создана для того, чтобы принадлежать этому молодому страстному мужчине.
- До чего же ты хороша, маленькая крестьяночка! - прозвучал его глухой голос, полный желания. - Какая ты нежная и розовая. Я хочу тебя!
Рыцарь взял ее мощно, напористо, словно вражескую крепость, и у Камиллы от боли, разрезающей все ее тело напополам потемнело в глазах. Кричать было стыдно. До ее сознания лишь доходило, что произошло что-то страшное, непоправимое.
Когда все закончилось, молодой человек еще раз поцеловал девушку и заговорил хриплым от наслаждения голосом. Он шептал пылкие слова, не переставая осыпать бедняжку поцелуями.
Камилла ничего не ответила. Прикрыв глаза, она думала о том, что ждет ее впереди.
- Все! Довольно! - резко оборвал ласки молодой мужчина. - Теперь уходи.
Камилла натянула смятое платье, поставила перед раненым узелок со скромной трапезой, еще раз взглянула на него украдкой и уныло побрела прочь, смахивая слезы.
Счастье было так мимолетно, и кто знает, что ждет ее впереди?

ГЛАВА ПЯТАЯ

К ночи Селина разрешилась от бремени. В семействе Бальтазара прибыло:жена родила близнецов, двух мальчиков, горластых, как голодные воронята. Они лежали в деревянной люльке, подвешенной к потолку, и истошно орали в голос.
Теперь, когда забот прибавилось, бабушка Жозефа сновала, словно челнок, от кровати невестки к люльке с младенцами.
Поутру Камилла взглянула на младших братьев и ужаснулась: их красные сморщенные личики напоминали лица дряхлых старичков. Рты братьев не закрывались ни на минуту, и Селине приходилось качать люльку, дергая за длинный конец веревки, которую привязал Бальтазар, заботясь о здоровье жены.
Теперь на Камиллу свалились дополнительные заботы. В ее обязанность вошли уборка дома, помощь бабушке по кухне, сбор хвороста. Эти скучные занятия повергали девушку в уныние. Все ее мысли были о прекрасном рыцаре, которого оставила она в лесной избушке, и который вчера устроил стремительный переворот в ее судьбе.
Камилла любила и страдала, ликовала и ужасалась.
"Конечно же, он ждет меня, - думала бедняжка. - Он любит меня, иначе и быть не может. Пылкие слова, которые он вчера произносил, до сих пор стоят в моих ушах".
На этот раз ей удалось легко уйти из дома под видом сбора хвороста. Знакомой лесной тропинкой Камилла бежала навстречу своей судьбе. Бешено колотилось ее сердечко, а тело изнывало от сладкого предчувствия мужских ласк.
Вот знакомый поворот вправо, старый дуб со сломанной во время грозы макушкой. Теперь осталось только раздвинуть ветви колючего кустарника - и она на знакомой поляне.
Камилла раздвинула кусты, и сердце ее сжалось от предчувствия неотвратимой беды. Коня, который обычно так радостно встречал ее возле хижины, не было. Девушка распахнула настежь скрипучую дверь и застыла на пороге. Хижина была пуста. На соломенном тюфяке валялся бинт со следами запекшейся крови. Камилла опустилась на колени и прижала бинт к губам. Он еще сохранял запах волос прекрасного незнакомца.
"О, боже! Что же теперь будет со мной? Он бросил меня, и если об этом узнает мой отец, он меня убьет", - с ужасом подумала девушка, мысленно переносясь к недавним событиям. Ещё вчера здесь лежал раненый рыцарь, дарил ей ласки и любовь, а сегодня разом все исчезло. Внезапно пальцы Камиллы наткнулись на какой-то предмет. Она открыла глаза. Перед ней лежал невиданной красоты кулон с большим кроваво-красным камнем в форме ромба на витой золотой цепочке. Девушка схватила драгоценность и прижала ее к груди. - Неужели это он, Рубиновый Рыцарь, о котором рассказывала бабушка? - ликовала Камилла. - Тогда почему он так поспешно уехал, даже не простившись со мной? Все потому, -успокаивала она сама себя, - что у него очень мало времени. Он ведь должен и днем и ночью стоять на страже добра и справедливости. Но он обязательно вернется за своим талисманом"...
Так думала наивная девочка. И как мечтала она снова увидеть своего благородного рыцаря! Она спрятала кулон с рубином на груди и отправилась домой, но по дороге несколько раз останавливалась и любовалась прекрасным камнем, который сверкал и переливался на солнце всеми цветами радуги. Рубин напоминал Камилле кровь молодого мужчины, который сделал ее женщиной.

РИСУНКИ МИХАИЛА НИКОЛАЕВА





Рейтинг работы: 31
Количество рецензий: 6
Количество сообщений: 16
Количество просмотров: 73
© 10.04.2018 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2018-2246958

Рубрика произведения: Проза -> Роман


Светлана Веданова       28.04.2018   02:23:12
Отзыв:   положительный
Прекрасно написано, милый Галчонок, романтично, чувственно! Великолепный стиль! Интригующее начало! Очень интересно. Спасибо!

Долорес       28.04.2018   20:49:09

Здравствуй, моя ласточка!
Спасибо, мой ангел, что находишь время. Прости, что не прочитала новые главы.
Я недавно провела конкурс "Берегите мир!" а сейчас у меня новый конкурс " Кто тебя выдумал, Звёздная страна".
Это такое счастье! Я нашла себя. Со здоровьем неважно.
Я прочитаю твой роман, Светочка.
Обнимаю нежно!
Твоя Галка


Эми Шток       20.04.2018   23:21:48
Отзыв:   положительный
Удивительно ты пишешь До...
столько красок и эмоций в твоих сюжетах и героях,
что как будто я открываю свою старую любимую детскую
книжку и оказываюсь там... в мире,который еще только-только
предстоит познать! Это так приятно - быть снова девочкой, ждущей
своего рыцаря... может быть такой он и был этот кулон?


Долорес       21.04.2018   11:22:44

Вот и я дожила до седых волос, а меня хлебом не корми: я очень люблю именно в таком духе романы, повести, сказки, фэнтези.
"Рыцаря" я вынашивала долго. А дописав до конца, встала в тупик - по сюжету он должен был умереть.
Вот те на, подумала, что же получается? Плыл, плыл, а на самом берегу обо...ся! Снова стала думать - ничего не придумала. И однажды ночью сон приснился, и вся концовка. А потом со мной будут спорить, что чудес на свете не бывает. Мне несколько сюжетов приснилось во сне. по ним я написала романы. Сейчас снится одна дребедень. Видимо, всё уже написано.
А кулон я немного другим видела, но и этот очень хорош. Он скорее женский, а я видела более топорной работы.
Спасибо, мой ангел,за добрые слова. Как наши души похожи!


Эми Шток       21.04.2018   20:50:27

Мне вчера попался один кулон про который ты говоришь.
Пока сохраняла, он странным образом пропал. не поверишь
сколько времени искала, как сквозь землю... сегодня еще вот
такой понравился. Называется Рубиновая звезда Дракона.
Мне тоже иногда стихи приходят во сне,
даже рифмы...


Раиля Иксанова       12.04.2018   16:30:29
Отзыв:   положительный
КАК ЖАЛЬ, ОТЗЫВ НЕ СОХРАНИЛСЯ, ПИШУ ПОВТОРНО И ВТОРОПЯХ,
ОТ ВСЕЙ ДУШИ БЛАГОДАРЮ, ГАЛИНА, ЗА ПРЕКРАСНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ,
ЧИТАЕТСЯ ЛЕГКО И С ОГРОМНЫМ ИНТЕРЕСОМ!
СПАСИБО БОЛЬШОЕ ЗА ТВОРЧЕСТВО!
Долорес       12.04.2018   19:57:41

Нашла новую сказочку?
Ну и прекрасно. Теперь тебе надолго хватит. А там видно будет.
Благодарю за дружбу!


Раиля Иксанова       12.04.2018   20:16:31

СПАСИБО БОЛЬШОЕ, ГАЛИНА!
Натали       11.04.2018   12:41:59
Отзыв:   положительный
Спасибо дорогая Галочка, я увлеклась и зачиталась твоей историей...,
как легко читаются твои строки, заинтриговала ты меня, это точно...,
очень увлекательное чтиво..., с нетерпением жду продолжения!?!
С весенним приветом и добрыми пожеланиями, Натали.


Долорес       11.04.2018   20:52:00

Дорогая Наташенька!
Для писателя писать свои романы в стол - это очень обидно.
Долгое время все мои романы, повести, сказки там и лежали.
И только тогда я узнала об Избе, стала выкладывать на свою страницу,
И прозу стали читать. И я счастлива. что работала не в холостую
Спасибо тебе большое, что читаешь, рада что сюжет заинтересовал.
Обнимаю нежно!


Натали       12.04.2018   10:33:27

...искренне рада, что ты нашла своего читателя, Галочка !
Нина Захарова       10.04.2018   07:47:39
Отзыв:   положительный
Очень интересное повествование!
...и прекрасное посвящение Другу Юности!


Долорес       10.04.2018   19:52:13

Благодарю очень, Ниночка.
только уверена, читать этот роман не будет никто...


Нина Захарова       10.04.2018   19:57:01

Зря ты так думаешь!
Всему своё время...
Он ещё найдёт своих читателей!
Юрий Алексеенко       10.04.2018   05:30:58
Отзыв:   положительный
Романтическое произведение, с романтическими героями... И с романтическим развитием сюжета.... Канон хорошо выдержан. Спасибо, Порадовали.
Долорес       10.04.2018   19:42:37

Спасибо, уважаемый Юрий.
Разъяснили всё профессионально, разложив по полочкам.
Приятно, чёрт побери, когда так мэтр отзывается!










1