Игры престолов нашего городка. Сказка.


 

Бабуля моя, как у бабушек водится
От имени Сталина заводится,
Хороводится
С такими же перечницами древними,
Все в основном из деревни,
Эдакие бабы-кремни
От российской жизни повседневной
Смотрит подряд весь сериальный шлак.
Втыкает под Малышеву, и никак,
Чтоб ей пусто
Я не мог приобщить её к нормальному искусству.
Но как-то раз, чисто по приколу,
Я стал ей ставить «Игру престолов».
И пока она мне вязала свитер зелёный
Мы отсмотрели пару сезонов.
После того, как был завален очередной Старк,
Я спросил её: бабуль, ну как?

Фигня, дорогой внучек,
Типа сказки про золотой ключик.
Я в жизни видала покруче
Лучше
Садись и послушай,
Что тебе расскажет бабушка Груша.

Жили-были в нашем городишке
Два друга – Серёжка и Гришка.
Играли по юности в прятки, футбол,
Повзрослев в комсомол
С партией коммунистической,
А как случился поворот исторический
Пустились во все тяжкие –
Стали продавать железки, стекляшки,
Познакомились с Мишкой Букашкиным,
Главарём мутной компашкой –
Спортсмены местные,
Что наносят повреждения телесные.
Стали в городе верховодить,
Но тут – глядь! – и на подходе
Спортсмены из краёв южных
Несколько десятков парней дюжих,
Как давай утюжить
и ваших и наших –
Весь город в кашу.
Гришка с Серёжкой
Струхнули немножко
И, как в «неотложку»
Кинулись в ФСБ
Вроде и не менты и как бэ
Другая контора, контора контор
Перетёрли малость, составили договор.
Южане из города уходят,
Серёжка с Гришкой по-прежнему коноводят,
Но Мишку сдают
Лет на 20 в приют
Закрытый, Из которого, если и возвращаются,
То, как правило, трясутся и качаются.

Зажили, как боги Гришка с Серёжкой,
Конторе отстёгивают понемножку,
Народец торговый рожки да ножки
несёт,
Из население кровушку сосёт.
Вроде всё
Наладилось житьё,
Гришка подтянул братьёв
Пашку и Вадика,
Серёжка выписал сестру Ларку из Владика
И видя, как попёрла масть,
Гришка Серёжке говорит «айда во власть!»
Чтобы красть
не от части,
А от целого.
Сказано – сделано!
Сына мэра на нары
(за что прокурор слетал на Канары),
Не без соплей и крови
Мэр уходит по состоянию здоровья.
И после очередных выборов,
десяток недовольных выпоров,
за бутылку водки и набор с гречей,
при поддержке ручного купечества
как мастер толкать речи,
Гришка стал слугой Отечества.

Всё бы хорошо, -
Воруй, никакого риска
Но был у Серёги один грешок –
Любил малолеток тискать.
И хрен бы с ним – одна промолчит,
Вторая,
но третья же настучит.
В общем, Серёга с огнём играя,
Затащил на дачу одну лет тринадцати,
А её батя - бац! – из бывших афганцев!
Хвать ствол и к администрации:
Все на пол, ОМОН, пальба, ликвидация.
Серёга в СИЗО орёт: «Гришка отмаж!».
А скандал до Москвы докатился аж.
Короче, Серёгу нашли повешенным,
Дело замяли, типа, парень псих помешанный.
А Гришка, как не крути, безгрешен.

И было бы дело совсем заброшено,
Но Ларка, сестра Серёжкина
Крутила шашни
С братом Гришкиным – Пашкой.
Тот, в свою очередь на Гришку имел зуб,
Так как Гришка был скуп
И с роднёй делиться не торопился.
А Пашка к тому времени поднялся, развился
И уже на тёплое место мера косился.
Короче, Ларка пошла к ведунье,
Не знаю, мошеннице или вправду колдунье,
Чтоб навести порчу,
И совпало, нет ли – только у дочери
Гришкиной обнаружили рак.
Сгорела за месяц. В это время пьяный дурак
Вадик-брат,
Сбил на зебре полицейский наряд.
И к Гришке бух! – в ноги
Спасай, брат, выносите боги!
Гришка за голову – ну, ты дал дрозда!
И началась по кабинетам езда,
А в каждом кабинете – или портфель, или звезда!
Миллион туда, миллион сюда
В общем утопло дело в бумажках.
А Вадик сдал Гришке Ларку и Пашку.

На них тут же завели дел под сто,
Полетели они со всех своих постов.
Гришка никогда не был хлипким –
Ободрал их, как осину с липкой.
Пашка вычислил стукача Вадика,
За ружьё и к тому в усадебку.
Тверёзый был или напился?
Короче – дом с братом спалил и застрелился.

Пока суть да дело,
Ларка, шлёнда,
По паспорту поддельному
Дунула в Лондон.
Потом, пока не стара, куда-то на острова,
Где пальмы, пески и трын-трава,
Жила, продавала своё золотишко,
К ней мальчишка
Прибился прыткий,
Обобрал до нитки.
Потом укусил какой-то москит.
В общем зарыли Ларку в те пески.

А тем временем из тюрьмы,
Как призрак из тьмы
Вышел Мишка досрочно,
Кому-то на воле понадобился очень,
Стал орать «я жертва произвола!
Долой голод и холод!
Даёшь серп и молот!»
Народ в городке баламутит,
На Гришку нагнал жути.
Натравил было Гришка на Мишку спортсменов,
А там глядь – казачки – смена за сменой
Человек пятьдесят,
Дежурят, бдят,
За Мишкой следят,
Денег брать не хотят.
Гришка мечет
кокаин с валидолом,
Кардиолог лепечет,
Что фарандолу
Такую не выдержит сердце,
Сворачивай политику с коммерцией!

Но тут в городок с визитом губернатор,
Гришка ему приём: охоту, театр,
Сауну, сам, ну разве что не сплясал,
Губернатор млел, лопал сало,
А как восьмая шлюха присела ему на мурло,
Так его размякшего прорвало –
Забираю, мол, тебя под своё крыло.
Наутро, глядь – и вправду забрал
(к слову сказать, Гришка его потом сожрал),
А нам прислали хлюста московского
Холёно-голодного, ушлого, скользкого.
На Мишку цыкнули – не бузи,
Иди в таксисты, людей вози,
А не то по тебе тюрьма заскучала…

На этом бабуля моя замолчала.

Я сидел на полу, уши развесив,
На интересе,
Продираясь в этом замесе,
Будто сквозь перипетии в хорошей пьесе
Взбрыкнул, как от гончей лось:
Бабуль, бабуль, а чем всё кончилось?

Отложив спицы вязальные,
Бабуля по небу скользнула глазами,
Наклонилась ко мне, как велогонщица,
Эх, внучёк, здесь такое не скоро кончится.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 41
© 09.04.2018 Александр Куликов-Трубышев
Свидетельство о публикации: izba-2018-2246802

Рубрика произведения: Поэзия -> Авторская песня











1