1. Кольцо для Александры. Казнь.


1. Кольцо для Александры. Казнь.
- Тащи его сюда.

Андрей попытался рассмотреть человека, отдавшего приказ. Но увидел только силуэт. Солнце прорвалось через пелену туч, и все вокруг засверкало и заискрилось, вспыхнуло нестерпимым блеском: снег на далеких вершинах, снег на плоских крышах домов, плачущие сосульки. Три последние дня, с тех пор, как он наскочил на случайный разъезд Сынов Свободы, его держали в темном вонючем подвале и били. После гнилой вонючести подвала чистый морозный воздух, приправленный запахом сухого сена, свежего навоза, дымком костра - опьянил. Андрей закашлялся, покачнулся, но не упал. Болью отозвались избитые ребра. Туго связанные за спиной руки занемели. Он попытался пошевелить пальцами и ничего не почувствовал. Сейчас он стоял босиком в снежной кашице, закоченевшие ноги не ощущали холода. Ботинки, дубленку и шапку с него сняли сразу же, и все три дня в сыром ледяном подвале он, приходя в себя после побоев, отчаянно мерз. Глаза, отвыкшие от дневного света, слезились. Андрей часто моргал, пытаясь разглядеть человека на высокой открытой веранде. Человека, только что отдавшего приказ отрубить ему голову.

Два бородача потащили Андрея в центр просторного двора к деревянной колоде. Раскисший снег чавкал под их крепкими сапогами, в ямки от каблуков тут же тоненько сочилась грязная талая вода. В глубине двора у плетня бродили три пестрых курицы и красавец петух с могучим кроваво-красным гребнем. Андрей, проморгавшись , не мог оторвать глаз от этого набрякшего кровью гребня . Потом перевел взгляд на колоду. Наверняка не одна курица рассталась на ней со своей головой. Поверхность пня некогда могучего дерева вся в крошево исполосована следами от топора. От края, где древесина еще сохранила свой естественный цвет, к центру , выщербленному словно чаша, темному от впитавшейся крови. Андрей представил, как его кровь через минуту хлынет на колоду, смешиваясь с куриной, и согнулся в остром приступе тошноты.

Бородачи захохотали.

- Что, гаденыш, уссался от страха?

Андрей проглотил вязкий тугой ком,застрявший в горле, молча сплюнул и отвернулся. У ворот небольшой группкой стояли зрители, согнанные Сынами Свободы со всего поселка. Женщины в темных платках с такими же темными, словно стертыми лицами, несколько стариков с проваленными ртами, да ребятишки.

Вот ребятишкам не надо бы на это смотреть. Андрей увидел, как из сарая вышел кряжистый мужик с перевязанным черной повязкой глазом. Мстительное чувство мгновенно вспыхнуло и даже согрело на миг истерзанное тело Андрея. "Хорошо я тебе засветил тогда, крестничек! Теперь и подохнешь кривым!" Андрей ухмыльнулся разбитыми губами. Кривой шел к колоде какой-то дерганной походкой. Не привык еще, гад, одним глазом на мир смотреть! В руке топор на длинном топорище. Ощерил желтые кривые зубы:

- Щас, собака, я отправлю тебя к твоему Богу.

Бородачи толкнули Андрея, он упал на колени, больно стукнувшись о колоду подбородком, клацнули зубы, из прокушенной губы хлынула кровь. Чья-то рука, вцепившись в волосы, с силой придавила голову к колоде, окровавленные щепки впились в щеку. В нос ударил гнилостный запах. Опять накатила тошнота. Сердце съежилось в смертном ужасе и забилось пойманной птицей. В голове зазвенело, как в пустом котле, вспыхнула жутковатая мысль: "Все, конец!". Он задергался в конвульсиях, как когда-то в деревне в руках бабки дергалась курица, обреченная на лапшу. Чужая рука еще сильнее придавила голову к колоде. "Господи! Господи! Господи! - шептал он разбитыми губами, и никак не мог вспомнить слова молитвы. - Прости, меня грешного! Господи!"

- Хозяин! - услышал он громкий голос. Какое-то движение. Женская фигура прошла совсем близко, он даже почувствовал избитым лицом движение воздуха и открыл глаза.
У веранды, запрокинув голову, стояла тетка в мешковатом пальто, мужских стоптанных ботинках. Андрей перевел дыхание. Жизнь! Еще несколько секунд! Жизни! Воздуха! Солнца! Целая вечность! Он судорожно, взахлеб, хватал воздух и не мог, не мог надышаться. Воздух вдруг стал осязаемо плотным, каждый вздох причинял жгучую боль. Но эта боль сейчас радовала его, потому что боль означала жизнь, боль и была жизнью. Чужая рука по-прежнему с силой давила на висок. Мир, бесконечный, как космос, здесь, на этом дворе сжался до размеров крохотной секунды. Вот все, что осталось ему на эту последнюю секунду жизни: чужой двор, где предстоит сейчас умереть, грязный, затоптанный снег, серые кучки куриного помета, корыто с водой в ошметьях грязи. Взгляд Андрея жадно выхватывал эти незначительные по своей сути детали общей картины бытия. Незначительные, ничтожные в той, прежней жизни, а сейчас такие живые, неимоверно прекрасные.

Он не видел лица тетки, приостановившей казнь, только ее ботинки, заляпанные грязью, завязанные рваными шнурками разного цвета. Странно, что именно на такой мелочи, как разноцветные шнурки, сосредоточилось его сознание в эти последние секунды жизни.

- Чего тебе, женщина?

- Я хочу выкупить пленного. Ты говорил, что можно выкупить.

- У тебя есть деньги? - в голосе спрашивающего любопытство, смешанное с недоверием.

- Нет, у меня нет денег. Но есть вот это кольцо и серьги.

Женщина порылась за пазухой и протянула Хозяину замшевый мешочек. Он вытряхнул его содержимое на ладонь и удивленно цокнул.

- Спроси у знающих людей - это очень дорогое кольцо.

- Э, женщина, я сам себе знающий человек.

- Я больна и слаба, мой муж умер от оспы, мне нужен работник в хозяйстве.

- Откуда ты?

- Мой дом за перевалом.

- А если я заберу твои драгоценности, а пленного не отдам? - в голосе Хозяина усмешка.

- Ты не сделаешь этого. Молва разнесет по округе, что Хозяин не сдержал слова. Кто тогда пойдет за тобой? Зачем тебе его смерть, Хозяин? Отдай его мне. Я подкормлю его и запрягу в плуг. Пусть пашет мой огород. Это хорошая сделка.

Потянулось томительное молчание.

- Ладно, забирай.

- А, проклятая собака! А-а-а! Пустите меня! - голос за спиной Андрея полон неизбывной злобы. Андрей еще не очень понимает, что произошло. Краем глаза он видит, как бородачи сдерживают и тащат прочь извивающегося, изрыгающего ругань Кривого. Тетка помогает Андрею встать, ловко перерезает веревку на его руках маленьким ножичком и молча тянет за собой.

- Идем! Скорей! Нам надо идти.

Продолжение https://www.chitalnya.ru/work/2245992/

Картинку взяла здесь http://privet.ru/user/zelenoglazka_152





Рейтинг работы: 5
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 28
© 08.04.2018 Нина Роженко
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245985

Метки: любовь, смерть, месть,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


Долорес       04.07.2018   18:07:40
Отзыв:   положительный
Добрый вечер, Нина!
Начала читать просто от скуки. Я редко читаю на этом сайте прозу - не вижу ничего стоящего.
Понравилось начало. Захотелось узнать: а что будет дальше. Слог хороший. Не поняла пока:
это фэнтези? Прочитаю следующую главу.
Спасибо!
С уважением!












1