Н А Ч А Л А К О Л У М Б А Р О С С К О Г О.


Н А Ч А Л А                          К О Л У М Б А                    Р О С С К О Г О.
Н А Ч А Л А   К О Л У М Б А  Р О С С К О Г О.

«Ивана Рыльского гора с вершины провожала многих,
Подобно матери с утра взгляд устремляла на дороги.
Один душою поостыл, другой сорвался с яра риска…
Григорий Шелехов приплыл Почётным гражданином Рыльска!»


Небольшой городок Рыльск в Курской губернии выделялся среди многих малых российских поселений, тем, что был он древнейшим, сохранившимся ещё со времён домонгольского нашествия. Проживавшие в нём тогда почти пять тысяч душ имели собственное домашнее хозяйство, занимались огородничеством и садоводством, а купечество Рыльска, насчитывающее около четырёхсот купцов, принесло ему славу торгового города – поставщика продуктов и товаров для губернской столицы – Курска. Окаймлённый речными долинами и окружённый холмами, стоял Рыльск на возвышенности Ивана Рыльского. Когда – то городок был столицей одного из последних русских удельных княжеств. На той горе построили кремль, а с городских оборонительных стен, внутри которых стояли дома и церкви, и начинался город, не раз сдерживающий осаду врагов: половцев, татаро – монголов, поляков.

Гришка с рождения считал себя продолжателем рода купцов Шелеховых, издревле занимавшихся в городе торговыми делами. Шелеховых знали в Малороссии, Крыму, Москве и других городах, покупали у них пеньку, мёд, холсты, косы и другие нужные товары.
Дом, где жил Григорий, располагался в Воскресенском приходе и не отличался особым богатством. Мальчик с малолетства был любознательным и сообразительным, с охотой постигал азы домашнего обучения – умения читать и писать. Легко давались ему первые основы арифметики – адиции (сложения), субстракции (вычитания), мультипликации (умножения) и дивизии (деления). Позднее, с интересом знакомился он с «Грамматикой» Мелетия Смотрицкого и «Арифметикой» Леонтия Магницкого. А так как, помимо многих домашних дел и присмотра за младшими – братьями и сестрой, отец Иван Афанасьевич часто доверял Гришке прилавок, юный отрок учился решать разные задачи по расчёту прибыли и издержек.
Григорий постоянно находился в окружении образованных торговых людей – своих родственников, видел, как они заключают договорные обязательства и торговые сделки. Всё это пригодилось ему в дальнейшем на практике, когда он мог полностью заменить отца в лавке. Шелеховский товар, предлагаемый отцом и сыном, в основном, был мелким – нитки, пуговицы, иголки. Недаром их прозвали «мелочными торгашами», торгующими на шелехи – на всё, до последней безделицы.

За добрые дела отец часто хвалил Гришку, а, однажды, рассказал ему о примечательном случае, услышанном от деда Афанасия Тимофеевича:
«Знай, Гриша, гордимся мы, Шелеховы, тем, что царь наш, Пётр I за заслуги перед Россией одарил одного нашего родственника дорогим серебряным ковшом. Город Рыльск во время Полтавской баталии играл роль важного подспорья для армии Петровой, снабжая её продовольствием, фуражом и одеждой. Сам государь посетил наш город по сему случаю.»

«Запомню я это, батюшка, и впредь предкам своим стараться подражать буду!»

Большим событием в жизни купеческой, да и не только оной, являлась Курская ярмарка, на которую стекался люд со всей губернии. Как – то раз попал на неё Гришка Шелехов вместе со своим отцом. Путь был неблизкий, только от Курска почти 30 вёрст. Минуя заставу, они въехали на огромную торговую площадь с несметным количеством народа. Гришкиному взору представилось доселе невиданное зрелище: сначала Крестного хода и благословления Иконой Божьей Матери «Знамение» великого множества собравшихся, а затем, начавшегося торга.
Всюду были повозки и телеги с товарами, балаганы, шалаши, навесы, сараи. Глаза Гришки разбегались: направо – в клетках пели знаменитые курские соловьи, налево – лежали рассыпанные во множестве горки сладостей – пряников, изюма, сушёных абрикосов. Разные голоса и звуки неслись отовсюду: песенники, гусляры, гармонисты. Из трактиров раздавались цыганские мелодии. Пока отец разговаривал со знакомым купцом из Москвы, Гришка зашёл, не разбирая, в одну из лавок. Вывески на ней не было, с виду она показалась ему обычной. Зашёл и обомлел: с потолка свисали дорогие шкуры ценных пушных зверей – песца, соболя, горностая, куницы. Увидев оробевшего парня, торговец пушниной воскликнул:
«Заходи, паря, чего застыл? Товар отличный, выбирай!».»

«Да я, дядя, так, посмотреть», - несмело ответил Гришка.

«А! Чего, заходи, смотри. Хочешь, я тебе покажу самый дорогой мех, можешь даже пощупать». Порывшись под прилавком, купец вытащил откуда – то снизу, отдающую серебром, шкуру.
Гришка провёл по ней рукой, пощупал:
«Мех хорош, дядя, очень хорош!»

«А! Ещё бы! Он из краёв далёких, далече, чем Сибирь, а зверь, там обитающий, морским котиком прозывается. Водится он там в больших количествах. Идёт молва оттуда, будто всяк туда приезжающий, находит свою долю и немалую.»

Визит в пушную лавку на ярмарке надолго запал в душу Гришки Шелехова.
«Вот бы, чем заняться надо. Пушнина – товар ходовой и дорогой, это не иголки с нитками. Да и разузнать не мешает, что за края далёкие, за Сибирью – то?»

Со временем дела у купца Ивана Афанасьевича совсем плохи стали, «обмишурился» он на одной сделке, а тут ещё горе какое – супруга, мать Гриши, умерла, а за ней – младший брат его, Степан. Грозой надвигалась на городок страшная зараза – чума. Нужно было что – то делать, вот тут – то и состоялся важный разговор между отцом и сыном:

«Батюшка, видать пора мне выручать купеческий род Шелеховых, да и есть у меня одна хорошая мыслишка, податься приказчиком сибирских купцов – богатеев. Поеду в Сибирь к родственнику Ивану Голикову. Дело там своё налажу, не горюй, батюшка.»

«Вижу, Гриша, всё ты задумал правильно. Поезжай, а я за тебя молиться буду. Выдюжим.»

В жизни Григория Ивановича Шелехова, которому было всего 25 лет, открывалась новая страница и вехи большого пути.
В Сибири он стал заниматься скупкой пушнины, разбогател. Основывал различные торговые компании и предприятия. Строил корабли и начал путешествия к Американскому континенту, создавал поселения, одно из которых на острове Кадьяк стало центром Русской Америки, присоединил к владениям России Алеутские острова и Аляску, мечтал о закреплении русских земель в Калифорнии.
За усердие в открытии неизвестных земель и народов был награждён серебряной шпагой и золотой медалью. Стал он человеком известным во всей империи, государственным мужем, Колумбом Росским. Великому русскому промышленнику, мореплавателю и первооткрывателю Георгию Ивановичу Шелехову виват!

12 марта 2018 г. Вячеслав Прытков.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 45
© 08.04.2018 В Я Ч Е С Л А В П Р Ы Т К О В
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245707

Рубрика произведения: Проза -> История











1