Эрлов. Кольца жизни. Ч. 3. Неизменность данного. Исповедь /продолжение/.


Эрлов. Кольца жизни. Ч. 3. Неизменность данного. Исповедь /продолжение/.
Исповедь.

- Ты знал? - прозвучал укор Александра.
- Знал, - не стал отрицать то, что было очевидно Георгий.
- И не сказал! - добыл неопровержимое доказательство непорядочности мужчина.
- Не сказал, - тихо заявил о своём молчании Георгий.
- Почему? - прозвучало требование объяснить своё поведение.
- Она попросила, - привёл, в какой-то степени оправдывающий его поступок, веский аргумент Георгий.
- Почему она уезжает? - вёл допрос Александр.
- Не знаю, - сказал Георгий.
- Знаешь! Но не говоришь! Чем он меня лучше? - пытал человека Александр. С ним его свела судьба, так же случай свёл мужчину и с Верой, он ли искал подсознательно встречи с этими людьми, или они желали воспользоваться им для своих целей, или так было угодно всеобщему плану, ему было неясно, но одно он понимал точно - две самых близких для него души обманули его. Испытывающая сильные страдания личность хотела знать правду!
- Он не лучше тебя! Его уровень жизни лучше! - дал невероятно простое объяснение случившемуся Георгий.
- Я тоже стану богатым! - выдохнул Александр с широко-раскрытыми глазами.
- Станешь! А Вере это нужно сегодня! - поддержал друга в его устремлении Георгий, при этом он предложил ему проявить уважение и к женским желаниям сегодняшнего дня
- Вторая! Понимаешь вторая! И снова англичанин! Понимаешь! - заговорил Александр об обстоятельствах и причинах своих несчастий, которые не иначе как роковыми назвать было нельзя.
- Понимаю, - вымолвил Георгий и тем самым дал знак о том, что и ему показалось странным то, как складывалась личная жизнь Александра.
- То-то и оно! - сокрушённо кивнул головой мужчина.
- Домой? - спросил Георгий.
- Нет! В церковь! - Александр показал на видневшиеся вдали купола православного храма.
- Тебя не пустят, - резонно сделал замечание Георгий.
- Но я хочу туда! - не менее разумно рассудил Александр.
- Поехали, - согласился Георгий. С внутренним устремлением не поспоришь!

* * *

Когда они подъехали к церкви, к ней как раз подходил священник в длинной, чёрной рясе, чёрной шапке и резиновых чёрных сапогах. Он остановился, когда увидел, что двое вышедших из машины мужчин направились к нему.

Александр сказал служителю культа, что ему нужно исповедоваться в церкви и попросить там для себя прощения. Священник сказал мужчине, что это невозможно, так как тот пьян, и предложил ему прийти в храм через две недели после строгого поста, воздержания в приеме спиртных напитков и курении, также он пояснил, что всё это время необходимо молиться и просить прощения у Господа.

Александр закричал: "Ты что не понимаешь! Мне сейчас плохо, мне сейчас нужна помощь, а не через две недели!" Священнослужитель в ответ на это, в течении несколько секунд пристально смотрел на пьяного просителя, а затем сказал: "Пошли ко мне домой". Слова успокоили возбуждённого мужчину, он кивнул головой, а затем направился к машине Георгия, подойдя к ней он открыл заднюю дверцу и достал из её салона бутылку с прозрачным напитком, после этого он с силой захлопнул дверцу автомобиля и уже потом двинулся вслед за человеком в чёрных одеждах. Георгий молча последовал за другом.

Когда мужчины поднялись по скрипучей лестнице старинного деревенского дома на его высокое крыльцо, то оказались перед низкой дощатой дверью, обитой войлоком, на ней была кованая железная ручка в виде большого кольца, для того, чтобы её затвор открылся, нужно было повернуть кольцо вправо. Священник снял перед входом в дом сапоги и оказался в носках ручной вязки серого цвета, он нагнул голову, чтобы не ушибить её об косяк проёма и зашёл внутрь бревенчатого строения по выложенным на полу цветастым половикам, следовавшие за ним люди также сняли обувь и также наклонились прежде чем переступить через порог и проникнуть внутрь помещения - это были сени, в них была ещё одна дверь, похожая по своему виду на первую, за ней находилась жилая часть дома, войдя в неё, священник перекрестился, а затем уже прошёл внутрь избы, Георгий с Александром, оказавшись там, в точности повторили движения руки их поводыря и вдруг, оробев, замерли на месте:

- Проходите, не стойте у дверей! - сказал одетый в чёрное хозяин дома.
- Выпьешь со мной? - сказал Александр, сдвинувшись с места, и, не дожидаясь ответа, направился к длинному древнему столу из широких и толстых досок, возле которого с обеих его сторон были такие же как и он по виду, и по длине лавки.

Александр поставил на стол бутылку водки и посмотрел пригласившему его к себе в дом человеку прямо в глаза.

Священник, не переставая наблюдать за находившемся в необычном состоянии мужчиной, перекрестился и сказал несколько раз подряд: "Господи, прости меня! Господи, прости меня! Господи, прости меня грешного!" После произнесённых слов он подошёл к деревянной полке, представлявшей собой кусок потемневшей от времени доски, прибитой к такого же цвета бревенчатой стене старинными кованными гвоздями, взял с неё два гранёных двухсотпятидесятиграммовых стакана и поставил их с шумом на стол, посреди которого была литровая стеклянная банка, наполненная алюминиевыми ложками, вилками и самодельными ножами разных форм и размеров, затем он оторвал большую головку репчатого лука со связки ей подобных жёлто-красных растений, подвешенной на длинном, уже современной работы толстом гвозде, вбитом прямо в бревно рядом с вросшей в столетнюю стену самодельной полкой, и не снимая с нее кожуры разрезал пополам ножом взятым из стеклянной литровой банки, после этого одну половину он придвинул к себе, а другую пододвинул Александру, тот, храня молчание, снял с горлышка принесённой им бутылки, плотно обтягивающую его жёлтую пробку из тонкого металла и стал разливать её содержимое в приготовленную посуду, его действия сопровождал булькающий шум, скоро прозрачные гранёные сосуды были наполнены до краёв текучим веществом, над ними образовались колеблющиеся выпуклые поверхности, сладковатый запах спирта распространился по дому.

Священник, Александр и Георгий сели на лавки, каждый со своей стороны стола, затем первые двое осторожно взялись за стаканы, которые по форме были схожи с многогранными призмами, затем они бережно подняли и поднесли их к губам, те медленно коснулись краёв стеклянной утвари и поверхности, пропускающей сквозь себя свет жидкости, она начала медленно перетекать внутрь человеческих организмов, за этим процессом неотрывно следили глаза пьющих, после того, как исчезла опасность нечаянного разлива водки, их головы резко запрокинулись, веки опустились, кадыки пришли в движение, большими глотками содержимое многоугольных ёмкостей было быстро извлечено из них.

Два резких выдоха и два глухих звука, возникших в результате резкого соприкосновения пустой посуды с поверхностью стола, знаменовали то, что водка была выпита в ней до дна. Мужчины поднесли половинки заблаговременно разрезанной луковицы к ноздрям и резко втянули, исходивший от них запах в себя, потом медленно выпустили воздух через рот, после этого они начали есть белую, слоистую массу травянистого растения, раздались звуки хруста и сопения. Пережёвывание пищи производилось тщательно, жующие о чём-то думали и смотрели прямо перед собой: Александр за спину священника, а священник на тёмно-коричневые брёвна, уложенные одно на другое не менее столетия, а то и более назад, они были по-своему красивы эти брёвна, их обвивали глубокие трещины, время и руки проживавших когда-то и живших сейчас в доме людей, отполировали поверхности этих стволов некогда деревьев, от этого они были гладкими и блестели.

Через несколько минут после того, как мышцы рта и горла Александра прекратили всякие движения, он вернул рассеянный позади священника взгляд в себя и направил его на самого священника, тот по-прежнему хранил молчание и продолжал смотреть прямо перед собой на стену старого дома:

- Поедем мы, - сказал Александр чуть ли не шёпотом.
- Поезжайте, молиться буду за вас, - пообещал тихим голосом сидящий напротив него человек в чёрных одеждах.
- Спасибо! - поблагодарил его сидящий рядом с Александром Георгий.
- Поможет? - спросил Александр.
- Уже помогло, и ещё поможет, езжайте с миром! - убеждённо, спокойным тоном произнёс слова священник.
- Спасибо! - еле слышно выразил чувство Александр.
- Спасибо не мне, приходи через две недели, поблагодаришь того, кто спас тебя! - предложил священник Александру встретиться.
- Приду. Чем дольше подготовка к встрече, тем лучше результат! Правильно? - истолковал по-своему слова священника Александр.
- Нет! Результат от этого не зависит. Не мерой, а верой! Если она есть, то и ты есть! - сказал священник.
- Вера ушла от меня, - рассказал о своём горе Александр.
- Не она, а ты от неё! - поправил его священник.

После небольшой безмолвной паузы люди встали из-за стола.

* * *

- Почему рано или поздно наступает момент, когда человек остаётся один на один с собой, и, когда никто, кроме него самого не может помочь ему? Самое страшное то, что человек в большинстве случаев не знает как помочь самому себе, я например, хочу изменить свою жизнь, но не знаю как это сделать, - сказал Александр, как только сел на заднее сиденье голубой "копейки".
- Ты её сейчас изменил, - сказал Георгий и посмотрел на друга, тот спал.

* * *

Через три дня Вера уехала с Ларри в Англию. Произошло это так, как если бы из своего дома, из своей семьи сбежал ребёнок - это опечалило всех знающих его, а самому сбежавшему доставило удовлетворение.

Продолжение следует...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 08.04.2018 Анатолий Томин
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245697

Рубрика произведения: Проза -> Приключения












1