Я ЗНАЮ ЧУДО БУДЕТ ПОДБОРКА СТИХОВ 113



Я ЗНАЮ - БУДЕТ ЧУДО ВСЕ РАВНО
ПОДБОРКА СТИХОВ 113



. . .

Я знаю - будет чудо
все равно
его встречаешь
на пороге дома
как девушку
красивую нагую
которая пришла
неведомо откуда
и говорит
что ты ее позвал
или как солнце
на твоей ладони
среди ночи
хотя ведь небо
темное совсем
и нет на нем луны
а только тучи
и ты понять не можешь
что за свет
на маленькой твоей ладони
такой яркий
и от него
идет к тебе тепло.







. . .

Среди дней и не встретишь
особенно добрых
чтобы с ними
любить постоянно
друг друга
целоваться
на старой скамье
у пруда
или вместе легко
разговариваться с солнцем
дни угрюмы
как тени в подъезде
бегут
словно серые мыши
и приводят с собой облака
как назойливых
вредных детей
и когда они к вечеру
тихо уходят
ты вздохнешь с облегчением
в небе увидишь луну
и обнимешь ее
словно девушку
в желтом
взлетающем платье
чтобы с нею остаться вдвоем
на всю ночь.








. . .

Река
как черная змея
лежит посередине ночи
и по ее блестящей шкуре
ползут бесшумно корабли
как странные жуки
с торчащими усами
это мачты
и на них
горят огни
и мы
их видим
с высоты полета
огромных птиц
в полнейшей темноте.








. . .

И мы не знаем
почему мы жили
как дует ветер
и зачем тепло
какие сны
бывают тихим утром
как дождь идет
и плачут облака
и почему
прохожий одинокий
всю ночь стоит
у темного окна.











. . .

. . .

В твоей жизни
постепенно
становится пусто
как в квартире -
вот были друзья
но ушли
вот стояли
в горшке
на твоем подоконнике
вечно цветы
и завяли
на столе
была лампа
упала
разбилась давно
и паркет не скрипит
словно ты
по нему и не ходишь
или стал
совершенно другим
и квартира твоя
и не знает
что ты - это ты.









. . .

Ты вроде бы знаешь
все то что когда-нибудь
может случиться
но всегда неизвестность
так близко к тебе
как будто она
начинается рядом
у дома
как темный
загадочный лес
кто придет к тебе завтра
кто что-то напишет
и скажет
и чего ты захочешь и сам
через день
ты не знаешь
так словно
идешь по лесной
неприметной тропинке
и не видишь что там
через десять шагов впереди
может яма
в которую просто упасть
а быть может избушка
где фея живет молодая
и она тебя ждет не дождется
а ты ведь об этом
не знал.







. . .

Я чувствую что зло
не проникает
за ограду дома
где я живу теперь
уже давно
как будто бы
прочерчен круг волшебный
по небу
а не только по земле
чертям его
никак не перепрыгнуть
и когда бьет двенадцать
по ночам
а днем и подходят
так боятся
что прячутся испуганно
в толпе
и ты живешь
как в сказке
словно рядом
с тобой цветущий сад
где феи нежные поют
так сладко
что целый год
блаженствует душа.







. . .

Я ощущаю рядом море
и песок
плеск волн высоких
небо золотое
и странно что ведь это
и не сон
все так и есть -
пустынный берег моря
ведет тебя куда-то
по песку
так много лет
что ты уже забыл
что же случилось раньше
в давнем прошлом
и никогда не знаешь
что же будет
не только завтра
но и через час.










. . .

Мы ничего не знаем
кто мы есть
и каждый из нас плод
случайной связи
его могло не быть
не будь любви тогда-то
и будь она
днем позже или раньше
и он бы был уже
совсем другой
точнее и не он
а кто-нибудь
кто так и случился
кому не удалось попасть
на белый свет
и кто на жизнь и смерть
не получил билета.











. . .

Мне нравится
что я живой
и вижу голубое небо
и чувствую
как гладит меня солнце
руками жаркими
такое молодое
как девушка
которую люблю
ведь быть живым
среди живых
так славно
как будто ты
в толпе друзей
идешь куда-то
и смеешься
с утра до вечера
забыв
что будет ночь.









. . .

Чудеса как конфеты
на праздник
жаль что их
невозможно купить
а приходится
просто придумать
и потом уже
гордо поставить на стол
всю коробку
и гостей угощать
чудесами весь вечер
под ярко горящей луной.








. . .

Когда светло
на сказочной поляне
и светит солнце
и цветут цветы
то как с нее уйти
да и куда
ведь хорошо на ней
и хочется остаться
в цветущем мире
просто навсегда
и так же в жизни
хочется остаться
когда в ней вновь
и солнце золотое
и небо синее
и нежная любовь
ну как от них уйти
в те страны
за морями и лесами
где темно
и ничего уже не будет
никогда
как в темном кинозале
том в котором
кино запрещено
уже давно
и зрители застыли
в своих креслах
как мертвецы
в своих могилах
навсегда.











. . .

Утро даже не дышит
как будто ему оторвали
огромные белые крылья
на которых оно улетало
в счастливое синее небо
и оставили
мутную зелень берез
тихий пруд
кособокую иву
у края
и больше
почти ничего
остается придумать
что утро красиво
что поют у пруда
как во сне
соловьи
и что так поэтично
плакучая ива
опустила в застывшую воду
бессильные ветви свои.







. . .

Тропе
безумно нравится кружить
а полю ровному
приятно быть без края
и каждый
хочет жить по своему
лес небо
человек душа
и даже маленькие листья
на осинах
которые
так трепетно дрожат
от страха
быть на свете.










. . .

Душа
есть аквариум
полный играющих рыбок
но воду в нем
надо менять
иногда
ведь сдохнут
иначе
все эти красивые рыбки
с большими хвостами
которыми им
так приятно вилять.











. . .

Я просто
живу на свете
как дерево
или жук
у меня есть
зеленые листья
а может
прозрачные крылья
и я вечно стою
а быть может
куда-то лечу
надо мной
только солнце и небо
подо мной
лишь сырая земля.








. . .

Быть маятником
значит
сторожить время
которое ходит
большими шагами
вокруг смерти
всю долгую ночь
нашей жизни








. . .

Белая шляпа
зимнего дня
упала
в темный подъезд
где жила
вечная тьма
полная
боли и страха
что вокруг
только ночь
без души
и без звезд
и она
для всего
в этом мире большом
как проклятье.








. . .

Дни шагают опять
так как строем
шагают солдаты
и уходят
в загадочном синем тумане
туда
где давно уже нет
даже края земли
только пыль
от их черных сапог
все клубится
словно дым колдовства
что творил
злой волшебник в ночи.









. . .

Я в бутыль наливаю
всю воду
земного пространства
и пью
словно это живая вода
и такое лекарство
от которого
души летают по небу
и кричат
словно чудные белые птицы
что им хорошо и легко
в этом мире
но одни облака
это слышат
когда проплывают вдали
в те края
где кончается все
кроме счастья
любви и покоя.











. . .

Мы прожили бы в мире
без вкусных пирожных
и без чудных цветов
или сладкой любви
но не можем остаться
без сказок волшебных
это больно
как будто бы вдруг
запретить свою душу
и не верить уже в чудеса
и не знать
что они существуют
как дети рядом с нами
в соседнем дворе
где мы тоже когда-то
гуляли совсем молодыми
а теперь на скамейках сидим
так как голуби вечно сидят
в ясный день
по краям жестяных
и на солнце сияющих крыш.









. . .
Я ни свой ни чужой
ни смешной ни угрюмый
не похож
ни на злого волшебника
в черном халате
ни на добрую фею
с букетом цветов
ни на мальчика
с множеством синих
воздушных шаров
ни на дедушку старого
что уже умер
но все так же сидит
на скамейке своей
во дворе
ни на призрака ночью
в пустынном саду
я похож на себя самого
и поэтому только
и бог меня может
совсем не узнает.












. . .

Тяжелее думать
чем не думать
будто мысль
такой тяжелый шар
и он катится
куда-то
и раздавит
все
на этой маленькой земле
и цветы
и травы у тропинки
и простые
старые следы
что остались
памятью о прошлом
том
что не вернется
никогда.








. . .

Ночь приходит
к нам на огонек
черная
но добрая такая
может звезды
положить на стол
и луну подвесить
вместо лампы
там
под этим белым потолком
за которым
проживают боги
на высоком
дальнем этаже
где кончается
распахнутое небо.











. . .

Я смотрю
на тень своей судьбы
вот она
легко прошла
по полу
вот взлетела
птицей на окно
за звезду
тихонько зацепилась
и качаться
стала
вместе с ней
над моей простой
счастливой жизнью.








. . .

И с головы горы
сползал туман
как шляпа
падал на кровать
седого мха
у робкого ручья
который бормотал
о чем-то тихо
среди живого шепота деревьев
игравших с ветром
в детскую игру
мне было хорошо
я это видел
и понимал что это
чье-то счастье
которое так сказочно прекрасно
как может
не бывает никогда.







. . .

И вот я здесь
рассвет раздвинул шторы
и заглянул
в раскрытое окно
принес спокойствие
на блюдце
чашку чая
и тишину
в душе и на дворе
где бродит кот
и черные вороны
а днем кричат мальчишки
и так много
зеленой разгулявшейся травы
которая
безумно любит лето
совсем как я
сегодня и вчера.








. . .

Мы будем
как эти красивые люди
на яркой картинке
любить
и во всем повторяться
и маятник жизни
нас будет качать
туда и сюда
словно легкие гири
которые созданы
чтобы отсчитывать время
идущее мимо
бегущей строкой
где записаны
нежные чувства
разлуки и встречи
и даже объятья
в которых
я буду
твою одинокую душу
держать.








. . .

Жизнь закрашена
старой облупленной краской
покосилась
как ветхий заброшенный дом
и скучает
за низким забором
в ожидании
с детства знакомого чуда
оно снова придет
по дороге заросшей
с тяжелой клюкой
и старушечьим кашлем
разбудит округу
что давно прозябает
за пыльным окном.







. . .

И лето замерло
на старом фотоснимке
и бабочки
замерзли на лету
замолкли птицы
старая ворона
лететь устала
но не хочет падать
как будто воздух
из папье-маше
и в нем она
приколота булавкой
над нашим домом
и нагнув деревья
стих злобный ветер
и они остались
стоять согнувшись
словно проезжала
по небу колесница
с тем царем
перед которым все
упали ниц
и в трепете застыли.



СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт и в России и во многих изданиях за рубежом от Финляндии и Польши и Чехии до Канады и Австралии - в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА», «МУЗА», «НЕВЕЧЕРНИЙ СВЕТ» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , «ЗАРУБЕЖНЫЕ ЗАДВОРКИ», в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 08.04.2018 Сергей Носов
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245580

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика философская












1