Амалий и его лохматый друг, глава 27-28


Глава двадцать седьмая: В дороге

Ранним утром дня следующего спутники расположились не арбе, за заднюю жердь Амалий привязал осла с фруктами на горбе, дав Рилею полную свободу. Увидев свиток в руках мальчика, Валерия участливо спросила:
-Намереваешься читать?
-Нет. Отсюда зачитаю несколько цитат Горация, чтобы вы мне дообъяснили их смысл.
-Зачитывай. Все зачитай неясные, потом разберёмся.
-Хорошо. «Желание избежать ошибки вовлекает в другу».
-Не трусь, не бойся. Далее.
-«Бережливый не похож на скупого».
-Бережливый экономит на завтрашнем дне, скупой – на вечности. Понятно?
-«Жизнь ничего не дарует без тяжких трудов и волнений»
-Мне давалось всё легко, но твой же опыт тебе объяснит эту максиму.
-Вспомнил маяк и Иоппию. Дошло до меня. «Приятным будет наступление часа, на который ты не надеялся»
-Подарок судьбы! У тебя их не было, но обязательно будут.
-Пока приятней думать об этом, - на этой фразе Амалий высморкался, Валерия из пояса достала вышиванный платок, чтобы он утёрся. – «Кто мешает, смеясь, говорить правду». Не понятно, «правда» ведь не смешная.
-Есть такие люди, и их немало, которые речат бред с серьёзным видом. Давай подкрепимся, мы же не завтракали. Стоп! – наказала Валерия возницу Акила.
Ели они фрукты, и весело болтали с набитыми ртами. Завершив трапезу, попили воды из амфоры с крышкой, Амалий сразу продолжил:
-«Не бывает счастья без червоточин».
-Эту сентенцию объяснить не могу, поскольку испытывала лишь удовольствия и радости. Подрастёшь – найдёшь своё счастье.
-«Бойся дешёвых похвал, прикрытых лисьей шкурой». Понял, понял. Похвала должна быть правильной и объективной. «Невозможно человеку знать и предчувствовать, когда от чего страховаться»
-Будущее можно только планировать, но ям и бугров на пути не знает никто.
-Ясно. Следующая о том же: «Не спрашивай о том, что будет завтра». Я вижу, что вы устали. Как-нибудь почитаю вам, если не откажете.
-Права не имею отказывать такому милому мальчику. Арбу трясёт, поэтому и твои глаза устали. Расскажи что-нибудь весёленькое.
-Комедия Аристофана пойдёт?
-Название?
-«Лисистрата».
-Речи!
Валерия знала эту пьесу, а смеялась она над тем, с каким серьёзным видом Амалий рассказывает о сексуальных проблемах взрослых.

Глава двадцать восьмая: Восторг

На постоялом дворе Акил определился с пристанищем, а Валерия и Амалий направились в гостиницу. Лёгкий шок – так можно обрисовать состояние мальчика, когда он вошёл в свой номер: на окне витраж; ванная большая, что можно помыть быка; кровать на троих – жаль Рилей не видит – он остался на постоялом дворе. Долго разбирался Амалий над приспособлением для подачи воды. Почти понял. Стеснительно разделся (Валерия в другом номере) и почал мыться. Вода с него стекала серая, а с волос тёмно-серая. Воду он слил всё же – сразу он не понял, что за чоп на дне огромной ванны.
В свежей хламиде он постучал к Валерии – она его пустила. Женщина была в бордовом пеплосе, на ноге сандалии из воловьей кожи. Все продукты были в её номере, они с них и начали – так были голодны. Пожалели, когда наелись и направились на прогулку, а там с лотка продавали горячие маисовые лепёшки – даже на один укус был неспособен мальчик, аллея прямой линией между рядами кипарисов тянулась к Иордану. Такой красоты не видела раньше и Валерия – Хеброн их обоих покорил.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 07.04.2018 Getera Volshebnaya
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245109

Рубрика произведения: Проза -> Повесть











1