О чем умолчали Апостолы


О чем умолчали Апостолы
Т: – Жечес, Иисус! Можно так обращаться к Тебе?

ИИСУС: – Мы быть Иисус, пока ты спрашивай о жизни земного Иисуса Христа. Имя Иисус применимо для обсуждать Евангелия, а молитва и просьба на насущное, уместней быть уже Богу Крестосу.

Т: – Поняла. Но сейчас у меня вопросы по Евангелиям. Я прошу Твоей милости на беседу со мной.

ИИСУС: – Эй, детка! Ты такая смелая и дерзкая мыслями на Учителя Бога Отца, а Нам – к чему умаляешь себя?

Т: – Но я не хотела нарушать этикет, и делала зов, как земные в молитвах к Тебе обращаются…

ИИСУС: – А Богу Отцу можно значит, нарушать этикет?

Т: – А Богу Отцу я дочь, и когда беседа наедине, я веду себя по этикету дочери! При посторонних зову Боже, или Отец Небесный, или Учитель. Он не делал мне замечаний за это.

ИИСУС: – А Мы тебе не Отец?

Т: – Ты же Бога Сын.

ИИСУС: – Тогда тебе уместнее быть с Мы беседа по этикету Брата. У ты нет брата, но сестра же, у тебя была?

Т: – Сестра была младшая, а там совсем другие отношения.

ИИСУС: – Эй, а какие?

Т: – Как будто Сам не был старшим и не знаешь! Старшие дети всегда учителя младшим.

ИИСУС: – А ты Нас старше по возрасту, разве не знаешь?

Т: – Может и старше, но не я Тебя, а Ты меня учишь. Расскажи, как правильно к Тебе обращаться, и я не буду делать ошибок в этикете.

ИИСУС: – Ну, Мы Иисус быть брат тебе. Младший. Учимся друг у друга. Равные отношения ты устроят?

Т: – Мне честь! И Бог Крестос мне Брат?

ИИСУС: – Да! И Бог Крестос!

Т: – Ну тогда буду без китайских церемоний, вести с Тобой разговор, как с братом и другом. Прими от меня жечес-поле!

ИИСУС: – О, там Нам цветы уже быть! Нам честь быть тебе другом! И Иисусом, и Крестосом! Крестос Мы взять имя, когда заслужил статус Бога. У Нам так положено.

Т: – Тогда я буду в беседах Тебя звать Иисусом, можно? Братом у нас называют за глаза, а лично обращаются по имени.

ИИСУС: – Можно и даже уже уместно не показывать всем родственные отношения!

Т: – Тогда вопрос к Тебе, Иисус. Ты сказал, что Твой лучший ученик научился самостоятельно делать Переход в Тонкие Миры. Его научил Ты, а что помешало Самому сделать Переход и не мучиться на кресте распятия? Это ведь была жестокая казнь. Человек мог провести в муках несколько дней. И Пилат знал это, потому удивился сообщению о смерти Твоего тела. Ему она показалась быстрой. Хотя вынести и часа таких мук не всякому хватит мужества.

ИИСУС: – Честный вопрос. У Мы было намерение выдержать всё, что приходилось тогда перенести людям. И жестокую казнь тоже. Но и у Нам там была такая нестерпимая боль, что жечесом не смог управлять.

Т: – Терял ли Ты сознание от боли?

ИИСУС: – Да на миг потерял сознание. Нам тогда боль ушла, и вернулось управление жечесом. И Мы понял, что нужно сделать для детей Бога, чтобы им было легче делать Переход к Нам.

Т: – И что при этом произошло? Твоё сознание стало активным без боли тела?

ИИСУС: – Нам пришлось умышленно Себя возвращать.

Т: – Зачем? Уже бы сделал Переход. Специально вернулся?

ИИСУС: – Ожидал от Матери жечес. Знал, что Она должна услышать и почувствовать Нашу боль, и поможет. Она прежде помогала всем детям при Переходе.

Т: – И она услышала? Не опоздала?

ИИСУС: – Услышала! Сразу Нам жечес быть в ответ!

Т: – Она и сейчас помогает переходить умирающим?

ИИСУС: – Да. Она всегда отвечает жечесом на смертную боль, у кого бы она ни была. У животных или людей – неважно. Все её дети. Но переход не все делают, даже с Её помощью. Тут если собственный жечес могут добавить, то переходят. Не имеют свой жечес, тогда только тело покидают, а выше подняться неспособны.

Т: – А Ты Своей Жертвой дал нам автоматическую потерю сознания от нестерпимой боли? Состояние шока?

ИИСУС: – Да. Душа тогда выходит из тела автоматически.

Т: – Благодарю Тебя Иисус! За всех людей, даже если они не догадываются о Твоём подарке! Теперь можно всю жизнь не бояться предстоящих смертных мук. Осталось научиться управлять жечесом в бессознательном состоянии. Или Душа сама знает, что делать, если земной мозг отключился?

ИИСУС: – Тебе незачем волноваться. Ты уже умеешь самостоятельно делать Переход. Каждая ночь во сне к Нам прилетаешь. Иногда и уходить не желаешь, приходится тебя возвращать принудительно!

Т: – Ну, вот! Я кажется, опять нарушила этикет! У нас незаметно разговор ушёл от обсуждения Евангелия!

ИИСУС: – Ничего, Мы тут только Трое. Есмь Я, Отец и ты.

Т: – Жечес, Отец! Есмь я думала, что Крестос подстроил Свои вибрации жечес на привычное для меня поле Учителя, а тут мы трое, оказывается!

БОГ ОТЕЦ: – Есмь Я тут только слушаем. Нам интересна ваша беседа. Можно, а?

Т: – Нужно! У меня нет секретов от Тебя! Даже лучше, что Ты здесь. Будет возможность спросить и Твоё мнение о событиях двухтысячелетней давности.
Но продолжу свою мысль.
В снах я не понимаю, где путешествует моя душа. Но сознание у неё активное, даже книги там читаю, и на компьютере работаю. Обидно бывает проснуться, если работа не закончена. И всегда конец сна предваряется неуправляемым падением с высоты. Если долго лечу, успеваю испугаться, хотя в жизни высоты не боюсь. Боюсь разбиться, но всегда на этом моменте сон кончается.

ИИСУС: – Ну, Мы же следим за ты в полете. Если своё тело нашла значит, всё в порядке.

Т: – Я сама его нахожу?

ИИСУС: – Да, по Серебряной Нити. Другого пути нет. Она связывает твою душу с телом и с Мы, Богом. Порвать её случайно или намеренно со стороны нельзя. Можно только отрезать. Но это делаем только Мы. И только если раны тела не совместимы с жизнью.

Т: – А как я улетаю к Богу? Как нахожу, куда лететь?

ИИСУС: – Ты перед сон моленье Нам делаешь, а?

Т: – Делаю.

ИИСУС: – У ты уже была Нам просьба делать тебе лечение во сне?

Т: – Была, только давно.

ИИСУС: – Ну, а Мы ещё не всё вылечили у ты. Ты можешь забыть сделать просьба или уснуть быстрее моленья, а Мы не забывай и делай на ты встречный зов на лечение. Он у Нам, как приказ, а Бога приказу души всегда повинуйся.

Т: – Сейчас есть люди, которые, осознанно и не теряя сознания, умеют делать выход души из тела. Есть и те, у кого это получается случайно время от времени. Во время приступа болезни или в минуты опасности вместе с потерей сознания. Несколько знакомых рассказывали мне об этом лично. Они вдруг начинали видеть со стороны своё тело, лежащее неподвижно. Например, с высоты потолка комнаты. Те же, кто осознанно делал путешествия вне тела, рассказывают об особой системе подготовки к полёту и релаксации тела. Но сколько я ни пробовала, ни разу не смогла повторить действия, о которых они говорили. Релаксация – это расслабление?

ИИСУС: – Да. Во сне все и всегда находятся в состоянии релаксации. Без этого сон не приходит.

Т: – От большой усталости можно спать и без релаксации. Сидя на собрании, например.

ИИСУС: – Наверное, собрание скучное, раз даже мозг заснул! :-)!

Т: – Хоть мозг и заснул, а тело как сидело, так и сидит, не падает. Значит, у мозга есть задача, засыпать и без релаксации.

ИИСУС: – Это ты к чему?

Т: – Это я к тому, что только недавно научилась достигать полного расслабления. Прежде всегда сторож в мозгу был. В детстве мы с сестрёнкой спали в одной кровати. Я старшая и спала с краю. И всегда была в состоянии контроля края кровати, чтобы не упасть. Потом включился и долго работал материнский инстинкт на ребёнка. Любой шорох или непривычный звук могли меня разбудить. Когда однажды пришлось проходить сеансы лечебного массажа, так врач чуть не отказался от меня. Я не умела расслаблять мышцы, и ему было трудно добиться нужного результата. А сейчас научилась, и засыпаю через пару минут горизонтального положения. Сосредотачиваюсь на слушании своего пульса от пальцев ног к векам глаз и другие мысли не впускаю.

ИИСУС: – Без расслабления душа не улетит. Её тело держит.

Т: – От боли тоже мышцы напряжены, и релаксация получается с трудом. У Тебя, Иисус, наверное, сильная боль не позволяла расслабиться. Из-за этого энергия любви вышла из под контроля.
ИИСУС: – Нам мысли мешали. Их было столько – тучи! Когда их все прогнал, получилось жечес себе вернуть.

Т: – Выходит, что боль принудительно активизирует мозг и не дает сосредоточиться на точке тишины?

ИИСУС: – Да так и есть, всё зависит от сознания. И способность быть жечес – тоже. Но Мы видеть у тебя ещё вопрос. Он Нам интересен.

Т: – Тут одним вопросом не отделаешься. Чтобы задать главный, надо выяснить некоторые детали. Я хочу вернуться к теме Твоего воскрешения, описанного в Евангелиях.
Как я понимаю, у иудеев было принято хоронить покойников в склепах, высеченных в скале. Судя по всему, местный камень был мягкий – песчаник или ракушечник, раз поддавался ручной обработке. В одном месте ученики говорят, что Иосиф сам высек его в скале. В другом у Иоанна – что гроб был готов про запас и находился поблизости. Даже подчёркивается, что в нем доселе никто не лежал. А Тело Иисуса положили там временно, готовясь к субботе и празднику Пасхи.
Сколько времени Ты провёл на кресте распятым, Иисус?

ИИСУС: – Мы думать, что не очень долго: часов четыре или пять.

Т: – Иоанн описывает одну странную сцену. Иисус с креста видя Мать Марию и ученика которого любил, говорит Матери об ученике: – «Жено, се сын Твой.», а ученику: – «Се Матерь твоя!» Кто был этот ученик?

ИИСУС: – Нам и был это Иуда Искариот. Мы Марии говорим: – Это сын твой! – а она отвечает: – «Не назову сыном предавшего Тебя!». Мы к Иуде: – Се матерь тебе, – он руками развести: – «Видишь, она не желай. Не могу в матери её взять». Нам даже смешно стало: – Вот, глупые! Нам же было всё по воле Нашей! – и не уговорил их. Мать Мария в слёзы: «Чему о нас не подумал? Как мы тут будем без Тебя?», а Иуда предателем не желал быть и, сразу после того, как Иосиф одел Мы в пелёна, ушёл и сам себе сделал Переход. Мы в Тонком мире увидел его и удивился: – Ты зачем тут? – А он ответ: – «Есмь я с Тобой желаю быть!» Он и сейчас тут с Мы рядом.

Т: – Там Иоанн пишет, что Ты «предал дух» после того, как Тебя вместо воды уксусом напоили. Уксус был концентрированный? Это была последняя капля в переполненную чашу боли?

ИИСУС: – Вода была несильно кислая. У ней даже вкус был приятный. У Нам умысел был: вода же, в уксусе, и Мы ей жечес попробовать сделать. И получилось! Уже сразу потерял сознание. И боли не стало, и жечес Себе вернул. На миг вернулся в тело, а там больно невыносимо. И от Матери жечес Нам тут же прилетел. Вовремя успел! Уже воины шли голени перебивать распятым.

Т: – А зачем перебивать голени? Чтобы не могли на ноги опереться и быстрей умерли?

ИИСУС: – Ну, так воля жить кончается быстрей. Когда есть воля жить, даже на распятии можно живым остаться.

Т: – Ты не прав. В те времена могли оставить мучиться на кресте на недели, а то и до времени пока не высохнет тело в мумию, или птицы его не расклюют. Тебе стражу по особому случаю поставили – «почёт» таким образом оказали. Боялись, что у Тебя осталось много друзей и верующих, придут ночью и снимут с креста, спрячут, спасут.

ИИСУС: – Да? Выходит, что там для Нам выход был только в Переходе?

Т: – Казнь ускорили по двум причинам: стражникам хотелось поспеть домой на праздник Опресноков, а фарисеям покоя не давало Твоё пророчество, что на третий день Сын Бога воскреснет.

ИИСУС: – И действительно так, Мы их мысли слышал. Ты действительно читаешь Библия внимательно!

Т: – Если все известные Евангелия вместе сложить, как исторические свидетельства Твоих учеников, то вывод сам напрашивается. Тебе было больно, когда копьём рёбра пронзили?

ИИСУС: – Мы уже быть далеко.

Т: – Ну, слава Богу! Мерзко, когда добивают слабых и страдающих. Хотя и понимаю, что это скорее был акт милосердия для избавления от мук.

ИИСУС: – Нам там было видно и Иосифа, и Никодима, и всех погребающих Нас во гробе. А после, когда они ушли, надо было камень отодвинуть и выйти. Но камень не поддаваться Нам, и веления не слушался. Пришлось Нам на ему маленький взрыв быть. Тогда только отпал. Мы телу в пелёнах вдохнул жизнь и уже его надел. Осталось ждать, а не идут никто! У них – Суббота! Если Нам она посвящена, то Богу чести нет быть такая Суббота.
Только в воскресенье утром Мария Магдалина прибежала. Увидела камень отвален, убоялась и убегай. Не взглянула даже на Мы! Мы вышел, уже хотел догоняй, да там смотрю: уже бежит обратно и не одна. Тут Мы решил спрятаться, думал, искать начнут. А они в ужасе: вопят, кричат, мыслей нет совсем, и Наши мысли не слышат. Их уже надо удерживать, чтобы глупости делать не начали. Ну, тогда Ангелам честь: их Магдалина увидела.
Она увидела, а чела не видят! И очень Мы огорчился. Учил, учил – и всё напрасно! От расстройства Марии Магдалине показался в материальном теле. Плащаницу накинул только. Нам другая одежда не нашлась, а новую сделать не успел. Спросил её:
– Ну что, жено? Пуст гроб? А Мы вот, и живой.

Т: – А Иоанн пишет, что она приняла тебя за садовника. Там что, кто-то посторонний был?

ИИСУС: – Ну, они такой вопль там, в городе, делать, что осведомитель первосвященника услышал, все понял, и короткой дорогой к гробу побежал. Заглянул – Мы там сидим на пелёнах. В ужас пришёл, побежал доклад делать хозяину. На Марию наткнулся, чуть с ног не сбил. Она его схватить за рука, молит: – «Отдай, что взял!» Он вырвался у женщина, а мужи ещё не успели подойти, ну и скрылся. А Мы внутри шум драки услышал, зову Ангелов материализоваться и тут быть, а Сам к Мария навстречу. А она Нам не видит. Тут понял: одеться же надо! Чему ум у невинная дева смущать? Сотворил новая плащаница, тогда окликнул. Она в обморок.
Понял уже: в ужас все они от Мы прийдут. И скрылся, невидимый стал. Смотрел, что Симон Пётр и Лука делать станут. Лука первый прибежал, на Мария нет внимания, в гроб смотрит, крыла Ангелов рассматривает. Они смутиться, Нам мысль послать:
– Мы ещё нужны тут? Можно Мы уйдём? А то Лука Нас уже мыслит поймать и камень назад поставить.
– Уходите.
Ну а Симон Пётр не успел Ангелов увидеть – одни пелёна. Вошёл и плат наш подобрал. И нет им дела – Магдалине помочь! Мы её откатил в сторону, за дерева, и там уже снова позови:
– Мария!
Она Наш голос узнать, очнулась. Но Мы снова сделайся невидимый, не стал её нервы испытывать. Тут народ начал собираться. Больше из любопытства. Мы решил, что тут им явиться нет нужды. Учеников только посчитал – все кроме Фомы были. Начал мысли слушать у них. А там одни суеверия – все знания, что Мы им три года давал, вылетели из головы! Даже с двоими на дороге материальным беседу вёл, и всё равно не узнали…
Тогда, уже ночью, в дом учеников сквозь стену вошёл. Сначала нематериальным прошёл и посмотрел. Вижу: тут Нам все самые честные чела собрались. И тогда вошёл громко, чтобы невозможно было Нас не узнать. Чтобы и потрогать, и увидеть, и услышать могли. И ел вместе с ними. Мы всегда прежде особенно хлеб на всех делил. Тут они уже убедились, что Мы им Учитель.

Т: – Сквозь стену тоже материальным вошёл?

ИИСУС: – Да. Тут Себя разобрал, там Себя представил и собрал. Тебя научу тоже.

Т: – Я не хожу туда, где от меня двери закрывают.

ИИСУС: – Там было не от Мы заперто. Они, наоборот, о Нас вспоминали. Ну, дети и дети! Плачут, будто бы Нас Бога уже нет совсем! И восторг Мы увидеть! Уже обнимайся и жалуйся:
– Ну, почему Ты с нами так пошутил? Мы ужасно горевали!
А для Мы их счастье было почти семейным – дети к Нам вернулись! И радуйся вместе с ними!

Т: – У Иоанна в тексте Магдалина Тебя сначала не признала. Это на обморок намёк? А почему тогда Ты ей запретил прикасаться к Тебе? Потом же ученики Тебя трогали, рассматривали, Сам им предлагал. Что изменилось за несколько часов?

ИИСУС: – Это Нам и Иоанн тоже насочинял таинственности и мистики! Они все понаписали того, чего и в помине не было! Даже землетрясение придумали и мёртвых из гробов повывели! Не было этого. Мария ужасно убоялась Мы, и от этого Наших мыслей уже не слышала, как раньше. Нам неуместно было опять тревожить её. А она после так и не смогла замуж выйти. Все её дразнили, что Бог жену оставил, а Сам ушёл…

Т: – Ты не прав. Сердце её больше никого не принимало. Она видно, была однолюбка. Тебя не могла забыть.

ИИСУС: – Ты Нам мечта! Думаешь, она могла стать Нам жена?

Т: – Тебе конечно, была интересна её судьба. Жечес или молитвы от неё Богу приходили?

ИИСУС: – Да были… Нам быть очень жаль её. Самые честные были её слезы. А Переход к Нам она сделать не смогла. Мы Сам слал зов ей, а не хватило у ней жечеса нужной тонкости и силы к Нам подняться… У она быть потом ещё несколько инкарнаций, но больше Нам не было от ней жечеса вовсе.

Т: – Жаль. В последующих инкарнациях она уже и вспомнить не могла, кем была в прежней жизни, и к себе не относила то, что о ней в Писаниях сказано. Она хоть жива ещё?

ИИСУС: – Да! И уже чела она у Нам!

Т: – Ну вот, как только научишь жечесу, покажешь ей её прошлое. Как мне Учитель показал две моих смерти в прежних инкарнациях. Я ведь тоже не помню своих прежних жизней. Только эту, текущую. И большинство людей не помнит.

ИИСУС: – А что ты увидела там, а?

Т: – Один сон был, о том, что я будто бы на жертвенном камне на вершине пирамиды со срезанной макушкой. Внизу озеро в скальном колодце у подножья. А другой – на войне. Какой-то концлагерь угнанных в плен детей, надсмотрщики в синих мундирах и очень злые, побег в лес, и погоня с собаками вслед. То были последние моменты жизни. Своей смерти во сне я не видела – просыпалась в своей кровати.

ИИСУС: – Мы не желал тебе их показывать. Смотрел – там ты внезапно умирай, не успела даже убояться. И мук от боли не было. А у ты не только память инкарнаций стёрта, всех чувств перед угрозой опасности – тоже нет.

Т: – Да, не помню страха в этих снах. Оба раза за кого-то заступалась, сердилась, убегала, некогда было бояться.

ИИСУС: – Все эти годы, что ты Нам чела, Мы тебя испытывал на страх, а ты смерти не боишься. Чему, а?

Т: – Я о ней не думаю, когда опасно. Думаю, как выжить.

ИИСУС: – И нестандартно поступаешь.

Т: – Ну, неожиданные решения приходят сами и оказываются лучшими. Никто не может предугадать поведения профана. Но мы отвлеклись. Из всех официальных Евангелий от Матфея, Луки, Марка и Иоанна непонятно: сколько времени Ты провёл с учениками после воскрешения? И как Тебе удалось преодолеть в них суеверия и мистический страх?

ИИСУС: – Сорок дней Мы был с ними ещё. Больше уже Нам нельзя было. Отец Нас ждал.

Т: – Ты учил учеников творить тонкие вибрации жечеса? И умению ими пользоваться?

ИИСУС: – Да нет, детка! Мы дал им силу именем Моим делать чудеса. У вас же есть такой документ: доверенность. Вот и они сначала делали Нам моленье, а после именем Нашим и по Нашей воле исцеляли людей, изгоняли одержателей и материализовали предметы. Нашим именем только нельзя было убивать человеков. И никто из двенадцати учеников Наших никогда не посылал Нам об этом моленья.

Т: – А как же Анания и Сапфира, умершие от упрёка Петра за то, что солгали и утаили деньги за проданную землю?

ИИСУС: – Не было этого! И не было смертной вины у жертвователей! Мы никогда не требовали и не требуем отдавать на церковь все, что имеют Наши дети, чтобы после умереть с голоду или не иметь крова! Это неправдивое повествование, и чести нет у того, кто его вставил в Библию!

Т: – Вполне возможно, ведь Библию столько раз переводили и переписывали вручную. Кто-то допускал грамматические ошибки, кто-то неправильно трактовал текст, а кому-то выгодно было искажение Слова Божия. Бог им судья.
У меня сейчас остался главный вопрос по теме воскрешения Христа. Когда пришло время расставаться с учениками, Ты действительно уходил у них на глазах?

ИИСУС: – Да. После благословения их Мы стал медленно становиться невидимым.

Т: – Ты делал невидимым материальное тело Иисуса?

ИИСУС: – Да, материальное тело. Мы делал из каждой молекулы твёрдого вещества Нашей плоти молекулы воды. Для этого Мы повёл учеников на гору. Там ветер уносил пар. Специально, чтобы они были свидетели Нашего ухода из материи без тления тела.

Т: – Это какой-то термоядерный процесс. И много потребовалось энергии на то, чтобы проделать расщепление атомных ядер?

ИИСУС: – Да, нет. Мы сделал веление и жечес на Себя и они сами разорвали там атомные и молекулярные связи. Сначала они стали водородом, а после снова воссоединились в молекулы воды, взяв кислород из воздуха. И начали себе новую инкарнацию. А в каждой молекуле воды стала копия Нашего сознания Бога и сила жизни.

Т: – И это происходило без выделения тепла, или радиоактивного распада?

ИИСУС: – Ну, тепло немного было. И Мы удалялся от них, чтобы ученикам там не было опасности для здоровья. А после Мы уже начал совсем иную тонкоматериальную жизнь. Наша Душа-монада земного человека от биологических отца и матери стала учиться быть Богом, а не копией Его. Если ты желаешь, Мы расскажем и об этом. Но не сегодня.

Т: – Я очень даже желаю узнать, какие испытания ждут нас в Тонком мире, и как Ты их преодолевал.

ИИСУС: – Тогда готовь свои вопросы. Мы быть рад на них отвечать, а ты уже узнаешь всё, что тебе интересно. Пока!

Т: – Тогда жечес Вам, Триединые!





Рейтинг работы: 2
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 79
© 07.04.2018 Татьяна Хлебцевич
Свидетельство о публикации: izba-2018-2245094

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия


Людмила Богатырева       08.04.2018   09:00:43
Отзыв:   положительный
Христос воскрес, Таня!
Спасибо за умные вопросы, ответы на которые полезно знать всем.
Татьяна Хлебцевич       08.04.2018   09:12:10

Воистину воскрес, Люда! С праздником Светлого Воскресения! Благодарю за прочтение и отзыв!











1